Страшное «наследие» авантюриста Вакарчука

К оглавлению

Сон разума пять лет рождает в Украине чудовищ

Министр образования и науки Украины Дмитрий Табачник ответил на вопросы журналистов «Версий».

- Ваш коллега, Первый вице-премьер Андрей Клюев, ознакомившись с состоянием дел после назначения на должность, сравнил его с последствиями монголо-татарского ига. Как обстоят дела с «наследием», оставленным вам Вакарчуком?

- У меня сложилось впечатление, что «монголы» три раза прошли по образовательному полю Украины. Назову только несколько примеров. За два года не куплен ни один школьный автобус, не переизданы учебники для младших классов. Некоторые из них изданы более восьми лет назад. Это значит, что, в соответствие со всеми санитарно-эпидемиологическими нормами, они просто не могут использоваться в школьных учреждениях.

Почти 1600 дел лежит без рассмотрения в Государственной аккредитационной комиссии. А каждое такое нерассмотренное дело – это уголовная статья для ректора высшего учебного заведения. Ведь сначала ему не лицензируют специальность, а он набирает студентов, потом не аккредитуют вуз, а он продолжает обучать студентов и выдаёт дипломы, не имея на это права.

Мне кажется, что это делалось сознательно. Была выстроена система «развода» университетов на какие-то финансовые бонусы в пользу определенных молодежных организаций, которые сегодня возглавляют истерическую кампанию против меня. Механизм «развода» очень прост. Вместе со специалистами в Государственную аккредитационную комиссию, а также в структуры министерства включались люди определенных политических взглядов и руководители молодежных организаций понятной направленности. Они годами не давали ход делам по лицензированию специальностей и аккредитации вузов.

У меня сложилось впечатление, что раньше за выполнение закона, исполнение правовых норм все время требовались какие-то особые «поклоны». А «художества» с учебниками?! Это же особая тема. До Вакарчука проводился открытый конкурс учебников. Учебник, занявший первое место, издавался министерством за бюджетные деньги. Потом же появилось придворное издательство, которое контролировало, по разным оценкам, от 50% до 70% рынка учебной литературы! Если придворное издательство проигрывало конкурс и занимало второе место, то по ходу менялись конкурсные правила. В результате печатались два учебника, занявшие, соответственно, первое и второе места. Так было в 2008 году.

В прошлом году «патриотические реформаторы» пошли еще дальше. Когда издательство, пользующееся особыми «симпатиями» руководства министерства, заняло третье место, победителями конкурса провозгласили сразу три учебных пособия! При этом усиленно говорили о праве учителя выбирать учебник. Однако парадокс заключался в том, что учебные пособия, занявшие третье место, печатали тиражом, в несколько раз, а то и на порядок, превышающим тираж учебника-победителя! И учитель, естественно, не мог ничего выбирать, поскольку министерство доставляло тот или иной учебник по разнарядке в целую область. Я уже не говорю о совершенно антипедагогическом характере некоторых учебных пособий.

У меня есть обращения учителей, владык различных конфессий Православной церкви, родителей, в которых отмечается, что не стоит включать в обязательный курс литературы для 8 класса произведения с эротической фабулой, сценами насилия или ругательствами.

- Проводились ли кадровые чистки в Министерстве образования?

- Никаких тотальных кадровых чисток в министерстве не было и не будет. Было предложено подать заявления об увольнении по собственному желанию тем замам, которые лично завалили свои участки работы. Хочу подчеркнуть: ни один замминистра не подал в отставку. Они написали заявления об увольнении по собственному желанию. Если же говорить в целом об оранжевом периоде в Министерстве образования, то дело доходило до маразма. Например, на меня особое впечатление произвела статья одного из ректоров ведущего педагогического университета страны, которая называется «Помаранчевий перiод в історії розвитку української мови». Если идти дальше этим путем, то должен быть «помаранчевый перiод в розвитку популяції тутового шовкопряда в Україні».

На мой взгляд, необходимо сосредоточится на работе по трем основным направлениям. Первое - это улучшение качества образования. Второе - гуманизация и деполитизация образовательных программ средней и высшей школы. В Европе и на постсоветском пространстве можно найти массу примеров, когда объективно и толерантно излагаются самые сложные и дискуссионные проблемы истории. И, наконец, третье направления является самым важным. Речь идет о повышении социальных стандартов для педагогических работников. Ведь правительство Тимошенко осенью 2008 года заморозило зарплаты учителям и преподавателям. Убежден, что после принятия бюджета на 2010 год мы вместе с профсоюзами обеспечим значительный рост размеров заработной платы.

- Не приведет ли политизация ситуации в сфере образования к срыву экзаменационной кампании?

- Мы сконструировали систему широкого общественного обсуждения любых нормативных изменений и к правилам тестирования, и к правилам приема в высшие учебные заведения. Все нововведения были обсуждены на сессии Национальной академии педагогических наук, на заседании секции Высшей школы той же педагогической академии, на собрании Союза ректоров. После этого изменения рассматривались на Всеукраинском студенческом совете, в котором принимали участие делегаты от всех учебных заведений страны.

