«Неповторимые черты русской цивилизации»

К оглавлению самого интересного

Прежде всего надо определиться в понятиях. По-настоящему вопрос о существовании русской цивилизации до 80-х годов не изучался вообще. Не существовало и самого термина «русская цивилизация». Николай Яковлевич Данилевский ввел термин «славянская цивилизация», однако понятия, которые он в него вкладывал, позволяют говорить, скорее всего, о русской цивилизации. Именно Данилевский задолго до Тойнби научно разработал теорию культурно-исторических типов, каждый из которых имеет самобытный характер. Русская цивилизация – одна из многих цивилизаций, существующих на Земле.

Цивилизация вообще – это главная форма человеческой организации пространства и времени, воплощенная в определенных началах, выражающих духовное существо народов. Каждая цивилизация – это замкнутое духовное пространство, духовная общность, которая существует и в прошлом, и в настоящем, и одновременно обращена в будущее. Она обладает определенными качественными характеристиками, по которым ее можно классифицировать, имеет определенные признаки и определенную шкалу координат. Особо хотелось бы отметить, что разделение человечества на цивилизации имеет не меньшее значение, чем разделение его на расы. Если расы – это распределение групп людей по физическим признакам, то цивилизации – это разделение людей по духовным признакам. Если раса различается по цвету кожи, строению волос и другим физическим признакам, то народы, относящиеся к той или иной цивилизации, разделяются по определенным духовным признакам и установкам, а также по психическим и психологическим признакам.

Идея создания учения о цивилизации принадлежит нашему великому русскому ученому Николаю Яковлевичу Данилевскому. До него господствовало представление, что человеческое общество развивается во всех странах одинаково, как бы линейно вверх – от низших форм к высшим. Сначала были Индия и Китай, потом высшие формы развития перешли в Грецию и Рим, а затем получили окончательное завершение в Западной Европе. Эти представления были рождены на Западе, т. е. Запад как бы принимал эстафету мирового развития, объявляя себя высшим выражением мировой цивилизации. Все многообразие культурно-исторических типов рассматривалось в рамках единой цивилизации. Эти ошибочные представления Данилевский убедительно опроверг. Он показал, что развитие идет не линейно, а в рамках целого ряда культурно-исторических типов, каждый из которых является по отношению к другим замкнутым духовным пространством, и оценивать его можно по его внутренним, присущим только ему критериям. Согласно теории Данилевского, существует целый ряд культурно-исторических типов, и каждый из них, являясь замкнутой духовной общностью, развивается по собственной шкале координат. Соответственно, попытка навязать одной цивилизации шкалу координат другой ведет к разрушению этой цивилизации, а попытка подвести все цивилизации, существующие на Земле, к шкале координат одной цивилизации (прежде всего западной) неминуемо ведет к деградации человечества. Все эти главные понятия дают нам возможность подойти к пониманию рассмотрения собственно русской цивилизации.

Русскую цивилизацию можно рассматривать как замкнутую духовную общность, целостное развитие духовно-нравственных и материальных форм жизни русского народа, определивших его историческую судьбу и сформировавших национальное сознание. Эти формы жизни, которые мы именуем русской цивилизацией, прослеживаются по историческим источникам примерно с середины I тысячелетия н. э. Однако мои исследования в этой области показывают, что мы можем говорить о зарождении славяно-русской цивилизации еще во II тысячелетии до н. э.

Если посмотреть через научный телескоп на русскую цивилизацию, то при первом приближении мы можем отметить, что существует ряд неких характеристик, которые не присущи другим цивилизациям. Это – такие формы, как православная этика, русская икона, церковное зодчество; такие понятия, как нестяжательство и добротолюбие, и, наконец, такие формы организации, как община и артель. В этой структуре бытия главным становится не вещь, не потребление, а стремление к совершенствованию, преображению души, а духовно-нравственные мотивы жизни занимают приоритетные позиции по отношению к материальным формам жизни. Но это – только самое общее представление о русской цивилизации. Чтобы понять истинную сущность русской цивилизации, надо наш научный телескоп направить так, чтобы увидеть внутренние духовные основы русской цивилизации.

