УНР. Ложь, стыд, обман...

К оглавлению "Актуальные темы"
К оглавлению "Аналитика. Политика"

Украина – настоящая территория чудес и загадок, постоянно- повторяющихся исторических аналогий. В свое время наши преподаватели в Университете настойчиво рекомендовали нам приобрести некоторые литературные «посибники», для лучшего изучения истории Украины. Зачастую эти книжечки печатались тут же в университетской типографии, и потому как-то должны были распространяться. И вот, что бы получить благосклонность того или иного преподавателя, студентам приходилось эти книжки покупать прямо с рук преподавателей на лекциях. Читать их, естественно, никто не собирался, и потому-то, эти брошюрки лежали у меня на балконе мертвым грузом до самый последних времен. А книжечки были очень даже интересные! Полистал их и нашел огромное количество аналогий с современностью.

Например, воспоминания первого Посла Финляндии в Украине, пана Германа Гуммеруса, написанного им в 1918 году. Книжечка должна была отправиться в макулатуру, но как-то привлекла мое внимание. И вот почему. Этот самый Гуммерус был настоящим революционером в душе, беспрестанно боровшимся с царским режимом, и пару раз даже посетившим казематы Петропавловской крепости в Петербурге. Осужден он не был, но никогда не скрывал своих антирусских настроений и , потому постоянно ошивался где-нибудь заграницей.

Я к чему это говорю…В своих воспоминаниях он крайне негативно отзывается о России, царе, русской армии, считая себя финским патриотом,но в то же время абсолютно прозрачно и незаангажировано описывает события 1918 года в Киеве. Своего рода , записки булгаковского Алеши Турбина, только с антирусским уклоном. Дай, думаю, почитаю. Интересно, как фин, европеец, увидел Украину, и какое впечатление она на него произвела.

«Киев в 1918 году… Этот город много утратил за годы войны, но еще больше утратил за время «свободы». Дома без присмотра, разбитые дороги и неимоверная грязь даже в самых роскошных отелях. Странное культурное явление, - городской пляж был разделен на две части специальной перегородкой. Народ купался абсолютно голый, за чем внимательно наблюдали серьезные немецкие солдаты, не допуская слишком смелых шагов со стороны обоих полов. Но не стоит думать, что Киев был лишь Содомом и Гоморрой!»

Революция 1917 года в России дала Украине шанс превратиться в автономию. В принципе, к этому и склонялось большинство населения: Украина была многоязычное, многонациональное и достаточно пестрое одеяло с непонятными территориальными границами, отсутствием понятия самостоятельной государственности и т.д. Тем более это было исторически и очень по-украински: быть под паном (под любым), но тем не менее «крутить свое кино», смотреть по сторонам и выполнять роль ни за что не отвечающей любовницы. Как заметил сам Гуммерус, Украины была страной очень богатой, и имела все экономические причины быть независимой, но проблема заключалась в том, что …никто НЕ поддерживал идею независимости.

Интеллигенция была русскоязычной и национальный дух ее не волновал. Политический рисунок был достаточно простой : русофилы и германофобы ( в основном многочисленные евреи), социалисты-революционеры и меньшевики, крайне отрицательно относившиеся к национальной идее, нелегальные «левые» и большевики. Единственно, кто хотел НЕЗАЛЭЖНОСТИ, так это украинские «демократы за границей». Они то и двигали ЭТУ идею, ничего не понимая в украинских реалиях того времени, а только попивали пиво в швейцарских гастах и кушая венские кренделя.

Им казалось, что когда в царской России наступит порядок, Украинскую автономию аннулируют. Так оно, вообще -то, и получилось, только уже более кровавым способом, с помощью Советской власти. Именно эти демократы уже давно всеми силами пытались уговорить руководство Германии (постоянного исторического врага России) оккупировать Украину. Это, единственно, чего они хотели! Сохранился меморандум Украинского Бюро в Лозанне от 1 апреля 1917 года, который был адресован… Генеральному Штабу Германской Армии, где выражалась готовность к оккупации и советы, как правильно ее провести.

