У регионалов волки УПА – стали героями

К оглавлению

ЧЕРНОЕ НИКОГДА НЕ СТАНЕТ БЕЛЫМ
ВОЛКИ УПА, КОТОРЫХ В. КОЛЕСНИЧЕНКО ЗАЧЕМ-ТО ОДЕЛ В ОВЕЧЬИ ШКУРЫ

Недавно в Интернете, сначала на From-ua.com, а затем и на ряде других сайтов появилась статья Вадима Колесниченко «Украинское освободительное движение и «бандеровщина». Затем еще две, но в том же русле. Позиция уважаемого народного депутата от Партии регионов, аргументы и факты, изложенные в статьях, вызвали, мягко говоря, неоднозначную реакцию не только среди историков, но и политиков. Вокруг трактовки обозначенных в материале событий и интересов, а также центральной фигуры атамана «Полесской Сечи» Бульбы-Боровца продолжаются споры в среде российских соотечественников, одну из организаций которых возглавляет Вадим Васильевич.

«Сейчас, - недвусмысленно начинает свои размышления автор указанного материала, - открываются архивы и наружу выходит правда… героев Украины», которая скрывалась «под коммунистической оккупацией». Именно так, без обиняков, начинается материал, мол, слушайте теперь правду-матку. Ну, не знаю насчет социалистической оккупации - это бывшему 1-му секретарю Владимир-Волынского ГК ЛКСМУ, оперуполномоченному УВД отдела борьбы с разворовыванием социалистической собственности и председателю контрольной комиссии Ялтинского ГК КПУ как-то виднее. А вот что касается архивов и героев…

1. Как рождаются и кем воспитываются ненавистники Руси

Есть что-то тайное в этой истории. Судите сами: «наш» президент увидел героя в эсэсовце Р.Шухевиче, а наш российский соотечественник в его «коллеге» по общему нацистскому делу Максиме Боровце (он же Тарас Бульба-Боровец) - героическое украинское освободительное движение. Один реабилитировал и сделал из палача Украины святошу, а другой стал его неутомимым пропагандистом.

9 марта 2008 года исполнилось 100 лет со дня рождения организатора, вдохновителя и командующего первой Украинской повстанческой армией (УПА) Тараса Бульбы-Боровца. Того самого, кто слыл вполне удачливым польским предпринимателем, владея собственным делом по добыче и отделке гранита, и финансировал подпольную организацию «Украинское национальное возрождение», которая затем и стала УПА. Областной совет Ровенщины по такому случаю обращался к «нашему» президенту Виктору Ющенко, чтобы забытому генерал-хорунжему посмертно все-таки присвоили звание Героя Украины. Теперь почин поддержал «наш» регионал и глава Всеукраинского совета российских соотечественников (ВСРС).

Хотя не только они хлопочут по этому поводу. И небезосновательно. Ведь приближается очередная годовщина битвы под Москвой, оборона которой в Великую Отечественную войну 28 октября - 4 декабря 1941 года стала судьбоносной для Русского Мира. Москву тогда от фашисткой навалы, ценой невероятных усилий и жертв, отстояли. А если бы она пала? Кто и какие бы получил по этому случаю награды? Оуновский фантаст Василь Кожелянко так оценил вклад «героев Украины» в это действо: «После взятия Москвы на спеціяльному заседании были установлены новые боевые награды Украины: медаль «За взятие Москвы» (награждались все); орден «Путь Сагайдачного» (ценное произведение искусства из серебра; награждались тоже все - от стрелка до генерала, но за выдающиеся подвиги); медаль «Малиновый Крест» (для солдат); орден «Богдан Хмельницкий» (для офицеров) и орден «Князь Святослав» (для генералов); для моряка была внедрена медаль «Синий Крест» и орден «Князь Олег». А для летунов - медаль «Голубой Крест» и орден «Архангел Гавриил». Городская управа Киева собственными силами изготовила и наградила десять тысяч воинов - от шеренгового до генерал-полковника Романа Шухевича очень красивым крестом из серебра и эмали «Архистратиг Михаил». Наивысшей государственной наградой Украины был провозглашен «Орден Святого Андрея Первозванного» (золотой крест с трезубом в центре, одевался на шею). Этого почета удостоились лишь командующие 1-й и 2-й ударных армий - генерал-хорунжие Тарас Боровец и Евгений Побигущий».

Кстати, заметьте, все эпохальные исторические схватки Русь вела на собственной земле: на Чудском озере и Куликовом поле, битва Минина и Пожарского за Москву, Полтавское, Бородинское и Курское сражения. Но это не мешает Бульбе-Боровцу в книге воспоминаний «Армія без держави» не только оповестить мир о том, что он «родился 9-го марта 1908 г. в селе Быстрычи, Костопольского округа на Полесье», но и непременно при этом упомянуть нечто очень важное: «Дед моего деда, со слов последнего, казакуя, воевал с гетманом Мазепой против москалей. А Мазепе шел на помощь швед. Шведские могилы еще и до сих пор столбят копнами из топкого пейзажа на линии Сарны-Березно, вдоль реки Случ. Каждый год мой дед на святой неделе брал кошель яиц и волами ехал к могилам, клал на каждую могилу яйцо и молился Богу. Я ездил с ним. «Союзники моего деда, - говорил он, - царство им небесное. Они праведники. Воевали Расею...».

Так что послужной список ненавистников Руси из рода Боровцев внушительный. Ведь каждое из нашествий на матушку Русь сопровождали армии татарских и польских наемников, для которых грабеж - их казацкое дело, ремесло, так сказать. Боровец в народных промыслах - это клопец, клоповник, денежник, копеечник.

Кстати, генерал-хорунжие Тарас Боровец и Евгений Побигущий упомянуты В. Кожелянко в связке не случайно. Побигущий - он же агент фашистского Абвера по кличке «полк. Рен», ранее служивший капитаном в польской армии, при нападении на СССР возглавил батальон СС «Роланд» имени Е. Коновальца и С. Петлюры, который в составе 11-й немецкой армии развивал наступление на линии Проскуров - Одесса. Позже Е. Побигущий с карательной миссией был откомандирован для борьбы с партизанским движением в Белоруссию, где организовывал геноцид белорусского народа, был по достоинству оценен Гитлером и назначен командиром полка дивизии СС «Галиция». А вот с Бульбой-Боровцем Е. Побигущий сошелся уже после войны в Мюнхене, где «полк. Рен» руководил «станцией ЗЧ ОУН» - подготовкой американской агентуры.

По иронии судьбы люди, которые ни дня не были украинскими гражданами, зато всю свою жизнь боролись против Украины вместе с ее завоевателями, почему-то называли себя украинскими националистами. Та же американская разведшкола в Мюнхене (ФРГ) готовила из членов ОУН(м) разведчиков, диверсантов, военспецов, владевших «методами погружения в официальные структуры противника».

Как информируют нас преподаватели академии СБУ Д.В. Веденеев и Г.С. Быструхин, ее основал в 1948 году член ПУНа (провода украинских националистов), бывший генерал армии УНР М. Капустянский. Руководил учебным заведением сторонник ГЦ (государственного центра) УНР в эмиграции, бывший генерал армии УНР М.Омельянович-Павленко, его заместителем был бывший полковник армии УНР Калинник. Начальником штаба школы был боец УПА Е. Петришин («Вернигора»), начальником учебной части и преподавателем устава - И.Коваль, бывший полковник Красной Армии, офицер дивизии СС «Галиция» и сотрудник американской контрразведки. Его заместителем являлся шеф контрразведки армии УНР полковник М.Чеботарев, бывший начальник топографического подотдела разведки «восточного направления» Генштаба Польши, сотрудник американской контрразведки. Среди преподавателей - известный «повстанський ватажок» Т. Боровец-Бульба.

