Украину погубит то же, что погубило Гитлера…

К оглавлению К оглавлению "Политическая безопасность"

«Маша» сняла все претензии по «качелям». «Липы» от «Веера» больше не будет», — так шифруются украинские политики, опасаясь «прослушки».

…Когда в 2000 году Иван Плющ произнес в адрес СБУ знаменитое «Хай слухають, щоб їм позакладало!», широкую публику это развлекло, и только. В ту пору еще мыслили по старосоветски: у нас, мол, слушают разве что высших бонз и их приближенных (врагов). О таких понятиях как «промышленный шпионаж» и «партийная служба безопасности» говорили как о западной экзотике. И когда в разгар «кассетного скандала» Генпрокурор Потебенько, коверкая слова, говорил о «цыхровом дыхтохвоне», его слушали с открытым ртом.

Прошло меньше десяти лет – и ситуация кардинально изменилась. Дело майора Мельниченко живет и процветает, причем во всевозможных технических формах. Украинцев подслушивают по телефону – и «просто так». Так, по информации «Обкома», на территории Украины в распоряжении частных лиц и корпораций находится порядка 11-12 крупных передвижных систем, обеспечивающих одновременный перехват от 10 до 100 разговоров по мобильным телефонам. (Причем четверть из них используется одной из крупнейших финансово-промышленных группировок страны).

Что касается госструктур, то в их распоряжении, по имеющимся у нас неофициальным данным, есть 7 таких систем: у Службы безопасности Украины, Службы внешней разведки и Министерства внутренних дел (хотя близкий к Юрию Луценко депутат Геннадий Москаль это категорически отрицает). При этом наиболее мощным (качественно, а не количественно) ресурсом такого рода обладает Служба внешней разведки.

Располагает своим подбором техники и Госпогранслужба Украины. Правда, в этом случае речь идет о достаточно старых, еще советских времен, системах загоризонтного слежения, осуществляющих перехват телефонных разговоров в приграничной зоне.

А ведь есть еще и стационарные системы прослушки, специалисты по работе с электронной почтой, другие мастера хакерского искусства. Неудивительно, что при таком раздолье наших политиков накрыла масштабная (и в большинстве случаев – вполне оправданная) паранойя. Никто не хочет укреплять позиции конкурентов важной информацией или, что еще хуже, стать «жертвой» какой-нибудь горячей распечатки в СМИ. Поэтому на безопасность денег и кадров не жалеют. Характерный факт: в БЮТ и Партии регионов вопросы «партийной контрразведки» курируют двое молодых, но опытных спецслужбиста – генерал-майор СБУ Андрей Кожемякин и генерал-майор СБУ Григорий Ильяшов. В обеих фракциях о них отзываются со сдержанным уважением: с такими лучше не ссориться.

Однако всех в наше время не обезопасишь, тем более, что политики и бизнесмены – люди не только много знающие, но и активно передвигающиеся. Поэтому скандалы с прослушкой возникают один за другим. Из последних можно отметить 4 прослушиваемых СБУ телефона бютовца Андрея Портнова, а также изъятая в Луганской области аппаратура, с помощью которой несколько бизнесменов («специалистов» по незаконной конвертации средств) занимались прослушиванием разговоров людей, в том числе находящихся у власти.

Луганская история зацепила многих известных в стране лиц. Бывшему главе местной обладминистрации, а ныне одному из лидеров фракции Партии регионов Александру Ефремову в СБУ показали распечатки его разговоров. Как признался г-н Ефремов «Обкому», особой радости это ему не доставило:

— Эта аппаратура проработала три года. СБУ ее изъяла и подает это как свою победу. Я задал один-единственный вопрос: ну, то, что изъяли, — это хорошо. Но то, что преступники пользовались этой аппаратурой – кто оценит нанесенный ими ущерб?

Экс-председателю Луганского облсовета Виктору Тихонову также выпала честь быть прослушанным местными умельцами:

— Мне тоже показывали распечатки. Но я лично веду себя так: говорю по телефону то, что скажу и в открытом эфире. Каких-то криминальных направлений в жизни у меня нет, поэтому мне нечего пугаться. Другое дело, что из любого высказывания можно при желании выкрутить любое отношение к Президенту или премьеру. Тем, не менее я уже лет 5 не меняю мобильного номера и говорю открыто. Если же информация закрытая, я, естественно, по телефону ее не говорю. Или же веду иносказательный разговор с человеком, который понимает, о чем идет речь.

«Иносказательный разговор» — одна из любимейших фишек политиков, желающих избежать прослушки. Конечно, если тебя слушают постоянно, то прозвища вроде «Прыщавый» или «Ведьма с косой» никого из «слухачей» в заблуждение не введут. А вот если система прослушки реагирует на слово «Ющенко» или «Тимошенко», то выдумать систему кличек и жаргонных словечек — самое подходящее средство.

