Вранье

Великая оболганная война

Совсем недавно мне пришлось написать рецензию на убогенький военный сериал "Диверсант", и вот на экранах телевизоров гремит и стреляет новое многосерийное действо "Штрафбат". Его авторы, режиссер Николай Досталь и сценарист Эдуард Володарский, взялись раскрывать одну из самых драматичных страниц войны - судьбу "штрафников", солдат и офицеров, прошедших через штрафные роты и батальоны.

Почти сразу захотелось засесть за подробную рецензию, но после просмотра двух картин о войне за две недели и перспективу в ближайшие полгода увидеть ещё несколько подобных "премьер" желание откликаться на каждую "премьеру" несколько притупилось.

Тем более, что уже после просмотра первых двух остаётся странное ощущение их просто нездорового сходства.

Словно скопированные друг у друга характеры целой плеяды героев, одинаковые сюжетные ходы и почти зеркальная внутренняя логика.

Из фильма в фильм кочуют мерзавцы "особисты", трусы и тупицы генералы, раскулаченные штрафники - разведчики, репрессированные политические, бессмысленные атаки и надрывные диалоги "за жисть"...

И это сходство трудно назвать случайным. Такая вот теперь "правда" о войне!

Поэтому вместо обычной рецензии на фильм сама собой возникла тема современной трактовки нашим "голливудом" Великой Отечественной войны. Этакого "нового взгляда" на Великую Войну.

Определить его можно, как "окопно-штрафной угар", когда бесстрашные храбрые солдаты - сплошь дети раскулаченных "кулаков", расстрелянных злобными огэпэушниками родителей, "блатари" и сплошь анархисты, не признающие над собой ничьей власти в бесконечных атаках по колено в крови, заваливая горами трупов противника, назло идиотам командирам и кровожадным "особистам" добывают победу и спасают злую Родину - мачеху.

Интересно, что наши сценаристы и режиссёры не одиноки в этой своеобразной "концепции" войны.

В мемуарах большинства немецких военачальников эта же тема проходит просто лейтмотивом, красной нитью: храбрый немецкий солдат и плохой фюрер, бездарные фельдмаршалы и стойкие, верные присяге окопные офицеры.

Но дело-то в том, что немцы пытаются этими противопоставлениями оправдать свой разгром в войне, а наши "литераторы" и "сценаристы" не то оправдать, не то обвинить нашу Победу.

Если бы Эдуард Володарский не поленился проштудировать мемуары того же Жукова, Рокоссовского, Катукова, прочитал Манштейна и Гудериана, то, может быть он, наконец, понял, что сама его "лейб-идея" о том, что войну выиграли честные солдаты ВОПРЕКИ идиотизму и тупости командования, глубоко порочна. И первые два страшных года войны это очень наглядно всем показали.

Именно Володарский, проталкивая эту идею, выступает тем самым злобным "смершевцем", который кидает людей под немецкие танки, не считаясь ни с обстановкой, ни с реальностью. Они же герои! Они всё смогут! - убеждают нас сценарист и режиссёр. Так же когда-то железный комиссар Лев Мехлис требовал всех до единого солдата загнать в передовой окоп и "единым порывом" громить фашистов.

Да не смогут!

В том-то всё и дело, что только когда, на всех уровнях управления войсками офицеры, генералы, маршалы и сам главковерх, наконец, осознали, что побеждать лучшую в мире немецкую армию можно только ПОЛКОВОДЧЕСКИМ МАСТЕРСТВОМ и ВЫСОЧАЙШЕЙ ОРГАНИЗАЦИЕЙ, а не людскими волнами и большевистским порывом, только тогда положение начало изменяться. А без этого сотни тысяч самых преданных и верных солдат гибли в "котлах", бездарных наступлениях и бессмысленных атаках. После изобретения пулемёта количество атакующих перестало играть определяющую роль.