Прежде всего, изменены правила приема независимого внешнего тестирования. Приказом министерства отменены те перегибы, которые были сделаны вопреки правам человека и вопреки здравому смыслу. Язык экзамена - это язык обучения в средней школе. Государство финансирует среднее образование, поэтому никто не имеет права лишать выпускника школы возможности сдавать экзамен на том языке, на котором он учился. В противном случае ребенок будет поставлен заведомо в невыгодные условия. По сути, у него может быть сломана судьба.

Мы также хотим поднять авторитет средней школы. Учителя кропотливо работали с учеником, а после этого десятилетний результат их работы приравнивают, по сути, к одной шестидесятой баллов, полученных на тесте. Это несправедливо. Более того, подобный перегиб привел к катастрофическому снижению качества образования. Ведь ни для кого не секрет, что в последние два-три года обучения ученики занимаются с репетиторами лишь теми предметами, по которым они собираются тестироваться. Так вот, уже в этом году будет возможность получить 600 баллов за тесты и 200 - за аттестат. Это минимальная степень благодарности за труд учителя.

Тестирование должно стать средством повышения качества знаний. Оно так и задумывалось в 2003 году. Только в воспаленном мозгу неуча могла родиться идея абсолютизации одной из форм оценки знаний, которая выдается за реформу образования! Мы провели в министерстве интересный эксперимент: попросили руководителей структурных подразделений написать, какие реформы образования были начаты в 2008-2009 годах. Честнее всех написал один директор департамента: «Новые реформы в указанное время не начинались». Я думаю, что это правда.

- Некоторые политологи прогнозируют, что под вас планируют создать политическую силу, которую будет финансировать Москва. Как вы относитесь к подобным прогнозам?

- Думаю, что этот тезис запустил политолог, который пытается найти себе работу. Это, во-первых. А во-вторых, он всю жизнь отличался, мягко говоря, недоброжелательным отношением к Партии регионов. Поэтому разговоры о создании нового политического проекта, о попытке найти внешнее финансирование - это все досужие вымыслы, высосанные из пальца. Я даже не хочу их обсуждать. У меня есть чем заниматься. Столько нерешенных проблем накопилось, что хватит на ближайшие год-полтора с головой. Поэтому просто физически нет времени даже на разговоры о формировании партии. А «доброжелатели», наверное, используют этот прием для того, чтобы попытаться вбить клин между мной и руководителями Правительства.

- Кстати, о клиньях и линиях раскола. Каковы отношения у вас с Вице-премьером Борисом Колесниковым?

- Я абсолютно нормально и конструктивно общаюсь со всеми членами Правительства, в том числе и с Вице-премьером Колесниковым. Хочу еще раз вернуться к предыстории конфликта. Когда я говорил о бизнесменах юго-востока, которые ради «любящих тишину денег» уходят от идеологии своих избирателей, то имел в виду только тех представителей крупных финансово-промышленных корпораций, которые удрали в 2004 и 2005 годах из Партии регионов побежали в услужение Ющенко ради участия в разделе бюджетного пирога и должностей.

Естественно, я не имел в виду тех бизнесменов юго-востока, которые остались в рядах Партии регионов и работали на победу во время парламентских выборов 2006 года и президентской кампании 2010-го.

Что касается «линии раскола» в Партии регионов, то основная разница между нынешним Правительством и оранжевым заключается в том, что рабочие споры никто не комментирует перед телекамерами. На заседаниях Кабмина зачастую вспыхивают дискуссии. Спорят министры, вице-премьеры. Но эти дискуссии не выплескиваются в СМИ. И это, я считаю, правильно. Знаете, родители не должны смотреть порнофильмы при малолетних детях. А коллеги не должны делать обсуждение рабочих вопросов предметом для смакования публики и прессы.

- Каким образом планируется нейтрализовать мазохистское наследие предыдущего президента? Все эти уроки Голодомора, возвеличивание воинов ОУН-УПА, героизация Шухевича и Бандеры...

- Лучший аргумент в моей публичной дискуссии с экс-президентом - это решение Европейского парламента, который призвал Правительство Украины продемонстрировать преданность европейским ценностям. Я допускаю, что в Италии есть поклонники Муссолини, а в Испании - Франко. Но ни Италия, ни Испания не пытаются лезть в европейское культурное пространство с героизацией тоталитаризма.

На мой взгляд, юг и восток Украины уже в значительной степени преодолели увлечение тоталитаризмом классового характера, в вот запад страны, к сожалению, еще болен тоталитаризмом националистического характера. Причем оба эти тоталитаризма - классовый и националистический, по степени жестокости, подавления личности, уничтожения основ демократического общества, практически одинаковы.