— «Маша» сняла все претензии по «качелям». «Липы» от «Веера» больше не будет». Ну, что – понял что-нибудь? – депутат от Партии регионов гордо смеется, демонстрируя корреспонденту «Обкома» образчик своего телефонного слэнга.

А вот генерал МВД и народный депутат Геннадий Москаль всяким там жаргонизмам не доверяет, хотя и владеет ими в совершенстве. Проблему безопасности своих телефонных разговоров Геннадий Геннадиевич решил с присущей ему скрупулезностью:

— Я не пользуюсь украинскими телефонами. Я купил телефон, который зарегистрирован за пределами Украины, в одной из тех стран, законодательство которых запрещает выдавать информацию о телефонных разговорах. Есть страна, в которой, согласно закону, компания мобильной связи не имеет права ни по чьему запросу выдавать такую информацию. Такое разрешение может дать только суд. Но я хочу видеть того, кто обратится в суд, например, Румынии…

И второе: передвигаясь по городу, я пользуюсь технологиями, при которых автоматически обеспечивается плавающий режим частот. За день станции, поддерживающие связь, меняются по 20 раз, и тот, кто хочет записать разговор, должен с тарелкой «сесть на хвост».

Генерал Москаль согласен с тем, что головной боли с прослушками становится все больше и корень зла видит в обилии спецслужб.

«Очень многим субъектам предоставляется право осуществлять прослушивание, — жалуется он. — Это: спецподразделения МВД по борьбе с экономической преступностью, торговлей людьми, наркотиками — и другие департаменты криминальной милиции; Служба безопасности Украины; налоговая милиция. Кроме того, не следует забывать о такой мощной структуре, как внешняя разведка. Где гарантия того, что технические возможности, которые они должны направлять на западные страны для перехвата информации, не используются на внутренних «клиентах»?

Второе: что делает сегодня СБУ? У меня есть четкие данные о том, что они берут 2-3-х человек, дают им комплекс, платят им деньги – и они слушают всех, кого надо. Без санкций. И потом, если они будут пойманы, кто по закону будет осуществлять проверку? Служба безопасности Украины».

Свои рассуждения о перенасыщенном рынке «прослушки» г-н Москаль завершает неожиданным выводом:

— Что погубило Гитлера? Переизбыток спецслужб. То же самое погубит и Украину. Ну, не может быть в одной маленькой стране, где нет базиса для террористических движений, столько спецслужб. И зачем использовать эту технику, чтобы поймать в ночном клубе наркомана, торгующего одним граммов наркотика? Да лучше просто взять его с поличным – и дело с концом!

В общем, разные люди и к прослушке относятся по-разному. Кто-то, вроде нардепа Сергея Гриневецкого (Блок Литвина), демонстрирует показное равнодушие. «Я уже 10 лет не меняю номера, говорю по телефону открыто, чтобы дать возможность капитанам стать майорами», — смеется он. Г-н Гриневецкий – явный сторонник того, чтобы вообще не говорить о серьезных вещах в телефонном режиме.

Схожих взглядов придерживается и маститый «регионал» Борис Колесников. «Лучше вообще не говорить по телефону, — сходу говорит он. — Это первое правило. Во-вторых, всеми этими прослушками надо заниматься исключительно после соответствующего решения суда. И право на это должна иметь только одна служба в стране. Кстати, мне не раз говорили о том, что несколько партий имеют специальную аппаратуру. Так вот это вообще должно быть уголовное наказуемо».

А что говорит по поводу прослушки Закон? Краткую справку на этот счет «Обкому» предоставил министр юстиции Николай Онищук.

— У нас есть самый главный акт – это Конституция Украины, устанавливающая прямой запрет на проникновение в тайну частной жизни, — кроме, разумеется, тех случаев, когда это непосредственно предусмотрено Конституцией и принятыми в ее исполнение законами. И Конституция (в частности, статья 32) говорит о том, что информация относительно частной жизни гражданина не может быть без ее согласия распространена. И этот конституционный императив развивается рядом законов Украины. Вмешательство возможно лишь в случаях, когда речь идет об интересах национальной безопасности или интересах следствия. И действующее законодательство предусматривает процессуальную (и, в частности, судебную) процедуру получения разрешения в тех случаях, когда не идет речь о даче человеком согласия на применение к нему действий, которые можно оценивать как связанные с тайной переписки, телефонных разговоров и всего того, что мы называем частной жизнью, охраняемой Конституцией.