Именно здесь оттачивали свое «ремесло» нынешний народный депутат Украины, до недавних пор министр юстиции при президенте В.Ющенко, уроженец США Роман Зварич и уроженка США, вторая супруга «нашего» В. Ющенко - Кетрин-Клер Чумаченко-Ющенко. В мюнхенских уютных пивных Р.Зварича посетила любовь к обогащению теории национализма и он написал свою первую книгу, заменившую ему диссертацию. Здесь он познакомился со своей нынешней женой, вербуя в Польше людей для работы на ЦРУ.

«Дело в том, - откровенничает Р.Зварич в одном из интервью, - что тогда я уже отошел от науки и работал в Мюнхене - офис находился на Цеппелинштрассе, 67 - личным секретарем главы Организации украинских националистов Ярослава Стецько. Отвечал у него за международное направление, а было еще совершенно закрытое, засекреченное - так называемое краевое направление. - Иными словами, готовили агентуру для работы в Украине? - Я не сказал бы, что агентуру. Скорее, людей для связи с подпольем», - свидетельствует Р. Зварич.

Заметьте, СССР уже не существовал, поэтому оправдывать свою деятельность борьбой за независимую Украину или антисоветскостью в этом случае невозможно.

Именно в это время «главным посредником между украинскими националистами и чеченскими боевиками оставалась фигура С.Стецько. Ведь она возглавляла Антибольшевистский блок народов, деятельность которого курировалась из Вашингтона, Мюнхена и того же Лондона. Но когда мы вспомним, что в работе АБН принимала непосредственное участие жена В. Ющенко Кетрин-Клер Чумаченко, тогда можно понять - откуда у Р. Бессмертного и Г.Удовенко (видные соратники В. Ющенко. - Авт.) такая любовь к террористам и ненависть к России», - писала не так давно украинская пресса об истинных намерениях тех, кто вот уже на протяжении столетия двигает «дело»Роман ЗВАРИЧ-Катерина ЮЩЕНКО-ЧУМАЧЕНКО Бульбы-Боровца, вплоть до августовскойгрузино-осетинской войны.

Идею создания антибольшевистского блока народов в борьбе с Россией и российскими соотечественниками выдвинул и обосновал не кто иной, как Бульба-Боровец еще в ноябре 1944 года в статье «Наше отношение к России, коммунизму и генералу Власову»: «В Европе может быть только одна доминирующая сила: или Германия, или Россия. Россия так долго не отступится от своих попыток доминировать в Европе, как долго она не будет разбита... Среди немцев есть много таких, которые верят в возможность дружбы между Германией и Россией. Это самообман. Все русские пылают только лютой ненавистью к Германии и ожидают благоприятного момента для дикой мести. За Эльбрус и Ленинград - москали не забудут немцам никогда... В антикоммунистический блок сегодня должны входить не только «народы России», а целая Европа... Фронт и монолитная антикоммунистическая борьба немедленно нуждаются в новых боеспособных дивизиях, идеологических борцах и честной активизации работы, в кузницах оружия, а не парадного крючкотворства дармоедов, которые только думают пережить войну в немецкой униформе». «Каждая Россия была и будет империалистической», - дышит ненавистью в каждой строчке Бульба-Боровец. «Нужно вести «борьбу не только с коммунизмом, но и с самой Россией. Не за изменение того или другого режима, а за полное уничтожение великороссийской империи» и востребована для этого «исключительно концепция расчленения великороссийской империи». (Атаман Тарас Бульба-Боровец. Берлин, дня 12.11.1944).

Это просто какое-то вулканическое извержение черной ненависти к России и всем русским людям человека, который всю свою жизнь потратил на прислужничество ее немецким и американским недоброжелателям. Надеюсь, понятно теперь и тем, кто в самом деле посчитал себя правдолюбом, какими «защитниками республики» были петлюровцы, и как они «пропагандировали идею консолидации всех творческих сил украинской нации», включая Михаила Омельяновича-Павленко, руководителя упомянутой разведшколы в Мюнхене.

Если это те, которые, по мнению В. Колесниченко, «представляют силу и величие нашего народа», то кто тогда для него поруганные «консолидаторами» рабочие завода «Арсенал»? И входят ли в это определение те, кто остались безнаказанными за погромы, произведенные «петлюровцами» в 180 населенных пунктах на территории Украины, во время которых истреблено несколько десятков тысяч евреев. По одним данным - свыше 25 000; по другим - до ста тысяч. И отличались они друг от друга не дифирамбами «демократической либеральной платформе», а числом жертв и степенью организованности и прямого участия в них разных чинов армии Украинской Народной Республики, так лихо разрекламированной одним из видных регионалов.

Непонятно, правда, автора бесят все эти «профессиональные провокаторы и сексоты, отрабатывающие свои задания при всех режимах», или только «кучка разных маргиналов, «истов» и «фобов», глухих к голосу разума и объективным фактам истории», которые в действительности, при внимательном анализе, на поверку оказываются лишь очередным писком епецслужб? Сейчас, когда «открываются архивы», я так понимаю, взятого под контроль ОУНовцами «оранжевого» СБУ, «и наружу выходит правда», а не благородные идеалы, как принято у истинных правдолюбов, у них получается то же самое, что и с негодяями, подлецами и мерзавцами. Скажу я Вам, Вадим Васильевич.

2. Сколько фронтов у галицийско-украинских фашистов

Например, говоря: «в своей статье я прежде всего выступаю за правдивую историю», - но тем не менее эта декларация В. Колесниченко на поверку оказывается малоубедительной. Возьмем два тезиса. Первый: «Во время Второй мировой войны Бульба-Боровец... действовал почти три года в лесах и болотах Полесья в окружении врагов без поддержки извне». И второй: «Максим Боровец... успешно воевал на несколько фронтов - против «советов», против немцев и против националистов из бандеровской ОУН».

БУЛЬБАБОРОВЕЦдействовалвтреугольникеСлуцкГомельЖитомирТри года на три фронта? Если речь идет о Великой Отечественной войне (1941-1945), то тогда надо так и писать, а не пользоваться вражескими нашему народу лекалами по подмене понятий, которые оскорбляют ее ветеранов, не прятаться за термин «мировой войны». А ежели Бульба-Боровец действительно воевал на фронтах Второй мировой войны, то тогда почему «три года»? Как минимум - шесть! Мы отметим, с сентября 1939 г., и что ее окончанием следует считать не 8 мая 1945 года, а 2 сентября 1945 года - в этот день на борту американского линкора «Миссури» был подписан акт о капитуляции Японии. И почему «наши» правдолюбы говорят только о трех, а об остальных годах такой колоритной фигуры как Бульба-Боровец - воды в рот набрали?!

Организация в 1939 году собственного угольного производства в Кракове и «дело» по изготовлению икон в Холмах свидетельствует не о том, что будущий «атаман» стоял в то время вне политики, а как раз наоборот. Достаточно фактов и документов, чтобы утверждать, «что Тарас Боровец в то время был агентом абвера - нацистской военной разведки». В ноябре 1939 г. как раз в г. Холмы состоялось совещание уэнэровского руководства, на котором оно утвердило план предстоящих действий и участия в них Боровца. В разгар Второй мировой войны, которая началась 1 сентября 1939 года, он получил задание развернуть на Украине подпольно диверсионную работу, чтобы поддержать предстоящее наступление фашистских войск.

«Я сам из «Гонты» сделался «Байдой», - пишет в своих мемуарах Бульба-Боровец. - «Во второй половине октября 1940 года выехал на двухмесячную инспекцию вглубь Украины. Начиная от Житомира, через Киев, Чернигов, Полтаву, Харьков, Днепропетровск, Одессу, Винницу, и назад - через Житомир - Сарны. Я объехал все главные ячейки». К чести советских чекистов, они тогда не дремали и после вояжа агента германской разведки из оккупированной фашистами Польши взяли под контроль всю заложенную сеть и даже провели в Виннице показательный суд над близким товарищем Бульбы-Боровца, бывшим петлюровским «атаманом» Волынцом. В общем, спустя полгода, действуя в обозе фашистского наступления, будущему генерал-хорунжему в условиях войны придется опираться совсем на других людей. Что я имею в виду?

