МАЛОИЗВЕСТНЫЕ СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ ГАЛИЧИНЫ. Ч.1

К оглавлению

Назначение Дмитрия Табачника, одного из наиболее энциклопедически образованных политиков Украины министром образования и науки стало камнем преткновения для потерпевших поражение во время выборов оранжевой и бело-сердечной команд. Западноукраинские облсоветы проводят экстренные заседания, посвященные борьбе с Табачником вместо решения вопросов, связанных с обеспечением жизни своих регионов, политики из окружения Ющенко организовывают радикалов из КУН, «ВО Свобода», УНА-УНСО для акций протеста под Кабмином. После заявления самого Табачника о том, что он проведет комплексную проверку финансовой деятельности своего предшественника экс-министра Вакарчука, устраиваются акции с привлечением студентов в поддержку Вакарчука и с требованиями отставки Табачника, «чтобы не раскалывать страну».

Табачник и «галичанские «крестоносцы»

Поводом для выступлений против нового министра образования стала его статья «Галичанские «крестоносцы» против Украины», в которой Дмитрий Владимирович писал, что «правящая галичанская элита, позиционирующая себя элитой общеукраинской, ведет себя так, будто содержит Украину и потому имеет право ею руководить. Именно она отдает обязательные к исполнению приказы — какой язык родной, в какую церковь ходить, кого считать национальными героями и как пламенно любить НАТО… Многовековой человеконенавистнический эксперимент, проводимый Польшей, Австро-Венгрией, Третьим рейхом по превращению Галичины в антирусский, антиправославный и, в конечном счете, антиукраинский плацдарм, удался. Антирусскость и антиукраинскость идеологии, навязанной Галичине извне, с помощью выращенной «пятой колонны», составляет основу для дальнейшего наступления и ее перенесения на Великую Украину, население которой никогда не отказывалось от исторического украинско-русского единства.

Расширить плацдарм до границ России невозможно без разрушения глубинного народного менталитета и стирания, даже ампутации исторической памяти, в чем зомбированная Галичина призвана сыграть ключевую роль».

В адрес Януковича сейчас раздаются требования представителей галицкого политикума - «протянуть руку дружбы Галичине», «объявить мораторий на вопросы, раскалывающие страну». Т.е. когда пять лет большую часть страны насильственно лишали национальной идентичности, права разговаривать и учить детей на родном языке, отдавать почести своим героям, то это не раскалывало страну. Когда были приняты сорок шесть законов, которые исключали из государственного оборота русский язык, это не раскалывало страну, а заявка на то, что граждане, живущие в Донецке или Одессе, буду иметь те же права, что и во Львове или Тернополе, оказывается, покушение на целостность Украины.

Посмотрим же, как Галицкая Русь превращалась в инструмент антирусской политики Запада.

Превращение Галичины в «Украинский Пьемонт»

Самые западные регионы современной Украины — Галиция, Буковина и Закарпатье — до 1918 года были самыми восточными провинциями Австро-Венгерской империи. Без малого полтора столетия (а Закарпатье — намного дольше) они находились под скипетром Габсбургов, чья внутренняя и внешняя политика в XIX — начале XX века не могла не оказать влияния на становление идеологии украинского национализма и развитие национальной культуры и языка не только этих областей, но и, в определенной мере, всей Украины.

Во время «весны народов», революции 1848-49 гг., когда в Кракове вспыхнуло восстание, инспирированное польскими революционерами — выходцами из шляхетской среды, окрестные галицийские крестьяне поднялись против помещиков, оказавшись фактически союзниками австрийского правительства. «Галицийская резня» унесла жизни более чем двух тысяч польских землевладельцев и членов их семей. В некоторых округах, например Тарновском, было разграблено и сожжено почти 90% поместий.

Габсбургское правительство, пытаясь воспрепятствовать превращению Галиции в «польский Пьемонт», с которого могло бы начаться восстановление независимого польского государства, и, используя национальные и социальные противоречия в Галиции в своих политических интересах, стало поощрять русинское движение, создавая то, что впоследствии стали публицистически называть «украинским Пьемонтом». Как пишет в своей работе украинско-канадский историк «Україна: iсторiя» Орест Субтельный, Губернатор Галиции граф Франц Стадион «всячески привлекал и поддерживал... пугливую западноукраинскую элиту, надеясь использовать ее как противовес более агрессивным полякам». При его поддержке была создана «Головна руська рада», во Львове начала выходить газета «Зоря галицька».

