ЗА РАЗВАЛ СССР – ПОД ТРИБУНАЛ!!!

К оглавлению "Актуальные темы" К оглавлению "Политическая безопасность"

Ответственность за развал СССР может быть рассмотрена в уголовном порядке, – мнение экспертов

Прошло 18 лет со дня подписания Беловежских соглашений, которые заключили главы государств и правительств трех советских республик: Борис Ельцин и Геннадий Бурбулис (РСФСР), Станислав Шушкевич и Вячеслав Кебич (Белоруссия), Леонид Кравчук и Витольд Фокин (Украина). Этот документ констатировал прекращение существования СССР как субъекта международного права и декларировал образование Содружества независимых государств.

Эти события, серьезно повлиявшие на ход истории, до сих пор вызывают неоднозначную оценку. РИА "Новый Регион" представляет мнения известных российских политологов о том, что произошло 8 декабря 1991 года в Беловежской пуще и к чему это привело.

Руководитель исследовательской группы "Меркатор" Дмитрий Орешкин:

- У меня ощущения такие, что с течением времени распад СССР воспринимается все более болезненно, и при этом более вульгаризировано. Напомню то, как было на самом деле. Проходит 17 марта референдум с абсолютно лукавой формулировкой. В одном вопросе было сразу три тезиса: согласны ли вы сохранить Союз, согласны ли вы его сохранить обновленным, и считаете ли вы, что там должны соблюдаться права человека. Каждый отвечал по-разному. Шесть республик не принимали участия в референдуме вообще.

А Украина добавила пункт: поддерживаете ли вы декларацию украинской республики о суверенитете. В этой декларации были прописаны ориентация на взаимодействие с Европой, суверенитет государства во внутренней и внешней политике и сохранение договорных отношений с союзными республиками. После референдума готовился новый союзный договор. 21 августа произошел путч, а уже 22 августа региональные лидеры вдруг начали чувствовать себя независимыми.

Де-факто они давно в Москве не нуждались. Они боялись только силового воздействия, но 21 августа стало понятно, что КГБ из себя ничего не представляет. В тот же день секретарь туркменского комитета партии Ниязов объявил о переходе всей собственности Советского Союза в ведение Туркменистана. А 24 августа на Украине Верховный Совет принял декларацию о независимости, то есть де-факто заявил о выходе из СССР. Никто в мире не принял их, как независимые государства. И пан Кравчук на 1 декабря назначил второй референдум, о котором у нас не любят вспоминать. 90% граждан Украины высказались за независимость. И когда 8 декабря три исторических персонажа встретились в Беловежской пуще, у Кравчука в руках было легитимное решение о независимости.

Крушения Союза можно было избежать, если бы было подписано соглашение о конфедеральном государстве. Но не согласились, потому что не было достаточной гибкости. В результате союз был похоронен. И был похоронен объективно, просто потому, что Москва проела свой лидерский потенциал. Она стала пустым местом.

Какие уроки из распада?

Была потеряна способность адекватно оценивать ситуацию. Если люди у власти из элиты попадают под влияние собственных идеологических мифов, то это чрезвычайно плохо. Товарищ Сталин ни на секунду не верил всем этим лозунгам, которые были написаны на знаменах. Он всегда говорил, что марксизм - это религия рабочего класса и во имя этой религии можно было идти на любые жертвы. Эта религия рухнула, потому что она была в явном противоречии с повседневными реалиями жизни.

Начиная с 1970-х годов, было понятно, что коммунизм - это сказка, а элита была не готова к кризису. Сегодняшняя наша проблема в том, что мы опять строим мифологию. Всем хочется восстановить Союз. Мне тоже хочется, чтобы после воскресения, была опять суббота, а не понедельник:

Для меня главный вывод: элитные слои населения могут врать населению - иногда это приходится делать, но себе врать не надо. Это самое важное. Надо добросовестно и спокойно оценивать то, что произошло тогда.

Заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин:

- Мне бы хотелось поспорить с утверждением, что именно подписание Беловежских соглашений поставило точку в существовании Советского Союза. Это очень распространенная легенда в юбилейных передачах на ТВ и статьях в прессе, мол, три мужика собрались и развалили СССР. Это может быть многим выгодно, прежде всего, тем, кто голосовал за ратификацию соглашения. На самом деле точку в существовании Советского Союза поставили депутаты, через два дня ратифицировав соглашения. Причем против голосовало 6 человек. Сейчас примерно половина Верховного Совета СССР претендует на то, чтобы быть среди тех шести.

Тогда такое единодушие было не случайно. В тот момент политическое противостояние сконцентрировалось по географическому принципу. То есть, на самом деле, на союзном уровне как бы присутствовал осторожный реформаторский центр, а политические края сконцентрировались на уровне Российской федерации. Это Ельцин со своими подвижниками - радикальные либералы, которые даже не надеялись на то, что они смогут получить власть в Советском Союзе в целом.

С другой стороны, были коммунисты, стремящиеся к реваншу после поражения путча в августе 1991 года. Проигравшие понимали, что на общесоюзном уровне возможностей у них мало. Поэтому было стремление развалить Советский Союз. Поэтому кивать сейчас на Кравчука, тех националистов в союзных республиках, которые были в общем-то в тот момент на периферии процесса, неправильно. Будем говорить прямо и откровенно, в первую очередь, Советский Союз развалила Россия.

Безусловно, распад СССР был геополитической катастрофой, которая привела к очень серьезным последствиям. Это событие повлияло на весь мир, который за время многодесятилетнего блокового противостояния отучился быть в состоянии мира в более сложной комбинации. Сейчас мир очень мучительно с огромным трудом приходит к многополярной модели.

Для России последствия распада СССР ощутимы, но менее серьезны, чем для других бывших республик. Если в РФ остались традиции большого государства, то превращение региональных политических элит в элиты независимых государств идет мучительно сложно, и мы видим, какие ошибки они совершают. Для России это не критично, в нашей стране есть запас мощности, а в небольших государствах, чем они меньше, тем искусней должна быть внешняя политика. А получается наоборот.

Директор Института политических исследований Сергей Марков:

- Мне представляется, что распад СССР не был предопределен. Это большей частью сказки. Это произошло в результате суммы неблагоприятных факторов. Конечно, был предопределен откол от центра ряд республик, таких как Латвия, Эстония, возможно, Армения, Грузия. Союз мог продолжаться на других условиях, и в этом случае в Латвии и Эстонии русские бы не оказались людьми второго сорта. Были бы определены условия получения независимости, которые бы не привели к созданию режимов на основе русофобии.

Я согласен, что СССР был развален российской элитой, руководством, прежде всего, России. На РФ главная ответственность. Видимо, не имеет смысла рассматривать это в уголовном порядке, хотя это в принципе возможно.

Распад СССР является важнейшим событием для нескольких поколений. И мы должны извлечь урок из этой катастрофы и неудавшейся реформы. Кризис распада СССР не был результатом упадка Союза. Это был кризис развития. В СССР наблюдались интенсивные темпы экономического роста, которые требовали абсолютно других форм хозяйствования, значительно больше свободы и переход к рынку.

Советский человек стал более образованным, на порядок более мыслящим, и он уже не терпел той жесткой авторитарной политической системы, которую представлял из себя Советский Союз. Этот советский человек –средний класс – потребовал свободы. Экономика потребовала более гибких форм хозяйствования. Это типичный кризис развития, с которым не справилась тогдашняя элита.

Пока как нация, мы не сможем понять причины катастрофы, которая с нами случилась, не сможем извлечь уроки из этой катастрофы, мы не изменимся. Не изменившись, мы не сможем обеспечить будущей реформы, создать нормальной политической и экономической системы, основанной на конкуренции, что принято называть демократией и рынком, и предотвратить будущую катастрофу.

Генеральный директор Института региональных проблем Максим Дианов:

- На самом деле, те люди, которые участвовали в подписании Беловежских соглашений, никогда не признавались в том, что они разваливают Советский Союз. Их посыл – мы сохраняли государство в виде СНГ. Говорилось, что пройдет 2-3 года и СНГ будет крепче СССР - цитирую Бориса Николаевича.