Ну, вы заметили, что мы упустили из вида год жизни, как цитирует уважаемый Вадим Васильевич, одного «из самых умелых стилистов украинской литературы» Уласа Самчука, характеризующего друга по оружию Бульбу-Боровца: «Он же и поэт... И драматург... И мечтатель, и фантаст». И такой всесторонний молодой человек, да еще и «камнетес экстра-класса», получив задание о подготовке к войне в ноябре 1939 и до заброски в советский тыл в конце октября 1940 года, то есть ровно год, да ничем путным не занимался? Кто ж в это поверит? И правильно сделает.

Загляните, например, в ту же энциклопедию ОУН-УПА. «Волки» - спецбоевка Василия Сидора, он же «Шелест», он же «Конрад», он же «Зов», вышколенная в 1937 году из 25 членов ОУН для участия в «операциях против польских пацификаторов» в преддверии спецоперации Гитлера по захвату Польши. В дальнейшем, перед нападением фашистов на СССР, спецотряд получает задание «возобновить деятельность войсковиков» на Полесье и «в районе Янова появляется «Полесская Сечь». По сведениям оуновского историографа Петра Мирчука, именно под «чутким» руководством «драматурга» Т. Боровца группа «волков» возродила «Полесскую Сечь».

То же самое утверждает и О. Штуль-Жданович (Шуляк): «Это нравится кому-то или нет, осенью 1940 года Тарас Боровец организует «Полесскую Сечь» как основу будущей повстанческой армии». Бюллетень ОУН(м) «Горн» за июнь 1982 г. также утверждает: «Партизанскую борьбу с оккупантом начал атаман Тарас Бульба-Боровец, который еще перед войной организовал «Полесскую Сечь».

Сам же Бульба-Боровец об этом промежутке времени лишь скромно замечает: «Проштудировав десятки раз объективную (?) оценку борьбы и тактику атамана Махно, написанную его врагами, я решил принять ее на будущее как основной закон боевой тактики наших повстанческих отделов». Вот вам и вся предстоящая драматургия выросшего «в бедной сельской семье» бандита, принятого «нашими» правдолюбцами за поэта и мечтателя.

Как договаривались, пока не будем касаться тех трех лет, когда Бульба-Боровец «успешно воевал на несколько фронтов» «в лесах и болотах Полесья в окружении врагов без поддержки извне». Приведем несколько примеров более поздней «деятельности» «повстанческих отделов».

Летом 1943 года стая «Волка» - отдел УПА - зверски замучила неподалеку от Шубкова Ровенского района семью Гроховских: Чеслава Владимировича (1895), Розалия (1898), Леонтия (1918), Казимира (1929), Владислава (1928), Франтишека (1930), Антона (1932), Антонину (1917), Юзефа (1915), Владимира (1940), Юлию (1942). Детишки были в возрасте соответственно три и годик.

Из отчета Первой группы УПА от 27.VII.1943 года - о большой акции по уничтожению польских и украинских сел Гута Степанская, Борок, Ляды, Омелянка, Ромашковое, Темное, Темное Степанское, Ломы, Барсуки, Мельники, Гута Мидская, Мутвица, Вирка, Тур, Иванче, Гали Каминное (и ряда других). «Операцию провели казаки из отдела «Волков», «Ярмака», «Узбека» под руководством «Карбана», «Овражка», «Осы», «Кентавра» и «Бористена». Начало кровавого змагу - 16.VII. в 22 по времени. За двое суток было «уничтожено в захваченном лагере, который был в лесу, триста люду». Выводы: «Села ликвидированы, вражеские потери пятьсот человек и неочерченное количество раненых. Слава Украине!».

Из донесения (5.ХІІ.1944 года) хозяйственного «Охрима» из села Текливка Березневского района: «Друже проводник. Дня 3.ХІІ. э. г. «Волча» боевка выполнила определенный грабеж: забрала две воловьих кожи у Володя, в Ящука - пиджак, в Снежка Якова забрала дерево на дом, позабирала полотно, тулупы, сукно, сапоги, и убили одного люда».

28.І.48 года в селе Вербень зарублены топорами уполномоченный райотдела милиции Борис Александрович Давличенко и житель Иван Михайличенко, головы им отрублено, трупы лежали на перекрестке дорог. 22.ХІІ. 1948 года эсбисты «Волка» (группировка «Далекого») в селе Новоселки из автомата постреляли Даниила Ильича Карабана - коммуниста, депутата сельсовета, Василия Александровича Ярошевича - председателя сельсовета, Ивана Юрьевича Ярошевича.

Как видим, Великая Отечественная давно закончилась, а вот Вторая мировая война длилась еще долго, пока на Ровенщине банды Бульбы-Боровца продолжали заниматься террором. Подельника Бульбы-Буровца Василя Сидора, капитана Абвера, командира роты шуцманшафтбатальон-201, награжденного немецким крестом за спецоперации в Белоруссии, затем шефа КВШ (краевого военного штаба), члена ГВШ УПА и командира УПА-Запад красноармейская пуля настигла, по одним данным 14, по другим 17 апреля 1949 года в долине реки Лимница Перегинского района Станиславской области при ликвидации зимней стоянки командира УПА-Север Клима Савура (Р. Клячковский).

Приведенные примеры разбоя и бандитизма достаточно широко известны: вплоть до последних дней существования Советской власти на Украине во всех западных областях газеты из недели в неделю публиковали поименные списки жертв «бандеровщины». Конечно, речь идет не только об ОУН(б) как обособленном течении украинско-галицийского национализма, а о нарицательной характеристике украинского интегрального национализма и организаций ОУН и УПА, которые давно укрепились в массовом сознании украинцев как украинская разновидность фашизма. Самым прямым образом это касается и Бульбы-Боровцы, и его УПА.

Обратите внимание на национальность жертв 1943 года - это поляки и украинцы из смешанных семей. В 1942 г. фашисты руками украинских полицаев начали выселение поляков с ряда территорий генерал-губернаторства, заселяя на их место украинских галицийцев и немцев. В ответ на это польские партизаны оказали решительное сопротивление, и чтобы сломать его, в Берлине отдали распоряжение всем ОУНовским организациям начать массовые репрессии. Свое участие в них Бульба-Боровец оправдывает так: «Через враждебное отношение поляков к украинцам польско-украинские отношения еще больше обострялись. Почти все поляки пошли вместе с большевиками против украинцев. Для УПА это означало 3-й открытый фронт - польский». Добавим: против стариков, женщин и детей.

Так что не на три фронта воевал Бульба-Боровец, как это утверждает В.Колесниченко. А к трем им перечисленным нужно прибавить еще как минимум два - против украинского и польского народов. «Волынская резня» летом 1943 года стала апогеем человеконенавистничества УПА, ведь в сжатые сроки был осуществлен не только геноцид поляков, но и «зайдов», «хрунов», «зрадників», которым становился любой «чужой». По оценке окружения Боровца-Бульбы, «на его политические взгляды и убеждения наложила отпечаток жизнь в условиях панской Польши, политика которой по отношению к украинцам известна. Поляков он ненавидел». Но ведь и украинцев любил не больше?

В документах нацистской полиции безопасности и СД, «которые каждые две недели поступали в Берлин из оккупированных восточных областей», для коллаборационистов появилось обобщенное название - «украинское движение сопротивления». Его составными частями, по мнению немецких экспертов, были ОУН(б) и ОУН(м), а также «формация атамана Т. Боровца-Бульбы». «Наиболее активной движущей силой движения сопротивления признавались бандеровцы и бульбовцы».

Считаю недостаточно аргументированной точку зрения группы историков НАН Украины, что будто бы службу Т. Бульбы-Боровца оккупационному гитлеровскому режиму в Великую Отечественную войну 1941-1945 гг. не стоит расценивать как коллаборационизм. Сам термин «коллаборационизм», считает С. Кульчицкий, означает службу вопреки интересам своего народа и родины, а тот же «Т. Бульба-Боровец был гражданином Польского государства, хотя и боролся против него еще с юношеских лет. Установленную в Западной Украине в 1939 г. советскую власть он не признавал».

