ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЗАКАТ ГАЛИЦИИ

К оглавлению

Как известно, Галиция – основной поставщик националистических политиков. Наименее индустриально развитый регион страны, несмотря на небольшой удельный вес в структуре населения Украины, фактически навязывал остальной стране свою культурную политику и внешнеполитические ориентиры все годы независимости. Причем, галичане в 1991 и 1994 гг. дважды терпели политическое поражение на президентских выборах от представителей восточных регионов. Но, потерпев очередное фиаско, политикам националистического толка удавалось заполучить у победителей гуманитарный блок в правительстве. Как так могло получаться?

Недавно в интервью «ЗН» экс-вице-премьер Александр Турчинов назвал главную ошибку Юлии Тимошенко. По его мнению, основным противником, с которым пришлось бороться ЮВТ на прошедших выборах, был кризис. Главной же причиной поражения стала «готовность людей продавать свой голос».

На всякий случай Александр Валентинович говорит еще об одной, на этот раз уже очевидной, ошибке. Оказывается, он не смог убедить Тимошенко уйти из Кабмина еще в 2008, «решившись на досрочные выборы, что дало бы возможность Ющенко и Януковичу сформировать правительство в условиях кризиса в тяжелом для страны 2009-м году».

Мол, тогда бы и результат был иной: ЮВТ с легкостью освоила не новую для нее роль оппозиционера, а сражаться с кризисом пришлось бы, по всей видимости, Виктору Януковичу.

Очевидно, по логике экс-вице-премьера, в таком случае «продавать свой голос» избиратели были бы готовы другому кандидату в президенты! Но так ли это было на самом деле?

Если верить Александру Турчинову (а в данном случае, он, скорей всего не слукавил) стратегической ошибкой ЮВТ была ставка на премьерство. Но здесь серый кардинал Юлии Владимировны ошибается. Причем, ошибка в самой основе такой «логики». Это мы и попытаемся доказать в этой статье.

Проигрышная стратегия

Всю оранжевую пятилетку Юлия Тимошенко пыталась повторить трюк Виктора Ющенко образца 2004 года: завоевать электоральный плацдарм на Западной Украине и двинуть всю свою пропагандистскую машину на Юго-восток. Как известно, Виктор Андреевич в ходе тогдашней президентский кампании пытался показаться «своим» и на западе, и на востоке Украины. Там он был «національно-свідомий син нації», а здесь чуть ли не «бывший честный коммунист».

О подобном технологическом трюке мечтала и ЮВТ. В 2007 году ей почти удалось это сделать. В ходе тогдашних внеочередных выборов БЮТ во многих крупных городах «сине-белого пояса» получил значительную поддержку. Николай Томенко по итогам выборов даже заявил, что БЮТ в этот раз выступил в роли эдакого «сшивателя» нашей страны.

Но как только ЮВТ пыталась себя позиционировать в роли пророссийской силы, чтобы закрепить свои позиции на юго-востоке, тут же ее «соратники» по оранжевому полю наносили ей удар по электоральным позициям на Западной Украине. В ответ ЮВТ опят делала крен в националистическую сторону. Как только лидерство в стане националистов восстанавливалось – опять попытка выхода на всеукраинский уровень.

Казалось бы – ситуация очевидная. Чтобы выйти на рейтинг уровня «регионалов» – нужно поступиться националистическими лозунгами. Но в том то и беда ЮВТ. Сделать такой крутой поворот означало резко потерять своих сторонников в националистических областях Украины и еще не приобрести таких сторонников среди областей исторической Украины (т.е. сохранившей свои традиции и культуру, будучи в составе России и СССР).

Такой крутой электоральный разворот – чрезвычайно рискован. Но именно он только и мог обеспечить триумф ЮВТ (что мы ниже и попытаемся доказать). Однако Юлия Владимировна, создав себе имидж пассионарного политика, на самом деле такой никогда не являлась. Рисковать она не захотела.