Никто не просчитывал последствия распада СССР, что будет с Россией, другими республиками и СНГ. Оценки произошедшего менялись временами с точностью до наоборот. Например, в 1999 году, когда Кравчука награждали за неотдачу Крыма России, он, выступая с ответной речью, сказал, что его большой заслуги в этом нет, Ельцин был готов пол-России отдать, чтобы скинуть Горбачева. То есть Кравчук пытался переложить ответственность.

В большей степени в 1991 году распад СССР повлиял не столько на Россию, сколько на мировую политику. В этот день были порушены все Хельсинкские соглашения и в первую очередь о нерушимости тех границ, которые существовали с 1976 года. Последствия ощущаются до сих пор, и еще очень долго будут ощущаться, пока не будет установлена новая система международных договоров.

Генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов:

- Я хочу напомнить, на отпечатанном на машинке и достаточно коротком тексте, который был подписан в Беловежской пуще, не говорилось о прекращении существования СССР. Речь шла о том, что эти субъекты объявляют о прекращении существования СССР как геополитической реальности. С правовой точки зрения этот документ ничего не означал. Никто в мире не признал глав России, Белоруссии и Украины руководителями суверенных независимых государств. Это произошло позже после завершения процедуры ратификации.

С моей точки зрения, распад СССР был неизбежен и носил объективный характер. Советский союз был замкнутой системой, что позволяло достигать больших успехов, но, тем не менее, для граждан она была несвободной и несправедливой. Будучи закрытой, страна не могла воспринять инноваций. По данным даже советской статистики, в 1982 году экономический рост в стране прекратился. Система была самоедской и мало эффективной.

То, что произошло в 1991-1993 годах безусловно было революцией, причем буржуазной. Однако она произошла без буржуазии, как пролетарская в 1917 году без пролетариата.

Директор Всероссийского центра изучения общественного мнения Валерий Федоров:

- Проблема демонтажа СССР появилась не сама по себе, или по воле руководителей страны. Эта модель перестала работать. В культуре с 1970-х годов никто не верил в советские идеалы, читали самиздат и слушали "Голос Америки". Система исчерпала себя в экономике. Кто в этом сомневается, прочитайте последнюю книгу Егора Гайдара.

К нему можно относиться по разному, но там гигантский объем фактического материала, который показывает, что экономика Советского Союза с 1970-х годов строилась по принципу: нефть в обмен на продовольствие. Я не говорю уже о политике. Очевидно, что подавлять так жестоко, как это делал Сталин и Хрущев, было невозможно. Встала задача обновления, демонтажа государства. Элита, которая вырождалась, не смогла это сделать. Она была неадекватна той задаче, которая перед ней стояла. Прежний формат СССР утратил свою актуальность.

Если кто-то помнит себя 15-20 лет назад, может сказать, что одной из основных тем кухонных разговоров была тема: кто кого кормит, и зачем России Узбекистан и прочие республики. Сейчас такой дискус возвращается, хотя тяга к объединению все же остается. "Новый регион"

СССР, КОТОРЫЙ МЫ ПОТЕРЯЛИ
Я бы не стал писать эту статью, если бы в отечественных СМИ не продолжалась кампания по дискредитации СССР, его символов, достижений и людей, олицетворявших ту эпоху. Я хочу показать читателю своё видение того, что мы лишились с началом Перестройки. Но для начала справедливо признаем, что мы приобрели в результате победы демократии. На мой взгляд, основные положительные изменения можно выразить четырьмя пунктами:

1. Свобода слова.

2. Беспрепятственный выезд за границу.

3. Прощание со словом «дефицит» и появление широкого ассортимента товаров.

4. Возможность законным способом разбогатеть или, как минимум, достичь европейского уровня благосостояния.

По третьему пункту понятно, что если бы РФ сейчас вернулась к тому уровню импорта, который существовал при Брежневе, то тот дефицит показался бы изобилием на прилавках по сравнению с вымершими «Пятёрочками» и «Седьмыми континентами». Но факты есть факты, поэтому обойдёмся без «бы». Что есть, то есть.

