Самая большая опасность для России сегодня исходит от нашей властной верхушки

К оглавлению

Самая большая опасность для России сегодня исходит от нашей властной верхушки, полностью подчиненной западной воле

Генерал-полковник Леонид Ивашов всегда считался одним из наиболее влиятельных и информированных военачальников в российской армии. В свое время он был начальником Главного управления международного сотрудничества министерства обороны РФ и был секретарем Совета министров обороны стран Содружества Независимых Государств.

Но, самое главное, Леонид Григорьевич всегда старался трезво оценивать ситуацию в мире и, не скрывая, говорил публично о тех тревожных тенденциях, которые проявляются в мировой политике. С "Товарищем" генерал поделился своими опасениями по поводу процессов, происходящих в нашей стране, а также своими соображениями о том, как должна выглядеть российская армия.

- Леонид Григорьевич, на объединительной конференции народно-патриотических сил России, которая проходила 19 мая, Вы сказали, что сегодня главный лозунг для России – это "Отечество в опасности!". А кого или что Вы считаете главной опасностью для нашей страны?

- Самое опасное звено – это наше политическое руководство. Потому что именно оно позволяет поставить всю территорию страны под американо-натовский военный прицел, и на этом фоне разоружает Россию. Армия сегодня разрушается. Мы считаем, что это делается целенаправленно. Уничтожается обороно-промышленный комплекс, наука, наукоемкие технологии промышленности – то есть то, что составляет основу обороны, нашей безопасности. И динамика этих негативных процессов ускоряется.

Нас буквально сковывают военными объятиями во всех направлениях. Но мы видим, что силы, которые сегодня определяют американскую политику, откровенно ведут линию на раздробление России.

Другой важнейший и очень опасный момент – состояние нашей молодежи. Мы сегодня наших ребят миллионами выбрасываем из нормальной, здоровой жизни: несколько миллионов наркоманов, миллионы больных детей, беспризорники, алкоголики. Нам уже некого в армию призывать, и мы обращаемся за наемниками в другие страны. И так можно пройтись по любой сфере нашей жизнедеятельности и обнаружить признаки деградации. Это страшная беда. Сегодня мы уже говорим не о развитии.

Большая часть населения думает о выживании. Даже президент признается, что четверть населения живет за чертой бедности. А статистика, между прочим, говорит о трети населения. Это люди, которые обречены на медленное вымирание. Причем, это не только пожилые люди. Это молодежь, которая не может найти себе применение. Падает интеллектуальный потенциал всех слоев населения. Это страшно. В армии, как некогда в царский период, офицеры помогают писать письма солдатам, поскольку некоторые из них – неграмотные.

И мы кричим: "Отечество в опасности!", так как видим, что внутри страны создана мощная пятая колонна, которая стремится закрепить Россию на пути деградации и самоуничтожения. Это не просто слова. К таким выводам приходят серьезные исследователи геополитических проблем страны.

- Ратификация договора о СНП – это из той же области?

- Да, конечно. Когда подписывался договор о сокращении стратегических наступательных потенциалах (СНП), казалось, что он носит какой-то равноправный характер. Нам позволяют иметь более 2 тысяч боеголовок и столько же американцам. Но, во-первых, по формальным признакам это не договор, а декларация о намерениях, потому что большая часть содержания этих документов может трактоваться каждой стороной по-своему. Во-вторых, боеголовки, снятые с носителей, американцы просто складируют. И им потребуется несколько часов, чтобы их восстановить.

Мы вынуждены их уничтожать, потому что у нас так выстроена экономическая модель, что страна не может обеспечивать свою обороноспособность. Мы будем уничтожать их, потому что сроки действия боеголовок уже выработаны и потому что мы элементарно не можем их хранить. То есть, мы от паритета переходим по крайней мере к двукратному военному превосходству американцев. Плюс они активно развивают систему противоракетной обороны. То есть, у американцев появляется еще и потенциал для девальвирования наших боезарядов. Так что, я считаю, что это далеко не равноправный договор.

