Армию распродадут к инаугурации президента

К оглавлению

Президент Академии геополитических проблем генерал-полковник Леонид Ивашов: Российские военные получили самый сильный удар в спину со времен Горбачева и Ельцина.

- За время руководства Сердюковым Минобороны это первый скандал на таком уровне. Что стало причиной недовольства генералов?

- Скандал проявился взрывным способом, когда генерал Власов после встречи с министром обороны покончил с собой, застрелившись в кабинете. Дальше пошли более мягкие формы протеста военных против того, что делается в армии. В руководство Минобороны пришли люди бизнеса и восприняли его сложнейшую систему страны как фирму. Им не важны традиции, история, специалисты и ветераны, прослужившие десятки лет. Ворвавшись в военную сферу, новые руководители решили, что только они знают, как ее реформировать, что вылилось в беззакония, безобразия и элементарное хамство. Настроения в Генштабе сейчас пораженческие. Все крайне разочарованы и недовольны министром обороны, его личным поведением, системой работы, и готовы покинуть Вооруженные силы.

Казалось бы, человек, придя в новый коллектив, новую для себя среду, должен уважительно относиться к тем, кто является основой этой армии. Взамен военные получили хамское отношение. Он назначает совещание, и несколько десятков генералов и офицеров ждут в приемной по пять-шесть часов. При появлении идет жуткий разнос, обвинения в безделье и угрозы «разогнать всех».

На мой взгляд, Сердюков не осознал той высочайшей ответственности, которую несет министр обороны. Взять хотя бы важнейшую функцию, связанную с ядерным чемоданчиком. Он должен быть ежеминутно, если не ежесекундно, доступен по любому виду связи до Центрального командного пункта Генштаба, потому что обязан в течение 3-4 минут принять решение и доложить немедленно Верховному главнокомандующему в случае ядерной угрозы. Но в Минобороны по 5-6 часов никто, включая Центральный командный пункт, не знает, где находится министр. Это не добавляет ему авторитета у подчиненных, которые работают в системе боевой готовности.

Приоритет в Минобороны сегодня отдается только финансам. Главным критерием стали не боевая готовность и боевая подготовка, техническое оснащение армии и повышение эффективности работы подразделений, а деньги. На Минобороны решили зарабатывать, распродавая все, что имеет ликвидность и востребовано на рынке, включая недвижимость и движимое имущество. Особенно это характерно для Москвы, где военных выгоняют из исторических зданий и выставляют на продажу.

- Есть сомнения в компетентности руководства военного ведомства?

- Никому не было понятно само назначение Сердюкова. Он может быть хорошим бизнесменом, но ничего другого, кроме бизнеса, за ним нет. Он вторгся в невиданную для себя сферу и стал, как слон в посудной лавке, крушить и ломать, чтобы заработать. Как можно ничего не понимая в военной службе, системе воинских структур и органов управления войсковых частей принимать такие решения, как директива от 21-го февраля? Целые категории военнослужащих меняются на гражданских лиц, уничтожается институт прапорщиков. Целые сферы, которые формировались как система офицерских должностей еще в царской и советской армии, сегодня заменяются сержантами. Сердюков совершенно не понимает роли офицера не только как ответственного за боеготовность и решение конкретных военных задач, но и в социальной сфере. Ведь офицер – еще и воспитатель, а его меняют на сержанта-контрактника. А мы знаем, кто идет сегодня в армию по контракту. Зачастую это далеко не лучшие ребята. И отдавать матерям своих сыновей таким контрактникам при отсутствии прапорщиков и офицеров, наверное, крайне опасно.

Складывается впечатление, что армия разрушается сознательно для утраты способности защитить даже не все Отечество, а арктические месторождения нефти и газа, территории Дальнего Востока. Через несколько лет действий Сердюкова у нас будут просто приходить и отнимать территории и ресурсы. Мы объявляем арктические шельфы нашими, снаряжаем экспедиции, а американцы сегодня там уже несут боевое дежурство. У нас же в Арктике нет ни одного боевого корабля, ни одной подводной лодки. Так что у нас все это заберут. То же самое можно сказать и по Калининграду, Северному Кавказу и т.д. Без армии не может быть сильной политики, экономики и бизнеса.

- Недовольство генералов связано с новой директивой снять погоны с военных журналистов, медиков, тыловиков?

