Бог наказал политического авантюриста и русофоба Качиньского

К началу

За любовь к нападениям исподтишка на противников,
находящихся в беспомощном состоянии,
британский премьер Уинстон Черчилль
остроумно сравнил Польшу с гиеной.

Смерть любого человека – это трагедия для родственников и друзей. А здесь – целая сотня. Упокой, Господи, всех безвременно и внезапно умерших в этой трагедии. Конечно, всех искренне жаль, в том числе и Качинского как человека. Лично мне всегда жаль даже смертниц, хотя они сами решают свою судьбу. Но эта судьба – следствие каких-то проявившихся обстоятельств, не зависящих от них. Они совершают самоубийство потому, что их обманом принуждают к этому поступку политические авантюристы. На вершине политической пирамиды или цепочки этого зла стоят, как правило, высокопоставленные лица или руководители государств.
Одним из таких государственных деятелей и был русофоб Кочинский, продолжатель широко известных традиций своих отдаленных десятилетиями и даже столетиями таких же авантюристов.

Несомненно, погибший польский политик был врагом России, одним из наиболее последовательных врагов этой страны в современной мировой политике. При этом он был законно и демократически избранным главой соседнего государства, и случилось так, что он погиб на территории России, в зоне ее ответственности.
В наше время трудно отыскать более матерого политического авантюриста, чем Л. Качинский. Он всегда был в центре самых громких политических скандалов. Чего стоит его навязчивое участие в «оранжевых» авантюрах преступников Саакашвили и Ющенко, которых трагедия оставила в мрачном и горьком одиночестве. Грузинский телеканал «Имеди» за три недели до катастрофы в злополучном репортаже о "российской агрессии" пророчески сообщил также о "кончине" президента Польши Леха Качиньского. В субботнем получасовом фильме, в котором сообщалось о "нападении России на Грузию" и "смерти президента страны Михаила Саакашвили", говорится и о том, что в результате взрыва самолета погиб и Лех Качиньски. Согласно версии телекомпании, взорвался самолет, в котором он, якобы, летел на помощь Грузии.

Ортодоксальный единомышленник Качинского продолжает юродствовать: «Президент летел на торжества по случаю Катыни, – пишет политолог Павел Святенков, – и польская общественность может трактовать трагедию как указание Божие на то, что не следует мириться с Россией по этому вопросу. В любом случае, это – тяжелый шок и тяжелый скандал в двусторонних отношениях, потому что гибель президента смазывает любые попытки помириться с поляками (по крайней мере, в этом году), и добавляет неприятных воспоминаний об и так неприятной катыньской истории…
Диаметрально противоположное мнение высказал Михаил Синельников: «Смерть Качиньского как человека – безусловно, трагедия. Падение президента – знак свыше: за все надо платить. Бывший глава Польши относился к России, мягко говоря, прохладно, иногда допуская совсем уж странные инициативы. Например, еще возглавляя городскую администрацию Варшавы, принял решение назвать одну из площадей в честь Джохара Дудаева. При этом он прекрасно отдавал себе отчет, какова будет реакция Москвы. Потом было много чего: от «торговых войн» с Россией до согласия разместить элементы американской ПРО на территории Польши. Кстати, вопреки мнению большинства своих граждан. А зловещая Катынь среди могил польских офицеров вполне могла похоронить отношения между нашими странами вообще. Но нет, небесные силы распорядились по-другому. История закольцевалась: российский Ту-154 выступил в роли того самого проводника, который ценой гибели Леха Качиньского указал выход из очередного исторического тупика»

Его поддерживает экс-министр иностранных дел Латвии и (важно!) этнический поляк по происхождению Янис Юрканс, который в интервью латвийской русскоязычной газете «Телеграф» он так прокомментировал гибель президента Польши под Смоленском:
«Смерть Леха Качиньского, если хотите, большой символ. Президент Польши врезался в землю недалеко от Катыни. В месте, где похоронены люди, кости которых он использовал в своих политических целях. Такова рука судьбы. Ведь мог же он прилететь в Катынь вместе с премьером Дональдом Туском, Лехом Валенсой и другими поляками на несколько дней раньше. Но не захотел. В первую очередь – по политическим мотивам. И вообще было очень много мелочей, которые привели к трагедии. С самолетами у Качиньского всегда были проблемы, из-за конфликта с премьером ему не купили новый самолет, и т. д.
Качиньский был непопулярным политиком и у себя на родине, и за рубежом. На осенних выборах президента ему ничего не светило. Он работал вчерашними методами, вешал на шею стране ярмо истории. Конечно, его жалко. Но, с другой стороны, сейчас все вздохнут с облегчением: политическая среда с его уходом расчистилась от популизма. У его партии даже после такой трагедии на выборах не будет перспектив. Гибель Качиньского может стать предупреждением и для всех политиков, которые цепляются за историю и мешают смотреть стране в будущее. Качиньский был слишком противоречивой личностью. Он мешал. И полякам, и русским, и немцам. Всем.

