Последний реликт апартеида

Влад Ривлин – независимый писатель, публицист и поэт Израиля

После падения системы апартеида в Южной Африке Израиль остается последним оплотом расизма и единственной страной мира где эта позорная система продолжает процветать.

Израильский расизм проявляется прежде всего в делении граждан государства на сорта. Самой дискриминируемой группой населения страны являются арабы. Все кто посещают Израиль легко могут в этом убедится. Различия между еврейским и арабским анклавами в Израиле аналогичны тем, которые существовали в Южной Африке до падения расистского режима в этой стране. Путешествуя по Израилю, повсюду от Египта до ливанской границы в арабских населенных пунктах Израиля видишь одну и ту же картину: нищета, отсутствие подъездных дорог и инфраструктур, оцинкованные бараки без электричества и водоснабжения служащие жилищем для его обитателей.

Арабские города Израиля - абсолютные чемпионы страны по уровню бедности. Так например 70% жителей арабского города Ум эль Шахм живут за чертой бедности. У половины местных жителей отсутствует канализация и водопровод. Безработица в Ум эль Шахме составляет 38% от всего работоспособного населения. На развитие городских инфраструктур и промышленности арабским городам выделяется из госбюджета 4,5% от средств поступающих на развитие городов еврейского анклава.

Однако этим дискриминация арабского населения не ограничивается. В отличие от еврейского анклава, большинство арабских населенных пунктов Израиля вообще не имеют юридического статуса.

В Израиле такие поселения принято называть незаконными. В действительности же, арабские незаконные поселения являются прямым результатом целенаправленной государственной политики главной целью которой является выжить коренное население с принадлежащих ему земель. Политика сионистов в отношении коренного арабского населения сродни той, которую проводили европейские колонизаторы в Северной Америке, отбирая землю у коренных жителей, а их самих сгоняя в резервации.

Практика захвата арабских земель была впервые опробованна в Израиле в начале 50-х годов, когда по приказу первого премьер-министра страны Давида Бен-Гуриона бедуины, проживавшие в районе Иерусалима, были депортированы в пустыню Негев. С тех пор практика захвата арабских земель постоянно расширялась. Апогеем этой расистской практики стал захват земель вплотную прилегающих к арабскому городу Сахнин на севере Израиля. (Этот захват был осуществлен израильской полицией при поддержке армии.

С тех пор, каждый год в этот день израильские арабы отмечают день земли в память о трагедии Сахнина.)

Многолетняя политика колонизации арабских земель привела к тому, что

на сегодняшний день арабские города практически лишены площадей не только для строительства промышленных зон, без которых ни один крупный город не может нормально функционировать, но даже территории, необходимой для того, чтобы вместить растущее население. (Так например до образования Израиля жителям Ум эль Шахм принадлежало 150 тысяч дунамов земли. Сегодня вся площадь города составляет лишь 3 000 дунамов. (Здесь следует отметить, что Ум эль Шахм является вторым по величине арабским городом Израиля) (Б.Дубсон Богатство и бедность в Израиле. Москва, 2004 год, с.170)

По данным общественного объединения Хамерказ хаарави летикун, на сегодняшний день израильским арабам принадлежит лишь 3% от земель находившихся в их собственности в 1948 году (и это при том, что с 1948 года арабское население Израиля увеличилось в 6 раз!). В отличие от евреев, арабы в Израиле не могут селится там где они пожелают , хотя они и имеют такие же удостоверения личности как и евреи. Так например арабам из Нацерета пожелавшим приобрести жилье в еврейском городе Нацрат Элите было отказано без объяснения причин. Собственно Нацрат Элит был построен с единственной целью - не допустить расширения арабского Назарета. Аналогичных историй можно привести достаточно.

Лишенные необходимых для развития города земельных ресурсов, арабские населенные пункты Израиля имеют гораздо больше сходства со средневековым гетто нежели с современным городом.

Если арабские города Израиля легко ассоциируются с гетто, то так называемые “незаконые” арабские поселения - это настоящие бантустаны. Жизнь жителей "незаконных" поселений проходит в постоянном страхе, поскольку в любой момент может нагрянуть полиция при поддержке бульдозеров и снести их лачуги (разумеется без всяких компенсаций и альтернативного жилья). Об элементарных, необходимых для жизни условиях здесь и вовсе говорить не приходится. Электричество, водоснабжение,подъездные дороги, медицинское обслуживание здесь отсутствуют вовсе.

