ПОНЯТИЕ ПРИНУДИТЕЛЬНОГО ТРУДА

К оглавлению

Принудительный труд – это выполнение работы под угрозой применения какого-л. наказания (насильственного воздействия), в т. ч. для поддержания трудовой дисциплины и нужд экономического развития; в качестве меры ответственности (наказания) за участие в забастовке и за наличие или выражение политических взглядов, идеологических убеждений, противоположных установленной политической, социальной или экономической системе; в качестве меры дискриминации по признакам расовой, социальной, национальной или религиозной принадлежности.
К П. т. также относится работа, которую работник вынужден выполнять под угрозой применения какого-либо наказания (насильственного воздействия), в то время как в соответствии с трудовым законодательством он имеет право отказаться от ее выполнения, в том числе в связи с:
• нарушением установленных сроков выплаты заработной платы или выплатой ее не в полном размере;
• возникновением непосредственной угрозы для жизни и здоровья работника вследствие нарушения требований ОТ, в частности необеспечения его СКЗ или СИЗ в соответствии с установленными нормами.
П. т. запрещен законодательством всех стран мира. Положение о запрещении П. т. содержится и в международных правовых актах – таких как:
Международный пакт о гражданских и политических правах (1966 г.);
Конвенция МОТ 1930 г. (№ 29) о принудительном или обязательном труде;
Конвенция МОТ 1957 г. (№ 105) об упразднении принудительного труда.
В соответствии с трудовым законодательством многих стран (например, ст. 4 ТК РФ) к П. т. не относятся:
• работа, выполнение которой обусловлено законодательством о воинской обязанности и военной службе или заменяющей ее альтернативной гражданской службе;
• работа, выполнение которой обусловлено введением чрезвычайного или военного положения в порядке, установленном законами;
• работа, выполняемая в условиях чрезвычайных обстоятельств, т. е. в случае бедствия или угрозы бедствия (пожары, наводнения, голод, землетрясения, эпидемии или эпизоотии) и в иных случаях, ставящих под угрозу жизнь или нормальные жизненные условия всего населения или его части;
• работа, выполняемая вследствие вступившего в законную силу приговора суда под надзором государственных органов, ответственных за соблюдение законодательства при исполнении судебных приговоров.

Не является П. т. работа, выполняемая в условиях военного положения, которое вводится Президентом страны в случаях агрессии или непосредственной угрозы агрессии против государства. В условиях военного положения население мобилизуется на работы, необходимые для обороны страны.
Работа, выполняемая по приговору суда в качестве уголовного наказания (отбывания наказания в виде обязательных работ и в виде ограничения свободы), организуется, контролируется специальными органами на основе федерального закона и не отнесена к П. т.
МОТ считает необходимым избегать и косвенных средств, усиливающих экономическое давление на население. В частности, это записано в Рекомендации МОТ 1930 г. (№ 35) о косвенном принуждении к труду.

Принудительный труд в его различных формах может проникать во все общества, как в развивающихся, так и в промышленно развитых странах, и никоим образом не ограничивается несколькими участками на планете. Вместе с тем сама концепция принудительного труда в том виде, в каком она излагается в нормах МОТ по этому вопросу, еще не вполне понятна. Во многих кругах этот термин по-прежнему ассоциируется главным образом с практикой принудительного труда тоталитарных режимов, жестокой эксплуатацией в гитлеровской Германии, Советском Союзе времен Сталина или в Камбодже при режиме Пол Пота. На другом конце этого спектра часто используются такие термины, как «современное рабство», «сходная с рабством практика» и «принудительный труд», которыми обозначают неудовлетворительные и вредные условия труда, включая очень низкий уровень заработной платы. Действительно, в законодательстве некоторых стран задержка заработной платы или выплата заработной платы ниже установленного законом минимального уровня рассматриваются, по крайней мере, как один из элементов ситуации принудительного труда.
Отличительные особенности принудительного труда
В Конвенции 1930 года о принудительном труде (29), своей первой конвенции по этому вопросу, МОТ дает определение принудительного труда применительно к международному праву как «всякую работу или службу, требуемую от какого-либо лица под угрозой какого-либо наказания, для выполнения которой это лицо не предложило своих услуг добровольно» (п. 1 ст. 2?).

