КИРГИЗКИЙ НАРЫВ ПРОРВАЛ...

К оглавлению

Ставка на репрессивные меры не спасла Бакиева от полного краха.

Жизнеспособности новой власти Киргизии, установленной после тюльпановой революции, хватило только на пять лет. Почти с самого первого дня ее существования начал набухать новый гнойник, который прорвало стихийно и абсолютно непредсказуемо 7 апреля.

Прежний переворот – марта 2005 года – был обусловлен сочетанием нескольких факторов. Как ни странно, но те же факторы действовали и на этот раз. В этом смысле Путин был прав, указав на то, что Курманбек Бакиев "наступил не те же грабли".

Киргизия в своем развитии заметно отличается от своих среднеазиатских соседей. Причины были заложены еще до 1917 года – киргизы свободолюбивый кочевой народ, исламизированный лишь поверхностно. Большую роль в его жизни всегда играли родовые кланы, так что люди не имели феодально-ханских традиций подчинения одной сильной власти.
В советское время в республике наблюдался значительный переселенческий поток из России и других славянских республик. Население Фрунзе (ныне Бишкека) на 66 % было русским. Это также способствовало более глубокой степени модернизационных процессов, особенно на севере республики. Она, подобно Казахстану, воспринималась как менее исламская, менее патриархальная по сравнению с Туркменией, Узбекистаном и Таджикистаном.

В 1990 году президентом Киргизии довольно неожиданно был избран 46-летний ученый Аскар Акаев, впрочем, имевший и опыт партийной работы. В этом смысле страна сразу пошла иным путем по сравнению с соседями, где у власти осталась прежняя партноменклатура. Под руководством Акаева реформы в Киргизии приобрели более радикальный и далеко идущий характер, а его политическая власть никогда не была столь всеобъемлющей как, например, в Казахстане или Узбекистане. Парламентская оппозиция существовала всегда, равно как и свободная пресса. На общественной сцене действовало большое количество независимых лидеров, нередко криминального характера, с приверженцами из своих кланов.
Все 15 лет Акаев старался переломить ситуацию в свою пользу, но ему это до конца никогда не удавалось. Социально-экономическая политика ощутимых результатов для большинства населения не приносила, и даже массовая трудовая иммиграция в Россию не помогала – повальная безработица и бедность охватили всю страну. После того, как на парламентских выборов путем всяческих манипуляций Акаеву удалось было отсечь оппозицию от попадания в законодательный орган власти, она, возмущенная, вывела своих людей на улицы, и так, собственно, произошла тюльпановая революция 2005 года, которая, впрочем, больше носила характер неорганизованного народного бунта, с массовыми погромами магазинов и рынков, штурмом резиденции президента.

Довольно быстро выяснилось, что главным бенефициарием революции стал Курманбек Бакиев, выходец с юга, бывший при Акаеве одно время премьер-министром. Он очень ловко расставил свои кадры, и вытеснил тех, с кем пришел к власти – премьера Феликса Кулова, министра иностранных дел Розу Отунбаеву, министра обороны Исмаила Исакова, генпрокурора Азимбека Бекназарова, спикера парламента Омурбека Текебаева. Затем последовала чехарда с главами правительства, которые менялись с калейдоскопической быстротой, как и министры.

На первый план вышли близкие родственники президента – его братья и сыновья. В стране в 2006-2007 годах произошло несколько острых политических кризисов, связанных с принятием новой конституции и межклановой борьбой. Из них Бакиев вышел победителем и окончательно взял власть в свои руки, установив персоналистский режим похлеще акаевского. Коррупция и семейственность стали всеобъемлющими. Притеснения оппозиции и СМИ также превзошли уже виденное.

Казалось, что в последний год Бакиев шел от одного успеха к другому – он выиграл с подавляющим превосходством президентские выборы в 2009 г., затем сформировал полностью ему подконтрольное правительство, к тому же лишенное многих полномочий, которые перешли к его сыну Максиму, возглавившему специально под него созданное Центральное агентство по развитию, инвестициям и инновациям. Многое называли эту структуру "теневым правительством" республики и полагали, что таким образом Бакиев готовит себе преемника. Особенно эти слухи усилились после того, как две недели назад Бакиев предложил принять новую модель управления страной – "совещательную демократию", сказав, что традиционная парламентская многопартийная демократия Киргизии не подходит.

