Цена вопроса

К оглавлению

Никакой сенсации в прозвучавших в Вашингтоне заявлениях в отношении ратификации ДОВСЕ нет. Как нет и никаких уступок. Это тактическое маневрирование американской стороны, которая сегодня подвергается жесткой критике не только со стороны России, но и со стороны европейской общественности. И потом, вдумайтесь в суть предложения, оглашенного помощником госсекретаря США. США, дескать, готовы запустить процесс ратификации ДОВСЕ, но при условии, если Россия выполнит ряд сомнительных обязательств. При этом -- никаких гарантий с американской стороны. Администрация Буша не упускает случая напомнить, что в вопросе ДОВСЕ все во власти сената.

Теперь о самом договоре. Напомню, что подписавшие его в 1990 году страны Варшавского договора и НАТО договорились, что для каждой из сторон вводятся квоты на пять видов вооружений. Однако Варшавский договор распался, и ряд его бывших членов встал в очередь на вступление в НАТО. В связи с этим в 1999 году была проведена некая коррекция ДОВСЕ, которую назвали адаптацией. Потом процесс расширения НАТО продолжился -- в состав альянса вошли страны Балтии, кроме того, стать его членами сегодня стремится ряд государств бывшей Югославии, поднимается и вопрос об Украине и Грузии.

В этой ситуации необходим новый раунд переговоров. Это во-первых. Во-вторых, увязывая вопрос о ратификации ДОВСЕ с требованием о выводе российских войск из Грузии и Приднестровья, США ставят России ультиматум, который она физически не может выполнить. Я возглавлял рабочую группу на саммите в Стамбуле в 1999 году. Могу подтвердить, что успеху адаптированного ДОВСЕ тогда действительно сопутствовали два совместных заявления, подписанные Россией с Грузией и Молдавией. Сегодня ситуация складывается таким образом, что до конца года Россия полностью уйдет из Грузии. Но в Приднестровье ситуация совершенно иная. Там огромные залежи вооружений и боеприпасов, причем боеприпасов, сроки годности которых давно истекли. Россия содержит там свой контингент в пределах 1,5 тыс. человек лишь для того, чтобы охранять это небезопасное военное имущество и избежать техногенной катастрофы. Есть и политическая причина: нынешнее руководство Приднестровья не соглашается на вывоз. И в этой ситуации США ставят России ультиматум. Это хитрая и вероломная позиция.

Действуя подобным образом, США ведут вокруг ДОВСЕ информационно-политическую игру. В чем ее смысл? Мне кажется, что американцам крайне не хочется терять Россию как партнера по ряду стратегических вопросов, в том числе по Ближнему Востоку, Ирану, европейским проблемам. В Вашингтоне боятся, что жесткий подход к России, связанный и с ПРО, и с ДОВСЕ, развернет политику России в другом направлении, что мы и наблюдаем. В результате Москва перейдет как бы в стан противников США. Но такого развития событий в Вашингтоне не хотят. В то же время, не желая упускать Россию из орбиты своей политики, США при этом не намерены уступать политическую победу России по тому же ДОВСЕ или по ПРО.

В итоге их уступки, подаваемые как сенсация,-- это завуалированный тупик.

Леонид Ивашов
Газета "КоммерсантЪ" № 204(3780) от 07.11.2007

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»