Даже посол Польши Ежи Бар уже успел осторожно намекнуть на новые перспективы между Москвой и Варшавой: «Открылось пространство солидарности. Поляки увидели русских такими, какими не видели давно, и даже не думали, что русские такими могут быть».

«Несомненно также и то, – резюмирует Егор Холмогоров, – что гибель произошла из-за того самого «гонора», который не раз подводил Польшу в истории, и которым покойный обладал в избытке, что, в сочетании с упомянутой выше русофобией, уже приводило его к нелепым и рискованным ситуациям вроде полета в Тбилиси.

Умудренный опытом Лех Валенса сказал, что пилот польского правительственного авиалайнера Ту-154М, разбившегося в субботу под Смоленском, мог «действовать по чьим-то указаниям». Он также отметил, что пилоты правительственного авиаотряда Польши – профессионалы высшей квалификации, «вряд ли пилот мог самостоятельно раз за разом пытаться посадить самолет в условиях тумана».

Л. Валенса, конечно, знал, что в истории летчиков польского президентского авиаотряда уже был случай, когда пилот не выполнил указание Леха Качинского. В августе 2008 года командир польского правительственного Ту-154 отказался посадить лайнер в Тбилиси по соображениям безопасности и, несмотря на протесты Леха Качиньского, приземлил самолет в Азербайджане, откуда главе польского государства пришлось выехать в Грузию на автотранспорте. В тот раз беда миновала Качинского.

То, что этот суицид ради «гонора» был и остается постоянным спутником польской истории, – чрезвычайно трагично. Трагедия Второй мировой, частью которой, так или иначе, была Катынь, должна была бы многому уже научить, но увы... Будем надеяться, что хотя бы «Катынь-2» заставит поляков задуматься и начать меняться.

О мертвых – или хорошо, или ничего, но о покойном президенте Польши за пару дней сказано так много хорошего, что хотелось бы уже предложить всем помолчать.

Качинский много лет требует покаяння России за Катань, теперь уже, №1.

Но прежде чем требовать покаяння и признания грехов от других, надо покаяться за совершенные преступления своих агрессивных предков как перед украинским, так и русским народами. Последователям «национальных героев» Пилсудского и Качинского следует помнить свою историю. И тогда Волынская резня поляков, спланированная боевиками бандеровской ОУН-УПА, будет восприниматься по-другому.

Заместитель директора Центра политических технологий Сергей Михеев пишет: «Помимо всего прочего, не стоит преувеличивать значение катынского вопроса. Конечно, Катынь — это страшное преступление. Тем не менее надо понимать контекст того исторического периода, в рамках которого оно произошло. Не стоит забывать о 80 000 советских военнопленных, которые были замучены в польском плену после советско-польской войны начала 1920-х гг. Не стоит забывать о том, что Польша без особых раздумий приняла участие в Мюнхенском сговоре 1938 года, присоединив к себе часть чешских земель, на которых, между прочим, по разным данным, было уничтожено по национальному признаку около 20 000 чехов. То есть время было жестокое. В конце концов, именно вследствие неконструктивной позиции Варшавы Советскому Союзу не удалось создать в 1939 году антигитлеровскую коалицию. Таким образом, часть вины за последующее развитие событий лежит и на самой Польше. Не говоря уже о том, что между Польшей и Россией существует многовековая конкуренция, в рамках которой Катынь (как бы цинично это ни прозвучало) — это всего лишь эпизод. Если продолжать предъявлять друг другу претензии, то мы можем вспомнить и 1612 год, когда в Смутное время поляки вторглись в Москву, чтобы посадить на российский престол польского короля, а на самом деле — лишить русских и Россию (ни много ни мало) своей государственности. Так что взаимных претензий хватает как с той, так и с другой стороны»

Пилсудскому так и не удалось в свое время возродить Речь Посполиту. Ее начал душить тот политик, с которым Пилсудский первым в Европе в 1934 году заключил пакт о ненападении, – Гитлер. Фюрер не желал делиться в Европе местом и начал новую мировую бойню с войны против Польши – государства, когда-то открывшего дипломатическое признание третьего рейха. Пилсудский своими руками готовил гибель Польши, не разглядев в Гитлере и третьем рейхе геополитических соперников. В наше время подобным занимался Качинский.

Чего только стоит Версальский договор. После Версальского договора Польша Пилсудского развязала вооруженные конфликты со всеми соседями, стремясь максимально расширить свои границы. Сколько пакостей она наделала своим соседям. За любовь к нападениям исподтишка на противников, находящихся в беспомощном состоянии, британский премьер Уинстон Черчилль остроумно сравнил Польшу с гиеной.

Горделивый и презрительный образ авантюриста Леха Качинского, искателя величия и славы на костях своих несчастных предков, в отличие от сморщенного маленького лица Юзефа Пилсудского, также навсегда останется в мировой истории как воплощение проституции, лицемерия и Зла. А сегодня мы скорбим о нем только потому, что любая заблудшая душа имеет право на сочувствие.

Дмитрий Зеркалов
Главный редактор сайта http://www.zerkalov.org.ua/
К ТЕМЕ http://www.zerkalov.org.ua/node/4850

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»