С чего Виктор Янукович начал свое правление и чем может его закончить

К оглавлению самого интересного

ПОЛИТИКА

Основной проблемой «оранжевого» периода была разболтанность системы управления. Осознавая это как объективное зло и будучи человеком четкого иерархического и консервативного менталитета, Виктор Федорович и Партия регионов сразу же сосредоточились на построении административной вертикали, быстро расставляя своих людей и попутно подчиняя судебную систему.

ВЕРТИКАЛЬНЫЙ ВЗЛЕТ
Войдя в свое естественное, то есть властное состояние, ПР начала реализовывать модель построения монополистической партийной системы — по проверенному методу России, Беларуси и многих других стран, где правящая бюрократия, сокрушая или маргинализируя иные политсилы, объединяется в единую партию власти с целью увековечить свое господство. Операция по захвату власти прошла успешно, да иначе и быть не могло. Элементарно просчитываемые инстинкты политического и бизнесового самосохранения позволили создать — сомнительно легитимным способом — коалицию в Верховной Раде, и после этого шага закрытие нужными людьми всех ключевых постов в государстве было делом техники и времени.
В кадровых назначениях Януковичу удалось сохранить баланс между группировками внутри ПР, но баланс этот является таковым лишь в его понимании. Каковы бы ни были пресловутые различия кланов и отдельных лиц внутри Партии регионов, общая черта их известна: это хищники, причем крупные и целеустремленные в достижении цели, не разменивающиеся на мелкие препятствия и не позволяющие помешать себе внешним обидам.

ОЛИГАРХИЧЕСКИЙ ТУПИК
По состоянию на начало июня Янукович в отношениях с олигархами сохраняет статус-кво. Внешнее. Внутри, между отдельными представителями «высшего сословия», ведется борьба, равно как борьба ведется и с российским проникновением в сферу украинских олигархических интересов. Нынешние отношения с олигархатом у Виктора Федоровича обусловлены несколькими аспектами. Вопервых, он прекрасно понимает, что обязан приходом во власть «состоятельным гражданам», которые все более настойчиво требуют сохранять в Украине «свободную олигархическую республику», сформированную за последние десять лет. Вовторых, он стремится, и отнюдь не грациозно, вырваться из-под влияния олигархата. В-третьих, Янукович пока не решается на открытое столкновение с олигархами.
Президент умело демонстрирует лавирование между олигархическими группировками, при этом держа рядом с собой большую «русскую дубину». И как раз эта «дубина» заставляет украинских капиталистов объединяться или как минимум демонстрировать корпоративное единение. Рывок Януковича «под Россию» оказался достаточно быстрым и неожиданным, чтобы не вызвать серьезную тревогу в стане олигархов, не увидевших смысла для себя в такой близкой дружбе. Недаром наши «топовые» бизнесмены съехались лично посмотреть в глаза Дмитрию Медведеву и услышать, что думает новый партнер и покровитель Януковича по поводу преференций для украинского бизнеса — в первую очередь в газовой сфере. Две-три фразы Медведева стали поворотными в истории 100 дней нового президента: олигархи открыли оборонительный фронт против намерений Виктора Федоровича обрести псевдо-самостоятельность с опорой на российскую поддержку.