Следовательно, без изменения характера нынешней власти мы обречены. Нужно объединять все здоровые силы общества - все социальные слои, политические группы, которым не безразлична судьба России, и приводить к власти нормальных людей. К сожалению, сделать это сложно. К тому же, избирательная система устроена сегодня так, что провести просто честного человека на любом уровне, будь то депутат ГД или руководитель местной администрации, крайне тяжело. Потому что все должности продаются и покупаются за очень большие деньги. И покупаются они, понятно, для лоббирования собственных бизнес-интересов или для лоббирования интересов иностранного капитала. Вот и все.

- По-вашему, какова главная цель передислокации американских войск из Западной Европы в Восточную?

- Здесь я вижу несколько причин. Первое – это то, что американцы не хотят уходить из Европы. Более того, они намерены усиливать свое присутствие там. Для того чтобы контролировать ситуацию, держать Европу под своим управлением, для реализации своих интересов. Вторая причина – в НАТО сегодня произошло "мягкое восстание". Потенциал антиамериканских настроений в Европе существует уже давно, и он накапливается. Когда мы стали работать в НАТО, я одному немецкому коллеге высказал мысль, что мы совершаем бессмысленную работу – говорим, дискутируем, но ни о чем не договариваемся, нет результатов.

Он мне ответил на это: "Леонид, ты не понимаешь масштабов вашего присутствия здесь. Впервые с момента образования НАТО идет жесткая критика американской администрации и проводимой ею политики. А это нам, европейцам, очень близко. Мы этого не можем сделать, а вы делаете". То есть потенциал антиамериканских настроений начал реализовываться только сейчас, прорвался наружу. Обратите внимание – американцы выводят свои войска в основном из Германии, где антиамериканские настроения особенно сильны. Выдвигаются требования немецкой общественности, чтобы американцы оставили их земли.

Есть и третья причина. Американцы хотят сегодня не допустить самостоятельности ЕС. Европейский Союз имеет тенденцию к консолидации в масштабах Европы. Он стремится стать мощным экономическим соперником Соединенным Штатам. А новые кандидаты в члены ЕС и НАТО более зависимы от США, чем старые, традиционные западноевропейские союзники. Поэтому ставка сегодня делается на Венгрию, Болгарию, Румынию, страны Балтии, как более слабые экономически и, следовательно, более зависимые от американских подачек. Военное присутствие поможет американцам закрепить эти государства в русле собственных интересов.

- А есть ли выбор у этих стран?

- Безусловно. Но давайте будем откровенны. Нынешняя элита этих стран сформировалась и пришла во власть при поддержке американцев. Европейцы заинтересованы, чтобы были демократические процессы в этих странах. Но, к сожалению, европейцы сами не едины в подходах к этим государствам. И Германия хочет иметь свое влияние, особенно на Балканах и в странах Балтии. Этого же хочет и Великобритания, и Франция, и т.д. Пересечение интересов ряда европейских стран как раз и мешает им выстроить правильную линию на ограничение американского присутствия.

- Ну а какова же наша реакция? Не так давно Вы сами говорили, что Россия теряет сейчас свои позиции во всех направлениях: нас уже нет на Кубе, в Центральной Азии, мы постепенно теряем присутствие на Балканах. Почему это происходит?

- Причина только в том, что очень сильно влияние США на поведение наших властных структур. Сегодня у России явно проамериканское руководство, настолько велика зависимость президента Путина от Соединенных Штатов. Мы видим, что каждое пожелание Вашингтона, и, тем более, каждый окрик, немедленно исполняется на высшем уровне в России. Не без влияния США мы ушли с Кубы, из Вьетнама, отдали Центральную Азию под контроль США и НАТО, разрешаем беспрепятственное развертывание военных баз в Азербайджане, усиление военного присутствия в Грузии. Американцы уже обхватывают нашу страну военными клещами.

Это, безусловно, опасно. Самый же опасный элемент для независимости России, как я уже говорил – это ее властная элита. Сегодня она не только не защищает национальные интересы, она их попросту продает. Сформировалась корпорация (я ее называю "Путин-корпорейшн"), основу которой составляет администрация президента, и они, как на рынке, торгуют национальными интересами, получая взамен определенные политические бонусы, финансовую помощь и т.д. Приближение "военных границ" с НАТО до тех пор, пока оно управляется США, для нас очень опасно.