А вот список того, что мы потеряли, будет пошире, и уже Вам предстоит определить, равноценный ли был размен. Сразу оговорюсь для тех, кто в нетерпении барабанит башмаком под столом, желая вставить свои пять копеек о сталинских репрессиях и коллективизации – для анализа берётся поздний догорбачёвский СССР.

Итак, вместе с СССР мы оставили в прошлом:

1. Мирное межнациональное сосуществование. Взамен получили бурный расцвет национализма – татарского, башкирского, русского, кавказского. В результате того, что российские власти сквозь пальцы смотрели на творящееся на Северном Кавказе в начале 90-ых, мы получили две чеченские войны и тысячи убитых и искалеченных с обеих сторон. В Советском Союзе национализм если и проявлялся, то в основном в армейской среде, где отношения зачастую выясняли выходцы из Закавказья. На бытовом уровне его можно было заметить в неприязненном отношении к русским жителей Прибалтики и Западной Украины. Но ни о каких погромах и убийствах, ставших уже обыденными в ельцинско-путинской России, речи и не было.

2. Спокойствие граждан. Региональный национализм привёл к возникновению терроризма – того явления, о котором в СССР почти не слышали. А те редкие теракты, что случались, чаще всего были связаны с захватом самолётов с целью угона. В современной России новости с Северного Кавказа напоминают боевые сводки. И это не говоря уже о нашумевших терактах в Беслане и Москве.

3. Сильнейшая армия мира. Вместо вооружённых сил, превосходивших по мощи всю Европу, мы имеем армию, которая упивается победой над Грузией, а в случае противостояния с серьёзной военной державой ни на что, кроме ядерного оружия, не надеется.

4. Лидерство в космической отрасли. В 60-ых годах русские совершили самый значительный прорыв в своей истории, первыми освоив космическое пространство. По своему историческому вкладу это событие может сравниться с Эпохой Великих Географических Открытий, а Юрий Гагарин с Христофором Колумбом. И как же сейчас горько видеть, что Россия сейчас не претендует на что-то большее, чем космический туризм и редкие запуски спутников, в том числе разведывательных для стран НАТО. И как на нашем фоне прогрессирует Китай, который собирается в ближайшем будущем произвести высадку на Луну и вывести на околоземную орбиту собственную станцию. А ведь они запустили человека в космос на целых 42 года позже нас!

5. Передовая наука. Несмотря на то, что ещё в 1985 году советские учёные делали доклады о том, что отечественная наука отстаёт от западной мысли по некоторым направлениям, в частности, по разработкам вычислительной техники, она была одной из самых авторитетных в мире, особенно, в области ВПК. Можно привести множество параметров, доказывающих упадок российской науки, но лучше обратиться к эмоциональному аспекту – скажите, часто ли вы слышите в последние годы о том, что в России изобрели что-то уникальное, какой-то учёный прославился на весь мир? Лично я могу вспомнить только награждения Нобелевской премией трёх наших соотечественников в 2000 и 2003 году. Но все они – Алфёров, Гинзбург и Абрикосов совершили свои научные открытия ещё в СССР и заслуг демократической России тут не больше, чем у нерадивого отца, спустя годы безалиментного отсутствия, заявившегося в университет поздравить дочь с получением красного диплома.

6. Качественный кинематограф. В постсоветские годы можно по пальцам пересчитать фильмы, исполненные на высоком художественном уровне и принятые массовым зрителем. О вкусах, конечно, не спорят, но я могу в качестве таковых назвать только некоторые фильмы Балабанова, Лунгина и режиссёрский дебют Бондарчука. Но очевидно, что за 17 лет этого явно не достаточно, а потому остаётся ностальгировать, в очередной раз пересматривая «Москва слезам не верит», «Покровские ворота», «Гараж» и другие изумруды советской кинематографии. Ну и отдельной строкой в упадке отечественного синема проходит полное исчезновение детских картин. Увы, у современных детей не будет своих Петрова и Васечкина, Алисы Селезнёвой и «Отроков во Вселенной». А соответственно, не будет и героев-ровесников, которым бы они могли подражать.