Во-первых, бандитизм и терроризм в любом государстве находится вне закона, то есть не имеет родины. Во-вторых, шла борьба против уже существующего украинского государства - УССР, и не за изменение его политической системы, а за порабощение Украины и уничтожение славян как «неполноценной нации». В-третьих, Галиция вошла в состав Польши в 1920 году по решению правительства УНР, которое дружно было поддержано УСС (украинские сечевые стрельцы), предшественниками УВО-ОУН. И, наконец, украинское звено было частью цепи общеевропейского коллаборационизма, которым широко манипулировали гитлеровцы.

После прочтения статей В. Колесниченко о Бульбе-Боровце и «Полесской Сечи» у не очень осведомленного читателя наверняка сложилось мнение, что «атаман» был живым и действующим лицом лишь до 1944 года, при том еще и решительно боровшийся с линией С.Бандеры («три года на три фронта»). Это далеко не так. Точнее - совсем не так. Внутренняя грызня между собой украинских коллаборационистов шла не из-за идеологических разногласий, а за преимущества в финансировании и степени приближенности к руководству Третьего рейха. В своих воспоминаниях бывший начальник Главного имперского управления безопасности рейха В. Шелленберг жалуется на постоянные споры шефа гестапо Г. Мюллера с начальником абвера В. Канарисом на почве «использования украинских националистических лидеров».

Летом 1943 г. между ОУН(б) и руководством гитлеровских спецведомств была достигнута договоренность о подчинении Боровца УПА бандеровского крыла, но «атаман» воспротивился и развернулАльфредРОЗЕНБЕРГРейхсминистрвосточныхземелькрестныйотецУкраинскогоНациональногоКомитетаУНК широкомасштабную пропагандистскую кампанию против конкурента. В конце концов, у немцев «терпець урвався» смотреть на разлад в «украинском движении сопротивления», и они собрали Бандеру, Мельника и Боровца в бункере «Целенбау». Здесь же находился замок Фриденталь, где располагался центр подготовки кадров для ОУН(б) и проходили «конспиративные» встречи со связными ОУН. Рядом, в двухстах метрах, располагался концлагерь Заксхаузен, как бы советующий «националистическим лидерам» быть мудрыми и сговорчивыми в отношении предложенной гитлеровцами коренной реорганизации «повстанческого» движения.

В это время полным ходом идет создание дивизии СС «Галиция» на базе ОУН(м), но при инициативе членов Украинской Народной Рады (УНР), которая обратилась непосредственно к Гитлеру за поддержкой и, в конце концов, получила ее. В состав Рады входили, в частности, архиепископ А. Шептицкий, «президент УНР» после смерти Петлюры в 1926 Андрей Левицкий, уже известный нам М. Омельянович-Павленко - непосредственное руководство Бульбы-Боровца, таким образом, продемонстрировавшее немцам желаемое для тех единство рядов.

Однако сторонники Бандеры, поддерживавшие с ним связь во время его нахождения в «Целенбау» и замке Фриденталь с 1941 года, развернули террористическую деятельность, направленную на подчинение всех сил Бандере ОУН. С этой целью они совершали массовые убийства сторонников А. Мельника и Бульбы-Боровца, а также создавали параллельные структуры, одноименные с уже существующими силами других «националистических лидеров»: Украинская повстанческая армия, Украинский центральный комитет и др. К 1944 году, особенно когда дивизия СС «Галиция» не оправдала надежды в своей боеспособности, бандеровцам частично удалось уменьшить влияние Мельника и Бульбы-Боровца на Берлин.

В сентябре (по другим источникам в декабре) 1944 года Бандера и Бульба-Боровец поступают в распоряжение Абвера и отправляются в Краков, в расположение специально созданной абверкоманды-202 для укрепления связи между гитлеровцами и УПА, занимаются подготовкой диверсионных групп, пополняющих личный состав УПА в советском тылу. Избранное новое бюро ОУН(б) в составе Бандеры, Шухевича, Стецько теперь уже окончательно занимает господствующее положение в «украинском движении сопротивления». И когда зимой 1944-1945 годов вследствие быстротечного наступления Красной Армии С. Бандера и Т. Бульба-Боровец неожиданно угодили в освобожденном Кракове в окружение, их оттуда по персональному приказу Гитлера выручал сам Отто Скорцени.

В марте 1945 года, за семь недель до капитуляции гитлеровской Германии, ввиду проигранной Германией войны, Бандера, Мельник, Боровец и другие руководители «повстанческого» движения рассматривают предложенную «рейхсминистром восточных земель» Альфредом Розенбергом идею основания «Украинского Национального Комитета» (УНК) в Берлине. Немцы выходят с предложением о создании украинского политического представительства, которое после войны должно было стать чем-то вроде временного правительства Украины. Германия рассматривала кандидатуру руководителя УНК: «Левицкий был чрезмерно демократичным для Розенберга, Скоропадский малоизвестный; Бандера слишком ненадежный; у Мельника было слишком много врагов (…) Павло Шандрук (…) был одобрен Берлином, потому что он сотрудничал (с ними) с 1941 года». Т. Бульба-Боровец согласился возглавить диверсионно-повстанческую парашютную бригаду.

Вскоре УНК издает призыв «ко всем украинцам, находящимся на немецкой территории и в контролируемых Германией странах», с сообщением о своем основании и «организации новой украинской армии при немецких вооруженных силах». Новая армия, как вспоминает Бульба-Боровец, состояла из регулярной, которая получила задание Берлина «бороться на восточном фронте против врага Украины, СССР», и группы «Б» Украинской Национальной Армии. В состав регулярной части УНА вошли дивизия СС «Галиция», которую переименовали в Первую дивизию УНА, и украинские воинские части из других немецких соединений, и все это обрело название - Украинское Освободительное Войско. Группа «Б» получила задание спецслужб Рейха вернуться на восточный фронт для диверсионно-партизанской войны и подчинялась приказам генерала Шандрука. Командиром группы «Б» был назначен «атаман» Тарас Бульба-Боровец.

Непосредственным руководителем «парашютиста Бульбы» и группы «Б» (Fallschirmjagd-Brigade - Gruppe «B») «войск специальн ого назначения УНА» генерала П. Шандрука был штурмбанфюрер Х. Эбергард, возглавлявший общерусскую группу «Истребительного подразделения Ваффен СС «Восток». Количественный состав этого подразделения намечалось довести до 5 тыс. чел., но для отправки в советский тыл успели подготовить лишь два батальона (400 чел.): война окончилась.

И где здесь, скажите, Вадим Васильевич, хотя бы намек на организацию Бульбой-Боровцем фронта против нацистов и против националистов из бандеровской ОУН? Или Вам, как в свое время В. Высоцкому, волков стало жалко? А как же в таком случае можно «выступать за правдивую историю»? Вы ничего не перепутали, «окапываясь» в обществе российских соотечественников, как когда-то Бульба-Боровец на Полесье?

3. Откуда берутся украинские, белорусские и еврейские коллаборационисты

Теперь о том, что происходило с 1941 по 1943 год на Полесье? Как действовал «еще на одном фронте» Бульба-Боровец? И что, как правило, упускают из виду, оценивая деятельность «Полесской Сечи» в Великую Отечественную войну?

Во-первых, о «ряде вопросов дискуссии», как пишет В. Колесниченко: «Доказанным фактом является координирование действий УПА «Полесская Сечь» с гитлеровцами в начале войны, переговоры относительно сотрудничества - в конце». По-моему, мы ранее достаточно убедительно доказали факт коллаборационизма, бандитизма, геноцида и преступной деятельности не только лично С. Бандеры, А. Мельника и М. Боровца, но и всех возглавляемых ими до конца Второй мировой войны организаций. Было не сотрудничество, не координация, а «работа» на спецслужбы Третьего рейха, за которую платили деньги, давали звания, награды, должности, привилегии, иногда за плохую службу, конечно, наказывали и, возможно, даже несправедливо. Согласен. Верю. Но никогда, нигде и никто от Гитлера и его окружения не слышал обещания построения Независимой Украины!