Да, русский солдат - это великий солдат. Это герой, пахарь войны, подвижник и мученик. Но как бы мы ни восторгались им, надо чётко понимать, что великую войну выиграл не он. Точнее - не он один. Её выиграла Советская Армия, советская военная школа, советское стратегическое искусство, советский Генеральный штаб.

За четыре страшных года мы смогли преодолеть кризис начала войны, смогли в горниле боёв приобрести драгоценный опыт, обучить и подготовить офицерский корпус, выдвинуть и обучить высший командный состав, и с осени 1943 года мы стали уверенно громить немцев, теснить их, превосходить их в тактике и оперативном искусстве. Страшной ценой, но мы это сделали!

И не грех будет привести один очень наглядный пример: В 1941 году 107-я стрелковая дивизия осенью в боях за Ельню уничтожила 750 солдат и офицеров противника, взяла трофеи, но сама потеряла 4200 человек убитыми и ранеными. В наступлении под Москвой эта же дивизия захватила 50 танков и более 200 пушек, уничтожила больше 1000 немцев, но сама потеряла 2260 человек убитыми и ранеными. Под Юхновым в 1942 г. дивизия наступала. Задачу выполнила, но потеряла 2700 человек. В 1943-м при наступлении на Гомель взяла большие трофеи, уничтожила больше 1500 гитлеровцев, но сама потеряла 5150 человек убитыми и ранеными. Но уже летом 1944-го, наступая в Белоруссии, дивизия с боями прошла 525 км. Освободила 600 населённых пунктов, уничтожила более 3000 гитлеровцев и 9320 взяла в плен, потеряв при этом около 1500 человек убитыми и ранеными. А при штурме Кёнигсберга, заняв 55 кварталов(!!!), уничтожила больше 5000 фашистов, взяла в плен 15100 солдат и офицеров, потеряв всего 186 человек! Затем штурмовала другую крепость - Пилау. Уничтожив больше 7000 солдат и офицеров противника, захватила в плен 8350 человек и огромные трофеи. Потери дивизии 122 убитых, 726 раненых.

Закончила войну как 5-я гвардейская. По-моему, для тех, кто умеет думать, - всё вполне понятно.

Беда, мне кажется, сегодня в том, что очень многие сегодняшние маститые российские сценаристы и режиссёры до глубокой тоски неграмотны, но амбиции имеют как у академиков.

Сценарии лучших фильмов предыдущего сорокалетия о войне писались если не самими фронтовиками, то хотя бы по романам и повестям фронтовиков, которые войну знали не понаслышке, а прошли её пехотинцами, артиллеристами, разведчиками, танкистами. Поэтому и Правда войны в этих фильмах пробивалась сквозь все цензурные шлюзы. "Они сражались за Родину", "На войне как на войне", "Горячий снег", "Звезда"...

Теперь же за сценарии военных фильмов берутся всё чаще люди, не то что пороху не нюхавшие, но даже в большинстве своём и в армии-то не служившие и представляющие её в лучшем случае по книгам. Причём очень часто по "модным" - скандальным, типа откровений Суворова-Резуна или опусов Волкогонова. На основе этих прочтений и рождаются такие "кинооткровения" о войне, как "Диверсант" или "Штрафбат".

Ну, лень нашим "маститым" сценаристам, садясь за очередной сценарий о войне, потратить несколько недель на чтение мемуаров, на опросы ветеранов и разговоры с экспертами.

Вот Эдуард Володарский безапелляционно заявляет в интервью Владимиру Нузову: "Пишу сценарий многосерийного телевизионного фильма "Штрафбат". События происходят во время Великой Отечественной войны... Фильм о том, что наши генералы воевали мясом. Жуков, конечно, великий полководец, но большего мясника, чем он, я в истории не знаю. У немцев не было даже такого понятия: штурм. Ни одного города они не брали штурмом! А мы клали тысячи людей за село, за какую-нибудь поганую высоту, которая, как потом оказывалось, никому не нужна. Вот об этих бессмысленных жертвах я и пишу сценарий". И тут же раскрывает свою мысль: "Миллионы людей легли в землю, защищая свою родину. Ведь только 600 тысяч наших солдат погибли при взятии Берлина. 600 тысяч! Можете себе представить? 200 тысяч погибло при взятии Будапешта. Американцы же за время Второй мировой войны потеряли всего 250 тысяч".

