"Голубой" шпион, который так и не получил Золотую Звезду

К оглавлению самого интересного

В объятия советской разведки британского джентльмена толкнуло одиночество и снобы из родного ведомства

Джон Вассалл - не первый и не последний завербованный таким способом агент.

12 апреля 1956 года необычно ранний телефонный звонок разбудил резидента КГБ в Англии Николая Борисовича Родина. Подняв трубку, генерал услышал условную фразу. Агент «Оскар Уайльд» вызывал своего оператора на экстренную встречу.
Офицер резидентуры, он же личный шофер, взял Родина на борт служебного «ягуара» у его дома на Холланд Парк и, сделав проверочный «круг почета», высадил на Баркли-сквер.
Неспешной походкой столичного аристократа, проделывающего утренний променад, генерал двинулся вдоль книжных магазинов, то останавливаясь у витрин, то заходя внутрь якобы для ознакомления с новинками печатной продукции. Наконец он вошел в самый известный в Лондоне букинистический магазин и затерялся среди стеллажей. Место, со всех точек зрения удобное для проведения моментальных конспиративных встреч с агентом: можно, не привлекая внимания, стоя по разные стороны книжной полки, переброситься парой фраз, понятных только посвященным, принять сообщение или в книге передать инструкции.
Взволнованный вид «Уайльда» свидетельствовал, что произошло нечто запредельное...

ТИПИЧНЫЙ АНГЛИЙСКИЙ ДЖЕНТЛЬМЕН

«Оскар Уайльд», в миру Уильям Джон Кристофер Вассалл, родился в Англии в семье священника. Окончив в 1941 году частную школу в Хэрроу, он некоторое время служил в банке, затем работал в Адмиралтействе – так в Англии именуется Министерство военно-морских сил, откуда в 1954 году был направлен в посольство Великобритании в Москве. Несмотря на скромную должность, Вассалл имел неограниченный доступ к секретным документам всего военно-морского атташата.
Конфуз был так велик, что навсегда отказались от засылки шпионов-парашютистов на территорию Советского Союз

В условиях холодной войны, боязни подвохов со стороны КГБ жизнь одинокого холостяка в Москве была такой же пресной, как и всех других иностранцев, пока он не попал в поле зрения Комитета госбезопасности. Выйти на Вассалла сотрудникам Второго главка (контрразведка Союза) помог некто Феликс, советский гражданин, предоставленный посольству Управлением по обслуживанию дипкорпуса и работавший на технической должности. Выполняя наше задание по изучению вновь прибывших в посольство сотрудников, Феликс подружился с Вассаллом и тут же распознал в нем пассивного гомосексуалиста, ибо сам нередко разнообразил свой досуг порочными забавами с извращенцами.
Через некоторое время Феликс вывел (разумеется, по заданию своего оператора) англичанина в свет, приобщил к изысканной кухне московских ресторанов «Арагви» и «Армения» и познакомил со своим другом Натаном, активным гомосексуалистом.
С Натаном жизнь Джона приобрела особую пикантность, которой ему так не хватало все время пребывания в чужом городе.

Друзья шиковали в ресторанах, гуляли на квартирах у заматеревших голубых, где менялись партнерами так же легко, как опорожняли ящики шампанского, – все было оплачено и освящено высшим руководством советской контрразведки, более того, все снималось фотокамерами. Вокруг медоносного цветка вился рой ненасытных шмелей – секретных помощников КГБ, – наполняя соты-файлы ведомства информацией, которую предполагалось использовать в час «Ч», когда будет отыгран первый акт. И час пробил, но...
Совершенно непредвиденное противодействие привлечению иностранца к негласному сотрудничеству руководство Второго главка встретило в лице... новоиспеченного главы КГБ генерал-полковника Серова.