Во-вторых. Поддерживая наступление немецких войск в первые месяцы войны, Бульба-Боровец «осуществил много успешных операций против регулярных большевистских частей», - указывается в донесении немецких спецслужб из оккупированных восточных областей. «От немецкой армии Т. Бульба-Боровец получал приказы о последующих операциях, а также оружие и снаряжение». «Боровец получал приказы»! И не надо наводить «тень на плетень» термином «координации», Вадим Васильевич: об этом говорят архивы, конечно, не те, которые, как вы пишете, «сейчас открываются». Историки, да и сам Боровец, в отличие от Вас, никаких секретов из этого никогда не делали. И отношения с представителями вермахта, в особенности фронтовых частей, у «атамана» «Полесской Сечи», к тому времени сменившего кличку агента «Байда» на «Бульбу», были приятельскими.

В-третьих. «Полесская Сечь», - пишете Вы, Вадим Васильевич, - была основана на внеполитической, гражданской, либеральной платформе построения Независимой Украины», «на основе демократических принципов». Это абсолютное ноу-хау! Для историков, политиков и просто читающей публики, независимо от их идеологической ориентации! «Утверждение о том, что набор в подразделение Бульбы-Боровца осуществлялся на добровольных началах, является ошибочным», - пишет западный многолетний исследователь УПА Лев Шанковский. «В мобилизационных карточках атамана, которые распространяли среди населения специальные связные, отмечалось, что «невыполнение мобилизационного приказа карается расстрелом». «Соглашаемся, что лишь первые отряды бульбашей в действительности образовывали добровольцы», - пишет историк из Виннипега. Так что учтите, добровольцами (а значит и либералами, демократами?) были только «Волки», т. е. первые основатели «Полеской Сечи», те, у которых руки по локти в крови.

В-четвертых, особенно интересно в этом смысле, после «либеральной платформы» еще и «обеспечение равных прав всем гражданам Украины, независимо от их происхождения, религии или убеждений», которыми восхищается «наш» автор в организованной Бульбой-Боровцем «на огромном треугольнике Слуцк - Гомель - Житомир» Олевской республике. Ладно, холокост евреев возле с. Варваровки списан на принуждение эсэсовцами «бывшего сотника УПА «Полесская Сечь» К. Сиголенко». Но этот «сотник» не такая уж простая «цаца», как это хотел бы нам «втюхать» В. Колесниченко вслед за «мемуаристом» Бульбой-Боровцем.

Позвольте на этой истории остановиться поподробнее, раз «Историей нельзя манипулировать, какой бы горькой она ни была...»

Официальным печатным органом «Полесской Сечи» стала газета «Гайдамака», которая выдвинула в № 11 от 22 ноября 1941 г. «историческое задание». А заключалось оно не только в ликвидации партизанства в лесах северной Украины и южной Белоруссии, но и в том, чтобы была «в настоящий момент уничтожена паразитическая нация жидов, которая пиявкой сосала кровь из живого человеческого тела веками». Инструкцией для выполнения этого «задания» служил протокол заседания руководителей т. н. «украинского движении сопротивления», потому что на совещании во Львове в середине июля 1941 г. присутствовали все «заинтересованные» стороны: бандеровцы, мельниковцы, уэнэровцы. Его участники после первых массовых убийств обсуждали судьбу евреев Украины и самым «либеральным» был, конечно, уже известный нам «президент УНР» г. Левицкий: «В Германии евреи имеют арийский параграф... В Германии есть разное: полжида, четверть жида, но у нас так быть не может. Немец, который женился на жидовке, становится жидом. Факт, что некоторые влезли в украинскую кровь, многие женились на украинках… Каждый еврей обязан был быть зарегистрированным. Их изгнали из некоторых городов, например из Кракова, переместив в другие, например в Варшаву, где создали гетто, обнеся его стеной. Они имеют кино, театры, но не имеют еды. Молодые, способные идут на работу. Часть нужно уничтожить. Хотя и теперь уже кое-кого уничтожили...».

«Местная газета «Гайдамака» без немецкой цензуры была очень популярна по всей Украине. Через Ровно она рассылалась на все регионы Украины», - пишет В. Колесниченко. Так вот, редактором этой газеты сначала был упомянутый «сотник» Сиголенко, позже «один учитель из Житомира - господин Бобенко. Ни Сиголенко, ни Бобенко не были профессиональными журналистами. Газета чувствовала нехватку хотя бы одного хорошего профессионального редактора», - вспоминает Бульба-Боровец. «В условиях настоящей свободы и свободного творчества во всех сферах жизни... возродилась общественная жизнь, административное самоуправление, хозяйство, культура, образование, пресса, издательства, здравоохранение», - считает В. Колесниченко.

Так вот теперь, собственно, о здравоохранении. «Некто Кирилл Сиголенко - адъютант командующего Украинской повстанческой армией «Полесская Сечь» и, по совместительству, - редактор юдофобской газеты «Гайдамака». Он, в частности, поголовно расстрелял евреев в городах Олевск и Дубровицы. Пан Сиголенко самолично «выхватывал у матерей детей, поднимал в воздух или ставил на ноги, если дети были постарше, и стрелял в них из пистолета». Кроме того, он «грабил свои жертвы, в первую очередь присваивал изделия из золота. Были также случаи, когда он вымогал у обреченных людей драгоценности, обещая им сохранить жизнь. А потом все же убивал...» После войны Сиголенко, выдавший себя за жертву нацизма, работал на американские специальные службы в Берлине», где и был арестован... с билетом члена западноберлинской еврейской общины в кармане. На суде выяснилось, что настоящее имя щирого украинца было Хаим Сигал… Ладно, это написали недоброжелатели из российского общества «Память», злорадствуют.

Вадим Васильевич, Самуил Гиль приводит трагическую историю о еврейском пареньке Хаиме Сигале, раздобывшем документы на имя К. Коваленко и вступившем в отряд УПА. Одним из его первых заданий стала антиеврейская операция по ликвидации заключенных в гетто. Хаим «работал» хорошо и был назначен начальником полиции в Дубровицу Ровенской области, где занимался тем же. В начале 80-х гг. его опознала в Западном Берлине одна из жертв тех трагедий, когда Сигал просил подаяние под берлинской синагогой и питался в общественной столовой. В дальнейшем суд г. Ровно приговорил Хаима Сигала к смертной казни.

Еще более подробно об этом и других евреях-коллаборационистах рассказано в «Еврейском журнале»: «Еврейские солдаты» Гитлера. Речь о тех, кто придерживался поговорки: «С волками жить - по-волчьи выть».

Уроженцу Львова Хаиму Сигалу, из добропорядочной еврейской семьи, свадьбу расстроила война. А после вступления в город «Нахтигаля» и еврейско-польских погромов он бежал в г. Ровно, где его приютила женщина, у которой два года назад пропал сын Кирилл Коваленко. Смекалистому юноше прибрать к рукам документы не составляло труда, с которыми он, в поисках работы, пришел по объявлению о наборе добровольцев в УПА Бульбы-Боровца к сотнику Степану Конько. Здесь Хаим стал образцовым воякой, одним из лучших стрелков по трем обязательным мишеням с надписями «коммунист», «москаль» и «жидюга». Когда в стычке с красноармейцами погиб Степан Конько, атаман Бульба назначил Коваленко-Сигала сотником, а затем сделал и адъютантом.

Хаим лично участвовал в облавах, погромах и чистках, подавая пример остальным полицаям, собственноручно расстреливал женщин и детей. «Слава» о его зверствах в «Олевской республике» достигла самых глухих ее мест, и партизаны несколько раз организовывали операции по его поимке, хотя и неудачно. Зато усердная служба бандита ознаменовалась тем, что по ходатайству Бульбы-Боровца немцы назначили Хаима комендантом полиции города Дубровицы с предписанием «атамана» перво-наперво «покончить с жидами» этого города. Конец войны Хаим Сигал как всегда предусмотрительно встречал с заранее заготовленными документами на имя убитого им польского еврея Карла Ковальского. Судьба же приверженца свастики, трезуба и американского орла закатилась лишь после того, как работавшая в кафе посудомойкой женщина узнала палача Кирилла Коваленко.