В итоге мы увидели предвыборную кампанию Воны. Где ЮВТ пыталась себя позиционировать защитницей всего украинского. Очевидно, бютовские пиарщики рассчитывали, что именно такое позиционирование станет той золотой серединой, которая обеспечит ей поддержку как минимум националистических областей западной части нашей страны и украиноязычной части юго-востока, сосредоточенного в основном в сельской местности (кроме Донбасса).

Но такой расчет – ненадежное мероприятие. Электорально объединить эти группы избирателей довольно сложно. Во-первых, даже заполучив поддержку этих слоев население, большинства избирателей не получается. Во-вторых, принципиальные вопросы юго-востока (русский язык, тема ВОВ и т.д.) полностью разделяются украиноязычной частью населения этого региона.

Следовательно, ставка на «Вону» была заранее проигрышной. А поэтому рассчитывали только на случай. И этот журавль, как ни странно, чуть ли не попал Юлии Владимировне в руки.

«Логика» второго тура

Как показали эти выборы, предел поддержки чисто националистического политика – результат Олега Тягнибока. Предел такого же националиста плюс админресурс – результат Виктора Ющенко. Предел оппортунистического националиста – результат Юлии Тимошенко.

Но второй тур – дело совсем иное. Зачастую в этом туре избиратели поставлены в положение «выборов без выбора». Ведь многие голосовали в первом туре исключительно по логике «проходного кандидата». Уверен, для многих результат, к примеру, Сергея Тигипко оказался просто неожиданным. Случись так, что первый тур проходил бы два раза, (первый раз для проверки электоральный силы того или иного кандидата, а второй – окончательно), уверен – были бы совсем иные результаты.

Но такой гипотетический сценарий развития политических событий пока невозможен. Поэтому во втором туре значительная часть избирателей повела себя, на мой взгляд, не совсем логично (хотя это и не стало неожиданностью). А именно – вместо традиционной логики второго тура (выбора меньшего зла), проголосовали против того кандидата, которого не хотели бы видеть на главном троне государства.

В итоге разрыв между кандидатами оказался в районе трех процентов. Но это не раскол страны в том виде, который мы наблюдали в 2004 году. Это, на мой взгляд, иррациональная реакция части избирателей юго-востока на лидерство Виктора Януковича по результатам второго тура в неоранжевом лагере, связанное во многом с его прошлым и отсутствием пассионарности (отсутствие ораторских способностей, компетенции по тем или иным вопросам и т.д.).

Но уже став президентом, Виктор Федорович легко может решить свои проблемы рейтинга. К примеру, отсутствие ораторских способностей легко компенсировать реальными делами. Этим, кстати, легко снимаются и проблемы с известными страницами прошлого Виктора Януковича. Никто на это уже не будет просто вестись!

Правда, наличие возможностей еще не означает, что Виктор Федорович сможет ими правильно воспользоваться. В случае же успеха на этом пути, проблем с поддержкой у нового президента не будет. Важно только осознать – юго-восток страны представляет большинство населения Украины.

Выполнив обещания этому региону в отношении русского языка, дружбы с Россией, экономической интеграции с бывшими странами СССР и т.д. проблема поддержки (легитимности, если хотите!) Виктора Януковича будет решена. Как говорится – и делов то!

Оппозиция идет на Запад

Очевидно, что вся соль возможного успеха нынешней оппозиции – «поход» на юго-восток. Но никаких попыток в этом направлении не делается. Даже наоборот – потенциальных оппозиционеров, которые бы могли составить конкуренцию «регионалам» в их электоральной вотчине, таких как КПУ и политическая сила Сергея Тигипко, удалось взять в коалицию.

С одной стороны, получается, условно левый фланг оппозиции оказался пуст. Условно, потому что традиционное деление на левых и правых в цивилизационно расколотой стране не отображает в полном объеме политические пристрастия наших граждан.

Поэтому в данном случае мы говорим о фактическом отсутствии оппозиции «регионалам» на юго-востоке страны. Правда, и данное отсутствие условное – та же КПУ всегда готова выступить с острой критикой за ту или иную сдачу обещаний избирателям со стороны «регионалов». Но это уже, так сказать, в рабочем порядке.