В то время, когда «закордонни» патриоты просили Германию надавить на Россию, сам Грушевский, 21 ноября в Киеве, провозглашает Украинскую республику и звонит в Петроград по поводу…федерации с Россией. Но старичок Грушевский слишком долго «запрягал коней»: в России уже была Советская Власть и, потому, любые разговоры по поводу федерации прекратились Ультиматумом от 17 декабря, где «Советы посоветовали Украине признать советскую власть», помогать в борьбе с контрреволюцией и пропустить Красную армию через свою территорию. Украина на это не пошла только потому, что надеялась на обещанную помощь Антанты, но помощи не пришло: страны Европы признали независимость Украины «де факто» и… отключили телефоны. Оставалась Германия…

8 февраля после переговоров в Брест-Литовске, Украина и Германия подписывают договор, по которому Германия признавала независимость Украины, а та обещала отмежеваться от России и всеми силами выступить против. Отдельным пунктом стоял вопрос об оккупации немцами Украины и обещание не пустить на территорию красных, в обмен на зерно и продовольствие. Но, как и следовало ожидать, Украина обманула прямолинейных и суровых тевтонских войнов : зерно не пошло в Германию. Крестьяне прятали зерно, прослушав лекции самих же украинских нац-демократов, на тему «Нам не нужны немецкие бумажные деньги, давайте нам машины и золото». Немцы немного оторопели, потому как само наличие немецких войск ( 200 тысяч) в Украине было платой за это самое зерно. Более того, по немецким хлебным эшелонам открывался огонь из дедовских самопалов, за что немцы организовали карательные отряды и сотнями расстреливали крестьян «по закону военного времени»! В скором времени немцы поняли, что попались на обычное украинское «кидалово» и …арестовали всех членов Центральной Рады!

Главным «папой» Украины был поставлен гетьман Скоропадский. Как отмечал шеф Генерального Штаба Германской Армии Гренер: « Украина была государством, которое искусственно существовало только при помощи немецкой оккупационной армии. Она имела свое правительство, но все вопросы решала немецкая власть. Много делалось для организации управления страной, но авторитет государства был мизерный, а физические силы крайне малы. Мы (немцы) так же запретили им иметь свою армию…». Вот еще его слова : « У украинцев отсутствует чувство ответственности перед своим государством. Они постоянно оборачиваются или на Австрию, Германию или на Россию и придумывают «различные внешнеполитические системы», тогда как основное внимание следует уделять внутренней политике. Вассал наконец-то должен пойти своим путем…».

Украина Скоропадского была вассальным государством Германии, и тут нет никаких сомнений. Страна, безусловно, имело свой МИД, но ни о какой собственной внешней политике не шла речь. На тот момент Украину признали только государства германского блока : Австро-Венгрия, Турция и Болгария. Сам Скоропадский жил на широкую ногу в огромном генерал-губернаторском доме в Липках. Так писал второй секретарь Финского посольства Серлакиус : « Блестящий двор, красивая украинская униформа, достойный порядок торжеств… Гетьман красиво кушал и ходил в шелковом, стеганом халате, любил свою красивую женщину и парочку борзых, но настоящее положение его власти характеризовалось тройным оцеплением его резиденции германскими войсками».