«Причастность Тараса Бульбы-Боровца к расстрелам мирного населения и евреев в 1941 году на территории «Олевской республики» опровергнута... английским судом... с апреля по ноябрь 1946 года... Т. Боровец был оправдан по всем обвинениям... британские судьи - это вам не украинские СБУшники», - пишет В.Колесниченко. Как для профессионального юриста - странное заключение. Недостаток доказательств 8-месячной тяжбы относительно личного участия в преступлениях может, конечно, быть основанием для принятия решения любого суда, не только английского. Как говорится, либо лучше стрелял в свое время, либо лучше скрывался от своих жертв под крылом английской и американской разведок. А вот насчет предпочтения СБУ ЦРУ, странный, однако ж, аргумент…

Помимо дара «либерала», «демократа», который, как мы заметили, довольно странным образом понимал «обеспечение равных прав всем гражданам Украины, независимо от их происхождения, религии или убеждений», мы незаметно обнаружили еще один талант в «атамане» Бульбе-Боровце: он умело, под стать себе, выращивал прямо таки «в полевых условиях» кадры для «Полесской Сечи». Об этом, поверьте, можно много говорить, и об одном таком звере в человеческом облике мы просто обязаны рассказать, а то вдруг еще остались люди, которые вслед за В.Колесниченко будут повторять: «Мы... свою родословную продолжаем от Украинской Народной Республики»!

К 26 сентября 1941 года в Киеве для проведения холокоста в Бабьем Яру фашисты собрали 300 эсэсовцев и свыше 2 тыс. украинских полицаев из ОУН(б), ОУН(м), а по поручению Боровца сюда прибыл многолетний агент фашистской разведки сотник (гауптман) Анатолий (Анатоль) В. Кабайда, псевдоним Жуковский. Ставленник Т. Бульбы-Боровца, сначала в должности секретаря коменданта киевской полиции П. Захвалынского, а затем и коменданта киевской полиции, остался и дальше связным штаба УПА. Кабайда-Жуковский принимал участие в расстрелах в Бабьем Яру, в концлагерях на Сырце и в Пуще-Водице, в допросах и истязаниях на «конвейере смерти», созданном и 725 дней действовавшем концлагере в Бабьем Яру, где нашли свое последнее пристанище свыше 100 тыс. человек всех наций и народностей СССР.

«Приказ» коменданта полиции г.Киева Орлика добровольно явиться на эшафот Бабьего Яра дал старт этой страшной истории геноцида евреев. Андрей Орлик - с сентября 1941 года первый комендант Киевской полиции, возглавлявший Киевский куринь из первой Походной группы ОУН мельниковцев, которые вместе с наступающей гитлеровской армией пришли в столицу Украины со Львова. В декабре 1941 г. из полиции Орлик ушел и его настигла «суровая кара» бывших товарищей. Вскоре его место занял Кабайда-Жуковский.

Кабайда-Жуковский и его подручные из охранной полиции убили множество невинных людей - стариков, детей, женщин. Для поощрения полицаев Кабайда издал необычный приказ: за каждого задержанного или замученного человека бандит получал «награду» - килограмм сала и столько же муки. Киевских евреев, которым удавалось найти убежище и спрятаться, гитлеровцы и оуновцы разыскивали и убивали. «В каиновой работе особенно отличились полицаи Кабайда, Устименко, Ющенко и Баранюк. Как правило, эти предатели, экономя патроны, убивали свои жертвы лопатами. Так, Ющенко, обнаружив в одном из убежищ еврейскую девушку, покалечил ее лопатой, после чего живьем бросил в яму и тщательно утрамбовал землю».

В 1945 году Кабайда-Жуковский в совместном бандеро-мельниковско-бульбашевском УНК - старшина для поручений при штабе УНА ген. П. Шандрука. После войны сбежал в Австралию, подальше от правосудия и властей Германии, которые часто совершали, в отличие от Англии и США, экстрадицию в СССР обвиняемых в геноциде и преступлениях против человечности в годы Великой Отечественной войны. Награжден «экзильным урядом УНР», разрекламированным В. Колесниченко, Военным Крестом, Орденом св. Юра в золоте и рядом других наград.

В целом деятельность отрядов «Полесской Сечи» получила похвальную оценку скупых на похвалы нацистов, и ниже скажу почему. Сам «атаман» Боровец-Бульба скромно считал, что его ребята «не были пассивными зрителями» того, как Германия уничтожала «лицемерную коммунию», и «приложили также свою руку к ее позорной смерти». Общую численность сечевиков «атаман», как и В. Колесниченко, оценил в 10 тыс. чел. Советские и оуновские историографы считают, что она не превышала 3 тыс. Цифрой 2-3 тыс. человек оценивала количество бойцов «Полесской Сечи» и немецкая власть.

Вот единственный, пожалуй, факт, из написанного по этому поводу В. Колесниченко, с которым я соглашаюсь: «С организацией Рейхскомиссариата «Украина»... 16 ноября 1941 года Бульба-Боровец официально демобилизирует свое 10-тысячное формирование... Штаб переносится в Людвиопольский район Ровенской области, недалеко от трассы Ровно-Киев... мозговой центр УПА «Полесская Сечь» расположен где-то далеко - в белорусских болотах». Да, официально. А неофициально? В это время идет огромнейшая реорганизация вспомогательной полиции и карательных отрядов на борьбу с советскими партизанами, в которые мобилизуются бандеровцы, мельниковцы и бульбаши. Поди, посчитай, сколько где чьих было «волков»?

Например, в отправленный в Белоруссию карательно-полицейский шутцманшафт-батальон-201 вошли бойцы не только созданных еще до войны гитлеровской военной разведкой диверсионно-террористических батальонов СС «Роланд» и «Нахтигаль», но и другие полцицейские формирования, в том числе «Волки» из «Полесской Сечи», мельниковцы. Взгляните на известную фотографию командного состава первоначально именовавшихся «дружинами украинских националистов» (ДУН). В первом ряду сидят (слева направо): 1. Известный нам поручик Василь Сидор из «Полесской Сечи» (позже Командир УПА «Шелест»); 2. Адъютант Легиона пор. Герман (орг. псевдоним «Орлик»); 3. Комендант Северного куреня ДУН сотник Роман Шухевич (позднее генерал-хорунжий УПА Т. Чупринка); 4. Комендант Северного куреня ДУН майор Е. Побигущий; 5. Во втором ряду за ним - четник УПА Лунь.

Попробую перечислить батальоны украинской вспомогательной полиции (т. н. «шума») на территории южной части Белоруссии, которая была включена в состав рейхскомиссариата «Украина» и тылового оперативного района группы «Б» немецко-фашистского фронта в 1942 году: 101-106, 108, 109, 114-134, 129-131, 133, 136, 143-146, 169, 208. Весной 1942 г. немецкое командование прикрепило украинский батальон к тыловой зоне 3-й танковой армии генерал-полковника Райнгардта, подчинив его 201-й дивизии охранной полиции генерал-лейтенанта Якоби. Поэтому в специальной литературе галицийско-украинский Легион «ДУН» не получил порядкового номера, большей частью его называют 201-й батальон охранной полиции, либо «Куринь им. Е. Коновальца».

Северо-восточную часть Белоруссии немцы включили в состав Пруссии и генерального округа «Литва». Еще часть Белоруссии вместе с Полесьем вошла в состав генерального округа Беларусь, который был включен в рейхскомиссариат «Остланд» с резиденцией в г. Риге. А в оставшейся части Белоруссии власть осуществлялась военными и полицейскими органами, подчиненными штабу группы армий «Центр». Так что холуев для утверждения «нового порядка» требовалось много: не случайно на территории Белоруссии ляжет в землю каждый четвертый ее житель.