С другой же стороны, при отсутствии «несистемной» оппозиции на юго-востоке, вся нынешняя оппозиционная политэлита двинула все свои силы на Запад страны.

Казалось бы – новоиспеченной оппозиции все свои силы надо бросить на подрыв доверия «регионалов» в тех областях, где они имеют сильную поддержку. Но этого не происходит. Даже наоборот – оппозиционные вожди все активнее ведут перебранку на тему лидерства среди националистического лагеря, и таким образом добровольно загоняют себя в националистическое электоральное гетто!

И в первых рядах по этому пути – ЮВТ. Вместо того, чтобы продолжать пользоваться имиджем «спасительницы страны», вынесшей Украину из пепла кризиса, она обрекла себя бороться за голоса 20% галичанских избирателей вместе с Виктором Ющенко, Олегом Тягнибоком, Арсением Яценюком, Вячеславом Кириленко и др.

И на этот раз это уже похоже на некую маниакальную идею фикс – завоевать электоральный плацдарм в националистическом лагере, чтобы потом выйти на всеукраинский уровень поддержки. Затея эта, как показывает предыдущая практика, абсолютно бесполезная. Но это мало волнует оппозиционеров.

Хрупкий пакт о ненападении

С 15 по 20 марта с.г. Институтом Антикризисных Стратегий (ИАС) был проведен так называемый экспертный опрос относительно будущего оппозиции. В опросе приняли участие более 43 экспертов в области политологии, политтехнологий, журналистики, социологии и массовых коммуникаций (КИД).

70% опрошенных экспертов советуют Юлии Тимошенко заключить соглашение с конкурентами по оппозиции – своеобразный пакт о ненападении. Специалисты в области пиара убеждены: лидеру БЮТ нужно садиться за стол переговоров с конкурентами по оппозиции, забыв обиды и амбиции, и договариваться о конструктивном сотрудничестве. Приведем характерные высказывания некоторых экспертов.

По словам Вячеслава Пиховшека, у Юлии Тимошенко есть два пути. Первый: методом «максимального удара» принудить всех считать ее единственным лидером оппозиции (если в случае Костенко, Кириленко, Яценюка это пройдет), тогда перспективы у Юлии Владимировны сохранятся. Второй вариант, по мнению г-на Пиховшека, – Тимошенко превращается в одного из лидеров многочисленной оппозиции. Но тогда перспектив у нее значительно меньше.

Такой же мысли придерживается политтехнолог, директор по стратегическому планированию агентства «Гайдай.Ком» Сергей Гайдай: «Несмотря на то, что Юлия Владимировна остается ярким политиком, политические перспективы у нее меньшие, чем год, два или три назад. Большой ресурс доверия уже утрачен, все сценарии борьбы в оппозиции и пребывание во власти пройдены».

Политолог, руководитель Центра политического анализа «Пента» Владимир Фесенко считает, если АП и Кабмину Николая Азарова не удастся удержать на надлежащем уровне социально-экономическую ситуацию в стране; если избиратели Януковича поймут, что не выполняются предвыборные обещания и начнется процесс разочарования, возникнут основания для проведения досрочных парламентских выборов, – у Юлии Владимировны будет реальный шанс вернуться к власти.

«Хотя, сначала ей нужно сделать надлежащие выводы из своего последнего премьерства. Работу над ошибками необходимо осуществить обязательно, иначе будут проблемы», – подчеркивает политолог.

Политтехнолог, руководитель Института Антикризисных Стратегий Екатерина Кириченко подытожила прогнозы экспертов: «Нынешний переход Юлии Тимошенко в оппозицию будет более драматическим и менее эффективным, чем это было в 2005–2006 годах. Тогда у нее была парламентская трибуна и высокий рейтинг доверия украинцев по итогам «оранжевой революции». Сейчас ее оппозиционность намного более скромная, но шанс вернуться на властный Олимп у Тимошенко остается.