Ссылка ? В Конвенции (см. раздел 6) предусматриваются некоторые исключения, в частности в отношении воинской службы и работы чисто военного характера, выполнения обычных гражданских обязанностей, труда заключенных, осужденных по решению суда, а также труда под контролем государственного органа власти, труда в чрезвычайных обстоятельствах, например во время войны или иных бедствий, и выполнение незначительных работ в рамках общин (п. 2 ст. 2 Конвенции).

В другой основополагающей Конвенции МОТ 1957 года об упразднении принудительного труда (105), уточняется, что принудительный труд никоим образом не должен использоваться в целях экономического развития или как средство политического перевоспитания, дискриминации, укрепления трудовой дисциплины или в качестве наказания за участие в забастовках (ст. 1). В этой Конвенции четко устанавливаются некоторые цели, для достижения которых ни в коем случае нельзя использовать принудительный труд, однако ее положения не меняют базовое определение, существующее в международном праве.
Принудительный труд нельзя просто приравнять к низкой заработной плате или неудовлетворительным условиям труда. Это понятие не охватывает также ситуации чистой экономической необходимости, когда работник считает, что он не может покинуть рабочее место из-за реального или мнимого отсутствия альтернативной занятости. Принудительный труд – это грубое нарушение прав человека и ограничение человеческих свобод в том виде, в каком они определены в соответствующих конвенциях МОТ и в других международных актах, посвященных проблемам рабства, практики, сходной с рабством, долговой кабалы или крепостной зависимости.
Идентификация принудительного труда на практике
Отсутствие согласия на проводимую работу (ее недобровольный характер) («путь» к принудительному труду)
Рождение/наследование в ситуации «рабства» или долговой кабалы;
• физическое похищение человека;
• продажа человека в собственность другому человеку;
• физическое удержание на месте производственной деятельности (в тюрьме или в частных владениях);
• психологическое принуждение, т.е. приказание о выполнении работ, подкрепляемое угрозой наказания за непослушание;
• вынужденная задолженность (за счет подделки счетов, завышения цен, снижения стоимости товаов или услуг, завышения процентных ставок и т.п.);
• обман или лживые обещания относительно вида и условий труда;
• задержка и невыплата заработной платы;
• удержание удостоверений личности или иных личных ценностей.
Угроза наказания (средства удержания в ситуации принудительного труда)
Фактическое наличие или явная угроза:
• физического насилия в отношении работника или его семьи или близких;
• сексуального насилия;
• чрезмерного возмездия;
• заключения в тюрьму или иного физического ограничения свободы действий;
• денежных штрафов;
• выдачи властям (полиции, службам иммиграции и т.п.) и депортации;
• увольнения с нынешней работы;
• недопущения к будущей работе;
• исключения из общины и общественной жизни;
• лишения прав и привилегий;
• лишения пищи, крова или иных средств к существованию;
• перевода на работу с еще худшими условиями;
• потери социального статуса.
Определение принудительного труда МОТ содержит два важных элемента. Работа или служба выполняются под угрозой наказания и выполняются не добровольно. Деятельность контрольных органов МОТ позволила за 75 лет внести ясность в оба эти элемента. Наказание не обязательно проявляется в форме карательных санкций, но может также иметь форму утраты прав и привилегий.