Что касается Балкан – это сегодня, пожалуй, один из самых животрепещущих вопросов. То, что мы вошли на Балканы осознанно, имея стратегическую цель, это действительно так. Даже приштинский бросок не был неким эмоциональным порывом. Это был точный расчет. Россия веками присутствовала на Балканах, всегда у нас там были свои стратегические интересы и это остается так и сейчас. Поэтому полный наш выход с балканских земель – это стратегическая ошибка. Кроме того, мы теряем миротворческий опыт. Это какая-то "бухгалтерия предательства" с нашей стороны.

- Приштинский бросок был совершен нашими десантниками. И вообще всегда к этому роду войск у нас относились с нескрываемой романтикой. ВДВ всегда считались элитными войсками. Сегодня же десантные войска активно сокращают, передают под начало сухопутных войск. Почему это происходит, и как Вы относитесь к таким перестановкам?

- Действительно, это наиболее элитный, наиболее уважаемый род наших войск. Но кое-кто относился к ним с завистью. И, в частности, начальник Генштаба Квашнин десантников никогда не любил. Может быть, у него были для этого личные причины. Первое, что он сделал – заменил в 2001 году десантников, имеющих большой опыт и в комплектовании своих частей и в подборе людей, в методике подготовки миротворческой деятельности, на пехоту. И сразу начались негативные тенденции в миротворческой операции. То, что сейчас происходит – это попытка уничтожить наиболее боеспособную часть армии. Опять же налицо проамериканская политика кремлевской верхушки. Одна из ее составных частей – целенаправленное уничтожение элитных подразделений.

- На последней пресс-конференции президент Путин сказал, что армия должна быть профессиональной, компактной и действенной. Вы можете прокомментировать это его заявление?

- То, что говорит президент – это как ежегодное новогоднее пожелание. Так должно быть. Но президент у нас – это еще и верховный главнокомандующий. И именно он несет ответственность за боеспособность армии. Он высказывает пожелание, но абсолютно ничего не делает для того, чтобы остановить разрушение армии. Если он хочет видеть такую армию, то кто ему мешает ее такой делать? Я на это вранье насмотрелся еще при Ельцине. Как только приближаются выборы, так начинаются безудержные обещания. Начинают с того, что обещают сократить контингент, перевести армию на контрактную основу, дать самую современную технику. Так вот, сокращение действительно идет повсеместное. По сравнению с ельцинским периодом армия уже в два раза сократилась по числу боеспособных частей и соединений.

Размывается вообще значение военной службы. Размывается святая обязанность каждого мужчины быть готовым к защите своего Отечества. И при этом говорят о какой-то наемной армии. Иногда говорят "контрактная" или "профессиональная". Но, позвольте, любая армия в любом государстве – это уже профессиональная военная организация. Это только партизанские отряды и незаконные вооруженные формирования непрофессиональные – собрались добровольцы и пускают поезда под откос. Так что, говорить, что армия сегодня непрофессиональна – совершеннейшая глупость. Другой вопрос, соотношение призывного контингента и контрактников может меняться.

В каждом роде войск оно различно. У подводников, например, призывников – единицы. Это объективно. Но отказываться от призыва вовсе – это преступно. Если не будет призыва – у нас не будет ребят, которые прошли хотя бы минимальную военную подготовку. Другой вопрос, что те, кто ограбил страну, захватил ее ресурсы, хотели бы иметь для себя профессиональную охрану. Они боятся присутствия народа в армии. Боятся, потому что армия в определенной ситуации может вместе со всем народом предъявить свои претензии на то, что принадлежит всему обществу. А наемники, которым платят большие деньги, будут стрелять только в тех, в кого прикажут. Их позиция понятна.

Но ведь и среди политиков, и в Совете Безопасности сегодня много нормальных людей, и они должны понимать, к чему ведет эта посылка отказаться от призыва. И президент, к сожалению, тоже встает на эту позицию. А я вам скажу, что будет дальше: примут законодательно какой-то срок, после которого призыв уже не будет осуществляться, а контрактников к этому времени мы набрать не сможем. Не сможем создать им нормальные материальные условия, обеспечить их теми мизерными суммами, о которых говорит господин Немцов. И в результате останемся и без призывников, и без контрактников. По-моему, мы к этому идем сознательно.