Ей нужно взять паузу, отдохнуть, вынести уроки из поражения и ни в коем случае не прибегать к повторению сценариев, по которым пришел к власти Ющенко в 2004 году. И Майдан, который Тимошенко собирала осенью, и громкие заявления о фальсификациях, обращение в суд, празднование дня рождения Тараса – вторично выглядело лишь фарсом и неудачным копированием событий 2004 и 2001 годов. В одну воду нельзя войти дважды, Тимошенко должна с этим смириться и предложить обществу радикально новую повестку дня». («Судьба оппозиции», КИД от 22.03.10).

Разделяй и властвуй

Но в том то и дело, что в стане оппозиционеров никто не хочет признавать Юлию Тимошенко единым лидером, кроме блока ее имени и незначительных по политическому весу бютовских сателлитов.

О формировании своей оппозиции уже заявили: лидер фракции НУ-НС Николай Мартыненко, депутатская группа «За Украину!» и нунсовец Арсений Яценюк. Правда, единственной парламентской оппозицией, согласно Регламенту ВР, на данный момент может быть только БЮТ. Но такая ситуация ненадолго.

Лидер фракции НУ-НС Николай Мартыненко зарегистрировал в парламенте законопроект, чтобы оппозицию формировали не фракции, а отдельные депутаты. Скорей всего, изменения в регламент позволят не только создавать несколько парламентских оппозиций, но и разрешат создание неограниченное число оппозиционных правительств. Причем премьером такого правительства сможет быть не только депутат ВР. Что, кстати, позволит Юлии Тимошенко возглавить такой Кабмин.

Но такое развитие событий сведет на нет весь политический вес оппозиционного правительства. Ведь тогда его сможет создать любая непарламентская партия, начиная от прогрессивных социалистов Наталии Витренко и заканчивая «Свободой» Тягнибока.

В таком случае оппозиция подвергнется еще более сильному дроблению. Причем, заметим, вся ее политическая деятельность сосредоточится фактически на западноураинских областях.

Очевидно, что рано или поздно политическое развитие Украины по такому сценарию приведет к существенному сокращению политического влияния Галиции на всеукраинском уровне. И это будет, кстати, продиктовано объективными причинами.

Особая плата за перевес над левыми

Как известно, Галиция – основной поставщик националистических политиков. Наименее индустриально развитый регион страны, несмотря на небольшой удельный вес в структуре населения Украины, фактически навязывал остальной стране свою культурную политику и внешнеполитические ориентиры все годы независимости.
Причем, галичане в 1991 и 1994 гг. дважды терпели политическое поражение на президентских выборах от представителей восточных регионов. Но, потерпев очередное фиаско, политикам националистического толка удавалось заполучить у победителей гуманитарный блок в правительстве.

Как так могло получаться? Обычно говорят следующее – зарождающейся буржуазии юго-востока страны, а, соответственно, и новоиспеченной политической элите, выражающей ее интересы, гуманитарный блок в правительстве был, мягко говоря, не интересен. Вот его, мол, и отдавали националистам.

Но это не совсем так. Действительно, для новоиспеченной экономической и политической элиты страны, вопросы идеологии были далеко не на первом месте. Но это еще не означает, что они из-за этого с легкой руки отдавали представителям националистического лагеря целые министерства, представляющие, кстати, не только «гуманитарный» интерес (и помещения различных НИИ, и аппаратура и т.д.).

На самом деле это был своеобразный компромисс. Дело в том, что юго-восток Украины в 90-х был политически расколот. Фактически – 50 на 50. «Шоковая» терапия, развал экономики и нарастающая бедность заставили многих граждан страны переоценить свои взгляды относительно рыночных реформ (то бишь капитализма) и перспектив независимой Украины. Как результат – стремительный рост симпатий к левым. Особенно к КПУ.

От выборов к выборам Компартия наращивала процент. Кстати, тогда так называемый «сине-белый электоральный пояс» фактически представляла именно КПУ. Другой, более влиятельной пророссийской силы, тогда не было. А о ПР вообще ничего знали.

Как сила, претендующая на политическое лидерство юго-востока страны и представляющая диаметрально-противоположное видение украинских реформ, КПУ никак не могла пойти на союз с новоиспеченными олигархами юго-востока. Причем, среди левых сильные позиции также имели СПУ и ПСПУ.