15 мая 1848 года в этой газете было опубликовано обращение Головной руськой Рады, выдвигались просьбы административной автономии и свободного развития национальной культуры и языка для русинов Галиции — «части великого руского народа, который говорит на одном языке и насчитывает 15 миллионов человек». В этом документе впервые проводится идея общности населения габсбургской монархии и Малороссии, входившей в Российскую империю. Но руководство Головной руськой Рады старательно подчеркивало, что населяют Галицию русины - Ruthenen, народ, отличный как от русских - Russen, так и от поляков, и что являются опорой Австро-Венгрии в провинции.

Когда Николай I послал помощь Францу Иосифу I для подавления венгерской революции, в Галиции стали распространяться пророссийские настроения. Революционный подъем 1848-1849 годов способствовал тому, что в Галиции и на Буковине, также входившей в состав Австро-Венгерской империи, возникло ориентированное на Россию национально-политическое движение москвофилов. А к 70-80-м годам среди русинских активистов возникло другое движение, ориентированное на Вену т.н. украинофильское движение, не признававшее идею признания русинов частью русского народа. Украинофилы отождествляли местных русинов с малороссами, заявляя, что они являются единым этносом, язык и культура которого отличается от русского.

Украинофильское движение и польское восстание 1863 года

На конкуренцию москвофилов и украинофилов оказывала влияние национальная политика габсбургского правительства, а также царской России в отношении зарождающегося украинского национального движения. Первые годы царствования императора Александра II были отмечены оживлением украинофильского движения в России. С 1859 г. стали вводить воскресные школы для малороссов, в которых обучение велось на простонародном наречии. Для этого были изданы учебники: «Граматка» Кулиша (1857), «Букварь» Шевченко (1861), «Арихметика або щотниця» Мороза (1862). В Петербурге печатались дешевые издания отдельных сочинений Шевченко и других украинских писателей, предназначенные для народа, так называемые «метелики». В Петербурге в январе 1861 г. стал выходить «южнорусский литературный вестник» под названием «Основа», который сделался главным органом украинофильского движения.

В это время за границей в кругах польских эмигрантов, где велась работа по подготовке восстания против России, также проявляли интерес к украинофильству. Поляки стремились к возрождению независимой Польши в границах, существовавших до первого раздела Польши в 1772 г., что, в частности, предполагало отторжение от России Правобережной Украины, Волыни и Подолии. Они видели в развитии украинофильства средство для ослабления и разрушения русского единства, и поэтому старались отделить малороссов от великороссов, посеять между ними неприязнь и вражду. А поскольку в Галиции именно поляки занимали в общественно-политической жизни господствующее положение, они именно ее хотели превратить в антироссийский плацдарм. В 1859 г. была предпринята попытка перевода галицко-русской письменности на латинский алфавит. Ответные меры не заставили себя ждать. В 1862 году были опубликованы «Временные правила по цензуре», в которых указывалось: «В виду нынешних усилий польской пропаганды к распространению польско-национального влияния на менее образованные классы населения западного края Империи и к возбуждению в них вражды против правительства, цензура должна с особенным вниманием рассматривать сочинения и статьи, в которых развивают такое влияние, и вникать как в сущность их, так и в наружную форму... и не дозволять применения польского алфавита к русскому языку или печатать русские или малороссийские статьи и сочинения латинско-польскими буквами, тем более, что и ввоз из-за границы сочинений на малороссийском наречии, напечатанных польскими буквами, положительно запрещен».

А после польского восстания 1863 года летом появился Валуевский циркуляр, а позже Эмский указ. Хотя запрет 1863 г. не исключал возможности печатать по-украински не только беллетристику, но и научные труды, а запрещал только духовную и детскую литературу, действия российского правительства привели к тому, что центр украинского национального движения переместился в Галицию. В разные годы туда перебрались, в частности, такие деятели, как Михаил Драгоманов, Михаил Грушевский и Дмитрий Донцов. Драгоманов в своих «Письмах на Надднепрянскую Украину», пишет, что «российские украинцы вступают в более тесные связи с австрийскими, появляются в Буковине и Венгерской Руси, где раньше не ступала нога украинофила, создаются украинские библиотеки в Вене, в Черновцах, заносятся многочисленные украинские книги в Венгерскую Русь, где их раньше никто не видел». Австрийские власти благожелательно относятся к созданию сети просветительских и научных обществ. На Буковине и в Галиции возникает сеть «Просвит» - библиотек, читален, курсов для неграмотных, театральных кружков, хоров, музыкальных обществ и других, военно-спортивных организаций – «Украинский Сокол» и «Сечь», Научное Общество им. Шевченко (НТШ), которое возглавил профессор Михаил Грушевский.

Продолжение следует
Мирослава Бердник Восток+Запад

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»