- Безусловно. Чтобы привлечь гражданских специалистов в армию, их должностные оклады нужно делать выше генеральских. Если молодой гражданский специалист станет получать больше офицера и даже генерала, будет социальное расслоение. А по-другому в армию не завлечешь. Кто поедет в дальние гарнизоны на Северном Кавказе, в Сибири, на Дальнем Востоке? Где мы наберем специалистов? Кто согласится нести бремя военной службы, не имея льгот, силы приказа? Образуется пустота. Конечно, мы обязательно исправим ситуацию, как после горбачевско-ельцинских реформ возвращались к старой отлаженной системе. Но на восстановление потребуются годы. 10 лет назад Квашнин разогнал Главное командование сухопутных войск. Его воссоздали, но оно никак не станет на ноги, потому что ушли тысячи людей, а новые никак не освоят должности сегодня и не превратятся в единый организм. Помню, как командующий сухопутными войсками генерал-полковник Кормильцев говорил: «Для того чтобы в указанные сроки мне сформировать Главное командование сухопутных войск, необходимо три тысячи квартир в Москве». То же самое было и с командованием космическими войсками, которое вывели из Москвы на бумаге, а без жилья офицеры на новое место так и не поехали. Штаб вернули, но с большими потерями. Так что мы вернемся и на этот раз – разумные люди осознают это, но ущерб будет огромен.

- Что стоит за решением Сердюкова о приватизации и ускоренной распродаже военных объектов?

- Получение прибыли. Мне называют фамилии, в том числе и супруги министра, которая участвует в этих делах. Судя по кадровым назначениям, он вводит на руководящие посты в Минобороны своих компаньонов, ставя их на Главные управления. Как место застрелившегося Виктора Власова занял компаньон министра обороны. И сегодня Сердюков остается владельцем бизнеса. Открыто называются места, куда и с какой целью он летает на спецсамолете – воздушном командном пункте Минобороны. Повторяю, я не вижу других задач в поведении Сердюкова, кроме получения прибыли.

- Ваше отношение к возможной отставке начальника Генштаба Балуевского?

- Негативно. Сегодня в армии дефицит интеллектуальных, мыслящих людей, а Генштаб – мозг армии и всей страны. Юрий Николаевич при всей его мягкости и гибкости способен осмысливать глобальные процессы и делать выводы для обеспечения безопасности. Я не вижу, кто заменит его сегодня. Это особенно важно на фоне появления группы совершенно некомпетентных людей, не связанных с армией, которые группируются вокруг министра обороны. В ближайшем окружении министра – молодые симпатичные девушки, ничего не понимающие в военной специфике. Это специалисты в тех или иных сферах бизнеса. Если они подомнут под себя Минобороны и Генштаб (такая тенденция наблюдается), армии не будет, а будет организация, торгующая и зарабатывающая. Чем будут торговать, когда все распродадут? Это не та военная организация, которая нужна государству.

В связи с этим и ограничениями полномочий начальника Генштаба Юрий Николаевич намерен покинуть Вооруженные силы. Как любой порядочный офицер, он не желает участвовать в развале, той беде, которая грозит армии. Уверен, что за Балуевским пойдут многие, потому что за ним стоит система Вооруженных сил. Для России это может кончиться бедой.

- Конфликт между Балуевским и Сердюковым имеет межличностный характер?

- Нет. Давно знаю Юрия Николаевича, даже критиковал его за некоторое приспособленчество. Он умеет находить компромиссные решения, мягкие действия, чтобы не вызывать конфликт. Так, Балуевский демпфировал противоречия между министром обороны Сергеевым и начальником Генштаба Квашниным. Сейчас Балуевский видит некомпетентность команды, разрушающей всю систему. Это все равно, что слесаря-водопроводчика допустить к мощному компьютеру. Компьютерщику придется уйти, если не удается остановить действия слесаря.

Виктор Власов также подавал рапорт об увольнении, на что не последовало реакции. Он, как мог, сдерживал ломку системы и повальную распродажу недвижимости Минобороны, но застрелился. К сожалению, высшее военно-политическое руководство не отреагировало на этот чрезвычайный случай. В истории России не было ничего подобного. В 1991 году ушел из жизни маршал Ахромеев, но это было связано с разрушением Советского Союза. Но чтобы из жизни уходил трехзвездный генерал из-за конфликта с министром обороны? Честный офицер не может участвовать в развале Вооруженных сил. А сегодня это делают сознательно, не неся никакой ответственности. Причем, Сердюков явно спешит. Чувствуется, что основные мероприятия по распродаже военного имущества стараются провести до инаугурации Медведева. Возможно, Сердюков получил такое задание.

В том особняке Минобороны, где застрелился генерал Власов, уже проводятся предпродажные работы и проектируют фонтаны. На этом фоне не решена жилищная проблема военных - в Минобороны более 140 тыс. бесквартирных офицеров. С нынешним сокращением должностей еще тысячи станут на очередь. Офицеры, почувствовав, что Вооруженными силами – детищем многих поколений России, ныне распоряжается шпана, просто перестанут служить.

Сегодня.Ру

25/03/2008 10:51

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»