- Собственно, это и показал печально известный псковский эксперимент: военным наобещали золотые горы, а дать смогли лишь жалкую часть от этих обещаний. В результате солдаты бегут, а сам эксперимент на грани срыва.

- Согласен. Я бывал в этой дивизии раньше, до начала эксперимента. Говорить, что там служили одни непрофессионалы – это глупо. Во-первых, туда отбирали исключительно крепких ребят. Служить там было почетно. Это была сильная дивизия. А нынешними экспериментами мы ее просто уничтожим. Ведь, чтобы разрушить армию, не нужно даже на нее нападать. Нужно только запустить ее по пути перманентных реформ, и она сама развалится. Ведь посмотрите, начиная с горбачевского периода, армия находится в состоянии беспрерывного реформирования. Причем, ни один этап не заканчивается.

Один министр сменился на другого или у кого-то поутру свежая идея появилась – колесо закручивается сначала. И каждый этап отвергает предыдущий. В результате, армия разрушается. А вот вы попробуйте на протяжении 15 лет непрерывно делать ремонт в своем доме! Ничего хорошего из этого не получится, я вам гарантирую. То расформировали сухопутные войска, то опять создали. То космические войска объединяют с ракетными войсками, то опять разделяют. Те же десантные войска. Сначала резко сократили, потом признали, что это была ошибка. Теперь опять сокращают. И конца края этим "реформам" не видно.

- Но ведь есть и еще одна серьезная проблема: престиж армии катастрофически падает. Молодые люди просто не хотят идти служить. Что нужно сделать, чтобы это больше не было так, чтобы поднять престиж армии?

- Самое главное – прекратить политические предвыборные дискуссии о том, какой должна быть армия. Должна быть создана мощная комиссия, в которую могут войти и представители любых политических фракций. Но основную работу там должны вести ученые, которые спрогнозируют ситуацию и сделают вывод – какая нам нужна армия через 5, 10, 15 лет. То есть, необходимо в первую очередь сформировать облик армии и четко сформулировать ее задачи. И только после этого браться за ее реформирование.

Второе. Как ни банально это звучит, но без любви страны к своему солдату армии не бывает.

Третье. Нам нужно четко понять, что в армии служат НАШИ сыновья, НАШИ братья и сестры. И мы должны создать для них нормальные человеческие условия. Ведь молодежь приходит из более-менее благоприятной, гражданской обстановки, где можно посмотреть телевизор, принять теплый душ, где есть удобная постель и где всегда можно хорошо покушать. И вдруг он попадает в казарменную обстановку, где холодно, неуютно, страшно, в конце концов. Уже одно это давит на психику молодого бойца. Так вот, нужно сделать так, чтобы казарма хотя бы отдаленно напоминала дом. Это должно сделать государство. И верховный главнокомандующий должен уделять этому серьезное внимание. Деньги для этого понадобятся не такие уж и большие. Военные тоже должны чувствовать заботу о себе.

И четвертое. Тема насилия. Нужно подключать педагогов и психологов, чтобы они помогали ребятам адаптироваться. Благо, многие сегодня сидят без работы. Наука должна искать пути, как вытравить насилие из армии. Нельзя во всем обвинять только офицеров. Ведь и офицеры сегодня настолько деморализованы, что многие работают уже без желания. Они не знают уже, кому они служат. Не знают, что они защищают. Они видят постоянное политическое предательство и тут же получают приказы этому предательству служить. Поэтому теряется и опыт воспитательной работы с ребятами. Хотя то, что армия даже в нынешних кошмарных условиях живет и до сих пор не развалилась – это прежде всего заслуга офицерского корпуса, работающего зачастую на голой инициативе. Просто давно, еще при Советском Союзе, был дан такой мощный заряд подвижничества, что он не иссяк до сих пор. Но вряд ли его хватит надолго.

Татьяна Зеленина

по материалам
агенства "Товарищ"
http://www.atvr.ru/interview/2003/6/30/1624.html

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»