В сентябре 1918 года один за другим из войны выходят союзники Германии, а 29 сентября было подписано перемирие. Война заканчивалась. В Киеве, естественно, все стали на дыбы: что будет с государством, если немцы покинут Украину! Немцы заверяли, что не собираются покидать страну, хотя поговаривали, что немцы уже выводят свои полки с Дона. Перед Скоропадским стал вопрос, чем он будет защищать страну. Вопрос мог решиться созданием своих вооруженных сил, но тут возник конфликт между русофилами и украинофилами. Следует заметить, что русофилы (в основном, русские профессиональные кадры) с большим скепсисом говорили про «умственные способности» своих украинских коллег, про полную профессиональную неподготовленность этих «профессиональных патриотов». Получилось так, что чем в большую яму падало правительство Скоропадского, тем сильнее звучали угрозы «украинофилов». В конце концов, премьер-министр Лизогуб выступил с речью о « украинском языке как государственном и вытеснении русского языка» и «полном нейтралитете страны». На вопрос, что делают на Украине 200 тысяч немецких солдат, Лизогуб ответил, что вообще никто не приглашал их, и за все это в ответе первый Кабинет Министров Украины! В это время министр Скоропадского Шульгин ведет тайные переговоры с США о предательстве немцев и вводу в Киев контингента Американского экспедиционного Корпуса. Американцы отвечают отказом, потому как не знают государства Украина, а знают только Российскую Империю! Гетьман Скоропадский в Киеве выступает за «украинскую мову», а потом едет в Полтаву на встречу с атаманом Красновым, где соглашается сделать Киев «столицей восстановленной Единой России». Настоящий украинский лидер!

9 ноября из Берлина пришла страшная весть : император Вильгельм свергнут, в Германии революция! Но всему Киеву немецкие солдаты запели «In der Heimat, In der Heimat da gibts ein Wiedersehn!», а Гренер написал в своем дневнике : «Пускай украинские дурни обходятся своими силами. Это нас уже не касается…». Видя все это, Скоропадский резко отворачивается от Германии и возлагает надежды на переговоры с Антантой в Яссах. Союзники сначала, якобы, согласны, признать независимость Украины, но ставят условия создание нового «национального и демократического правительства». Этого Скоропадский обеспечить не мог. Переговоры закончились ничем.

14 декабря представители Германской Армии подписали договор с Петлюрой по которому немцы пропускали в Киев петлюровцев, а те в свою очередь не должны были препятствовать возвращению немцев на родину. Участь Скоропадского была решена. Началась гражданская война. Но и тут немцы проявили себя как истинные блюстители порядка и контролировали ситуацию и порядок до самого вступления Петлюры в Киев 19 декабря: именно они предотвратили самосуд националистических банд над еврейским населением и не допустили грабежей и самосудов над русским офицерством. Трудно себе представить, что на улицах Киева еще оставались немецкие патрули, тогда как первые составы с немецкими войсками уже были не территории Германии.

Повсюду кричали «Хай живе!»,но сам Петлюра отлично понимал национальный характер того народа, к которому он сам принадлежал: Киев был город русского и еврейского населения, которое относилось к нему критично. А его «сельская» армия была слишком аморфна, что бы на нее можно было положиться. Одно дело грабить беззащитный город, а совсем другое сражаться с мощной армией большевицких Советов.

Петлюра, как истинный украинский патриот, создал новый Кабинет Министров исключительно из галичан, которые сразу проявили себя как истинные мастера своего дела: министр иностранных дел говорил только по-украински (другим языкам обучен не был), другой, заместитель министра, Галип, был «при делах» во всех предыдущих Кабинетах и мог отлично поладить со всеми панами, которым служил. Он был настоящим представителем тех людей о которых, в свое время, говорил Тайлеран : «Он предал всех, кто его купил»!

Не смотря на это, везде творился бардак, да и как он мог не твориться, если власть взяли социалисты национального толка. То есть люди, для которых беглая речь на украинском языке была единственным мерилом человеческого достоинства! Почта не работала, поезда не ходили, деловая жизнь замерла. Банки и магазины еще работали, однако цены достигли своего пика. Почти вся армия была распущена по причине небоеспособности. Остались только «сечевики».

Но самым ярким проявлением петлюровской политики стало Обращение «Ко всем народам и их правительств» от 28 декабря. Национальные рифмоплеты решили вкратце описать последние события на Украине для, так сказать, «просто западного читателя». Там говорилось, что немецкие империалисты (!) воспользовавшись наступлением большевиков, решили придушить молодую Украинскую республику и помешать ее дружбе с Европейскими демократиями(!!). Но украинский народ решительно сбросил с себя ярмо немецкого ига и теперь рад приветствовать все правительства Европы и мира! Это Обращение было подписано Винниченко и Чеховским, и оно было разослано «всем странам и их правительствам». Можно себе представить реакцию европейских дипломатов на такой выпад «молодой украинской демократии».

