«Последние инициативы России в отношении Ирана, по сути, преступны»

К оглавлению самого интересного

Как стало известно, Россия готова поддержать проект резолюции СБ ООН, который предполагает введение новых «нетравмирующих» санкций в отношении Ирана. Я уже говорил о том, что Москва считает Иран разменной картой в отношениях с Соединенными Штатами. Вообще, внешняя политика — это вещь достаточно циничная, а прагматизм у нас сейчас и вовсе объявлен главной ее целью. Это декларированный принцип.

Пока мы размениваем Иран на «улыбки»

Наверное, ничего такого уж запредельного в этом нет. Вопрос в том, на что мы размениваем Иран и каково соотношение наших затрат и того результата, который мы получим. Пока мы размениваем Иран на «улыбки». Все, что мы имеем от США,— это «улыбки». К «улыбкам» относится договор СНВ, якобы «сдержанность» Вашингтона на постсоветском пространстве и готовность ограничить свои усилия по расширению НАТО. Потому что это США сейчас ненужно и невыгодно. Я не думаю, что если бы мы не сдавали США наших потенциальных партнеров и союзников, то Вашингтон назло нам начал бы действовать вопреки своим интересам и своему пониманию ситуации.

Истерия вообще американской политике не свойственна. А если бы была, то нам от этого было бы только лучше. Это было бы просто замечательно, если бы американцы действовали вопреки своим интересам. Россия всегда исходила из тезиса, который никто не опроверг, о том, что санкции против Ирана неэффективны. Причем ни в каком смысле: ни с точки зрения политической, ни с точки зрения решения задачи прекращения иранской ядерной военной программы. Если таковая вообще есть, потому что никакие доказательства ее существования пока не представлены. Так что вся эта возня носит абсолютно антиправовой характер.

С точки зрения международного права есть очень серьезные претензии к США

В международном праве нет никаких оснований для выдвижения претензий к Ирану. Зато с точки зрения международного права есть очень серьезные претензии к Соединенным Штатам. А также ко многим государствам, которые являются союзниками США. Получается, что Россия последовательно портит отношения со стратегическим партнером в важнейшем регионе, не добиваясь ничего, кроме светской благосклонности американских партнеров. Это уже не первый случай в российской политике. Но мне еще некоторое время назад казалось, что Россия больше не способна проводить такую политику. Оказалось, я недооценивал наши «творческие возможности».

Второй важный момент касается конкретики этих санкций. Да, РФ упирается и хочет принятия именно «нетравмирующих» санкций, а ЕС и США настаивают на санкциях «травмирующего» характера. Таким образом, у нас появилось новое поле конфликта. Кстати, это доказывает то, что мы ничего от этого не получили. Теперь на нас будут косо смотреть еще и потому, что мы мешаем принимать травмирующие санкции.

Даже ельцинская власть таких вещей себе никогда не позволяла

Что касается поставок в Иран российских ракетных комплексов С-300, которые могут попасть под запрет в связи с принятием одобренной нами резолюции, то контракт на такую поставку уже заключен, подписан и оплачен. На международных рынках оружия наша страна имеет позицию и влияние только по одной причине: наше оружие давно уже не сильно дешевле и не намного эффективнее (мягко говоря) по сравнению с тем, что предлагают наши основные конкуренты. Серьезные страны, приобретающие оружие, покупают не железо, а партнерство и безопасность. Иногда вообще безопасность «под ключ». Но так или иначе важнейшим основанием для покупки является независимость, неизменность и надежность поставщика. Россия – единственная страна, которая может поставлять современное вооружение без разрешения США и вопреки их желанию. Оставаясь при этом в рамках международного права.

Следует заметить, что поставляемые нами в Иран вооружения носят абсолютно оборонительный характер. Это системы ПВО и ПРО, то есть системы защиты неба. Причем С-300 — это специально экспортоориентированная система. У нее ограниченный по сравнению с другими системами радиус действия, чтобы не вызывать чрезмерных опасений у соседей.

Дело даже не в том, что мы отказываем Ирану в защите. Мы отказываемся от своих позиций на рынках вооружений. В тот момент, когда они и так становятся все более уязвимы. На самом деле это решение, на которое было неспособно даже ельцинское правительство. Даже ельцинская власть таких вещей себе никогда не позволяла. А если и позволяла, то втихую и в рамках теневого размена с американцами и частных договоренностей. Но отнюдь не как декларированную, подписанную и обнародованную публичную позицию. Это будет настоящая катастрофа для российского экспорта вооружений, если это все произойдет. Я всегда старался проявлять сдержанность, но мне кажется, что последние инициативы России в отношении Ирана, по сути, преступны в отношении интересов РФ. Это преступление. Уж не знаю, тяжкое оно или нет — жизнь покажет.

Источник: KMnews
Михаил Леонтьев
Тележурналист

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»