Миф о величайшем злодее и беззаветном патриоте Украины

Миф о величайшем злодее и беззаветном патриоте Украины

5 ноября 1708 года на майдане в Глухове (ныне райцентр Сумской области, Украина) были выстроены полки русской армии, сотни малороссийских казаков, а также многочисленные представители православного духовенства. В центре майдана на эшафот поставили виселицу. Палачи подтащили к ней... огромную куклу. Она довольно точно копировала гетмана Ивана Мазепу и была облачена в соответствующее одеяние со всеми полагающимися регалиями. Взошедшие на эшафот кавалеры ордена Андрея Первозванного — Александр Меншиков и Гавриил Головкин разодрали выданный Мазепе патент на эту награду и сняли с куклы Андреевскую ленту. После чего чучело закачалось в петле...

В РЕЗУЛЬТАТЕ — РУИНА
В Москве митрополит Стефан Яворский предал Ивашку Мазепу анафеме. И вот уже ровно три века в Российской империи, в Советском Союзе, в РФ проклинают гетмана как предателя интересов русского и украинского народов, объявляют вместилищем всех человеческих пороков.
Зато в конце XIX века Мазепу «поднимают на щит» окопавшиеся в Австро-Венгрии «украинствующие» — галицийские ультранационалисты. А в ХХ веке он стал знаменем всех русофобов как на территории самой Украины, так и в украинской диаспоре.

В 1991 году Украина обрела независимость. Но, увы, у нее отсутствовал столь необходимый для национального государства атрибут, как история. И ее срочно начали выдумывать. Правда, рассказы о том, что Ной и Христофор Колумб были «щирыми» (то бишь «настоящими») украинцами, о 400-летней династии украинских князей от Кия до Аскольда и т. п., оказались для этого малопригодны.

Историю Украины, и то с большой натяжкой, можно начинать с середины XVII века. Но знаковая фигура того времени — гетман Богдан Хмельницкий ужасно раздражает «оранжевых» исследователей прошлого незалежной державы. Посему героями и защитниками «вильной Украйны» становятся лишь последующие гетманы от Выговского до Дорошенко.
Что же происходило в Малороссии со дня смерти Богдана Хмельницкого 27 июля 1657 года до заключения в 1686 году «Вечного мира» между Россией и Речью Посполитой?

Власть в регионе принадлежала гетманам, выбираемым теми или иными группами малороссийских или запорожских казаков. Большей частью в Малороссии было сразу по два, три, а иной раз и по четыре гетмана. Естественно, они перманентно воевали между собой. Каждый приглашал союзников — русских, поляков, крымских татар и турок. Стоит заметить, что московский вектор был главным не всегда. Иной раз русские войска отсутствовали в Малороссии по несколько лет, но война там не только не затихала, но и разгоралась еще больше.

Разумеется, эти гетманы никогда не помышляли о «вильной Украйне» как в смысле создания независимого государства, так и в плане устройства вольной жизни «селянства». Гетманы хотели воли при наличии бесправных «хлопов» лишь для себя и своего окружения. Ради этого они попеременно принимали подданство русского царя, польского короля и турецкого султана.

Тут следует не забывать вот о чем. Русские князья и бояре вместе с полностью обрусевшими литовцами правили Малороссией до Люблинской унии 1569 года. А с конца XVI и по середину XVII века русские князья и дворянство на Малой Руси полностью полонизировались, то есть приняли католицизм, польскую культуру и стали считать себя поляками. От шляхты они переняли беспредельную жестокость к подчиненным им крестьянам, ненависть к православию и презрение к королевской власти. Бывшие русские православные магнаты в Малороссии, подобно польским феодалам, являлись эдакими независимыми господарчиками и обзавелись частными армиями.

Замечу, что отечественные историки утверждали, что-де Богдан Хмельницкий все время воевал с польской армией. На самом деле он не столь часто сражался с королевскими войсками, сколько с частными армиями Иеремии Вишневецкого — выходца из древнего русского княжеского рода.

Малороссийское население отвергало малороссийских дворян-ренегатов, равно как и польских помещиков. Начались восстания под предводительством богатых казаков. Но за редким исключением со временем и эти атаманы проявляли желание стать польскими магнатами.
Результат 30-летнегого правления гетманов — полное разрушение Малороссии. Эту эпоху сами украинские историки красноречиво назвали Руиной.

В 1686 году к России отошла лишь левобережная часть Малороссии, а Правобережье осталось в составе Речи Посполитой. Замечу, что если на левом берегу Днепра воцарились спокойствие и мир, то на правом — лишь уменьшились масштабы войны. Польско-казачьи разборки не прекращались ни на один год.

ИГРОК, А НЕ ГЕРОЙ
Летом 1687 года русская рать во главе с князем Василием Голицыным попыталась вторгнуться в Крым, однако потерпела неудачу. Недруги малороссийского гетмана Ивана Самойловича, в числе которых был и генеральный есаул Мазепа (командир полка наемников), подают Голицыну донос на своего начальника. Тот якобы поджег степь, дабы помешать продвижению царского войска. Князю и его воеводам тоже надо было найти виноватого. Василий наябедничал правительнице Русского государства царевне Софье, и через две недели Самойлович был лишен гетманской булавы, окончив свои дни в ссылке.