Кроме того, угроза наказания может также иметь многочисленные и разнообразные формы. В частности, крайней формой является физическое насилие или ограничение свободы, либо даже угроза смерти жертвы или ее родственников. Могут быть также и более утонченные формы угроз, иногда психологического характера. В ситуациях, рассмотренных МОТ, были случаи угроз выдачи жертв полиции или миграционным властям, особенно в случае нелегального статуса в области занятости, либо передачи информации старейшинам в деревнях о девушках, вынужденных заниматься проституцией в отдаленных городах.
Другие формы наказания могут иметь финансовый характер, в том числе экономические наказания, связанные с долгами, невыплатой заработной платы или ее утратой, что часто сопровождается угрозами об увольнении, если работники отказываются работать сверх рабочего времени, предусмотренного в их трудовом договоре или в национальном законодательстве. Работодатели также часто требуют, чтобы работники отдавали им свои документы и удостоверения личности и могут угрожать конфискацией этих документов, чтобы принудить их к труду.
Что касается свободы выбора, то контрольные органы МОТ рассмотрели в этой связи целый ряд элементов, которые включают: форму и предмет согласия; роль внешних ограничений или косвенного принуждения; возможность отказаться от свободно выраженного согласия.
Здесь также может содержаться утонченная форма принуждения. Многие жертвы попадают в ситуацию принудительного труда сначала по своему собственному выбору, хотя и с помощью обмана и мошенничества, и лишь впоследствии осознают, что они не имеют свободы действий, чтобы отказаться от этого труда. Впоследствии они не могут бросить работу из-за юридических, физических или психологических факторов, используемых в качестве инструмента принуждения. Первоначальное согласие может считаться не относящимся к делу, если установлено, что для его получения использовались мошенничество и обман.
Ситуации с использованием принудительного труда могут иметь особенно широкое распространение в рамках некоторых видов экономической деятельности или отраслях, в которых отмечается практика злоупотреблений при наборе и трудоустройстве персонала. Однако ситуация с использованием принудительного труда определяется характером отношений между каким-либо лицом и «работодателем», а не видом осуществляемой деятельности независимо от того, насколько трудными и вредными могут быть условия труда.
Принудительный характер труда также не определяется тем, имеет ли тот или иной вид деятельности легальный или нелегальный характер в соответствии с национальным законодательством. Женщина, которую принуждают к проституции, находится в ситуации принудительного труда, так как работа выполняется ею не на добровольных началах, а под угрозой независимо от того, является ли эта деятельность легальной или нелегальной. Точно так же тот или иной вид деятельность не обязательно должен получить официальное признание как «экономический вид деятельности», чтобы потенциально подпадать под категорию «принудительного труда». Например, ребенок или взрослый, занимающиеся попрошайничеством по принуждению, входят в категорию жертв принудительного труда.
Принудительный труд также является одной из наихудших форм детского труда, в соответствии с определением, содержащимся в Конвенции 1999 года о наихудших формах принудительного труда (182). Детский труд приравнивается к принудительному труду не только тогда, когда детей, обладающих правами как личности, какая-либо третья сторона вынуждает трудиться под страхом наказания, но и потому, что детский труд включен в понятие принудительного труда, выполняемого всей семьей.

