МИР НУЖДАЕТСЯ В ПЕРЕОСМЫСЛЕНИИ СВОЕЙ СУЩНОСТИ

К оглавлению

Сегодня модным явлением становится прогнозирование будущего. Будущего планеты Земля, человечества, государств, цивилизаций. Актуальность пророчеств вполне естественна – человечество подошло к некоему Рубикону и, как витязь на распутье, осмысливает направление дальнейшего движения.

Впервые в своей истории человечество вступило в фазу глобального кризиса, который вовлекает в свой водоворот все без исключения страны и народы. Главная причина кризиса – безнравственность либерал-монетаристского рационализма и реализация более чем двухтысячелетней стратегии построения миропорядка на основе власти денег.

Основной очаг глобального кризиса – большой Ближний Восток, как мировая кладовая углеводородных ресурсов и важнейший стратегический регион планеты. Именно здесь затягивается сложнейший узел геоэкономических, геополитических, религиозных и социальных противоречий. Здесь мы наблюдаем то, что С. Хантингтон называет столкновением цивилизаций. Борьба за контроль над ресурсами и стратегическими коммуникациями региона между США, Европой, Китаем перерастает в острую конфронтацию в духовной сфере, между исламом, западным христианством и иудаизмом. Именно последнее обстоятельство придает цивилизационный смысл и глобальный масштаб происходящим в регионе событиям.

Мусульмане всего мира в той или иной мере противостоят Западу и мировому еврейству, включая пассивное сопротивление мусульманской уммы в России. Однако зачем Западу и прежде всего США нужно развязывать столкновение с исламским миром, рискуя получить не только международный терроризм, но и миллиард «возбужденных» мусульман по Бжезинскому? Тем более что классики англо-саксонской геополитики (Х. Маккиндер, А. Мэхэн, Н. Спайкмен и др.) утверждали, что основу континентального мира – Хартленд – составляет именно Россия и без овладения ею невозможен контроль над Евразией, а без оного невозможно мировое господство или монополярный мир.

Нет, конечно, формула мирового господства остается неизменной, но Россия нынешняя находится по отношению к той же Америке совершенно в ином состоянии, чем Российская империя или СССР. В США у политической и деловой элиты сформировался устойчивый мировоззренческий стереотип: Россия побеждена в результате «холодной войны».

Вспомним оценки политических тяжеловесов начала 90-х годов: « С Россией покончено», «Россия побеждена», «Россия не партнер, а клиент». Да и сегодня американский политический истеблишмент, начиная с президента США, не употребляет в отношении России фраз типа «стратегический партнер», а тем более «стратегический союзник». Может проскочить нечто типа партнер или союзник в борьбе с международным (читай исламским) терроризмом. Ну, а американские президенты, снисходительно похлопывая по плечу наших, вещают: «Друг Борис», «Мой друг Володя», примерно так, как большой армейский начальник благодарит солдат: «Молодцы ребята! Хорошо служите» и похлопывает их по плечу.

На каком же основании американская и мировая элита сделали вывод, что Россия у них в кармане, а все ее достояние и потенциал считаются добычей победителя?

1. Разрушены у значительной части населения (молодой и средний возраст) традиционные духовные основы нравственно-ценностной системы и социалистическое мировоззрение. Взятые под контроль «пятой колонной» электронные СМИ насаждают и развивают либерально-монетаристские взгляды, вбивают в сознание людей стереотипы наживы, стяжательства, насилия, удовольствий и морального разложения всех слоев общества сверху донизу.

2. Прежняя социально-групповая структура общества преобразована в новую, соответствующую дикому либерал-капитализму. Политическое поле заполнено подставными партиями и общественными объединениями, карманными профсоюзами. В молодежной среде выстроены (искусственно) организации по настроениям: недовольные – в скинхеды и спортивные болельщики-фанаты, довольные – в структуры «золотой» молодежи, ночные клубы, элитные – в МГИМО и другие вузы, на Рублевку и т.д.

Ветераны труда и военной службы посажены на иглу ежедневного выживания и лишены возможности влиять на ситуацию не только в стране, но и в районе и даже в поселке. Их мысли – о горбушке хлеба и оплате за услуги ЖКХ.

3. Самодостаточный народнохозяйственный комплекс, способный быстро нарастить военно-стратегический потенциал страны и ее мобилизационные возможности, практически полностью разрушен. Крупный бизнес все более приобретает транснациональный характер и вряд ли проявит патриотические чувства, если над страной грянет гром. Средний бизнес не стал основой экономики да и не допущен к оборонным программам. Малый же способен поставлять лишь фляжки солдатам.
4. Россия лишилась системы стратегических союзников и обзаводиться ими вновь не спешит. Да, страна в лице ее руководителей начинает иногда огрызаться на давление Запада и даже делает правильные в геополитическом смысле шаги на международной арене, но устойчивой тенденцией внешнеполитической самостоятельности это назвать нельзя. Не исключено, что это всего лишь повышение ставок в большой антинациональной игре. Дай Бог, ошибиться в этом. Но ведь Президент РФ регулярно о чем-то беседует за кулисами публичной дипломатии с теневиками мировой политики Г. Киссинджером, Дж. Шульцем и другими членами Бильдербергского клуба.