Азарт Володарского, конечно, понятен. Он в работе, он горит сюжетом. Мясо, трупы, сволочи командиры...

Правда, совершенно не понятно, откуда он взял, что у упомянутых им немцев отсутствовало понятие "штурм"? Если он о терминологии, то как Володарский объяснит наличие в немецкой армии таких подразделений и понятий, как: Sturm-Pionier-Bataillone, Sturmgeshutze, Sturmpanzer или тот же Volkssturm? И это только навскидку, не копаясь сильно в книжках.

Если же речь идёт о штурмовых действиях как таковых, то, как по-другому можно назвать действия немцев под Смоленском, Одессой, Севастополем, Сталинградом? Только при штурме Севастополя (кстати, Манштейн, командовавший штурмом города, называл операцию по взятию Севастополя "штурмом") немцы потеряли почти 80 000 человек убитыми и около 200 000 ранеными. Про Сталинград лучше вообще не вспоминать...

И уж если речь зашла о цифрах, то что мешало Эдуарду Яковлевичу открыть вполне доступные теперь справочники и прочитать, что при штурме Берлина погибло не 600 000 наших солдат, а 78291, а при боях под Будапештом пало не 200 000, а 80026 человек. То есть всего погибло в двух самых тяжёлых операциях заключительного периода войны 158316 наших солдат и офицеров. Но не 800 000, как подсчитал сценарист, преувеличив наши потери в ПЯТЬ РАЗ!

Если писать сценарии о войне на основе ТАКИХ военно-исторических познаний, то удивительно, как у нас вообще народу хватило, чтобы до Берлина дойти. Есть один "гений", подсчитавший, что за войну Советская Армия потеряла аж 35 миллионов солдат - всё взрослое мужское население...

В недавнем прошлом было модно ругать советские псевдовоенные "боевики" 80-х годов, в которых герои пачками уничтожали немцев, едва ли не в одиночку громили целые полки и дивизии. Ничего, кроме недоумения, такие картины не вызывали и вполне законно канули без следа в Лету.

Самое интересно в том, что сегодняшние попытки делать фильмы о войне почти ничем не отличаются от тех киновыдумок. Тогда сценаристы и режиссёры, не слишком мучая себя правдивостью и достоверностью, гнали ширпотребовские ленты на потребу дня - героизации Великой Отечественной войны. Так рождались "В двух шагах от Рая", "Дачная поездка сержанта Цыбули" и прочая "трава". Сегодня, так же, как и двадцать лет назад, режиссёры и сценаристы стремительно осваивают средства продюсеров, создавая модную антисоветскую ширпотребовскую "чернуху", даже не пытаясь снять ПРАВДУ. Главное выполнить всё тот же "соцзаказ"...

Можно написать целую научную работу о проколах и грубых ошибках фильма. Их в фильме просто не счесть. Главного героя, раненного пулями в грудь и руку, выносят на руках за линию фронта. После такого ранения человек как минимум на несколько месяцев оказывается прикован к больничной койке, но по фильму он уже через несколько дней сидит всё в той же окровавленной гимнастёрке перед следователем НКВД.

Пуля из винтовки Мосина, имеющая скорость 865 метров в секунду, пробивающая на 800 метров стальную плиту толщиной в 8 мм, четырёх человек, стоящих друг за другом навылет! - выпущенная в упор, необъяснимым образом застревает в ноге несчастного штрафника-еврея (естественно, пострадавшего из-за сволочи-антисемита).

Опустим такие "мелочи", как переодевание штрафников в немецкие мундиры, поездки по передовой на личном "виллисе" (это комбата-штрафника!) и проч. Сценарные изыски. Ладно, каких чудес на свете не бывало...