Православие как духовно-нравственное ядро русской цивилизации

Без понимания православия невозможно осознать значение русской цивилизации, Святой Руси, хотя следует помнить, что оно не сводится к чистой церковности и образцам древней русской святости, но гораздо шире и глубже их, включая всю духовно-нравственную сферу жизни русского человека, многие элементы которой возникли еще до принятия христианства. Православие венчало и упрочило древнее мировоззрение русского народа, придав ему более утонченный и возвышенный характер.

Русское православие – прежде всего добротолюбие. Любить добро – главное для истинного православного. Такое отношение к вере идет из глубины русского национального сознания, согласно которому человек по природе добр, а зло в мире – отклонение от нормы. Обращаясь к истокам, мы можем отметить, что это нравственное начало преобладало в древнем мироощущении наших предков. В древних русских воззрениях отчетливо пробивается мысль о совершенствовании, преображении души человека на началах добра и лада. Русское православие родилось как живая вера, состоявшая в единстве религиозного чувства и деятельности. Конечно, русское православие с самого начала есть соединение православных людей, принимавших всю обрядово-догматическую сторону веры, но этим оно не ограничивается. Русское православие – не только религиозная система, но и состояние души: духовно-нравственное движение к Богу, включающее все стороны жизни русского человека – государственной, общественной и личной. Русское православие развивалось вместе с национальным сознанием и национальным духом русского человека. По мере возвышения национального духа возвышалось православие, и, наоборот, разложение национального сознания вело к вырождению православия.

Но, чтобы осознать в полной мере суть и особое значение православия в России, необходимо рассмотреть понятие Святой Руси. Именно понятие «Святая Русь» объясняет неповторимые черты русской цивилизации. Святая Русь – особое благодатное свойство русского народа, сделавшее его оплотом христианской веры во всем мире. Жертвенное служение идеалам добра и справедливости, стяжание Духа Святого, устремленность к безгрешности и совершенству сделали русских новым богоизбранным народом. Осознание русским народом своего особого духовного предназначения прослеживается в «Повести временных лет» (XI в.). Причем богоизбранность понимается не как противостояние другим народам, а как особая миссия борьбы с мировым злом, миссия добротолюбия.

Я неоднократно беседовал по этому поводу со своим духовным учителем – Владыкой Санкт-Петербургским и Ладожским Иоанном. Жертвенное служение идеалам добра, правды и справедливости сделали русский народ, говорил Владыка, новым богоизбранным народом.

Святая Русь – четыре основных понятия

Первым понятием, на котором стоит русская цивилизация, можно назвать веру. Именно она определяет правильное направление и развитие жизни. Вне веры человек неполноценен, не может осуществить полную мобилизацию своих духовных сил. Вторым идеалом и критерием русской цивилизации является добротолюбие. Принцип добротолюбия является главным критерием в оценке как святости, так и вообще человеческой жизни. Добротолюбие отмечали еще греческие историки как один из принципов жизни древних русов, древних славян. Многие народы понимали добро и зло как две равноценные силы, которые ведут между собой постоянную борьбу, и где-то побеждает добро, а где-то – зло. Русские славяне считали, что в большинстве случаев добро необоримо; рано или поздно оно победит. И в этом тоже раскрывается принцип добротолюбия.

Следующим идеалом и критерием русской цивилизации можно считать понятие нестяжательства. Оно означает преобладание духовно-нравственных форм жизни над материальными. Нестяжательство, конечно не означает, что русский человек полностью отказывается от материального, но обозначает приоритет в развитии духовных начал человека, отказа от стяжательства, погони за наживой, от стремления построить жизнь исключительно ради получения каких-то благ и комфорта.