25 июля 1687 года на реке Коломане собралась Рада, на которой «вольными голосами малороссийских казаков и генеральской старшины» был выбран гетманом Мазепа. Его избранию сильно способствовал Василий Голицын. Иван Степанович немедленно отблагодарил князя, дав ему 10 тысяч рублей, изъятых у Самойловича. Кто же был Иван Мазепа? «Покоевым шляхтичем» польского короля Яна-Казимира — раз. Ротмистром надворной хоругви правобережного гетмана Дорошенко, союзника Турции и врага Польши,— два. Генеральным есаулом при левобережном гетмане Самойловиче, враге Дорошенко и вассале Москвы,— три. Гетманом войска Запорожского его царского величества — четыре. Союзником короля Швеции Карла XII, врага его царского величества,— пять.... Перед нами игрок, а не герой. Так охарактеризовал Мазепу украинский историк Олесь Бузина. Характеристика немного упрощенная, но в целом справедливая.

О деятельности Мазепы можно написать многотомный авантюрный роман, который будет читаться на едином дыхании. Я же остановлюсь лишь на нескольких эпизодах его жизни.

Начну с того, что ни Самойлович, ни Мазепа не пользовались любовью или даже доверием населения. Причем это не мог не отметить и известный украинский националист, историк Михаил Грушевский: «Зная народное неудовольствие и недоверие, они не доверяли даже казакам и наряду с казацкими полками заводили себе наемные полки из всякого сброда — так называемых сердюков и компанейцев; просили также у московского правительства московского войска для Украины».

Мазепе досталась лишь левобережная часть Малороссии. Если бы гетман был великим патриотом Украины, он бы, наверное, сделал все, чтобы объединить ее. И в качестве верного подданного российской короны он обязан был сделать то же самое, то есть приложить все старания, дабы присоединить Правобережье. Однако гетман не был ни патриотом Украины, ни верноподданным московских самодержцев. Он преследовал исключительно личные интересы.

А между тем Правобережье было готово, как перезревшее яблоко, само упасть к ногам царя. К 1686 году значительная часть Правобережья оказалась под властью самозваных казацких полковников. Наибольшую известность среди них приобрел Семен Гурко, получивший прозвище Палий, то есть поджигатель. Он сделал своей резиденцией город Фастов или, как его тогда называли, Хвастов.

В 1688 году Палий обратился в Москву с просьбой о принятии его в русское подданство, но царевна Софья, занятая дворцовыми интригами, испугалась войны с Польшей и отказала полковнику.

С 1694 года Мазепа начал всячески интриговать против Палия. Фастовский правитель был слишком популярен на обоих берегах Днепра, а Ивану Степановичу в общем и целом было плевать и на православие, и на народ малороссийский, его основная цель заключалась в удержании гетманской булавы. Поэтому Мазепа пытался всеми средствами дискредитировать потенциального соперника.

К концу 1702 года отряды Палия взяли Бердичев, Немиров, Белую Церковь и Бар. Им покорилось почти все Правобережье вплоть до Днестра.

Но Мазепа так и не оказал помощи Палию и его сподвижникам — ни явной, ни тайной. А ведь гетману самому ничего не надо было делать, лишь не мешать малороссийским и запорожским казакам перебраться через Днепр. В конце 1703 года полякам удалось оттеснить отряды восставших к русской границе. Между тем Мазепа строчил царю Петру донос за доносом на Палия, что тот сносится с панами Любомирскими и хочет поступить на службу к шведскому королю Карлу XII.

1 августа Мазепа пригласил в свою ставку Палия, арестовал его и отправил в заключение в Батуринский замок. В начале 1705 года Мазепа направил царю очередную кляузу на Палия, заявив, что держать его в Малороссии опасно. По царскому указу Палия в марте 1705 года доставили в Москву, а в конце лета сослали в Сибирь, в Томск на вечное поселение.

Так закончилась «палиевщина» запорожских и местных казаков, которая могла привести все Правобережье под скипетр русского царя.

Но что до этого нашему «герою». Мазепа занимался не только борьбой с Палием, он сумел превратиться в богатейшего помещика не только России, но, думаю, даже всей Европы. Иван Степанович к 1708 году владел 100 тысячами душ в Малой России и 20 тысячами в близлежащих великорусских уездах. Напомню, что «душой» тогда числили лишь мужчин — отцов семейств.

РАДИ СОХРАНЕНИЯ ВЛАСТИ...
И вот благоденствие гетмана оказалось под угрозой. 11 сентября 1708 года армия шведского короля Карла XII остановилось у Старишей — пограничного городка, раскинувшегося по обе стороны большой дороги на Москву. Отсюда до Смоленска было всего около 14 верст.