Рубака-фронтовик, к тому же бытовой алкоголик, Иван Серов в 1954 году стал первым председателем Комитета госбезопасности благодаря дружбе с восходящей звездой на советском политическом небосклоне Никитой Хрущевым. Последний на опыте своего бывшего друга и соратника Лаврентия Берия знал, какая мощь сосредотачивается в руках одного человека, по должности отвечающего за государственную безопасность. И не важно, что его мыслительные способности на уровне сержанта-сверхсрочника, главное – свой в доску!
Потребовалось несколько месяцев титанических усилий, чтобы убедить Серова в целесообразности установления агентурных отношений с Вассаллом ввиду его неограниченных возможностей по добыванию оперативно значимой информации. Генерал буквально впадал в истерику при одном упоминании о гомосексуалистах, которых в те времена называли не так романтично, как сегодня. Первый и последний аргумент сановного держиморды звучал так: «Мне только пидоров не хватало в моем ведомстве!»

Одним из первых своих циркуляров в должности председателя Серов категорически запретил привлекать женщин для оперативной работы в КГБ. Их разрешалось использовать в качестве приманки и лишь иногда для вербовки других женщин. Но не более того. Можно представить, каково было его предубеждение против голубых, если даже женщин он рассматривал как ущербную материю!
Пытаясь склонить Серова к принятию их точки зрения, подчиненные председателя, поднаторевшие в вербовочных делах, ссылались на исторические примеры.
Вспомнили действовавшего под руководством разведки Генерального штаба царской армии секретаря российского посольства в Лондоне Козелл-Поклевского. Именно благодаря его усилиям и интимной дружбе с английским королем Эдуардом VII состоялось заключение англо-российского соглашения в августе 1907 года, нормализовавшее все связи между двумя державами. До подписания договора отношения России с Англией были довольно натянутыми, если не сказать враждебными...
Не забыли упомянуть и знаменитого полковника Редля, в течение ряда лет передававшего России сверхсекретные сведения о военных приготовлениях Австро-Венгерской империи, и авантюриста международного масштаба Манасевич-Мануйлова, причастного к формированию нашей агентурной сети в ряде стран Западной Европы, и многих-многих других...
Даже ссылки на последние открытия ученых-естествоиспытателей, свидетельствовавшие, что гомосексуалистами, как и левшами, люди рождаются, а не становятся вследствие империалистического образа жизни, на Серова не действовали.

Ситуацию удалось переломить лишь после того, как разработчики намекнули председателю о возможном назначении англичанина в штат разведывательного управления Министерства военно-морских сил Великобритании по возвращении на родину...
Вербовку «в лоб» проводил лично начальник Второго главка КГБ генерал-лейтенант Олег Грибанов. Волкодав контрразведки исполнил свою партию в стремительном темпе. Не тратя времени на увертюру, он сразу показал Вассаллу фотографии, на которых тот был запечатлен со своими партнерами, мягко выражаясь, в неожиданных ракурсах. Предупредил, что все материалы могут быть переданы английской службе безопасности. Но и это еще не все. Фото могут случайно оказаться в почтовом ящике матери и его друзей, если Джон не согласится сотрудничать с самой гуманной в мире организацией, чьи сотрудники известны чистотой своих рук, горячими сердцами и холодными головами...
Режиссеры-постановщики вербовочного спектакля несколько переборщили в своих стараниях подавить волю эстетствующего педераста: после беседы Вассалл был настолько морально раздавлен, что чуть не пустил себе пулю в лоб из табельного оружия. Вторым после самоубийства им рассматривался вариант явки с повинной к послу...