Еще одним идеалом русской цивилизации можно считать идеал соборности. Его тоже я глубоко и подробно изучил и проследил. Если сказать коротко, то соборность – это растворение русского человека в Церкви, государстве и народе, это любовь к общим ценностям. Соборность прямо противоположна понятию индивидуализма. Именно здесь и проходит водораздел между пониманием разницы между Западом и Востоком, ибо Запад в основном индивидуалистичен и на этом основывается, а Восток, русская цивилизация, основывается на соборности. Это вовсе не означает, что человек становится рабом. Наоборот, человек может ощутить себя свободным только в понятии соборности. Это – его мир, им он живет, только в этом мире он может полноценно раскрыться и развиваться. Россия сумела создать органичное сочетание единства и свободы, в условиях которого почти каждый русский был строителем великой державы не за страх, а за совесть. Абсолютные ценности, на любви к которым объединялись русские люди, – Бог, Царь, Родина (или, как это звучало в массе, «за Веру, Царя и Отечество»). Таким образом, известная формула «православие, самодержавие, народность» возникла не на пустом месте, а отражала соборные ценности русского народа, возникшие еще в глубокой древности. Эти мотивы звучат в самых ранних произведениях Древней Руси.

Следующим идеалом русской цивилизации следует назвать государственное начало, сильную центральную власть и сильное самоуправление на местах. Одновременно сочетающаяся симфония светской и церковной власти, которая проводит в жизнь главную мысль, что государство, следующее идеалам христианства, должно обязательно слиться с Церковью. И, наконец, еще один идеал, который следовало бы отметить, – это борьба за свою земную Родину, за свое Отечество, которая является начальным движением в Царствие Небесное.

Я очень схематично называю основные идеалы русской цивилизации, но именно они являются той внутренней основой, которая и составляет духовную замкнутую общность, называющуюся русской цивилизацией. Особенно хотелось бы отметить, что в русской цивилизации и в западных цивилизациях сложилось различное понимание т. н. технического прогресса. Русская цивилизация признает, по моему убеждению, только один настоящий вид прогресса – прогресс духовно-нравственного совершенствования человека, преображение его души. Об этом, в частности, говорил граф Уваров, создатель знаменитой триады «православие, самодержавие, народность». Он также отмечал, что западноевропейское понимание прогресса как наращивания товаров и услуг, увеличения количества комфорта в мире постоянно подталкивает человека и создает своеобразный вызов Богу. Фактически это отмечали и славянофилы, и некоторые религиозные философы, например, Франк, который правильно и очень точно сформулировал эту тенденцию. Он сказал, что научно-технологический прогресс – это созревание человечества для Страшного суда. Этому понятию русское миропонимание противопоставляет идею преображения жизни через преодоление греховной природы человека. Епископ Илларион (Троицкий) говорил: «Идеал Православия есть не прогресс, но преображение… Новый Завет не знает прогресса в европейском смысле этого слова, в смысле движения вперед в одной и той же плоскости. Новый Завет говорит о преображении естества и о движении вследствие этого не вперед, а вверх, к небу, к Богу». Единственный путь преображения – в искоренении греха в самом себе: «Не вне тебя правда, а в тебе самом, найди себя в себе, овладей собой, и узришь правду. Не в вещах правда эта, не вне тебя и не за морем где-нибудь, прежде всего в твоем собственном труде над собою». И это я с уверенностью могу назвать реальным итогом развития человека.

Этапы развития русской цивилизации

Весь исторический путь русской цивилизации можно разбить на четыре этапа. Первый этап – зарождение – продолжался примерно со II тысячелетия до н. э. до середины I тысячелетия н. э. Второй этап – становление – с середины I тысячелетия н. э. до 2-й половины XIV в. Третий этап – расцвет – со второй половины XIV до последней трети XVII вв. Четвертый этап – с последней трети XVII в. до наших дней – может быть охарактеризован словом «разрушение» (упадок).