Для полноты картины следует заметить, что незаконным строительством заняты не только арабы, но и евреи. Но, в отличие от арабов, жители еврейских незаконных поселений не боятся выселения, строят добротные дома, обеспечены водой, электроэнергией и подъездными дорогами. Нетрудно догадаться кто так усердно заботится о еврейских поселенцах, ведь еврейское незаконное строительство - это часть государственной политики призванной согнать арабов с их земель.

Другим аспектом дискриминации арабского населения в Израиле является сфера занятости.

Заработная плата арабов в Израиле по различным оценкам на15- 35% ниже чем у евреев (Б.Дубсон Богатство и бедность в Израиле. Москва, 2004 год, с.179). Со дня образования государства Израиль и по сегоняшний день вы не найдете ни одного араба в крупнейших государственных компаниях страны, таких как электрическая, водная или Эль Аль. Едва ли вы найдете хотя бы одного араба и в большинстве министерств Израиля, а если и найдете, то скорее всего в качестве уборщиков или мелких служащих. Не лучше обстоит дело и в судебной системе страны. Так например на весь юг Израиля где арабы (бедуины) составляют 50% от всего населения этой части страны, есть только один судья-араб.

Областью занятости дискриминация арабского населения Израиля не исчерпывается.

Буквально на каждом шагу израильские арабы подвергаются особой проверке не только в аэропортах и крупных государственных учреждениях, но по сути в любом общественном месте: в магазинах, общественном транспорте, на входе в больницы и учебные заведения.

Арабский акцент или характерная внешность являются достаточным поводом для тщательных и унизительных проверок а порой и задержания арабов.

Надписи "Смерть арабам" или "нет арабов - нет террора" месяцами, а то и годами, "украшают" стены вдоль центральных автострад и улиц центральных городов страны. (То ли дело если бы аналогичная надпись появилась в адрес евреев. Надо полагать полиция бы тут же приняла все необходимые меры.) Неудивительно поэтому, что израильские черносотенцы совершенно уверены в собственной безопасности. Желая нанести друг другу оскорбление посильнее, уроженцы страны-евреи нередко говорят друг другу “твоя мать - арабка” что в свою очередь может вызвать смертельную обиду. В Европе, которую в Израиле любят обвинять в антисемитизме, подобные высказывания наказываются тюремным заключением. Но в Израиле местные расисты могут не только спокойно спать, но и продолжать оскорблять и терроризировать своих сограждан-неевреев, поскольку за всю историю страны в Израиле еще не было возбуждено ни одного уголовного дела по поводу расистских действий или высказываний в адрес арабов или кого бы то ни было кроме евреев.

Система образования также не предпринимает никаких шагов, чтобы изменить ситуацию к лучшему. Антисемитизм в израильских школах выделен едва ли не в отдельный предмет. Израильские школьники сдавая экзамены на аттестат зрелости старательно изучают все разновидности антисемитизма и историю преследования евреев на протяжении веков. Согласно израильскому образованию, гонениям и преследованиям подвергались исключительно евреи и следовательно расизм и ненависть на национальной почве могут быть только по отношению к евреям. С таким образованием от будущих граждан страны ничего хорошего ждать не приходится.

Граждане страны, выражающие свою солидарность с палестинцами, автоматически попадают под пристальный контроль местных спецслужб (главной целью которых является не столько борьба с террором, сколько не допустить объединения арабов и евреев), а местные СМИ (старательно создающие образ арабов как потенциальных террористов) изображают этих людей как пособников террористов.

Справедливости ради следует заметить, что израильская система апартеида действует не только в отношении арабов и неевреев но также и в отношении самих евреев. Еще до образования государства Израиль в самые трагические для европейского еврейства времена 2-й мировой войны сионисты занимались не спасением своих собратьев в Европе, а делением всех евреев на кошерных и некошерных. Наиболее ярко такой подход проявил себя в отношении венгерских евреев в годы 2-й мировой войны. Сионисты не только никак не помогли венгерским евреям но и всячески способствовали нацистам в депортации местной еврейской общины в Освенцим. Руководил депортацией адвокат Резо Кастнер- сионистский фанатик и личный друг Адольфа Эйхмана.