Как следствие – политический раскол юго-востока в цивилизационно расколотой стране. Особенно это ярко было выражено на президентских выборах 1999 года, где Леонид Кучма обошел Петра Симоненко во многом благодаря поддержке избирателей Западной Украины.

Понятное дело, такая поддержка не могла быть бесплатной. Гуманитарный блок правительства и был все эти годы платой за недостающий перевес над левыми.

Но сейчас ситуация совершенно иная. КПУ переосмыслила ряд тактических вопросов и находится в одной коалиции с «регионалами», другие левые сошли с политической сцены. Политически юго-восток страны в определенном смысле сейчас представляет монолит. И таким образом впервые не нуждается в «услугах» Галиции.

Очевидно, что такой политический расклад был бы еще в 2004 году. Но тогда окончательному политическому структурированию нашего общества помешала «оранжевая революция». Сейчас же все возвращается на круги своя. Трансформационный политический ресурс 90-х Галиция получить уже не сможет. Как, кстати, и левые.

Следовательно, политикам этого региона, как и региону в целом придется (может и не сразу) переосмыслить свою роль и политический вес в масштабах всей страны. Ведь подмять под себя многонациональную Украину уже не удастся.

В таком случае для Галиции более актуальным станет вопрос федерализации. Ведь только регион с автономными правами в новой складывающейся политической реальности нашей страны сможет сохранить свое особое видение на те, или иные события прошлого и современности.

Судьба Галиции

Фактически федерализация – единственный способ объединения Украины. Наша страна включила в себя несколько культурно-исторических регионов: историческую Украину (Малороссию), Закарпатье (Подкарпатскую Русь), греко-католическую Галицию, полиэтнические Новороссию и Крым.

За годы независимости выдвигались различные варианты расширения прав украинских регионов. Начиная от обычного расширения прав областей, передачи областным органам части полномочий центральных органов. И заканчивая предложениями создать в ВР палату регионов, предоставить Галиции и Донбассу статус, аналогичный статусу АРК.

Отдельно стоит отметить следующие федеративные прожекты: переход к системе экономического или бюджетного федерализма, земельно-федеративное устройство в границах экономических районов (от 7 до 11 субъектов федерации), наконец, замена региональных структур администрации президента, назначаемых сверху, коллегиальным органом – исполкомом, избираемым советом соответствующего уровня.

Ни один вариант так и не был принят. Хотя разговоры по этому поводу ведутся все годы украинской независимости!

Галичане – особенная национальная общность. На протяжении веков они постоянно боролись за собственную идентичность. В этом и причина их национализма. Сейчас, очевидно, один из наиболее адекватных вариантов федерализации Украины – предоставление Галиции статуса, аналогичного статусу Крыма.

Если в нашей стране появится, к примеру, Галицкая автономная республика – прав у нее будет больше, чем у области, но меньше, чем у субъектов РФ. Такой вариант вряд ли усилит сепаратистские настроения в этом регионе. Вместе с тем раз и навсегда исчезнут мировоззренческие проблемы между различными частями Украины. В том смысле, что никто не будет (и не сможет) навязывать «другой» Украине свой образ мышления.

Обнадеживающая статистика

Кстати, в этом году впервые за последние несколько лет число сторонников федерализации нашей страны сравнялось с числом противников этой идеи. Об этом свидетельствуют данные опроса, проведенного Международным исследовательским агентством IFAK Ukraine с 22 по 30 января в рамках исследовательского проекта 5 фактов об украинцах.

Всего было опрошено 1500 респондентов в городах с населением от 50 тыс. в возрасте от 18 до 60 лет методом личного интервью. Статистическая погрешность выборки – 3%. Согласно результатам опроса, 35% украинцев высказываются в поддержку идеи федерализации Украины. 35% – не поддерживают эту идею. Не определившихся – 30%.

Понятное дело, в рамках складывающихся новых политических реалий, число сторонников федерализации будет только расти. Причем, как показывал уже не раз исторический опыт, если заходит речь о защите мировоззренческих идеалов своего региона, галичане готовы вести борьбу до логического завершения.

Виктор Сидорченко, 2000
Комитет

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»