Законодательство о принудительном труде и торговле людьми
Растущая глобальная озабоченность проблемами торговли людьми и связанными с ними вопросами принудительного труда побудили государства-члены уделить внимание концепции и определениям принудительного труда в рамках своего уголовного или иного законодательства. Базовое определение торговли людьми, получившее в настоящее время почти универсальное признание, содержится в Протоколе 2000 года о торговле людьми?.
Сноска ? Протокол о предупреждении, подавлении и наказании за торговлю людьми, особенно женщинами и детьми, дополняющий Конвенцию ООН о борьбе с организованной транснациональной преступностью.

Этот акт направлен, в частности, на то, чтобы провести различие между такими видами преступлений, как торговля людьми и незаконный ввоз. Торговля людьми подразумевает вербовку, перевозку, передачу, укрывательство или получение людей путем угрозы силой или ее применения, либо иных форм принуждения, похищения, мошенничества и обмана «в целях эксплуатации». Эксплуатация включает, как минимум, «эксплуатацию проституции других лиц или другие формы сексуальной эксплуатации, принудительный труд или услуги, рабство или обычаи, сходные с рабством, подневольное состояние или извлечение органов» (п. а) ст. 3 Протокола). Каждое государство-участник должно принять такие законодательные и другие меры, которые могут потребоваться, с тем чтобы признать в качестве уголовно наказуемых деяния, указанные в определениях, содержащихся в этой статье (п. 1 ст. 5).
Вступление в силу этого Протокола о торговле людьми в декабре 2003 года явилось определенным вызовом национальным правительствам и законодательным органам. Если подавляющее большинство государств-членов МОТ ратифицировали хотя бы одну или обе конвенции МОТ о принудительном труде, многие из них не зафиксировали в своем уголовном законодательстве принудительный труд как специфическое преступление, хотя во многих странах это положение включено в трудовое законодательство. Законодательство может быть также составлено в общем плане и не содержать определения того, как может использоваться принудительный труд частными субъектами, либо в нем не предусматриваются соответствующие наказания за использование принудительного труда в его различных формах. В некоторых случаях это может отражать длительную тенденцию приравнивания принудительного труда к практике, устанавливаемой государством, и не иметь отношения к современным ситуациям, когда принудительный труд в основном сосредоточен в частном секторе экономики.
Поэтому такое развитие событий является концептуальным вызовом, а также вызовом обеспечению соблюдения законодательства. Оно вводит в рамки международного права такое понятие, как эксплуатация, которое, в свою очередь, подразделяется на трудовую и сексуальную эксплуатацию, в отношении которой имеется ограниченный юридический опыт в прецедентном праве. В связи с этим необходимо, чтобы государства-участники, которые уже приняли законодательство по борьбе с торговлей людьми, которое охватывает лишь сексуальную эксплуатацию женщин и детей, приняли новое или внесли изменения в действующее законодательство для включения более широкой концепции торговли людьми и эксплуатации.

Глобальное движение борьбы с торговлей людьми придало импульс пониманию проблемы принудительного труда и борьбе с этим злом, что может дать политикам и законодателям потенциальные альтернативы для действий. Практика злоупотреблений при вербовке и в период занятости, от которой прежде всего страдают такие уязвимые категории, как трудящиеся-мигранты, являющаяся основой для состава преступления в форме принудительного труда или торговли людьми в рамках национального законодательства, а также обстоятельства при которых трудовая ситуация попадает в сферу действия этой концепции отнесены пока к чисто научным вопросам.
Эти вопросы могут оказать существенное влияние на то, как государства будут определять и защищать жертвы практики злоупотреблений и принуждения, наказывать нарушителей и регулировать структурные факторы, которые необходимы для эффективного предупреждения и искоренения принудительного труда. Действительно, в докладе Европейской группы экспертов по торговле людьми, которая была учреждена Европейским союзом в 2003 году, эксплуатация в форме принудительного труда определяется как «важнейший элемент» Протокола о торговле людьми. Для эффективного противодействия торговле людьми, по мнению Группы экспертов, «политические меры должны быть направлены на проблемы принудительного труда и услуг, включая принудительные сексуальные услуги, рабства и практики сходной с рабством, которые являются результатом торговли людьми, независимо от того, каким образом люди попадают в такие ситуации, а не только на сами механизмы торговли людьми или в дополнение к ним. Государства должны считать преступной любую форму эксплуатации людей в виде принудительного труда, рабства или сходной с ним практики, в соответствии с основными договорами о правах человека, положения которых запрещают (их) применение»?.
Сноска ? Европейская комиссия: доклад Группы экспертов по торговле людьми (Брюссель, 22 декабря 2004), стр. 53.