Четыре дня Карл оставался в нерешительности. По приказу царя Петра русские войска разоряли собственную страну так же, как раньше — Речь Посполитую. Шведы страдали от голода, лошади падали от бескормицы.

15 сентября король отдает приказ о походе на Украину. Его армия поворачивает на юг и движется на город Стародуб, не дождавшись идущего из Риги 16-тысячного корпуса генерала Левенгаупта. Вследствие чего тот 21 сентября у деревни Лесная был наголову разбит русскими войсками, и лишь его остатки численностью около 6500 человек 12 октября соединились с королевской армией.

Когда к гетману пришла весть, что Карл от Смоленска повернул на Украину, он воскликнул: «Дьявол его сюда несет! Все мои интересы перевернет, войска великороссийские за собою внутрь Украйны впровадит на последнюю ее руину и на погибель нашу!»

Мазепа лучше, чем кто-либо другой на Украине, знал и лично видел 300-400-верстовую зону выжженной земли, которую создавали русские перед противником. И он не без оснований предполагал, что война будет бедствием для Украины. Был у него, однако, и личный мотив. Ведь разорение припишут не королю или царю, а ему лично. Поэтому даже в случае победы Петру придется менять гетмана. А претендент уже был — Александр Меншиков давно метил в гетманы и всеми правдами и неправдами лез в малороссийские дела.

В октябре 1708 года Мазепа сделал окончательный выбор. Его посланцы предложили военный союз Карлу XII. Грушевский писал: «В каком смысле было установлено между ними (гетманом и королем.— ред.) соглашение, об этом не имеем никаких точных сведений и только из позднейших актов можем заключить, чего хотели Мазепа и старшина, присоединяясь к шведскому королю:

«Украина по обе стороны Днепра с войском Запорожским и народом малороссийским должна быть навеки свободной от всякого чужого владения». Швеция и другие союзные государства «ни с целью освобождения, ни с целью опеки, ни с какими иными видами не должны претендовать на власть над Украиной и войском Запорожским или на какое-нибудь верховенство, не могут собирать каких-нибудь доходов или податей. Не могут захватывать или занимать своими гарнизонами украинских крепостей, какие были бы оружием или трактатами добыты у Москвы. Должны сохранять Украину в целости и не позволять кому-нибудь другому поработить ее. Должны свято сохранять целость границ, неприкосновенность свобод, прав и привилегий, чтобы Украина на вечные времена пользовалась свободно своими правами и вольностями безо всякого ущерба».

Вроде бы Мазепа оказывается борцом за «вильну Украйну». Увы, сей документ — позднейшая фальшивка, и далеко ходить за доказательствами не надо. Есть сотни неопровержимых свидетельств о том, как круто обращался Карл с польскими магнатами и самим королем Речи Посполитой Станиславом Лещинским. Так что даже после четырех «Полтав» самовлюбленный и презирающий всех шведский монарх никогда бы не подписал подобного договора с Мазепой.

24 октября Мазепа выехал из гетманской столицы Батурина и через два дня прибыл в шведский лагерь. Вместе с ним к Карлу перешло, по разным данным, от полутора до пяти тысяч казаков. 29 октября Мазепа был принят королем.

Надо отдать должное оперативности Меншикова, который уже 31 октября осадил Батурин. Представители немногочисленного гарнизона Батурина (чуть более четырех полков) заявили, что они остаются подданными Петра, но русских солдат, ни тем паче самого Александра Даниловича, в город не пустят.

Царским войскам удалось ворваться в Батурин благодаря помощи старшины Прилуцкого полка Ивана Носа. По приказу Меншикова солдаты перебили не только мазепинский гарнизон, но и всех жителей города. Сама гетманская столица была сожжен дотла. Кстати, через два дня после этой расправы Меншиков получил приказ Петра: «Батурин в знак изменникам (понеже боронились) другим на приклад сжечь весь». С остальными городами, где откажутся впустить русские войска, царь приказал поступать, как с Батуриным.

В итоге вся Малороссия, за исключением запорожских казаков, осталась верна Петру. И тут сказалась, разумеется, не столько боязнь репрессий, сколько исконное чувство единства всех русских православных людей. Замечу, что шведское воинство обращалось с местным населением куда более жестоко, чем царские солдаты.

Дальнейшее известно всем из школьных учебников. Карл XII был разбит под Полтавой. Король и гетман бежали в турецкие владения.

Иван Мазепа скончался 22 августа 1709 года. Его похоронили близ Бендер, но затем гроб выкопали и отправили в Яссы. На Украине долго жила легенда, что похороны были фиктивные, а на самом деле Мазепа пробрался в Киев, принял схиму в Печерской лавре и умер в покаянии.

Итак, престарелый гетман умер в безвестности. Но вскоре родятся мифы о величайшем злодее и о беззаветном украинском патриоте, который вместе с лучшими представителями цивилизованной Европы боролся против агрессии Москвы.

Источник: «Независимое военное обозрение»