Поэтому совершенно кощунственно и дико звучат слова В. Колесниченко: «Отстраивались фабрики и заводы. На глазах вырастали новые индустриальные трубы, электростанции, железнодорожные и другие предприятия, автоколонны. Появились трактора, комбайны, жатки, молотилки, амбулатории, врачебные кабинеты, стекловарни, фарфоровые заводы, мебельные фабрики, кирпичные заводы и бумажные фабрики. Все это национальное имущество, которое до этого долго лежало в руинах, начинало давать новую продукцию».

Какие-такие заводы построил Бульба-Боровец с 22 июня по 16 ноября 1941 года, не говоря уже о транспортной инфраструктуре? Ведь, если верить В. Колесниченко, «атаман» всю зиму проспал «в белорусских болотах» среди волков. А «весной 1942 года Тарас Бульба начинает партизанскую борьбу с нацистами»? И это написал человек, имеющий два высших образования?! Не стыдно, нет? Так посмотрите тогда в глаза тем людям, которые на своей шкуре испытали рецидивы «украинского движения сопротивления».

4. Бесславный конец лже-партизана Бульбы-Боровца

Сожженные карателями украинские села и белорусские деревни - это и есть результат совместного «строительства» «Неньки України» бандеровцами, бульбашами и мельниковцами, которые политически и организационно возглавляли украинскую вспомогательную полицию и с 1941 по 1944 год вели антипартизанскую войну. Сюда входили мероприятия по охране войск, зачистке территорий, боевые действия и борьба против партизан, карательные акции против помощников партизан и партизанских детей, использование лже-партизан в оперативном тылу группы армий «Центр», создание «оборонных деревень» и, разумеется, участие в карательных операциях.

В официальной сводке шефа гестапо и немецкой службы безопасности (СД) о состоянии дел в рейхскомиссариате «Украина» накануне лета 1942 года сообщается: «Шеф СП и СД. Р58/697. Берлин, 22 мая 1942. «Полесская Сечь» это украинский отряд под командой Тараса Бульбы (правдивая фамилия Боровец). Боровец организовал его с помощью известных немецких факторов осенью 1941 г. как специальную часть для борьбы с большевистскими партизанами».

С 1941 по 1944 год в партизанских краях, конечно же, с участием украинской вспомогательной полиции, сосредоточенной в 201-й дивизии охранной полиции генерал-лейтенанта Якоби, рассеянной по разным опорным пунктам Белоруссии, были проведены следующие карательные операции: Клетка обезьян «Affenkafig», Зимнее волшебство «Winterzauber», Заяц-беляк «Schneehase», Рысь «Luchs», Молния «Blitz», Шаровая молния «Kugelblitz», Громовой удар «Donnerkell», Весенний праздник «Fruhlingfest», Пантера «Panther» и др.

Критические замечания в адрес статей В. Колесниченко были бы неполными, если бы мы обошли стороной очевидные фальсификации. Вслед за ОУНовскими историографами им повторена мысль о том, что Бульба-Боровец какое-то время действительно воевал против немцев. В качестве свидетельства обычно приводятся некоторые докладные начальнику Украинского штаба партизанского двжения Т.Строкачу. Да, на самом деле, разведчики и командиры не сразу разобрались с «подсадными утками» и немецкой системой «оборонных деревень», созданной украинскими коллаборационистами. Мало кто тогда знал и то, что «в первой половине 1943 г. Абвер насчитывал у Бульбы на линии Ровно-Звягель 20 тыс. чел».

«У Бульбы никаких трех тысяч человек нет. Все люди живут в селах легально, а штаб находится в лесу. Вооружение они достали за счет полиции, с которой были крепко связаны. Бульбовцы не трогали партизанские отряды, а сейчас они начали устраивать засады. Мы с ними ведем борьбу, и я считаю, что нам с ними придется еще крепко воевать...», - первым начал подозревать неладное генерал П. Пономаренко.

«В тот период времени мы не имели исчерпывающей информации о Боровце-Бульбе», - позже вспоминали партизаны легендарного отряда Дмитрия Медведева. «Непонятные отношения Боровца с оккупационными властями изначально вызывали у нас подозрение, но мы полагали, что атаман «играет» с немцами, преследуя свои цели. Лишь много позже мы узнали, что в сентябре 1939 года, оказавшись на территории бывшей Польши, занятой Красной Армией, Бульба бежал к немцам. С ним установили контакт немецкие разведчики, и он прошел курс подготовки в абверовской разведшколе. Знай это раньше, мы бы не пошли на переговоры с Боровцом-Бульбой».

Но было поздно, хотя опытные разведчики оказались правы, ожесточенная борьба между партизанами и бульбовцами развернулась лишь весной 1943 г., после гибели советского разведчика Н.И. Кузнецова в схватке с отрядом УПА в лесном селе Боратин и раздобытой к тому времени секретной информацией о Плане активного сотрудничества украинских националистов с оккупантами.

«Тарас Бульба-Боровец. Сов. секретно. Полесье.

ПЛАН

Акции по борьбе с большевистской партизанкой, сконцентрированной в Полесской котловине в пределах: Бересте - Минск - Гомель - Житомир. На основании информационных материалов, собранных нашей разведкой, сила большевистских парашютно-партизанских отрядов, сконцентрированных в лесисто-болотистых районах Полесской котловины в пределах Бересте - Минск - Гомель - Житомир, насчитывает на 15.03.1943 года 10-13 000 человек, плюс более 7000 мобилизованных на местах всяких иных банд. Отряды парашютистов имеют мощное автоматно-пулеметное вооружение, постоянно действующие поставки из Москвы воздушным путем и радиосвязь. Мобилизованные на местах банды вооружены слабее разнообразным оружием, но как их вооружение, так и организация дополняются с помощью парашютистов направлением в каждую банду командного состава и сбросом оружия с самолетов в указанные пункты.

Банды имеют задание главным образом вести всестороннюю разведку в отдаленных не лесных районах, что осуществляется очень конспиративно мелкими группами и отдельными людьми, и там, где возможно, проводить диверсии. Диверсии проводятся на оккупированных немецкой армией территориях с целью создания анархии и невыносимого положения. Кроме того, диверсии имеют задачей любой ценой втянуть в свою орбиту как можно больше местного элемента, как отдельных лиц, так и целых организаций.

Ликвидация упомянутой силы требует, по меньшей мере, на каждого 2-3 контрпартизана, так же вооруженных, как они.

Ликвидация должна осуществляться последовательно и основательно, с созданием на освобожденных районах сильных гарнизонов как гарантов от новых десантов. Основные принципы ликвидационной акции:

Акцию осуществляет украинская партизанка под моим командованием на основе секретного соглашения с немецкой властью. Силы украинской партизанки 40 000.

Немецкая власть официально ведет борьбу как с одной, так и с другой партизанкой, а неофициально поддерживает украинскую партизанку и секретно снабжает ее военными материалами.

Предполагаемая база акции - Пинская местность. На какой-то ж/д станции украинская партизанка намечает захват предназначенных для нее эшелонов с военными грузами и оттуда развивает свои акции по всем направлениям.

По согласованию с немецкой властью украинская партизанка овладевает некоторыми районами для организации там госпиталей, снабжения продовольствием и т. п. Акция охватывает всю Полесскую котловину.

В случае сокращения фронта по линии Одесса - Киев - Витебск - Рига украинская партизанка удерживает Полесскую котловину по линии фронта.

В случае дальнейшего марша Красной Армии на запад украинская партизанка остается для диверсий в большевистских тылах, согласовывая свои действия далее с немецкой армией.

Полесье, 15.03.1943 г. Тарас Бульба-Боровец (подпись)»

Сравните этот план использования возможностей лже-партизан Бульбы-Боровца гитлеровцами с тем, при котором у В. Колесниченко «боевым успехом стала «Шепетовская операция»... в ночь на 19 августа 1942 года... участвовало… несколько «летучих бригад» УПА на узловой железнодорожной станции Шепетовка (Хмельницкая область)». Скрывая от населения свои контакты с немцами, желая показать себя истинным патриотом и борцом за «самостийность» Украины, Боровец-Бульба договорился с немецким командованием выделить ему эшелон с оружием при малочисленной охране из венгерских небоеспособных солдат. Зная место и время прибытия транспорта, бульбаши напали на эшелон, по договоренности с немцами перебили охрану и «захватили» транспорт.

