Катынь-2: обвинят ли Качиньского в убийстве?

К оглавлению

Воистину шекспировская смерть Качиньского на пути к Катыни уже сделана поводом для «Катыни-2» - нового самообвинения России. Однако президентский приказ о посадке показывает, что Лех Качиньский - отнюдь не жертва, а непосредственный виновник катастрофы, и по всем канонам права должна быть расследована версия о его виновности в групповом непреднамеренном убийстве. Так чего ждет российская Генпрокуратура?

Трагическая гибель польской делегации во главе с президентом страны Лехом Качиньским, летевшей на апофеоз антироссийской кампании, начатой еще Гитлером - событие, в случайность которого трудно поверить: настолько финал похож то ли на библейскую притчу, либо на шекспировскую трпгедитю.
своей смертью Качиньский победно увенчал начатую Гитлером спецоперацию по расколу союзников самым настоящим воздушным тараном. назад. В отличие от обычных адских машин, политические бомбы могут взрываться несколько раз – причем по мере вымирания свидетелей все сильнее.
В первый раз «находка» гитлеровцами ими же расстрелянных поляков едва не привела к вооруженному бунту армии Андерса в советском тылу – по уже отработанному сценарию мятежа чехословацкого корпуса в 1918 году. Но тогда «комиссия Бурденко» быстро вывела Геббельса на чистую воду, армию Андерса выгнали через Иран к англичанам и катынская провокация была похоронена на полвека.
Второй раз катынская провокация была задействована при развале советского блока на рубеже 90-х. Именно при Горбачеве катынская провокация ( и спекуляции на «пакте Молотова-Рибенотроппа) приобрела глобальное значение, став поводом для ревизии ялтинско-потсдамской системы международных отношений.
Более того, Катынь стала ядром нового польского национального мифа, своего рода польским аналогом Холокоста. малейшее сомнение в котором подрывает основы польской государственности и национальной идентичности.
Чтобы «освежить» давно разоблаченную гитлеровскую провокацию, потребовался сговор Запада с группировкой Горбачева, итогом которого стало «чистосердечное признание» Горбачева, подсунутое ему патологическим антисталинистом, главой Международного от дела ЦК КПСС, В. Фалиным.
Характерно, что фалинское «признание», не глядя подписанное тогдашним Генпрокурором СССР Трубиным, не опиралось ни на одно вновь открывшееся обстоятельство, ни на один достоверно установленный факт.
Что касается Запада, создавшего и курирующего новую польскую государственность, то для него Катынь - главная гарантией лояльности Польши и ее элиты. И, соответственно, главная гарантия политической изоляции России от ее бывших союзников.
Стоит ли доказывать, что сегодня ни один поляк не рискнет усомниться в гитлеровской версии: в лучшем случае, это будет гражданским самоубийством.
Неудивительно, что на небывалой волне им же раскрученной катынской истерики Качиньский не смог и не захотел выскакивать из колеи, выжимая из «катынского Холокоста» возможное и невозможное. Став заложником катынского мифа, покойный настолько сжился с ролью главного обвинителя России, что, по сути, убил и себя, и всех, кто летел с ним в самолете.
У катынской истерики, апофеозом которой стал роковой полет, были свои весомые причины – и не в последнюю очередь, экономические. Ведь речь идет не столько о «глушении» внутреннего кризиса, сколько о размерах политически обусловленной западной помощи по линии ЕС и НАТО. И о поддержке Западом самих братьев Качиньских.
Соответственно, по мере развития экономического спада, Качиньский неуклонно наращивал обороты «катынской» истерии и в конце концом сам стал политическим заложником катынского мифа.
Качественно новой ступенью катынской мифологии стала пафосная фальшивка Анджея Вайды, придавшая мифу черты осязаемой реальности. ( Как в фильме «Хвост вертит собакой»- ред.).
Но Качиньский добился почти невозможного – он заставил Кремль не просто в очередной раз «повиниться» за гитлеровские преступления, но прокрутить фальшивку Вайды по российскому телевидению!
Раскрученному Качиньским сценарию не хватало только пафосного голливудского финала, которым и должен был стать несостоявшийся ритуал в Катыни.
Однако жизнь оказалась талантливее режиссеров, завершив сюжет воистину по-шекспировски – коллективной гибелью Качиньского и летевшего с ним цвета польской элиты – от руководства Минобороны до духовенства.
В итоге сюжет с ритуальной поляков от «кровожадных русских» повторился – причем на том же месте и в прямой привязке к прошлому, и с максимально возможным политическим резонансом! Однако бенефис стоил жизни и главному герою, и всей труппе.
Тем временем стали достоянием гласности обстоятельства катастрофы, причиной которой являлся категорический приказ Качиньского идти на посадку в условиях нулевой видимости, вопреки мнению экипажа и абсолютно адекватным просьбам наземных служб садиться на запасном аэродроме.
Совершенно очевидно, что роковой, четвертый заход на посадку не мог быть инициативой пилотов.
Качиньский и раньше любил «взять ответственность на себя» и покомандовать своими «воздушными извозчиками». Например, во время визита к Саакашвили, когда польский президент, несмотря на погоду, хотел сесть именно в Тбилиси, а не в Баку. Правда, тогда его отговорили, и самолет сел в Баку. Но Качиньский пригрозил уволить непослушных пилотов и второй раз они уже не рискнули спорить.
( Ничто не ново под луной: Качиньского, как и генерала Лебедя, погубил «губернаторский синдром» - желание полетать на персональной авиатранспорте, невзирая на требования безопасности, «придуманные трусами».)
Таким образом, есть весомые основания считать, что Лех Качиньский - отнюдь не жертва, а непосредственный виновник катастрофы, и по всем канонам права должна быть расследована версия о его виновности в групповом непреднамеренном убийстве.
Помните осуждение европейского авиадиспетчера, из-за ошибочного указания которого разбился российский пассажирский самолет?
Но одно дело - указания диспетчера, «воздушного стрелочника», а совсем другое –указания президента. Тем не менее, закон есть закон.