И здесь мне хочется обратить ваше внимание на некоторые исследования, которые я провел, изучая архивы масонских, иудейских и сионистских организаций. Именно с их помощью я смог осмыслить по-новому главное противоречие нашей эпохи. А ее главным противоречием, безусловно, является противостояние цивилизаций. И прежде всего противостояние русской православной цивилизации и западной, которая уже не является христианской с определенного времени. Дело в том, что, начиная с эпохи Возрождения, в западные страны была влита новая духовная струя, принадлежащая Талмуду, талмудическим представлениям о жизни, о развитии. Капиталистические идеи возникли вначале в Италии, а впоследствии проникли и в другие западноевропейские страны. Эта новая струя, которая вошла в западную идеологию, переменила представления многих европейцев. Как справедливо заметил по этому поводу великий русский философ А.Ф. Лосев, именно с эпохи Возрождения осуществляется развертывание и оформление сатанинского духа, ступенями которого являются капитализм и социализм. В конечном счете эти представления встречались в одном темном тоннеле технократического отношения к миру. Огромные богатства жизни в этих представлениях суживаются до примитивных технико-организационных основ материального благополучия, комфорта, вещизма.

Изучать русскую цивилизацию без рассмотрения тех сил, которые ей противостоят, и в столкновении с которыми происходят постоянные катаклизмы в нашем мире, невозможно. Подчеркиваю, что без понимания того состояния борьбы, которое ощущает на себе русская цивилизация, борьбы, которую против нее осуществляет Запад, невозможно понять многие процессы, складывающиеся в самой русской цивилизации. Даже холодная война между «коммунизмом» и «капитализмом» в своей основе носила характер борьбы цивилизаций, ибо многие коммунистические идеи выступили в действительности как извращенный вариант идей русской цивилизации. И сегодня в этом противостоянии русской и западной цивилизаций решается судьба всего человечества, ибо если окончательно победит западная цивилизация, мир будет превращен в гигантский концлагерь, за колючей проволокой которого 80% населения мира будут создавать ресурсы для остальных 20%. Лишенная всяких ограничений, гонка потребления западных стран приведет к истощению мировых ресурсов и гибели человечества.

Шанс на выживание человечеству дают духовные цивилизации, одно из главных мест среди которых занимает русская цивилизация, ориентированная не на агрессивное потребительство и войну всех против всех, а на разумное самоограничение и взаимопомощь. Русская цивилизация была главным препятствием на пути Запада к мировому господству. В течение столетий она сдерживала алчный напор западного потребителя на сокровища Востока. И этим она заслужила особую ненависть западного обывателя. Запад радовался любым неудачам, любому послаблению России. Напор западной цивилизации на русскую цивилизацию осуществлялся постоянно. Это была не свободная встреча двух самобытных сторон, а постоянная попытка западной стороны утвердить свое превосходство. Несколько раз западная цивилизация стремилась разрушить русскую цивилизацию путем военной интервенции (например, польско-католическое нашествие и поход Наполеона), но каждый раз терпела сокрушительное поражение, столкнувшись с могучей, непонятной ей силой, пытаясь объяснить свою неспособность одолеть Россию разными внешними факторами – русской зимой, огромной территорией и т. п.

И все же русская цивилизация разрушена, но не в результате слабости, а вследствие перерождения и национального вырождения ее образованного и правящего слоев. Люди, которые по своей национальной и социальной роли в обществе должны были быть хранителями драгоценного сосуда русской цивилизации, выронили его из своих рук, и он разбился. Это совершили интеллигенция и дворянство, лишенные национального сознания, под воздействием «западного просвещения».