7. Развитая промышленность. В брежневские годы Советский Союз поставлял станки более, чем в 70 стран мира. Электродвигатели, произведённые в СССР, закупались Германией, Францией, Италией, Австрией, и т.д. Сегодня же РосФедерация не может обеспечить ими даже собственные потребности. Из всей индустрии, доставшейся нам в наследство, мы сохранили лишь те производства, что связаны с производством оборудования для нефтегазовых компаний. И то, в большинстве своём, они конкурентоспособны только из-за более низкой цены. А если вдруг цена на нефть с нынешних 55 долларов за баррель упадёт до 30-ти и добывать интенсивно её станет не так интересно, то мы можем увидеть, как последние флагманы российской промышленности сворачивают производство и сокращают персонал. А там, оглядевшись, обнаружим, что мы уже не индустриальная и даже не аграрная страна, а так, географическая местность под названием Россия – леса, поля, да ветер свищет. И на этом гигантском куске разорённой земли 140 млн. обескураженных аборигенов мучительно пытаются сообразить, как они довели свою страну до краха.

8. Спортивные достижения. Не преувеличивая, можно утверждать, что СССР был главной спортивной страной мира, начиная с 56-го года, когда наша страна победила в командном зачёте на Летних Олимпийских Играх в Мельбурне и Зимних в Кортина д'Ампеццо. С тех пор Советский Союз доминировал на обеих сезонных Олимпиадах, а если прибавить к этому феноменальные хоккейные успехи, шахматные «короны» и неплохие результаты в футболе, то наше спортивное лидерство выглядит непререкаемым. То, что мы сейчас постарались стыдливо позабыть итоги Пекинской Олимпиады с её неоптимистичными для нас результатами, является следствием утраты массового спорта, как явления. Одной из главных причин этого можно назвать неразвитость и недоступность спортивной инфраструктуры. Вот болели мы на Олимпиаде за наших пловцов и расстраивались, когда они не выигрывали. А теперь сравните количество плавательных бассейнов - в России их насчитывается 2617, а в США - 2 миллиона 580 тысяч. Разница в 1000 раз! Неудивительно, что у них Фелпсы штампуются как на конвейере, а у нас готовы иконы рисовать с действующих чемпионов, понимая, что следом за ними может никого и не быть.

9. Политическое влияние в мире. Тем, кто хочет испытать гордость за былую мощь страны, рекомендую набрать в Википедии «Pax Sovietica» и посмотреть, сколько закрашенных в красный цвет союзников входило в Совет Экономической Взаимопомощи. Ну плюс к этому можно смело мысленно заштриховать тем же цветом добрую треть африканских и ближневосточных государств. А ныне всё внешнеполитическое счастье РФ заключено в трубопроводах на Запад; в мыльной опере про Союз с Беларусью; в том, что ещё не выперли из «восьмёрки» и в «Искандерах» в Калининграде, которые, то ставим, то не ставим. Вот так мы «играем мускулами» на мировой арене. Куда уж там до смертельно-опасных игр времён Карибского Кризиса - нет у руководства России тех «стальных яиц», что были у былых вождей.

10. Качество населения. Намечается тенденция, что мы можем вернуться к ситуации, как в царской России, когда 20% населения были высокообразованны, а остальные 80% не умели читать и писать, считая такое положение вещей вполне естественным. Конечно, всеобщая безграмотность в 21 веке нам не грозит, но примитивизация общества идёт полным ходом, чему способствует множество факторов: алкоголизм, низкий уровень ТВ-программ, обесценивание высшего образования из-за его общедоступности и т.д. Не прибавляет шансов на то, что из народной среды появятся новые Шолоховы и Курчатовы, и большой приток малокультурных мигрантов из Средней Азии, приведший к тому, что столицу давно уже называют Москвабадом.