Я думаю, что должная законодательная база уже создана, и речь на самом деле должна идти о более эффективном использовании интитутов парламентского контроля за деятельностью органов специального назначения. Это как раз тот случай, когда не хватает контрольных функций и примеров применения реальных методов привлечения к ответственности за злоупотребления такого рода.

Сказав «А», господин Онищук говорит и «Б». Его рекомендация читателям «Обкома»: осторожность и еще раз осторожность!

— Буду откровенен: лично я каких-то специальных мер я не применяю и даю совет: надо стараться в своем общении и действиях жить по закону. Тогда и угроз прослушки будет меньше. Что касается информации персонального характера, то посоветую исходить из допущения, что кто-то может воспользоваться средствами незаконного прослушивания – причем не только государственные органы, но и приватные корпорации. Поэтому советую быть осторожными в своих разговорах и больше общаться лично.

Личное общение – вещь хорошая, но и оно не спасает от прослушки. Поэтому сильным мира сего приходится принимать меры. Политики любят рассказывать друг другу про то, как на заседаниях у Президента включают подавляющий режим для мобильных телефонов – и те мгновенно гаснут. Или про то, как хорошо блокируют «прослушку» на 6-7 этажах здания правительства – там, где расположены офисы экс-главы СБУ Александра Турчинова и его ближайшего соратника Андрея Кожемякина…

Однако, то – «большие люди», а как быть тем, кого слушают по линии промышленного шпионажа и недобросовестной конкуренции? (Между прочим, таких людей не так уж и мало, ведь «под колпак» попадают также их друзья и родственники). Как быть тем простым украинцам, которые неожиданно для себя попали в непростые обстоятельства?

Несколько советов относительно того, как в кустарно-домашних условиях бороться с прослушкой, дал нашим читателям народный депутат от фракции БЮТ, участник боевых действий в Афганистане (зам командира отдельной разведывательной роты специального назначения) Роман Забзалюк:

— Во-первых, стоит вернуться к такому, давно забытому, средству как стационарный телефон. Если вы помните, предыдущие 10 лет именно массовое, поставленное на поток прослушивание разговоров по стационарной сети было огромнейшей проблемой. Сегодня же, учитывая определенные технические видоизменения и тенденцию к массовому использованию мобильных телефонов, концентрация внимания лиц, осуществляющих незаконную прослушку, сместилась к мобильникам. Поэтому сегодня, как ни парадоксально это прозвучит, разговоры по стационарным телефонам в большей мере уберегут граждан от нежелательной утечки информации.

Во-вторых, необходимо использовать существующие технические возможности. К примеру, сейчас часть мобильных операторов, действующих на территории Украины, предоставяют такую услугу как изменение номера мобильного телефона с оставлением на 3 месяца так называемого абонементского ящика, которые сообщают (в виде sms) об изменении абонента. Это очень удобная вещь в плане того, что, если, допустим, судом принято решение о прослушивании такого-то номера телефона, то по следующему номеру, появляющемуся у человека, которого «ведут», необходимо уже новое решение суда. Технически это усложняет перехват разговора по телефону.

Что касается средств прослушивания в помещениях, то здесь техника видоизменяется ежемесячно, и эти системы довольно сложны и в плане обнаружения, и в плане проведения работ в отношении прослушивания разговоров. Связано это с тем, что в наши дни офисы и жилые помещения напичканы электроникой, начиная с микроволновки и заканчивая сложными аудио — и другими системами. Они, так или иначе, создают помехи в виде определенных экранов. Например, очень эффективна в этом смысле работа микроволновой печи.

Еще одно банальное средство против прослушки, о котором часто забывают обыватели, — это элементарные шумовые частоты в пределах низких и высоких. И в этом смысле очень удобен включенный обыкновенный водопроводный кран. Попробуйте записать наш с вами разговор при включенном кране – и вы увидите, что половина вашей записи будет отсутствовать как таковая.

Что касается смс-ок, то здесь ситуация довольно сложная. На сегодняшний день практически нет возможности избежать считывания смс-сообщений. Но и здесь есть свои уловки: если помните, на своих мобильных телефонах вы можете переводить свой текст на тот или иной язык. Так вот, если вы, по договоренности со своим товарищем, набрали текст сообщения на кириллице и перевели его, к примеру, на японский язык, а ваш товарищ «перекидывает» смс-ку обратно в кириллицу, то вы сможете спокойно переписываться. То же самое касается и электронной почты.

Вот так, овладев этим нехитрым арсеналом, гражданин Украины может легко почувствовать себя человеком, чьи конституционные права нарушить не так-то просто. В общем, стань сам себе маленьким Гарантом.

Источник: vlasti.net

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»