Вот тут-то и появился на авансцене отошедший было в тень Феликс. Выслушав приятеля, он посоветовал не драматизировать ситуацию, ибо жизнь прекрасна, а самое плохое в ней то, что она проходит. Ничего страшного не случится, если Вассалл войдет в контакт с органами, разумеется, не для того, чтобы заниматься шпионажем, да еще и против горячо любимой Великобритании. К тому же ему скоро уезжать, зачем омрачать последние месяцы?!
Вскоре в кабинете Вассалла раздался звонок и знакомый голос предложил встретиться за бутылкой вина, поболтать о жизни. Иностранец приглашение принял.
На последовавших после первой встречах вербовщики умело сняли горький осадок, оставшийся от первой конфронтации, сыграли на самолюбии, внушив Вассаллу мысль, что его мнение по вопросам международной политики может представлять большую ценность, нежели мнение военного атташе или даже посла. Рюмка за рюмкой, мнение за мнением – и новые знакомые становились все приятнее и ближе. Надо же, как был прав Феликс, говоря о том, что жизнь прекрасна! Появились мелкие подарки, потом более крупные, затем денежная помощь.
От видения глобальных политических проблем перешли к конкретным характеристикам на сослуживцев Вассалла, затем к обсуждению рабочих документов, ложившихся на стол англичанина...
В сентябре 55-го, за полгода до убытия в Англию, Вассалл приступил к откровенной передаче секретных документов на явочных квартирах КГБ.

По возвращении в Лондон Джон Вассалл, ставший к тому времени «Оскаром Уайльдом», действительно был распределен в разведуправление ВМС Великобритании.
Вслед за этим он был принят на личную связь нашим резидентом в Англии генералом Николаем Родиным, что само по себе свидетельствовало о значении, которое придавалось работе с англичанином. Никчемный мелкий клерк имел неограниченный доступ к сведениям, представлявшим не то что военную – государственную тайну!

Жизнь Вассалла превратилась в нескончаемый праздник. Эх, если бы еще не надо было передавать «Григорию» – рабочий псевдоним Родина – секретные сведения! Но, с другой стороны, на какие деньги тогда содержать роскошную квартиру в фешенебельном районе Лондона на Дофин Сквер и два авто, заказывать костюмы у самых модных портных, посещать дорогие рестораны и, конечно же, оплачивать великосветских сексуальных партнеров, которых Вассалл ангажировал на за умопомрачительные суммы на уик-энд. Особо понравившихся он брал с собой в заграничные турне.
...Первую встречу с агентом «Григорий» провел в Лондоне на станции метро «Финчли Роуд» в конце марта 1956 года. Вторая встреча была запланирована через месяц, но чрезвычайные обстоятельства заставили «Уайльда» дать о себе знать много раньше...

ПРЕМЬЕР-НЕПОСЕДА

Как засидевшаяся в девках дурнушка бросается в загул – так Никита Хрущев, ощутив под ногами твердь единоличной власти, пустился в заграничные вояжи.
Антони Иден, министр иностранных дел, а затем премьер-министр Великобритании, как-то прорицательно заметил: чем хуже идут дела у лидера внутри государства, тем настойчивее он рвется на международный простор, становясь фактическим главой внешнеполитического ведомства.
За восемь лет бесконтрольного правления Хрущев побывал в тридцати двух странах всех континентов, кроме Австралии и Антарктиды. В некоторых – дважды, трижды. Шестьдесят четыре рабочих, дружеских, официальных и государственных визита. Конвейер. Прибавьте к этому ответные визиты в СССР иностранных государственных деятелей – станет ясно, что наш лидер не щадил себя, работая на износ во имя международной солидарности трудящихся. Когда уж думать о благосостоянии собственного народа – дай бог успеть сменить носки перед свиданием с принцессой Датской...
Никогда еще главам иностранных государств не доводилось принимать столь многолюдных делегаций, как те, что прибывали с советским лидером. В поездках председателя Совета Министров СССР сопровождали члены правительства, многочисленная челядь, охрана, журналисты, советники, консультанты и... родственники. Причем количество последних, как правило, соответствовало числу официальных членов делегаций.