11. Национальное самоуважение. Существует не так много вещей, которыми может гордиться современный россиянин и уважать себя как гражданина. Ну скажите, какие поводы для гордости дала нам за два десятилетия наша страна? Высокая цена на нефть марки Urals? Пять яхт люкс класса Романа Аркадьевича, в западных СМИ именуемых "Флотом Абрамовича"? Капитализация «Газпрома»? Выигрыш Сочинской Олимпиады, грозящий стать тазиком с цементом для нашей тонущей экономики? Понятно, что сейчас уже никто не сочинит строчки, подобные хрестоматийным «Я достаю из широких штанин дубликатом бесценного груза. Читайте, завидуйте, я –гражданин Советского Союза.» Всё то, что давало повод гордиться обладанием советского паспорта, осталось в перечисленных 10 пунктах.

12. Ощущение справедливости. С переходом к капитализму, многие люди с неудовольствием стали замечать, что количество граждан, равных перед законом, становится всё меньше и меньше. Вновь пробрела актуальность пословица «С сильным не дерись, с богатым не судись". То, что среди отечественных миллиардеров нет никого, кто бы по пользе для страны и вкладу в развитие новых технологий напоминал Генри Форда, Дэйва Паккарда, Акио Мориту или Томаса Эдисона, тоже не способствует социальной толерантности.

13. Советский характер. И, наконец, главной утратой я считаю то, что мы лишились тех свойств характера, которые можем наблюдать у старшего поколения, и которые были привиты именно советским воспитанием. Кто-то с презрительным злорадством именует их «рабским менталитетом», однако я вижу, в первую очередь, доброту, отзывчивость и бескорыстие.

Из-за этих нравственных устоев, правда, многие поплатились достойным существованием или даже жизнью в первые годы реформ, не сумев справиться с вызовами дикого капитализма. На их фоне мы с вами выглядим эгоистичнее и циничнее, всецело зависящими от «золотого телёнка». А потому, думаю, не будет большим преувеличением сказать, что советское общество являлось, вероятно, самым высоконравственным в истории человечества.

Вот такую, на мой взгляд, чёртову дюжину потерь понесла демократическая Россия. Я далёк от того, чтобы заявлять: «Смотрите, как много всего хорошего было в СССР. Неплохо бы в него вернуться». О прошлом мечтать смысла нет. Но то, что мы могли сохранить все названные выше преимущества Советского Союза и прибавить к ним три из четырёх достижений демократической России – это факт. Не уверен я лишь в свободе слова - той, что сложилась при Ельцине и малость была придушена при Путине.

Ну да, можно сегодня на улице, не таясь, заявлять о своих политических предпочтениях и критиковать правительство. Но толку от этого чесания языками, кроме морального удовлетворения говорящего, никакого. Потому что власть просто забивает болт на всю конструктивную критику и играет роль человека, который сдуру ответив на звонок нежелательного абонента, начинает имитировать плохую связь, дуть в трубку и орать: «Алло, алло! Вас не слышно! Перезвоните.»

Но при том, что свобода слова практически не влияет на изменения государственной политики, она очень продуктивно воздействует на мировоззрение обывателей. От этого мы и имеем полную разруху в головах и кучу убеждённых коммунистов, монархистов, путинистов, западников, сталинистов, анархистов, националистов и чёрт-те ещё знает кого. Согласитесь, весьма неплохой заряд для гипотетической Гражданской войны – куда там послереволюционной России 17-го с её белыми, красными и зелёными. Тут такая махновщина развернётся, что мало не покажется!

В общем, если бы Перестройку затевали люди, работающие в интересах страны, то термин «нанотехнологии» был бы сейчас не синонимом «пустых обещаний», а причиной гордости за отечественную науку. Имели бы мы и промышленность мирового уровня и собственных миллионеров, вложивших силы и ум в её развитие. А для тех, кто в этом сомневается, пример Китая под боком. Поэтому вам решать, был ли размен СССР на РФ равноценным и был ли он вообще нужен, коли, можно было эффективно совместить плюсы капитализма и социализма на благо страны.

Денис Сорокин Оригинал статьи на
forum.msk.ru

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»