Ведь уже завтра родственники погибших потребуют материальной компенсации. Так пускай компетентные органы займутся установлением виновности, тем более, что случай достаточно очевидный.
Неужели и здесь Россия пойдет на очередной самооговор, устроив Катынь-2?
Так чего ждет российская Генпрокуратура?
А.О.

11.04.2010
От редакции: обратите особое внимание на нашу публикацию недельной давности, содержащую аргументы, которые раньше фактически не использовались. А зря….

«Беренхалле» - разгадка Катыни ?

Во время оккупации Катынь входила в охранную зону бункера «Беренхалле» («Медвежья берлога»), все строители которой, включая поляков, были уничтожены. Настоящая загадка Катыни - зачем Кремлю соучаствовать в гитлеровской провокации, показывая в России фальшивку А.Вайды?

Обстоятельства гибели польских офицеров, похороненных в печально знаменитом Катынском лесу, для жителей Смоленщины никогда не были тайной. Но эти люди вовсе не молчали, для этого у них никогда не было ни причин, ни поводов. Просто их никто не спрашивал и, тем более, не публиковал их воспоминаний.
Мое детство прошло на окраине Смоленска, именно в тех местах, которые в нынешнее время обросли огромным количеством исторических спекуляций. И я прекрасно помню, о чем в те годы рассказывали бывшие партизаны или те, кто просто пережил период оккупации.

В конце 1950-х и начале 1960-х годов вряд ли кому могло прийти в голову, что, сидя вечером на завалинке, рассказывать о войне стоило бы, как говорится, под запись. И что запись эта через много лет смогла бы поставить точку в грязном деле международного масштаба.
Но нет, в те годы никто об этом не думал. Хотя оставшиеся в живых участники войны очень хорошо знали: и польские офицеры, и советские военнопленные работали на строительстве бункера Гитлера под Смоленском, в лесном массиве Красный Бор. После завершения работ и те, и другие были уничтожены.

