ЯНУКОВИЧ – ПРЕЗИДЕНТ. КОНЕЦ МАЙДАНАМ!

Кандидаты в президенты

ЦИК официально объявила Януковича Президентом Украины. Что я чувствовал? Я чувствовал удовлетворение – мобилизованные Тимошенко «поющие трусы» и купленные телеэфиры проиграли газетам и здравому смыслу украинского народа. Значит, я недаром извел горы бумаги за эти пять лет. В конце концов, я могу поставить собственный памятник почившему оранжевому режиму из террикона своих статей.
В Украине так и не было полной свободы слова. Ее заменили телевизионные ток-шоу с одноименным названием. Туда пускали только политиков и отфильтрованных журналистов. Они много болтали, но не говорили главного. Это была очень хитрая мягкая цензура.

Установив контроль над телевидением, оранжевая власть выиграла в мгновенном массовом оболванивании граждан. Но она недооценила роль обычной печатной прессы – от серьезных киевских еженедельников и ежедневных газет до крошечных районных «листков». Из зажравшейся чиновничьей столицы эти провинциальные «аквариумы», населенные, тем не менее, настоящими «акулами пера», были почти не видны. Но они тоже сделали свое дело, публикуя все, что знали об изнанке двухголового правления красивой Юли и рябого Вити.

Остальное довершил экономический кризис. Хвастливая тимошенковская пропаганда наложилась не на победные реляции, а на голодное урчание в пустом кошельке народа.

Правда, Она еще и грозила Майданом, забыв, что это не помада, которую можно в любой момент вытащить из дамской сумочки. В политической системе Украины нет Майдана. Есть Верховная Рада, Президент, Центральная Избирательная Комиссия, Кабинет министров и даже кое-что уцелевшее от Вооруженных Сил. Но Майдана нет!

Он мог подействовать только один раз в 2004 году – как нечто экстраординарное, призванное в исключительных обстоятельствах психологически надавить на Систему. Но вписаться в нее Майдан не мог. Как не вписывается матерная ругань в официальный протокол.

И теперь, повторяю, я чувствую удовлетворение.
Я никогда не верил вождям оранжевых.
Потому что хорошо знал их.

Как от ишаков родятся только ишаки, так от воров 90-х могли родиться только воры 2000-х. Кучмисты не ушли вместе с Кучмой. Они остались. Причем самыми большими кучмистами оказались те из олигархов, кто стоял против Кучмы на Майдане, заводя толпу.
Массовку же в очередной раз надули.

А потом нагнули.
Она думала, что делает историю.
А это «сделали» ее.

На Майдане произошла классическая буржуазная революция. Власть отобрали у «короля» и передали королятам. Королята тут же перегрызлись между собой, как жадные крысы в полном муки амбаре, где только что сдох кот.
Запах разложения до сих пор стоит над Майданом. Это благоухает дохлым котом и крысиной мочой. А еще пометом, которым крысы швырялись друг в друга в телевизоре, называя это «компроматом».
И на каждом хазарском олигархическом лбу, прикрытом оранжевой повязкой, золотыми церковно-славянскими литерами можно ставить клеймо: «Вор!».

Как хазары грабили Русь, выжимая из нее все соки, пока Святослав не прикончил их, так олигархи, завладевшие при Кучме всем, что раньше называлось «народной собственностью», грабили и грабят страну.
Они делают из Украины новую Хазарию, вывозя награбленное на Запад.
Это воры кричали на Майдане: «Бандитам – тюрьмы!»
Это воры обещали пять миллионов рабочих мест.
Это дети воров носились в дорогих иномарках по Киеву, высунув в окошко оранжевую тряпку.
А Украина ждет нового Святослава. И нового Богдана.
Она дождется.

Тем, кто не верит в это, я напомню, что ни Святослава, ни Богдана в свое время тоже никто не ждал. Но они пришли и заставили торгашей расплатиться.

От Майдана у меня осталось два поучительных воспоминания. Одна из газет описала историю деда из райцентра под Киевом. Он очень болел за Ющенко, каждый день садился в маршрутку и ехал два часа в столицу, чтобы агитировать за своего любимца. Когда после второго тура победителем объявили Януковичем, дед так расстроился, что, вернувшись на той же маршрутке домой, застрелился из охотничьего ружья.

Мне жаль того деда. Он пропустил всю комедию. Если бы он чуть-чуть подождал, то увидел бы и Майдан, и дискотеку, и Ющенко, который еще не избранный уже приносит присягу в парламенте то ли на Библии, то ли на кулинарной книге, и шутовское судилище Верховного Суда, и третий тур, и «победу» своего кандидата, когда других дедов заставят идти на участки на костылях, а инвалидов лишат возможности голосования, и все ющенковское позорное «гетьманування», стреляться из-за которого то же самое, что вешаться из-за любви к бляди.

Дед согрешил, подняв руку на самого себя. Отказавшись от себя во имя какого-то Ющенко!

Его судьба – урок нам всем. Не впадай в отчаянье, когда думаешь, что все кончено. Конец – это только начало.

Другая история произошла с моим знакомым. Молодой, знающий всему цену военный пенсионер, увидев всенародное помешательство в центре Киева и почуяв, что бабы стали слабы на передок, вышел на Крещатик, поднял из грязи какую-то оранжевую ленточку, прицепил ее на рукав и тут же познакомился с двумя дамами – молодой мамой, которой еще не было сорока, и ее дочерью лет восемнадцати. Старшая была еще вполне употребима, а младшая – уже готова к употреблению. Можно сказать, она специально к Майдану созрела, еще не подозревая, для чего.

Мой приятель не верил ни в какой Майдан. Но на почве политических разговоров, имитируя крайний интерес к майданным ценностям, в тот же вечер он употребил старшенькую, а на следующий день – ввел в мир развратных наслаждений младшенькую. Обе остались довольны.

Это тоже урок. Умный человек никогда не впадает в помешательство.
Он помешательством пользуется.
К сожалению, этот урок поймут только умные люди.
А может, и к счастью.

В юности я восхищался безграничностью человеческого ума. Теперь – безграничностью человеческой глупости.
Обе они взаимодополняют друг друга.
Как революция и контрреволюция.
Я благодарен Майдану за то, что он дал возможность мне стать контрреволюционером.
А настоящая революция еще впереди.
Великий Богдане, вставай – работы не початый край!
Когда он встанет, нынешние контрреволюционеры станут революционерами.

Олесь Бузина

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»