РУССКИЙ МАРШ
В отношениях с Россией за сто дней президентства Януковича можно отметить три периода. Первый завершился примерно к концу первой декады апреля, когда стало ясно, что заготовленный ранее список гуманитарных «подарков» (в виде отмены «одиозных» указов Виктора Ющенко, показательного назначения Дмитрия Табачника, совместной подготовки к 9 Мая и т. д.) плюс проект консорциума по ГТС, сохраняющий контрольный пакет за Украиной, Москву не устраивает. Отвечая на желание Януковича как можно быстрее освободиться от влияния украинских олигархов, Кремль и лично Медведев начали давить на украинского президента, выставив список московских пожеланий и аппетитов. Последующий — второй — период отношений Украины и России за эти сто дней можно охарактеризовать как «тревожное ожидание». Харьковскими соглашениями Янукович одновременно достиг нескольких целей: доказал приверженность исповедуемому его избирателями курсу на интеграцию с РФ, «сделал», притом максимально показательно, оппозицию, продемонстрировал возможности властной вертикали и силового решения проблем, а также доказал олигархам свою «царственную непредсказуемость». И если олигархат спокойно воспринял историю с флотом (его пребывание в Севастополе Ахметову, Пинчуку и Коломойскому одинаково безразлично), то последующее головокружение от дружбы с Медведевым заставило задуматься над рисками однозначной любви к «старшему брату». Именно в этот период Россия дала понять, насколько глубоко она планирует вторгнуться в украинскую экономику, угрожая ее суверенитету. Поэтому ожидавшийся «со страхом и надеждой» визит Медведева завершился лишь прогнозируемо показательным скандалом с олигархами и запомнился, по сути, лишь упавшим венком — «небесным вразумлением» Януковича. При этом очевидно, что нынешняя ситуация — временная пауза в набравших скорость отношениях украинского и российского президентов.
Приняв свое первое исторически значимое решение — по пролонгации базирования ЧФ, — Виктор Федорович одной подписью изменил курс страны, положив конец ее хотя бы формальному стремлению в военные структуры Запада. Фактически, отложены в долгий ящик и стремления в ЕС, хотя формально их никто не отменял. С другой стороны, начавшийся откат к многовекторности, знаменующий третий период ста дней президентства Януковича, является не чем иным, как выравниванием качнувшегося уж очень сильно в сторону Москвы «маятника» приоритетов: в конце концов, более здоровой внешнеполитической практики, чем многовекторность и внеблоковость Кучмы, в Украине не было.
Флотское соглашение, равно как и комплекс гуманитарноисторических вопросов, воплощенных в нарочито показательной деятельности Дмитрия Табачника, стали основанием для того, чтобы утверждать: примирения с остальной Украиной Янукович не считает необходимым. Похоже, он не планирует становиться президентом всей Украины и повторять путь Кучмы «с востока на запад». Видимо, этот путь считается порочным и приводящим к Майдану. В этом плане четвертый украинский президент следует логике тактика и выказывает черты провинциального, локального политика, но не стратега, которому вверено сохранить единое государство.
Впрочем, следует констатировать действенность этого незамысловатого подхода, в основе которого — арифметическое большинство населения в преданных восточных и южных областях, помноженное на административную вертикаль, традиционную пассивность и приспособляемость «маленьких украинцев», а также на разобщенность «национальносознательного» электората. В этих простых расчетах и заключена на данный момент основа прочности режима Партии регионов.