Версия против версии
В феврале-апреле 1943 года на Смоленщине началась череда странных и совсем не характерных для того периода событий. В самом деле, трудно представить, что в дни окончания битвы под Сталинградом и тяжелейших боев под Харьковом высшее руководство рейха не нашло для себя дела более важного, чем раскопки каких-то могил на отдельном участке давно захваченной территории.
Война войной, а дело было поставлено с имперским размахом. Тут и прибытие в холодные смоленские леса специально сформированной польской делегации с участием особо доверенного «писателя», Ф.Гетля, которому затем была оказана честь первым сделать по радио сообщение о том, что польских офицеров убили именно русские. Тут и руководство раскопками известного немецкого профессора Г.Бутца, и целый интернационал судебно-медицинских экспертов, привезенных не только из оккупированных немцами стран, но даже из Швейцарии…
Эта представительная делегация исследовала (или просто осмотрела, с точностью это установить невозможно) девять трупов и подписала протокол, который в начале мая был опубликован в «Фолькишер беобахтер».
По немецкой версии, польские офицеры были расстреляны в марте 1940 года, после того, как были приговорены «специальной тройкой НКВД»* к смертной казни. Но вот странное дело: «протокол» содержит детали, которые медицинские эксперты никак не могли установить, даже при всем желании и высочайшей квалификации. Ну, к примеру, откуда светилам медицины знать, что польских офицеров небольшими партиями вывезли на станцию Гнездово, западнее Смоленска, там-де пересаживали в автобус с закрашенными окнами, а затем этот автобус отвозил пленных в сарай в местечке Козьи Горы, - это лесистая местность в дачном пригороде Смоленска. Они что, своими глазами это видели? Да и «автобус из 1940 года», и его «закрашенные стекла», и «сарай» – это совсем не по медицинской части. Но ведь подписали же протокол…
Дальше – простой вывод: примерно в полукилометре от строений дома отдыха НКВД (Козьи Горы), на обочине дороги, соединяющей автотрассу и дом отдыха, были расстреляны около десяти тысяч человек. Захоронены, естественно, там же. Сами поляки, правда, упорно держатся за другое число: четыре с половиной тысячи.
Тем не менее, далеко не все в этой версии «срастается». Расстреливать около действующего дома отдыха НКВД, можно сказать, в собственном дворе – это, по меньшей мере, идиотизм. Да что там дом отдыха… Козьи Горы в предвоенный период – это известное место для пикников и шашлыков. Туда, особенно в выходные дни, выезжала добрая половина жителей Смоленска. От места захоронения поляков до оживленного шоссе – двести метров, а до «мангалов с шашлыками» – семьсот… С такими же шансами на успех сегодня можно организовать «тайные» расстрелы и захоронения в Москве, в Серебряном бору.
По советской версии, в марте 1940 года часть пленных польских офицеров была осуждена Особым совещанием при НКВД СССР и приговорена к пяти годам ссылки в исправительные трудовые лагеря с лишением права переписки. К началу войны они находились в лагерях под Смоленском (лагерей было три), строили дороги. Известно, что в ходе боев за Смоленск немцы предприняли энергичный фланговый маневр и ударом с юга взяли город. При этом никаких пленных из-под Смоленска чекисты не вывозили и не выводили. В тот момент это было технически невозможно: шоссейные и железные дороги оказались перерезаны, а восточнее лагерей шли сильнейшие бои. Известно также, что среди пленных возникло некое подобие бунта, когда им предложили отправиться на восток пешком, лесами. Это значит, что поляки вполне осознанно решили сменить советские лагеря на немецкие. Ладно, сменили…
Захватив советские лагеря, немцы стали в них полновластными хозяевами. В феврале марте 1942 года они из разных мест начали свозить в Катынский лес трупы польских офицеров и хоронить их в заранее вырытых рвах. Спустя год Геббельс начал свою масштабную пропагандистскую кампанию.
Смоленск был освобожден 25 сентября 1943 года. По мере того, как фронт отодвигался на запад, появилась возможность исследования захоронений. В начале ноября в Катынь прибыла советская следственная комиссия, которую впоследствии назвали по имени председателя «комиссией Бурденко». До февраля 1944 года комиссия исследовала в общей сложности 925 трупов. В конце расследования в Катынь были приглашены иностранные журналисты, аккредитованные в тот период в Москве.
Выводы комиссии о безусловной вине немцев за расстрел поляков изложены в двух, по сути, идентичных документах, - в открытом сообщении и в секретной справке для руководства. Кстати, если даже предположить, что поляки были расстреляны советской стороной, то зачем нужно копаться в лесу всю зиму, да еще и демонстрировать все это союзникам? А любые необходимые справки можно составить, даже не выезжая из Москвы…