В настоящее время отмечается набирающее силу движение в сторону определения торговли людьми как уголовного преступления, когда в рамках уголовного законодательства предусматриваются положения о выявлении и преследовании преступлений, связанных, в частности, с принуждением к труду. Это может оказать позитивное влияние на борьбу с принудительной эксплуатацией трудящихся-мигрантов, если государства-члены примут законодательство о борьбе с торговлей людьми в самом широком плане, уделяя первоочередное внимание аспектам принудительного труда в связи с сексуальной эксплуатацией, а во-вторых — выделяя достаточно средств на обеспечение исполнения законодательства по этим вопросам. Вместе с тем новое законодательство о борьбе с торговлей людьми не должно служить причиной для того, чтобы не вводить законодательство о борьбе с принудительным трудом как с особым видом уголовного преступления. Далеко не все формы принудительного труда, которым подвергаются даже трудящиеся-мигранты в странах назначения, обязательно являются результатом торговли людьми. И не только мигранты становятся жертвами принудительного труда в странах назначения. Поэтому необходимо законодательство о борьбе с принудительным трудом и торговлей людьми.

Если в Протоколе о торговле людьми проводится грань между торговлей людьми для сексуальной эксплуатации, с одной стороны, и торговлей людьми для принудительного труда или услуг (а также рабством и сходной с рабством практикой и подневольным состоянием) — с другой, то это не означает, что сексуальная эксплуатация под угрозой насилия не является принудительным трудом. Действительно, контрольный механизм МОТ регулярно занимается вопросами принудительной проституции и сексуальной эксплуатации в рамках положений Конвенции о принудительном труде (29).
Принудительный труд и рабство
В первом глобальном докладе о принудительном труде подробно рассматривались некоторые исторические обстоятельства, в которых принимались два основных акта МОТ о принудительном труде, а также основные акты ООН о рабстве и практике, сходной с рабством?.
Сноска ? МОТ: Положить конец принудительному труду, Глобальный доклад, представленный в соответствии с механизмом реализации Декларации МОТ об основополагающих принципах и правах в сфере труда, Доклад I (B), Международная конференция труда, 89-я сессия, Женева, 2001 (в частности, стр. 9-11).

Рабство – это одна из форм принудительного труда. Оно связано с абсолютным контролем одного человека над другим или, возможно, одной группы людей над другой социальной группой. Рабство определено в первом международном акте, принятом по этой проблеме в 1926 году, как статус или условия существования человека, в отношении которого осуществляются все полномочия, связанные с реализацией права собственности (п. 1 ст. 1)•.
Сноска • Конвенция Лиги Наций о рабстве, принятая в 1926 г.

Лицо, находящееся в условиях рабства, неизбежно будет принуждаться к труду, но это не единственная определяющая черта этих взаимосвязей. Более того, такая ситуация имеет постоянный характер и часто передается по наследству, а не устанавливается на какой-то фиксированный срок. Кроме того, в этом первом акте, который был принят в то время, когда принудительный труд широко практиковался колониальными державами, содержалось положение, в соответствии с которым договаривающиеся стороны должны были «принимать все необходимые меры для предупреждения того, чтобы принудительный или обязательный труд развивался в условия, сходные с рабством» (ст. 5). Принятая МОТ через четыре года Конвенция 29 содержала положения об общем запрете принудительного труда, включая рабство, но не ограничиваясь им.

После этого началось массовое использование принудительного труда по идеологическим, политическим или иным мотивам, особенно во время и после Второй мировой войны. После осознания этой проблемы в мире, МОТ приняла Конвенцию 1957 года об упразднении принудительного труда (105), в которой прежде всего речь идет о принудительном труде, используемом государствами. В то же время в ООН была принята Дополнительная конвенция об упразднении рабства, работорговли и практики, сходной с рабством, положения которой в большей степени сосредоточены на таких вопросах структурного характера, как долговая кабала и подневольное состояние, которые в то время широко практиковались в развивающихся странах, но которые многие государства стремились устранить за счет проведения различных социальных реформ, в частности в области землепользования и аренды.
Эти формы «практики, сходной с рабством» явно охватывают ситуации, когда отдельные граждане или социальные группы принуждаются к труду на других. Существует явный перехлест между ситуациями с принудительным трудом и практикой, сходной с рабством. Долговая кабала или «долговое рабство» – это наглядная особенность современных ситуаций, в которых используется принудительный труд.