Обратимся к более существенным ошибкам. Например, к тому, что в штрафные батальоны никогда не осуждались рядовые солдаты! И уж тем более в них никак не могли попасть уголовники из лагерей. Штрафбаты были по определению исключительно офицерскими. Авторы фильма явно путают штрафные офицерские батальоны со штрафными ротами.

Как бы ни выкручивались авторы, но штрафбатом никогда не мог командовать штрафник, как не мог он самостоятельно выбирать из штрафников командиров рот. (Кстати, о взводных и комиссаре, положенных по штату, сценарист с режиссёром вообще забыли...).

По положению о штрафных батальонах и ротах в приказе №227 старшими и младшими командирами и политработниками в штрафные подразделения назначались обычные кадровые военнослужащие, наиболее подходящие для этой роли. При этом постоянный командный состав для штрафных частей и подразделений специально не готовился.

При необходимости штрафники могли приказом по части назначаться на должности младших командиров с присвоением звания ефрейтора, младшего сержанта и сержанта.

Согласно положению о штрафных батальонах и ротах действующей армии, командир и военный комиссар батальона пользовались по отношению к штрафникам властью командира и комиссара дивизии. Командир и комиссар отдельной армейской штрафной роты пользовались властью командира и комиссара полка. (Г.Ф. Кривошеев "РОССИЯ И СССР В ВОЙНАХ XX ВЕКА").

Штрафной батальон был один на фронт и являлся отдельной частью, которую использовали на самых трудных участках фронта - так же, как и штрафную роту. У Володарского штрафбат вообще "закабалён" навечно при какой-то дивизии, которой командует странный триумвират из комдива, начальника особого отдела и некоего полковника, который вообще неизвестно кто.

Когда буквально в первые минуты фильма выяснилось, что начальник особого отдела дивизии самолично командует "минёрами" и куда-то их из дивизии отправляет, из-за чего штрафников бросают в атаку по неразминированному минному полю, все вопросы об исторической достоверности фильма отпадают сами собой. Вообще-то в каждой стрелковой дивизии РККА был отдельный сапёрный батальон в количестве 512 человек по штату, но, кроме того, в каждом стрелковом полку была ещё и сапёрная рота (85 человек по штату), обычно даже в стрелковых батальонах организовывали внештатные группы сапёров, но этого мы уже касаться не будем.

В свете всего сказанного историческая реальность сюжетного хода про палача-"особиста", угнавшего куда-то ВСЕХ сапёров дивизии (кстати, именно сапёров, а не "минёров", как их называют в фильме начальники. Минёры-подрывники были в партизанских отрядах и диверсионных группах, но не в стрелковой дивизии РККА) выглядит не более чем дикорастущей "травой" для курения.

Пожалуй, единственным светлым пятном фильма была игра актёров. Алексей Серебряков блестяще сыграл фронтового комбата. Его герой прорисован очень достоверно, ярко, выпукло. Такие же яркие персонажи у Юрия Степанова, Александра Баширова. Их герои живут, воюют, страдают и погибают, и им веришь. Можно только предполагать, какой могла получиться картина, не будь столь слабым и надуманным её сценарий.

Ну и, наконец, самое главное.

В течение всего фильма авторы нас просто изводят темой безжалостного советского "непрощения", когда воюющий уже целую вечность комбат-штрафник никак не может получить отпущения грехов и вернуть себе звание и награды. Точно так же вместе с ним беспощадно непрощаемы и другие штрафники. Особенно из бывших политзаключённых. О том, что в системе ГУЛАГа действовал категорический приказ, по которому на осуждённых по 58-й статье реабилитация через фронт не распространялась и в штрафные роты их почти не брали (только с малыми сроками), авторы фильма не удосужились узнать. Но оставим это опять же на их совести...

Так вот, вся, как говорят сегодня, "фишка" состоит в том, что документы об отбытии наказания и реабилитации на штрафника готовил не комдив и не "особист" дивизии, а командир штрафного батальона или роты. Либо по отбытию назначенного срока (1-3 месяца), либо по ранению (искупил кровью). И с этими документами он отправлялся в запасной полк. За редким исключением в эти решения вышестоящие "органы" не вмешивались.