«Тайна» в шаговой доступности

«…В послевоенные годы по Смоленску ходили поражающие воображение слухи о том, что в годы оккупации на окраине города в поселке Красный бор фашистами был построен огромный подземный комплекс «Беренхалле» («Медвежья берлога»), который в народе просто называли «бункер Гитлера». По слухам, комплекс состоял из подземного конференц-зала, рассчитанного на 250 мест, стратегического узла связи, состоявшего из четырех этажей, уходивших глубоко под землю и сообщавшихся между собой винтовой лестницей и системой многокилометровых тоннелей, ведущих к Днепру и к аэродрому».
Примерно так в наши дни пишут о «Медвежьей берлоге» немногочисленные российские СМИ. Вероятно, для них это по сей день «тайна» и «слухи».
Но для жителей Смоленщины никакой тайны никогда не было. О бункере знали все, от мала до велика, причем, с самого начала строительства. Да и после войны любой мальчишка мог легко найти и показать не только массивные бетонные колпаки – входы в бункер, но и примерно определить внешние границы подземного сооружения. Тем более, что в лесном массиве Красный Бор в течение многих лет находились пионерские лагеря, в том числе лагерь, принадлежащий Смоленскому авиазаводу. От пионерлагеря до ближайшего бронеколпака было километра полтора, через лес; мы, будучи школьниками, туда каждый день ходили собирать чернику. Такая вот страшная «тайна».
По своей форме и пропорциям колпак напоминал буханку ржаного хлеба, потому и получил у нас соответствующее название: «буханка». В нем была всего одна наглухо заваренная стальная дверь, которая выходила в сторону подведенной прямо к «буханке» железнодорожной колее (от двери до колеи – не более десятка шагов).
Сегодня без особого труда можно найти три надземных бункера. Это выходы на поверхность. У каждого из них свое прозвище: «Круглый», «Шалаш», «Западный». Входы в бетонные сооружения закрыты наглухо.

Внутри периметра

Строительство бункера началось осенью 1941 года. А к середине августа 1942 года он был полностью готов. Но, как считается, к этому моменту у Гитлера уже не было необходимости активно использовать бункер. Хотя он и побывал в «Беренхалле» дважды: в ноябре 1941 и в марте 1943 года. (С последним визитом связана неудачная попытка покушения на Гитлера со стороны группы немецких генералов. Любопытно, что это покушение и раскопки в Катыни совпадают по времени.)
Есть достоверные данные о том, что Красный Бор неоднократно посещали Гудериан, Кейтель, Йодль, Канарис. В этих же местах находилась известная разведывательная школа абвера «Сатурн», хотя нет точной информации о том, использовалась ли в ее интересах какая-либо часть подземных сооружений «Бернхалле».
…Если судить по далеко не полным немецким архивным данным, в строительстве «Медвежьей берлоги» были заняты около двух с половиной тысяч сотрудников немецкой военно-строительной организации «Тодт» и… «русские гражданские рабочие». В переводе с военно-казенного языка на нормальный это означает, что бункер строили военнопленные. Со всеми вытекающими для них последствиями.
Те, кто пережил оккупацию, и без архивных данных знали, что на объекте работали не только советские военнопленные, но и поляки, те самые офицеры, что предпочли для себя «хороший» немецкий плен. Полное отсутствие информации о дальнейшей судьбе всех этих людей – это и есть предельно ясный ответ на вопрос, куда они потом делись. Уже в наши дни просочилась информация о том, что не только советские и польские, но даже некоторые немецкие строительные команды по окончании работ были уничтожены.
Особого внимания заслуживает строжайший режим секретности, который поддерживался на строительстве «Медвежьей берлоги». Современные российские «информированные» СМИ в один голос утверждают, что бункер охраняли офицеры-эсэсовцы из дивизии «Мертвая голова». Это обычный журналистский бред. 3-я танковая дивизия СС «Мертвая голова» (даже с учетом входивших в ее состав двух панцергренадерских полков «Туле» и «Теодор Эйке») совершенно на предназначена для выполнения каких бы то ни было охранных функций…
Местные жители, в том числе бывшие партизаны, рассказывали, как все было на самом деле. Подземный объект имел четыре периметра безопасности. Первый, внешний периметр обеспечивала вспомогательная полиция (полицаи-предатели). Второй периметр – периодически сменявшие друг друга пехотные части вермахта. Третий периметр – подразделения СС, явно из Германии, не с фронта. Четвертый, самый ответственный периметр – финны. Да, да, немногословные и флегматичные парни из страны лесов и озер. И если ни немцев, ни полицаев местные жители, в общем-то, особенно не боялись, то в руки финнам старались не попадаться ни при каких обстоятельствах. Флегматичные парни отличались абсолютным фанатизмом и крайней жестокостью.
Жесткий режим охраны всей зоны строительства и прилегающих территорий в полной мере распространялся и на так называемый Катынский лес.
Здесь стоит уточнить географическое расположение Красного Бора и самой «Медвежьей берлоги». Лесной массив находится в нескольких километрах западнее Смоленска, на левом берегу Днепра (параллельно Днепру проходят Витебское шоссе и железная дорога). Козьи Горы, Село Катынь и Катынский лес находятся западнее Красного бора. Космическая съемка отчетливо показывает, что расстояние между границами лесного массива Красный Бор и Катынским лесом, в их современной конфигурации составляет около четырех километров. Это значит, что в период Великой Отечественной войны расстояние «от опушки до опушки» могло быть значительно меньше. Поэтому расстрелять внутри охраняемой зоны, в соседнем лесочке любое количество пленных, - хоть польских, хоть советских, - вообще не проблема.