"Его не интересовали старые евреи или те, кто ассимилировался в венгерском обществе. Но он был невероятно настойчив в спасении биологически ценной еврейской крови, т.е. человеческого материала, который был способен к размножению и тяжелой работе. "Всех других вы можете взять себе,"- говорил он мне, "но вот эту группу оставьте мне""- писал о своем друге и соратнике Адольф Эйхман". (Евгений Хайкин. "Еврейский Муссолини" и другие сионо-фашисты)

Мировоззрение и деятельность Кастнера целиком разделял и израильский суд, оправдавший этого нацистского пособника после войны:

"Большинство венгерских евреев не представляли никакой ценности для будущего Сиона, потому что они были ассимилированы. В своем решении Суд с одобрением цитировал слова Кастнера: "Венгерские евреи были ветвью, которая давно засохла" и сходное с этим "живым описанием" другое: "Большая еврейская община в Венгрии была лишена какой-либо еврейской идеологии""… (Евгений Хайкин "Еврейский Муссолини" и другие сионо-фашисты)

Подобно нацистам, которые рассматривали Восточную Европу и Россию как объект колонизации, а население этих стран - как недочеловеков, предназначенных для порабощения или уничтожения, так и сионисты до сих пор рассматривают Палестину как объект еврейской колонизации, а арабов и неевреев - как источник дешевой рабсилы или же категорию для депортации.

Нацисты превратили весь свой народ в пушечное мясо. Сионисты же превратили весь свой народ в пушечное мясо поделив при этом всех евреев на сорта. Если в евреях Северной Африки сионисты видели замену дешевому труду изгнанных в 1948 году палестинских арабов, то к уроженцам СССР сионистская клика испытывает откровенную, паталогическую и нескрываемую ненависть.

Ненависть к стране чья армия спасла от уничтожения миллионы евреев, стране, чьим оружием воевал Израиль в первую арабо-израильскую войну, стране, которая первой признала государство Израиль и лоббировала в ООН признание Израиля -характерная черта сионизма. Эта ненависть объясняется в первую очередь тем, что для сионистов нет большего греха, нежели принадлежность к другой культуре, адаптация в другом обществе - все то, что в извращенном сионистском сознании ассоциируется с ассимиляцией. У сионистов вызывает ярость один лишь факт того, что советские евреи в СССР достигли наибольшего успеха и в сфере образования и в сфере науки, став, несмотря на все минусы советской системы, важной составляющей интеллектуальной и творческой элиты советского общества. По степени успеха достижения советских евреев могут быть сопоставимы лишь с теми культурными достижениями которых достигла еврейская община в Испании в 12-14 веках. Успех советских евреев всегда был вызовом сионизму так как на фоне успеха советских евреев убожество сионизма видится особенно четко. Именно этим фактором и объясняется особая ненависть сионистов к советскому Союзу в целом к России и советским евреям в частности.

Так например в 1949 году - всего лишь через год после образования государства Израиль, израильские спецслужбы завели досье на всех евреев-офицеров советской армии от лейтенанта и выше.

Следует отметить, что в это время в Израиле царил голод и лишь германские компенсации спасли страну от голодной смерти. Германских компенсаций вполне бы хватило на обустройство в Израиле евреев со всего мира. Однако сионисты использовали эти деньги на подготовку взрывов в синагогах Багдада и общественных местах египетской столицы с тем, чтобы заставить местных евреев эмигрировать в Израиль, на слежку за советскими евреями и подготовку новых войн, в то время как завезенные в Израиль еврееи Северной Африки ютились в палатках пустыни Негев без воды, продовольствия и медикаментов.

Апартеид по отношению к евреям нашел свое выражение, прежде всего, в создании целой системы гетто по типу черты оседлости в его современном варианте. Эти гетто под видом городов развития предназначенны для граждан второго сорта – евреев, которые не соответствуют канонам сионистской доктрины. Неугодные граждане страны из числа евреев не только рассматривались сионистской элитой в качестве граждан второго сорта, но вдобавок ко всему класифицировались, как потенциальная угроза сионистскому государству.

В годы т.н. "Большой Алии"- массовой эмиграции евреев СССР в начале 90-х, все новоприбывшие подвергались допросу спецслужб прямо в здании Аэропорта. Иными словами, досье было заведено в течении короткого периода времени как минимум на 100 тысяч новых граждан страны. Об общем числе этих досье знают только спецслужбы.

Можно лишь предположить, что если за годы правления фашистского режима в Португалии правившего страной полвека, политическая полиция этой страны завела на своих граждан 4,5 милиона досье при населении 8 милионов человек, израильские спецслужбы ненамного отстали от своих португальских коллег только по причине меньшего числа населения в Израиле.