Знай наших, господа империалисты!
В страны идеологических и военных противников он прибывал на военных кораблях или на построенных специально под него и свиту яхтах. Нетрадиционный способ передвижения имел свою предысторию.
В 1953 году американцы обнаружили в кабинете посла Соединенных Штатов в Москве уникальной конструкции микрофон, который в течение восьми лет исправно поставлял нам сверхсекретную информацию.
Опасаясь, что за время, прошедшее с момента разоблачения чудо-микрофона, западным спецслужбам удалось не только сделать с него копии, но и внедрить их в здания наших заграничных дипломатических представительств, Хрущев принял решение никогда там не останавливаться, проводя совещания с послами и ночуя на плаву...

И вот теперь за два дня до прибытия Хрущева в Англию на борту крейсера «Орджоникидзе» наш резидент принял сообщение, что по заданию Сикрет Интеллидженс Сервис под военный корабль для совершения каких-то манипуляций должен нырнуть ас диверсионных операций майор Лайонел Крэбб.
Надо сказать, что в те годы «Орджоникидзе» был самой современной боевой единицей, бороздившей воды Мирового океана. Он был оснащен новейшим противолодочным и противоминным оборудованием. Возможно, оно-то и заинтересовало англичан. Как бы там ни было, председатель КГБ Иван Серов, получив информацию от Родина, не преминул шепнуть Хрущеву, что на него готовится покушение. Благо, основания для такого заявления имелись: 29 октября 1955 года был взорван и пошел ко дну со всем экипажем линкор «Новороссийск». Одной из версий, обсуждавшихся в Кремле, была версия о мести итальянских диверсантов. Линкор, известный во время войны как «Джулио Чезаре», находился на вооружении ВМС Италии и нам достался в счет репараций.

Сигнал, поступивший от «Уайльда», немедленно был взят в работу. В Портсмут из Мурманска на подводной лодке доставили отряд «Барракуда» – диверсантов-подводников экстра-класса, которым предстояло нести круглосуточное дежурство по периметру крейсера.
Неизвестно, чем закончилась боевая вахта наших аквалангистов, но Крэбб на берег Англии никогда более не ступил.
В итоге мы заявили решительный протест, Хрущев спешно прервал визит, выставив англичан на весь мир негостеприимными хозяевами, а премьер-министру Англии пришлось публично извиняться в парламенте...

КАНДИДАТ В ГЕРОИ
Коль скоро сигнал нашего «крота» в системе военно-морского министерства нашел подтверждение, встал вопрос о награждении всех сопричастных. Серов, Родин и «Барракуды» получили ордена. Вопрос о поощрении первоисточника, Джона Вассалла, оставили решать лично Никите Сергеевичу.
Со словами «Благодаря ему, мы умыли, нет, мы уели, этих лицемеров англичан!» Хрущев, импульсивно щедрый на раздачу высших наград СССР иностранцам распорядился о присвоении звания Героя Советского Союза Джону Вассаллу.
Серов вкрадчиво заметил, что даже Ким Филби еще не удостоен этой чести, да и вообще, Никита Сергеевич, болен он, этот Джон...
– Что за болезнь?
– Хроническая педерастия, Никита Сергеевич...
– Ну тогда поощрить деньгами – пусть лечится...
На протяжении почти четырех лет Вассалл передал «Григорию» тысячи совершенно секретных документов.
Английская контрразведка (МИ5) взяла Вассалла в разработку после того, как майор КГБ Анатолий Голицин, в 1961 году сбежавший на Запад, сообщил, что в Адмиралтействе есть некий гомосексуалист, который работает в пользу СССР. Следователи МИ5 быстро вышли на след Вассалла, и 12 октября 1961 года он был арестован.
На допросах и суде Вассалл ничего не утаивал. Однако, как говорится, чистосердечное признание облегчает душу, но удлиняет срок: Джон получил 18 лет тюрьмы. Там он времени зря не терял и написал мемуары, в которой обвинил во всех своих бедах чопорных и холодных английских дипломатов, изгнавших его из своей среды и буквально толкнувших в объятия «голубых»...

Игорь Григорьевич Атаманенко - писатель, историк спецслужб
http://nvo.ng.ru/spforces/2010-06-04/12_vassall.html

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»