«Историки» из ЦК

Сегодня польский мемориал «Катынь» – это образец воинского захоронения. Ухоженные дорожки и монументальные символические надгробья… Погибшие на Смоленщине партизаны могли бы позавидовать такой помпезности, обустроенной на государственном уровне.
…В конце 1980-х и начале 1990-х состоялась череда ритуальных процедур покаяния, начало которым положил Горбачев. Ему подыграл в этом Валентин Фалин, заведующий международным отделом ЦК КПСС. В сущности, его роль стала ключевой в этой истории: именно этот доктор исторических наук с готовностью лакея доложил Горбачеву, что «поляков убил НКВД». А генеральный прокурор Трубин с такой же готовностью все это «подмахнул».
Так расцвела развесистая историческая клюква под названием «Катынское дело».
А расследование в наше время? А если по всем правилам? Его просто не было. И дело не только в спешке. Любое серьезное расследование предполагает неукоснительное соблюдение необходимых по закону следственных процедур. Да, кое-какие раскопки были, но именно «кое-какие». Следственными процедурами там даже не пахло. И это в ситуации, когда «команда Горбачева» и польская сторона были максимально заинтересованы в «раскрутке» дела.
Не логично получается. При такой степени политической заинтересованности можно было привлечь любое количество грамотных специалистов по ведению следственных действий, чтобы раз и навсегда закрепить собственную, «правильную» версию событий. Но, похоже, что «историки» из ЦК КПСС знали: закреплять в Катынском лесу было просто нечего. Поэтому ответственное «расследование» поручили группе дилетантов-общественников. Это факт, который говорит о многом.

P.S. Жители Смоленска не любят мемориал «Катынь». Они ему не верят. А не верят потому, что знают правду. А еще они знают другие окрестные места, куда действительно можно и нужно принести живые цветы, и не только в День Победы.

Федор Велякин
http://www.narpolit.com/

*«Специальная тройка НКВД» – это чушь, по определению. Существовали «особые тройки», в каждую из которых, как правило, входил представитель НКВД. Столь безграмотная формулировка говорит, как минимум, о том, что следствие не опиралось ни на какую документальную базу. Как говорится, «нет слов, одни эмоции…»

От редактора сайта

Недавно на одном из «круглых столов» я имел возможность лично пообщаться с В. Фалиным, который жив и впечатляет своим умом и памятью – до уровня ЦК дорастали не просто умные люди, а исключительно умные люди. Обоснованно жалея о гибели СССР, которой предшествовал санкционированный Горбачевым роспуск СЭВ и ОВД, В.Фалин обнаружил выходящую за все разумные рамки личную ненависть к Сталину. Характерно, что от вопросов по Катыни Фалин уклонился. Очевидно, 20 лет назад именно личная ненависть к Сталину (характерная для выдвиженцев Хрущева) и толкнула Фалина на «признание» Катыни.

Что касается нынешнего Кремля, то его отношение к катынской провокации просто не лезет ни в какие рамки. Понятно, конечно, что Варшаве национализм которой основан на русофобии, как хлеб нужно «чистосердечное признание» Кремля. Но зачем Кремлю разжигать не только польскую, но и глобальную русофобии, подрывая свои же усилия по «формированию имиджа России»? И зачем показ по российскому телевидению наглой польско-гитлеровской фальшивки Анджея Вайды? И если этот показ был «обязательным» условием польской стороны, то стоит ли грязь, вылитая на Россию, поцелуя очередного варшавского иуды?

6.04.2010
СНД- Союз Народных Движений
http://www.snd-su.ru/cgi-bin/rg.pl?param=div2&page=4&ENGINE=2571&what=1001