И уж если обращаться к документам, то есть смысл поставить точку на всех вымыслах. Благо, правда о штрафных частях сегодня доступна любому ищущему её человеку.

Штрафные части Красной Армии существовали юридически с сентября 1942 по май 1945 г. Согласно архивным отчетно-статистическим документам, численность их переменного состава (штрафников) ежегодно составляла: 1942 - 24993; 1943 - 177694; 1944 - 143457; 1945 - 81766. Таким образом, за всю войну в штрафные батальоны и роты было направлено 427910 чел.

Если взять для анализа 1944 г., когда все фронты вели наступательные операции, количество штрафных частей и численность их переменного состава характеризовались следующими показателями:

- общее количество штрафных батальонов во всех фронтах Красной Армии колебалось от 15 (в январе) до 8 (в мае), а среднемесячное их число в этом году равнялось 11, при этом среднемесячная численность штрафников в одном батальоне составляла около 226 чел.;

- общее количество штрафных рот во всех армиях колебалось от 199 (в апреле) до 301 (в сентябре), а среднемесячное число рот составляло - 243, при этом среднемесячная численность штрафников в одной роте составляла 102 чел.;

- общие потери личного состава (убитые, умершие, раненые и заболевшие) всех штрафных частей (нарастающим итогом) составили 170298 чел. постоянного состава и штрафников;

- среднемесячные потери постоянного и переменного личного состава всех штрафных частей за год составили 14191 чел., или 52 % от среднемесячной их численности (27326 чел.). Это в 3-6 раз больше, чем общие среднемесячные потери личного состава в обычных войсках в тех же наступательных операциях 1944 г.

Что же касается заградительных отрядов, о которых из-за отсутствия достоверной информации распространялось (как и о штрафных частях) много всяких домыслов и небылиц (гнали войска под дулами пулеметов в наступление, расстреливали отступавшие части и т.д.), то никому из исследователей пока еще не удалось найти в архивах ни одного факта, который подтверждал бы, что заградительные отряды стреляли по своим войскам. Не приводятся такие случаи и в воспоминаниях фронтовиков. "Да, были заградительные отряды, - читаем мы в записках Героя Советского Союза генерала армии П.Н. Лащенко. - Но я не знаю, чтобы кто-нибудь из них стрелял по своим, по крайней мере на нашем участке фронта. Уже после войны я запрашивал архивные документы на этот счет. Таких документов не нашлось" [35]. И далее П.Н.Лащенко поясняет: "Заградительные отряды находились в удалении от передовой, прикрывали войска с тыла от диверсантов и вражеских десантов, задерживали дезертиров, которые, к сожалению, были, наводили порядок на переправах, направляли отбившихся от своих подразделений солдат на сборные пункты" [36].

В связи с изменением в лучшую сторону для Красной Армии после 1943 г. общей обстановки на фронтах полностью отпала также необходимость в дальнейшем существовании заградительных отрядов. Поэтому все они к 20 ноября 1944 г. (в соответствии с приказом НКО СССР № 0349 от 29 октября 1944 г.) были расформированы. (Г.Ф.Кривошеев "РОССИЯ И СССР В ВОЙНАХ XX ВЕКА")

Нужна ли нам сегодня правда о войне?

Не просто нужна, а необходима как воздух! После десятилетия чернухи и лжи сегодня особенно важно возвращать нашему народу правду о Великой Войне. Не приукрашенную, не отлакированную, не препарированную, не выхолощенную на потребу дня и очередного "изгиба" официальной пропаганды, а ту правду, которая через великие испытания и трагедии, через подвиги и неимоверный труд привела наш народ к Великой Победе. И солгавший против этой правды отвечает собственной честью пред лицом миллионов, павших за эту победу на поле боя...

Автор В. Шурыгин

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»