Россия потерянная и обретенная

Роковой особенностью общественной жизни Руси XVII века, ставшей впоследствии главной причиной разрушения русской цивилизации, оказалось пренебрежение своими благими порядками, обычаями, законами, языком, присвоение чужих порядков и чужого языка и желание стать другим народом. Сначала незначительная, а затем преобладающая часть высшего правящего слоя и дворянства России начинает предпочитать народным основам жизни заимствованные преимущественно из Западной Европы формы и представления. Первые известные случаи связаны с попытками проникновения в Россию католической церкви. С легкой руки католических иерархов, потерпевших в России XV в. крушение надежд на господство, создаются мифы о безнадежной темноте и невежестве русских, сыгравшие свою роль в становлении правящего класса западнорусских земель, находившихся тогда под литовско-польской оккупацией. Отрицание народной культуры как явление широко проявилось со 2-й половины XVII в., неверно и несправедливо связывалось с именем Петра (ибо дело Петра носило народный характер). Но деяния Петра стали своего рода отправным моментом, с которого интенсифицировались все народные и антинародные процессы русского общества.

Что Россия потеряла после Петра? Во-первых, понятие прихода. Мы сейчас понимаем приход как чисто конфессиональную единицу, в которую люди собираются, чтобы служить Богу, и совершать в рамках прихода какие-то мелкие административные дела, которые относятся непосредственно только к церкви. Но до определенного времени в России приход играл большую роль. Это отмечали, в частности, славянофилы. Приход имел не только конфессиональное значение, но и административное, даже полицейское; он нес в себе все элементы самоуправления. И когда уже поздние славянофилы предлагали воссоздать приход, то в их представлении приход должен был превратиться в ячейку государства, в одну из форм самоуправления. Того самоуправления, которое должно было вытеснить из России всех, кто был ей враждебен, и перевоссоздать систему управления на новых основах. Предполагалось, что у прихода есть приходской голова, свои полицейский, врач, фискальный чиновник, и все эти люди выбираются внутри самой общины. А община может выдвигать своих делегатов в высшие инстанции. Естественно, со стороны чиновников этот проект вызвал существенные нарекания: они старались всячески высмеять эту идею, отодвинуть ее, сделать все что угодно, лишь бы она не рассматривалась как альтернатива их правлению.

То же самое мы видим и в развитии особенностей русского хозяйства. Самобытная модель русской экономики сильно отличалась от западной. Если в западной экономике господствовали индивидуализм и жесткая конкуренция, а эффективный труд мотивировался преимущественно материальными интересами, то в русской модели экономики предпочтение отдавалось коллективизму, обеспечению органичной, естественной связи и взаимозависимости между работниками, поддержанию духа общности и ответственности перед коллективом. Русская модель хозяйственного развития принадлежала к общинному типу экономики. Она развивалась на традиционных ценностях крестьянской общины и артели, коллективизма, взаимопомощи, трудовой демократии, местном самоуправлении. Эффективный труд мотивировался в ней преимущественно моральными, а не материальными стимулами. Отсюда – особое место предпринимателя как организатора хозяйственного процесса. Если в западной модели экономики это преимущественно строгий надсмотрщик, патрон, опирающийся на жесткий иерархо-бюрократический контроль и систему материального стимулирования, то в русской модели предприниматель – это «кормилец», управляющий хозяйственным процессом, применяющий преимущественно моральные, отеческие формы воздействия, соблюдающий принятые в обществе принципы справедливой оплаты за труд.

Стремление к автономности, независимости, даже замкнутости хозяйства от внешней среды, стремление обеспечить себя всем необходимым, чтобы не зависеть от других, было характерной чертой большей части хозяйственных единиц России. Именно оно служило импульсом автаркических тенденций русской экономики. Экономически Россия была единственной страной в мире, которая приближалась к автаркии, т. е. имела такой хозяйственный уклад, который позволял ей самостоятельно и полнокровно существовать независимо от иностранного ввоза и вывоза. По отношению к внешнему миру Россия в течение столетий была автономна, обеспечивая себя всеми необходимыми товарами, и сама потребляла почти все, что производила. Высокие заградительные пошлины на многие товары стимулировали внутреннее хозяйство. Зарубежный импорт не играл для страны жизненного значения. Доля России в мировом импорте даже в начале XX века составляла немногим более 3%, что для страны с населением, равным десятой части всего человечества, ничтожно. Для сравнения отметим, что большинство западных стран, обладая незначительной численностью населения, имело долю в мировом импорте во много раз большую, т. е. экономически зависело от импорта.