А если отвечать на ваш вопрос конкретно, то нужно просто писать в учебниках правду. Например, что в Украине в 1917-20 годах была гражданская война, в ходе которой украинские левые изгнали и победили политических деятелей, придерживающихся национально-демократических взглядов. Что не мешает уважать Владимира Кирилловича Винниченко, но не позволяет вычеркивать из истории Юрия Михайловича Коцюбинского или Виталия Марковича Примакова, или того же Владимира Петровича Затонского.

- Как вы относитесь к тому, что ваши чучела сжигали, отправляли в Москву?

- Как к дикости. Вы знаете, одна мудрая пожилая женщина, учительница сельской школы сказала мне: «Синку, не звертай на це уваги. Хай в тих дурнів пір'я в роті виросте». Могу сказать только одно: как Министр все эти домыслы о репрессиях против студентов я абсолютно отбрасываю. Никаких репрессий не будет. А на шантаж, угрозы я не поддамся. И не стоит «патриотам» лгать о политических репрессиях - их просто нет в вузах.

Когда мне, например, говорят о взяточничестве в ВУЗах, то я отвечаю: товарищи храбрые студенты, в министерстве есть специальная горячая линия. Звоните, помогайте, сообщайте о подобных фактах. Не чучела жгите, а сообщите: преподаватель такой-то вымогал деньги. Но мы же понимаем, что имеет место и обратный процесс. Когда не хотят учиться, то посылают к преподавателю старосту с просьбой как-то решить вопрос. Во время учебы в университете я сдал в общей сложности более шестидесяти экзаменов и зачётов, однако ни разу наша группа деньги на подарки преподавателям не собирала. Говорю совершенно искренне. Времена тогда были другие. Впрочем, желающие купить подарок находились и 25 лет назад.

- Судя по той кампании, которую развязала против вас оппозиция, справедливо высказывание о том, что «сон разума рождает чудовищ». Каково, по-вашему, будущее подобного «оппозиционного движения»?

- Сон разума рождает в Украине чудовищ последние пять лет. Мы и так впереди планеты всей, поскольку находимся на грани формирования трех оппозиционных кабинетов министров. Может возникнуть очень интересная ситуация: оппозиционный Кабмин №1 предложил, оппозиционное правительство №2 отвергло, а оппозиционный Кабинет Министров №3 раскритиковал вдребезги обоих. На сегодняшний день попытку создать оппозиционное правительство демонстрируют те политики, которые крайне неудачно руководили экономикой страны, довели ее до полного развала. Поэтому я считаю, что политического будущего у них нет.

Но жизнь, очевидно, будет рождать более сильных лидеров, более сильную оппозицию. Первым этапом такой кристаллизации могут стать местные выборы, поскольку должны появиться заметные политические фигуры в крупных городах, регионах. Достаточно острая борьба может развернуться за посты мэров мегаполисов. И не факт, что ныне признанные политические тяжеловесы одержат на местных выборах обязательную победу.

А сегодня представители оппозиционных сил различных оттенков занимаются лишь созданием шумовых эффектов вокруг той или иной персоны. Например, мне оппоненты заявляют, что им не нравятся взгляды, которые я высказывал как гражданин и публицист 2-3-4-5 лет назад. Это же охота на ведьм в чистом виде. Маккартизм. Складывается такое впечатление, что эти люди «Молот ведьм» не читали, однако действуют сугубо по рецептам, которые там изложены. Кому-то не нравится человек с бородой, кому-то не нравится рыжий, следующий этап - начнут мерить угол черепа и оценивать ушные раковины.

На мой взгляд, содержательные действия оппозиции могут быть только относительно тех или иных конкретных документов. Вот будет проект государственного бюджета - можно о нем говорить. Но не на основе принципа «нам все не нравится». Вы скажите: нам не нравится в бюджете такая-то статья, мы предлагаем ее увеличить за счет уменьшения другой. А иной подход - это чистый популизм.

Кстати, на мой взгляд, главный оппонент Президента Виктора Януковича проиграла президентские выборы еще и потому, что перегрузила общество абсолютно беспочвенными популистскими обещаниями. Все хорошо помнят не вернувшуюся из сберкасс тысячу, инфарктные очереди, все знают, что у нас уже три года должна быть контрактная армия. Все помнят и многие другие обещания, которые ни к чему не привели.

Еще раз хочу подчеркнуть: в Министерстве образования есть чем заниматься. Например, в Украине сейчас 160 направлений подготовки бакалавра и в три с лишним раза меньше специальностей магистра. Это все равно, что 160 генералов командовали бы 40 лейтенантами! На самом деле все должно быть по-другому. Сначала общая подготовка по линии бакалавров, а затем огранка по индивидуальной специальности магистров. Министерство обязано создавать условия для добровольного объединения и укрупнения университетов. Когда в областном центре 5-7 государственных университетов, то понятно, что они не выживут. И не потому, что кто-то хочет их слить, а потому, что демографическая ситуация заставит их укрупняться, создавать полноценные кафедры, лаборатории, мощные учёные советы, полноценную библиотеку, компьютерный центр. В общем, впереди очень много работы.

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»