Так что, разбираясь с Ближним Востоком, американцы и мировые денежные мешки считают Россию, по крайней мере, нейтрализованной. Да и как Москва может вмешаться в события, связанные, например, с атакой Ирана? Ну, пошумим немного на телевидении, в Госдуме, в МИДе. Примем заявление Федерального собрания, осуждающее и призывающее. И все. А это лишь сотрясание воздуха. И американцы это прекрасно понимают и знают состояние экономики, армии и оборонно-промышленного комплекса гораздо лучше наших вице-премьеров.

Но, похоже, на большом Ближневосточном театре действий у янки возникли серьезные проблемы в геополитическом треугольнике – Израиль, Иран, Турция. Что делать с каждым из них? Израиль, этот самый надежный стратегический партнер США в регионе, заметно снизил свои стратегические возможности. Ливанская авантюра 2006 г. наглядно показала, что даже нерегулярные вооруженные формирования типа «Хезболлах» способны нанести поражение израильской армии. К тому же действия Тель-Авива стали мощным фактором межарабского единения.

Турция, разочаровавшись в США и Европе, начала дрейф в исламскую цивилизацию. Анкара осознала, что путь в Евросоюз ей заказан. Ее не только не берут в Европу, но и выдавливают оттуда турецкую рабсилу, заменяя турок безработными из стран Восточной и центральной Европы, а также украинцами, прибалтами, русскими. Даже в дисциплинированной и толерантной Германии ряд политических партий и общественных объединений провозгласили лозунг «Европа без турок».

Союзники-американцы исподволь готовят Анкаре большую свинью в лице независимого государства Курдистан, одновременно также исподволь создают на территории будущего суверена военную инфраструктуру, включая две авиационные базы, формируют курдскую армию и полицию. А для турецкого Генштаба далеко не тайна, что США готовят Курдистан к роли своего непотопляемого авианосца.

Попытки конгресса США принять резолюцию о геноциде армян и жесткая реакция Анкары на эти попытки отражают истинный характер отношений между «союзниками». К полному разрыву отношений, выходу Турции из НАТО и открытой конфронтации стороны пока не готовы. Но это дело не столь отдаленного будущего.

Теперь – Иран. Наращивая экономическую и военную мощь, Тегеран неуклонно повышает свой политический потенциал в регионе, через влияние в шиитских политических и военных кругах стран Ближнего востока инициирует сопротивление США и Израилю, сковывает им руки в Палестине и Ираке.

Почему иракские шииты «задружились» с американцами? Безусловно, это сделано с санкции Тегерана. В Ираке вероятны два сценария развития событий: либо уход американцев (и коалиционных сил целом), и тогда шиитское большинство будет контролировать Ирак, возможно, без Курдистана; либо раздел Ирака на три государства, где шиитам достаются большие запасы нефти.

Так что у конструкторов американской политической стратегии голова, судя по всему, идет кругом. Вопросы, на которые им необходимо ответить, довольно непросты:

- поддерживать по-прежнему Израиль, тем самым способствуя консолидации Арабского Востока на базе антиамериканской и антиизраильской идеологии, или же сдать Тель-Авив и попытаться разыграть арабо-иранскую или сунито-шиито-курдскую карту?

- уйти из Ирака, усилив тем самым позиции Ирана и признав поражение от арабов?

- атаковать Иран, побудив иракских шиитов, «Хезболлах» и другие радикальные группировки активизировать вооруженную борьбу против американцев и израильтян и получить от иранцев тяжелые потери?

- пойти на разрыв с Турцией, обосновавшись в Курдистане и получив в обмен возможность создания единого антиамериканского фронта в лице Ирана, Сирии, Турции?

Как видим, пасьянс для американских стратегов не из легких. Тем более что перечисленные проблемы накладываются на обрушение доллара и стагнацию экономики США.

Может ли американская правящая элита в корне переосмыслить складывающуюся мировую ситуацию и роль США в современном мире? Ведь это значило бы отказаться от идеи фикс по достижению мирового господства и переходу к принципу баланса сил и биполярности, по крайней мере. Но США однозначно не готовы к этому, потому что мало еще набили шишек на своем лбу. Осмысление реалий у американской элиты еще впереди.

Ну, а что же Россия? Нужно ли ей переосмысление линии поведения? Да, требуются: где крутой поворот в ближневосточной политике, где – коррекция.

Первое, что важно переосмыслить, так это приоритетность сфер дипломатии. Сегодня присутствует (причем повсеместно) монетаристский подход к отношениям со странами и регионами. Мировое сообщество страдает, прежде всего, от дефицита не ресурсов, а международной справедливости и человеческих отношений (гуманизм, духовная красота, взаимоподдержка, коллективизм в решении глобальных проблем). Мир нуждается в устойчивой системе международной безопасности. Мир желает духовно-нравственного очищения и окормления.

Для решения назревших вышеуказанных проблем человечества требуется лидер в лице государства-цивилизации. Более всего на эту роль подходит именно Россия с ее не до конца скурвившейся элитой. Среди элитных слоев русского общества и, прежде всего, не допущенных к власти сохранились трезвые умы, мыслящие глобально, космически. Не отравленные монетаристским зельем и одаренные подвижническим мироощущением.

В России сохранились школа и кадры, способные создавать не только масштабные, но и сверхсложные системы, включая социальные. И потому глобальная задача нынешней России состоит в конструировании проекта нового мироустройства, кардинально отличного от монетаристско-мондиалистской модели. Проекта, где базисом будут духовно-нравственные начала, заложенные Господом в каждого человека.

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»