Все это вызвало возмущение оппозиции. Волнения начались с Таласа – центра одноименной области, где штурмом была взята администрация. Туда вылетел министр внутренних дел Молдомуса Конгантиев, но в итоге его вместе с одним из вице-премьеров взяли в заложники, зверски избив, а власть окончательно перешла в руки восставших.

Одновременно в Бишкеке начались аресты лидеров оппозиции, к концу дня 6 апреля за решеткой оказались почти все мало-мальски значимые фигуры. Утром 7 апреля лидеры Социал-демократической партии призвали народ собраться на митинг, который тут же был объявлен незаконным. В итоге попытки его разогнать переросли в крупномасштабные столкновения бунтующей молодежи с силами правопорядка.

К вечеру 7 апреля восставшие захватили всю власть в городе, в том числе президентский дворец, сожгли задние генпрокуратуры, выпустили на волю всех арестованных лидеров оппозиции. Также власть Бакиева обрушилась во всех северных областях, где произошли перевороты с участием тысяч бунтовщиков. Сам президент бежал на свой родной юг, где утром 8 апреля власть тоже постепенно перешла в руки восставших.

В Бишкеке же тем временем было сформировано временное правительство во главе с Розой Отунбаевой, а ее заместителями были назначены видные оппозиционеры – Атамбаев, Текебаев, Сариев, Бекназаров, Исаков. Парламент распущен, президент Бакиев лишился своих полномочий и теперь Киргизию ожидают досрочные выборы.
надо иметь в виду, что в последнее время отношения с Россией Бакиев безнадежно испортил, обманув Кремль в вопросе об американской военной базе в Манасе. Российский бизнес в республике всячески ограничивался, как ограничивалось и ее культурное присутствие в ней. Недаром комментарии как Путина, так и Медведева относительно Бакиева были непривычно резкими и неприязненными. Отсутствие поддержки России, наверное, стало решающим в свержении Бакиева. Ему дали понять, чтобы он не питал иллюзий насчет возможной российской поддержки.

Подведем итоги внезапной революции в Киргизии. Поддержка репрессивной власти всегда условна. Стоит хоть в одном месте дать слабину, как возможна цепная реакция распада. Силовики разбегаются, чиновники саботируют ее решения и выжидают. Даже арест вождей сопротивления ничего не решает, поскольку в силу вступают неконтролируемые народные массы с самыми радикальными планами, которые меняются каждую минуту – от штурма дома правительства до мародерства.

Когда люди не видят улучшения своего социально-экономического положения, и у них уже есть опыт удачной борьбы, взрыв возможен в любую минуту. Формально Бакиев обладал всей полнотой власти, контролировал все и вся, маргинализировал оппонентов, но это его не спасло. Его одномоментно предали все. Стоило Бакиеву проявить слабость и неуверенность, как вся его вертикаль власти обрушилась. Конечно, нельзя забывать такие важные факторы как менталитет народа и его конкретный политический опыт. Киргизы – это не узбеки и не казахи, у них еще свежи в памяти события тюльпановой революции. Именно эти воспоминания вели толпу, когда лидеры оппозиции оказались за решеткой.

Отметим, что незадолго до этих событий Роза Отунбаева приезжала в Москву. Автору этих строк довелось присутствовать на встрече с ней в Московском центре Карнеги, где она рассказывала о нарастании недовольства властями в республике. Тогда это казалось преувеличением. Сегодня выясняется, что это была подготовка к возможным событиями.

Что теперь ждет Киргизию, сказать сложно. Все будет зависеть от множества факторов, но ясно одно – допускать в таких масштабах коррупцию, клановость и семейственность, подавление СМИ и оппозиции ни один лидер уже не сможет. http://www.novopol.ru/text83298.html

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»