Национальная терминология, отражающая принудительный труд
На национальном уровне может использоваться ряд отличающихся терминов для обозначения разных форм принуждения, которые эти страны намерены ликвидировать. В законодательстве таких стран Южной Азии, как Индия, Пакистан и в некоторой степени Непал, существуют довольно сложные определения кабального труда, которые направлены на ликвидацию этой особой формы принуждения. Большинство работников, занятых на кабальных работах, подпадали бы под определение принудительного труда МОТ, но здесь могут быть и некоторые исключения. В Бразилии предпочитают использовать термин рабский труд для обозначения практики принудительного набора и принудительной занятости в отдаленных районах; практически все ситуации, охваченные этим термином, подпадают под сферу применения конвенций МОТ о принудительном труде.

Универсальная концепция с национальными вариациями
Важным принципом, положенным в основу действий, направленных против принудительного труда, служит то, что эта практика должна рассматриваться в качестве серьезного преступления. Как четко установлено в первой конвенции МОТ по этой теме, незаконное принуждение к труду должно подлежать наказанию как уголовное преступление, и каждое государство-член, ратифицирующее эту конвенцию, обязано обеспечить, чтобы наказания, устанавливаемые в законодательстве, имели реально адекватный характер и строго выполнялись (ст. 25). Почти повсеместно принудительный труд признается в качестве преступления, однако это преступление редко преследуется по закону, часто потому, что в рамках национального законодательства и нормативных правовых актов трудно изложить различные преступления, которые входят в понятие принудительного труда.
Задача заключается в том, чтобы выработать универсальную концепцию, признающую некоторые основополагающие принципы свободы в сфере труда и гарантий от принуждения, но позволяющую в то же время отдельным странам включать в свое законодательство вопросы, представляющие для них особый интерес, в свете их экономического, социального и культурного развития. Во всех обществах существует риск возникновения грубых форм принудительного труда, когда отдельные жертвы и отдельные лица, практикующие принудительный труд, могут быть легко идентифицированы. В таких случаях нарушители должны подлежать наказанию как преступники по всей строгости закона. Жертвы должны получать помощь на основе закона, политики и программ, проходить курс реабилитации и трудиться, получая соответствующее вознаграждение.

Чем больше МОТ расширяла свою исследовательскую, аналитическую и информационную деятельность по вопросам принудительного труда в различных регионах мира, тем больше приходилось сталкиваться с некоторыми базовыми факторами. Спектр условий труда и производственной практики является весьма широким, причем он охватывает как крайние формы эксплуатации, включая принудительный труд, с одной стороны, так и достойный труд и полное применение трудовых норм – с другой.
В пределах этого спектра, где можно обнаружить условия принудительного труда, порой бывает трудно провести четкую грань между принудительным трудом в строго правовом значении этого термина и исключительно плохими условиями труда. Даже в рамках правового определения принудительного труда можно обнаружить множество способов, с помощью которых работодатели могут лишать работников возможности в полной мере пользоваться своими правами человека и трудовыми правами, особенно в отношении минимальной или рыночной заработной платы, за счет использования целого набора инструментов принуждения и обмана.
Это в равной степени относится к промышленно развитым, развивающимся странам и к странам с переходной экономикой. Соответствующие меры, направленные на преодоление такого положения, могут иметь совершенно различный характер в зависимости от вида используемых инструментов принуждения, а также, вероятно, от степени их жесткости. Всестороннее правовое рассмотрение этих вопросов, касающихся того, в какой степени эти едва заметные формы принуждения ведут к принудительному труду в смысле конвенций МОТ по этому вопросу, входит в сферу компетенции контрольного механизма МОТ.