В идеологии русской цивилизации труд являлся основной составляющей, и все хозяйство носило трудовой характер. Труд определяет начало всех отношений. Реальным капиталом, по мнению многих русских купцов, являлся производительный капитал, капитал промышленности. Капитал, который отдавался в рост, считался вторичным, паразитическим. И, наконец, земля. В идеологии русской цивилизации земля – Божья, и она не должна продаваться. Потому что в Священном писании сказано: «Земля – Моя, вы все здесь – пришельцы на ней», и земля должна принадлежать только Богу, государству, народу, общине. Народное сознание всегда считало, что единственным справедливым источником приобретения имущественных прав может быть только труд. Поэтому земля, которая не является продуктом труда, не должна находиться в личной собственности, а только во временном пользовании, право на которое может дать только труд. Большинство русских крестьян не знали частной собственности на землю. Отсюда – социалистический идеал крестьянства, враждебно относившегося к частной собственности на землю. Земля в крестьянских общинах распределяется по тем, кто ее обрабатывает, кто может приложить к ней свою руку. Отсюда – и всеобщая вера русского крестьянина в черный передел, когда вся земля будет переделена между теми, кто ее фактически обрабатывает.

Подводя итог всего, что относится к пониманию особенностей хозяйства русской цивилизации, можно сказать, что основными принципами его были самобытные формы трудовой мотивации, преобладание духовно-нравственных побуждений и мотивов к труду над материальными, необходимое понимание самобытных особенностей трудовых организаций, таких, как община и артель. Это были совершенно уникальные формы организации труда, где производственная организация соединялась с организацией общественной. Русская артель представляла собой добровольное товарищество совершенно равноправных работников, призванное на основе взаимопомощи и взаимовыручки решать практически любые хозяйственные и производственные задачи. Объединение людей в артель не только не ограничивало дух самостоятельности и предприимчивости каждого артельщика, а, напротив, поощряло его. Мало того, артель удивительным образом позволяла сочетать склонность русского человека к самостоятельному и даже обособленному труду с коллективными усилиями. Общинные и артельные формы народной жизни и хозяйствования тесно переплетались между собой. Такая экономическая модель создавала достаточно эффективную систему народного хозяйства. Сам факт существования тысячелетнего Российского государства свидетельствует, что его хозяйственная система была высокоэффективной в рамках внутренних потребностей, обеспечивая экономическое освоение огромных территорий, строительство тысяч городов, армию и тыл в борьбе с полчищами захватчиков.

В заключение мне хочется добавить только то, что хотя все и произошло не так, как хотелось русским патриотам-государственникам, но все же и не так, как того желали враги России. Сегодня мы ощутимо ближе к национальным началам, чем были в середине 1980-х годов. Реальный сдвиг в самосознании общества произошел в нашу сторону. Да, еще сильны позиции прозападных политиков и банкиров, но они уже не полностью контролируют политические процессы. В России появился национальный капитал и связанные с ним политики, отстаивающие национальные интересы. Патриотические идеи стали ресурсом государственной власти. Еще предстоит сделать очень много для возрождения русской идеологии, исторических духовных ценностей России, очистить власть от духа наживы, потребительства и либерализма. И это – тоже часть нашей борьбы за Россию. Она происходит в наших душах и затрагивает всех жителей страны.

Олег Платонов – руководитель Института русской цивилизации, доктор экономических наук
Источник: Институт динамического консерватизма

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»