Впрочем одними досье дело не ограничивается. Неугодных граждан подвергают откровенной травле, причем не только отдельных граждан но и целые общины. В этой травле особая роль принадлежит находящимся на содержании у сионистов СМИ. Еще в 1948 году газета "Хаарец" (при каждом удобном случае заявляющая о своей приверженности демократии) писала о мароканских евреях:

"У прибывающих сегодня в Израиль репатриантов нет никакой культуры и никакого понятия о жизни в современном обществе. По своему уровню развития они стоят даже ниже арабов. У них нет навыка к систематическому труду. У нас есть обязанность принимать репатриантов из Польши, Чехословакии, Венгрии, Румынии. По отношению к репатриантам из стран Северной Африки у нас таких обязанностей нет" (Ха-Арец 1949 год цит. по: Марьян Беленький. Равные и более равные).

В начале 90-х эти же СМИ создали образ эмигрантов из России как "массы" алкоголиков и проституток . В 1995 году Ора Намир - министр труда и соцобеспечения в правительстве нобелевских лауреатов Рабина и Переса - публично выступила с обвинениями в адресс русских иммигрантов из СССР, назвав всю русскоязычную общину сборищем алкоголиков, извращенцев, проституток и воров. В любом нормальном государстве за подобные высказывания любой министр не только лишился своего поста но и предстал бы перед судом. В Израиле же никакой реакции на эти гнусные инсинуации не последовало ни со стороны правительства, ни со стороны СМИ, ни со стороны политически активной части общества. Сама же автор этих расистских высказываний как ни в чем не бывало продолжила свою политическую карьеру в качестве израильского посла в Китае. Выступление Намир было по сути выражением поддержки израильским правительством травли иммигрантов из СССР-СНГ в Израиле.

Что уж тогда говорить о бытовом насилии на расовой почве которое во всю процветает в Израиле. Результаты молчаливой поддержки правительства и властных структур не заставили себя долго ждать. В 1998-99 годах по данным обьединения ЛаМерхав в школах израильского города Беер-Шевы были зарегестрированны 146 случаев проявления расизма. Несколько детей эмигрантов покончили жизнь самоубийством не выдержав издевательств одноклассников. Местные власти и министерство образования квалифицировали самоубийства детей как частный случай. Апогеем же террора против русскоязычных эмигрантов стало убийство израильскими расистами в 1999 году русскоязычного солдата Яна Шапшовича (его брат тяжело ранен). Убийцам не понравилось что молодые люди говорили между собой по-русски. Желание пообщаться со своими сверстниками на родном языке стоило Яну жизни. В январе 2000 года мировой суд Беер-Шебы оправдал убийц Яна, выразив таким образом свою солидарность с расистскими выродками. Это лишь наиболее вопиющие случаи проявления расизма.

Помимо всего прочего, русскоязычные эмигранты не торопятся обращаться в полицию в случае необходимости, опасаясь стать жертвой стражей порядка. Физическое насилие - не единственное проявление расизма по отношению к новым иммигрантам. Заработная плата иммигрантов составляет едва ли половину от зарплаты коренных жителей, выполняющих ту же работу. Число иммигрантов, занятых на государственных должностях, едва ли составляет 3%.

Особая тема - судьба иностранных рабочих в Израиле.Нигде в мире иностранные рабочие не подвергаются такому издевательству и бесчеловечным условиям труда и жизни, как в Израиле. В начале 90-х Израиль превратился в настоящий рынок рабов. Рабочие из Таиланда, Румынии, Болгарии, стран Африки не имели в это время не только элементарных гражданских прав, но даже более или менее человеческих условий существования. Заработная плата иностранных рабочих составляла в три раза меньше установленного минимума при ненормированном рабочем дне. Зачастую жилищем для этих несчастных служили складские помещения. Нередко завоз гастарбайтеров осуществлялся местными властями в партнерстве с международной мафией.

Лишь многочисленные протесты со стороны правительств стран, граждане которых работали в Израиле, и страх местного истеблишмента перед международным скандалом заставили сионистский режим несколько ограничить произвол израильских работорговцев и рабовладельцев. К сожалению подобные протесты крайне редки. Большинство стран Запада, и в первую очередь, США продолжают оказывать Израилю массированную поддержку - от политического лоббирования до поставок военного снаряжения.

Именно благодаря этой поддержке сионистский режим может открыто смеяться в лицо международному сообществу называя себя единственной демократией на ближнем Востоке.

Влад Ривлин

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»