Традиционные и новые формы принудительного труда
Весьма уместен вопрос о том, появляются ли в настоящее время новые формы принудительного труда и в какой мере. Один из связанных с этим вопросов заключается в том, отличаются ли сегодня отдельные граждане и социальные группы, особо подверженные принудительному труду, от соответствующих категорий в прошлом. Второй вопрос состоит в том, меняются ли механизмы принуждения. Несомненно одно, существует множество свидетельств того, что женщины, а также дети, как правило, особо уязвимы перед возможным их использованием для принудительного труда в результате практики торговли людьми, причем торговцы людьми используют новые формы принуждения.
Разумеется, грань между «более старыми» и «более новыми» формами принудительного труда небезупречна. Фактические формы принудительного труда, с точки зрения определения МОТ, могут мало изменяться. Прежние проявления принудительного труда трансформируются в более новые, как это происходит с долговой кабалой в Азии, где в настоящее время она затрагивает новые отрасли промышленности и секторы экономики, а порой и различные категории населения, включая женщин и внутренних трудящихся-мигрантов. В этой связи может быть определенное совпадение между более ранними формами кабального труда и недавними проявлениями торговли людьми.
Более «традиционные» формы, как правило, строятся на устаревших убеждениях, традициях, либо на аграрных или иных производственных структурах, которые иногда остаются в качестве колониального наследства. Они могут также быть результатом устоявшихся форм дискриминации уязвимых категорий населения, будь то кастовые меньшинства в Азии или коренные народы в Латинской Америке. Такие традиционные формы существуют также в тех регионах Африки, где давно зафиксирована практика рабства и охоты на рабов, а также где наследие традиционного рабства могло привести к постоянной дискриминации и практике принудительной занятости.

«Современные» формы, вызванные процессами глобализации и миграционных перемещений, могут быть вполне откровенно связаны со стремлением ряда сторон, часть из которых может принадлежать к организованным преступным группировкам, получить незаконные финансовые доходы. Современные формы имеют глобальный характер и их можно обнаружить во всех регионах. В промышленно развитых странах случаи долговой кабалы трудящихся-мигрантов зафиксированы в сельском хозяйстве и других трудоемких отраслях, таких как строительство, швейная промышленность, упаковочные работы и переработка продуктов питания.

Особенно вопиющий характер имеют случаи торговли детьми криминальными структурами для их использования в качестве попрошайничества, торговли наркотиками или сексуальной эксплуатации. В странах с переходной экономикой Восточной и Юго-Восточной Европы отмечается принудительная экономическая эксплуатация трудящихся-мигрантов из Закавказья и Центральной Азии; такая же практика отмечается также в сельском хозяйстве и на шахтах Центральной Азии. Особенностями современного положения в области обязательного труда являются ограничения свободы передвижения, изъятие удостоверений личности и угрозы выдачи иммиграционным властям тех мигрантов, которые жалуются на плохие условия жизни и труда.

В развивающихся странах можно также обнаружить более современные черты принудительного труда наряду с прежними. К ним относятся внутренняя и трансграничная торговля людьми, причем в ряде регионов особо широкие масштабы приобретает торговля детьми, и даже принудительный труд в сверхурочное время под угрозой увольнения. Давно существует проблема, связанная с новыми формами принуждения, которая касается обращения с домашней прислугой. Дети и взрослые, работающие в качестве домашней прислуги, многие из которых привезены в города развивающихся стран из сельской местности, в течение длительного времени подвергаются принудительной эксплуатации со стороны местных работодателей.

Сегодня все больше мигрантов, работающих в качестве домашней прислуги в странах Ближнего Востока и других регионов, которые отдают свои паспорта и документы, оказываются привязанными к одному домашнему хозяйству, не обладают свободой передвижения и оказываются уязвимыми в ситуациях принудительного труда.