Европейская элита была в шоке от такой открытой лжи на государственном уровне! Последней каплей, приведшей к чувству полного отвращения Запада к Украине, была неопределенность политики Петлюры касательно Советской России. В западных дипломатических кругах появилось негласное решение не признавать независимость «осколков» Российской Империи, которые появились на политической карте с помощью немецких штыков. Дверь закрылась! Девочка допрыгалась…

В канун Нового года последние немецкие части покинули Киев. Уже известный нам финский посол Гуммерус так описывает это : « К украинцам немцы относились с презрением. Это было презрение к абсолютно недисциплинированному и пустому народу. К тому же страна ,которую они покидали, вряд ли вызывала у них уважение через неспособность этого народа самому решить свою судьбу. В тот момент в самой Германии реяли красные флаги, но основы немецкого общества остались нерушимыми. У украинцев эти основ не было вообще…» (Герман Гуммерус, «Украина в переломное время», глава 5 (Защита независимости), стр. 171 Изд. «Таксон» 1997 г.)

25 января войска Красной армии, состоящие наполовину из украинских большевиков, стали в 40 километрах от Киева. «Что тут делать Петлюре! – сказал мне один еврей, хозяин магазина. – Большевики наши друзья». (Г.Гуммерус. Там же. Стр. 178)

Вне всякого сомнения, данный период является одним из самых интереснейших в истории Украины. Под действием провозглашений независимостей, как карточные домики посыпались мировые империи тех лет :Австро-Венгерская, Российская, Германская, подходила очередь Британской. У каждого из вновь созданных государств была своя судьба: нелегкая и ,зачастую, довольно таки трагическая. Но мало кто из этих государств мог похвастаться такой «странной» вассальной внешней политикой как Украина. По типичному сценарию любой «банановой республики» она возникла по указке «хозяина» (Германии), существовала и канула в лету вместе с падением Германской империи. Созданная на немецких штыках путем предательства и лжи это государство ( как бы оно не называлось, ибо за несколько месяцев оно поменяло 4 названия) вело политику постоянного обмана не только своего собственного населения, но и умудрялось обманывать как союзников, так и противников.

Все лидеры (как на подбор) этого периода были словно сотканы изо лжи, непрофессионализма, эгоизма и полного отсутствия ответственности перед своим народом. Хотим мы того или нет, но для Германии Украинское государство было только рычагом влияния на Россию (и единственной мотивацией для его создания), тогда как для малообразованных политиков национальной идеи, это был шанс посидеть в креслах бывших вельмож и подавить на клаксоны царских автомобилей. Посидели, подавили и пропали с исторической сцены как пыль. Обидно одно, что само существование Украины используется на протяжении истории ТОЛЬКО как рычаг влияния на Россию. Так было и в 17 веке - поляками, в 20 веке – немцами, в 21 века – Габургеростаном. У Украины меняются только «хозяева», а противник остается прежним – Россия!

«Профессиональные патриоты» 1918 года тех лет ничем не отличались от своих коллег 2008 года: те же приемы ведения политики, те же принципы разделения по национальному и языковому принципу, те же лозунги, та же «пудра для мозгов». Непонятно, только одно, зачем так часто называть УНР предвестником современной незалежности Украины, зная, какими методами и обманами складывалась это независимость. Ну да ладно, кесарю – кесарево.
Ах, Киев-город 1918 и 2008 года…сделал ли ты выводы, подумал ли? Или снова прибиваем на шест сомнительное полотнище и спешим на Майдан…?

http://h.ua/story/149241/#663584
http://stop-orange.ucoz.ru/publ/10-1-0-186

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»