К примеру, Бульба-Боровец 16 апреля 1942 года выдает директиву: «Немедленно начать первую фазу борьбы против Гитлера». И тут же проводит несколько «операций», в частности в ночь на 19 августа 1942 года по «захвату» Шепетовки. Ее результатом стали, как вспоминал сам атаман, «сожженные машины на базарной площади», разбитые двери поезда, «пустые вагоны на станции, а на платформе два трупа немецких эсэсовцев». Четыре эшелона с разным добром разгрузили и вывезли в лес.

Бульба-Боровец исчез 19 августа 1943 г. в лесу Людвипольского района, где располагался тогда его штаб, при странных обстоятельствах. Боевка СБ под командой Дороша без единого выстрела захватила в плен полковника Савенко, полковника Навацкого с женой, полковника Трейко с женой и детьми, поручика Гудимчука и Анну Боровец (жену Боровца-Бульбы). Их судьба до сих пор неизвестна. Сам Бульба-Боровец с группой 30-40 человек «оперативной части штаба УНРА», только созданной Украинской народно-революционной армии, сбежал, а жена, по некоторым сведениям, была «обвинена в шпионаже в пользу Польши и замучена 14 ноября 1943 г.».

Бандеровцы же с черным юмором злословят, что жена «Бульбы», чешка, во время переговоров «Бульбы» о координации действий с большевистскими партизанами, «сбежала к командиру отряда А. Лукину, обвенчалась с ним и, по-видимому, живет с ним в СССР еще и до сих пор»... Лукин Александр Александрович, капитан госбезопасности, заместитель Медведева по разведке, в отряде возглавлял спецгруппу из высококвалифицированных оперработников госбезопасности, жалеет совсем о другом: «Что бы там ни было, но на Запад вместе с атаманом Бульбой ушло несколько тысяч молодых и здоровых хлопцев. Украина потеряла их навсегда. И конечно же, никогда не покидавшая его красавица Чеслава».

Сам Боровец до смерти был уверен, что бандеровцы убили его жену Анну (девичья фамилия Опошенская), но о мести никогда даже не помышлял. Более того, в ситуации новых переговоров с гитлеровцами об усилении борьбы с наступающей Красной Армией, когда фактический руководитель организации ОУН(б) Лебедь обвинил его в атаманстве, анархии и раскольничестве, основным требованием Бульбы-Боровца к фашистам стало… возвращение из «Целенбау» С. Бандеры. Как мы помним, еще в детстве парня за воинственность прозывали Тарасом Бульбой. Позже он взял уличное прозвище в качестве псевдонима… С потерей Анны Боровец его сменил на Коненко.

В самом конце Великой Отечественной войны бывшего «атамана» ввел в свою команду заместитель начальника «Ягд-фербанд-Ост» штурмбанфюрер СС Эбергард Хайнце. Для руководства разведоргана тот уже давно был своим человеком, и Коненко-Боровца сразу назначили начальником подготовки украинской подгруппы фашистского диверсионно-террористического отряда «Майглекхен» («Ландыш»). Почти все агенты диверсионной группы, которую готовили в последние недели войны на территории Чехии, близ городка Альтбургунд были заброшены на советскую землю, но обезврежены. А некоторые, утверждают чекисты, явились с повинной сами.

До сих пор доподлинно никто не знает, сколько мирного населения уничтожено на оккупированных гитлеровцами территориях «при помощи пули, огня и голода». Советские историки говорили о 10-ти миллионах, современные российские исследователи называют цифру в 13,5 - 14 миллионов мирных граждан, 7,5 миллиона из которых было уничтожено в ходе карательных операций, 2,5 миллиона погибло на каторжных работах в Германии и более 4-х миллионов умерло от организованного нацистами голода. Одно очевидно: это все результаты утверждения в Европе «нового порядка», ревностными строителями которого был Бульба-Боровец и его бесславная УПА «Полесская Сечь». Хотя приверженцы и почитатели «їх справи» до сих пор, похоже, живы и, что печально, даже все более востребованы.

***

Еще в августе 1944 г., видя неотвратимое фиаско гитлеризма, деятели «украинского сопротивления» попросили командование американских и английских войск о содействии. С. Бандера, В. Кубийович, бургомистр Львова Ю. Полянский, В. Курманович, М. Капустянский, Я. Стецько, М. Боровец провели многочисленные переговоры с представителями разведки и командования оккупационных войск США и Англии. В июле 1945 года В. Мудрый, Р. Ильницкий и И. Гриньох дважды посещают главную квартиру Эйзенхауэра в Западной Германии и предлагают свои услуги.

Разведка США вскоре получила из рук гитлеровцев архивы гестапо и абвера, а руководители американской разведки США Даллес и адмирал Стивенсон «охотно согласились оказать неограниченную финансовую и материальную помощь» галицийско-украинским националистам в их борьбе. Вскоре фашистский агент Бульба-Боровец прошел без хлопот британское «чистилище». Еще через некоторое время его освободили, и он прибыл в американскую зону, в город Миттервальде, где его уже ждали бывшие петлюровские генералы, все старые изменники и сотрудники оккупантов и где Боровец стал одним из руководителей и преподавателей, о чем мы уже упоминали.

В годы «холодной войны» Тарас Боровец-Бульба снова пустил в ход свой громкий псевдоним и в 1949 году в Шлейсхгейме близ Мюнхена был избран лидером Украинской национальной гвардии (УНГ). Один из арестованных в УССР американских агентов поведал, что его шеф Боровец еще раз решил возродить сошедшие было на нет различные националистические организации, причем не только украинские. Он снова понадобился политикам «холодной войны». Вербуя сторонников для западных спецслужб, встречается с бывшими и подрастающими бандеровцами, мельниковцами и, разумеется, бульбашами. В 1958 году «атамана» тепло приветствует в США тогдашний руководитель американской разведки и он вскоре перебирается туда на постоянное жительство.

Все послевоенное время, находясь далеко за океаном, в частности в США, М. Боровец занимается «миром во всем мире» и… национально-освободительными движениями Юго-Восточной Азии. В его послужном списке «Украинский батальон» из детей украинских эмигрантов США и Канады периода американской агрессии в Корее. Они воюют. Это задевает интересы Китая: американское руководство склонно начать ядерную войну, и только вмешательство премьер-министра Великобритании К. Этли отрезвляет президента Г. Трумэна от применения ядерной бомбы в Корее.

М. Боровец жаждет отправки подобного батальона во Вьетнам, но развернувшаяся в самих США кампания протеста против «грязной войны» срывает планы «волка из УПА».

Тарас Бульба-Боровец умер 15 мая 1981 года и похоронен его сторонниками в далеком Нью-Йорке. На его памятнике высечено: «Основоположнику і засновнику УПА» - грозное предостережение не только всем нам на Западе и на Востоке. Но и им - любителям поиздеваться над людьми и народами.

Как писал поэт: «Тогда вас называли псами, ведь вы лизали немцам башмаки, орали «Хайль» осипшими басами, ревели «Ще не вмерла» от тоски. Где вы прошли - пустыни и руины, для трупов не хватало больше ям, плевала кровью «Ненька Україна» в хозяев ваших, прямо в хари - вам. Вы б пропили ее, забыв о Боге, вы б выжили и нас с своей земли, когда бы Украине на подмогу с востока не вернулись «москали».

Т. Бульба-Боровец воевал долго. Всю жизнь. И это было его страстью. Единственное, чего он никогда не осознал, - что есть Украина и на другой стороне.

22 декабря 2008 Иван СИМОНЕНКО,
народный депутат Украины ІІ созыва, кандидат политических наук

Источник

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»