НА ШПАГАТЕ
Понимание многовекторности у Виктора Януковича было всегда. И оно сказалось уже в том, что первый визит он нанес в Брюссель. Тогда он явно выполнял подсказанную ему технологами «домашнюю заготовку». Затем был визит к Бараку Обаме с предложением отдать 90 кг обогащенного урана. Показательно, что оба визита совершались перед встречами с Медведевым: похоже, Янукович обеспечивал себе тыл на Западе. «Урановый» визит накануне харьковских соглашений должен был лишний раз заверить США в лояльности и безопасности Украины. Планировался он с учетом того, что Вашингтон интересуют только практические вопросы, имеющие отношения к глобальной стратегии (а ядерные компоненты заставляют Штаты находить на карте любую страну, даже если это остров Науру). Планировался этот визит и с учетом воззрений и политики самого Барака Обамы, который разменял постсоветское пространство на поддержку России в китайском, корейском и иранском вопросах.
В принципе, Янукович мог бы и не ездить в Вашингтон перед Харьковом: Запад принял бы соглашения по ЧФ и так, ибо понимает бесполезность и ритуальность этого флота в Севастополе. Золотой миллиард уже давно хочет избавиться от размышлений по украинскому вопросу, который он в общемто и за вопрос не считает, особенно предполагая однозначный курс нового украинского президента на Москву.
Но здесь важна вторая причина американского визита — желание получить кредит от США и зависимых от этого государства мировых финансовых структур, возобновив тем самым знакомую кучмовскую (ничего нового!) практику многовекторного получения денег в обмен на полный нейтралитет. Однако с деньгами Барак Обама не торопится. Тем более что после харьковских соглашений стали реальностью те самые геополитические угрозы, которые раньше в Вашингтоне рассматривались как вероятный прогноз, но без учета динамики: Украина все-таки начинает сползать к авторитаризму самого банального толка — с опорой на внешнего покровителя, да еще и пресловутого «русского медведя».
90 кг урана в этом плане вряд ли могли компенсировать возможные базы российских ракет на украинской территории — смотря на показательную дружбу двух президентов, в вечно озабоченном чужими вооружениями Вашингтоне могли вообразить и такое. И потому, когда последовало разрешение на совместные с НАТО учения, а затем и заявления в европейской ориентации, Европа и США, услышав знакомые многовекторные нотки, вздохнули спокойнее: худшего с их точки зрения пока не произошло.
Судьба же украинской газотранспортной системы Европу (и Запад в целом) волнует по¬прежнему. За сто дней Виктор Янукович так и не сообщил о том, что намерен предпринять в отношении «трубы»: оставить все как есть, создать совместный консорциум с Россией или все же пригласить ЕС в долю. Одновременно в Брюсселе снова зреет понимание: совсем «сдать» Украину небезопасно. Она сама спешит в российские объятия — так зачем своим равнодушием ее еще и подгонять? Поэтому любые «многовекторные» заявления Януковича и его чиновников в Брюсселе стали воспринимать внимательнее: там видят, что президент Украины, имея контроль над вертикалью власти, может добиться выполнения своих решений.

РОЛЬ ОППОЗИЦИИ
Проворонив харьковские соглашения и не сумев осложнить их ратификацию, оппозиция позднее, с одной стороны, создала фон настороженности вокруг визита Медведева, с другой — по сути подтвердила репутацию безответственных болтунов, так как по факту ни одно из заявленных ею соглашений не было подписано. Ясно, что и в ближайшее время оппозиции уготована унылая участь работать рупором недовольных олигархов, сливающих на озвучку планы (иногда гипотетические) Януковича.
Известные хронические проблемы «демократов», неспособных объединиться даже перед расстрелом, стали очевидны за эти три месяца, как на рентгене. «Звездность» и мелкий вождизм, слабоволие, разобщенность, конъюнктурность и страх — вот основные характеристики большей части сил, которых даже трудно назвать оппозиционными, они лишь являются выключенными на данный момент из системы власти. Оказалось, что подобное испытание выдержать очень сложно: оппозиция, будучи раздавлена донецким напором, фактически наполовину покончила с собой как с авторитетным явлением, а наполовину ушла в «национальное гетто», убивая себя склоками между предводителями. И это притом что фронт недовольства деятельностью власти в Украине по¬-прежнему велик, а Виктор Янукович не делает ничего для того, чтобы это недовольство рассеять.
А между тем вырисовывается сворачивание свободы слова и попытка начать внедрение культа личности главы государства. И это два показательных момента, где оппозиция может найти смычку с населением. Ведь если власть теперь ругать запрещено, то кому же жаловаться — вот главный вопрос для обывателя, на который он может дать ответ своим голосованием уже на местных выборах. Что касается пока смешной попытки «хоть чучелом, хоть тушкой» начать «культ личности» с изучения президентской программы в школе, то совершенно ясно, что в наших условиях это выльется либо в профанацию, либо в саботаж — явный или скрытый, причем как со стороны большинства преподавателей, так и учеников. Власть, судя по всему, пока не осознает, что Виктор Янукович еще не пригоден для сакрализации и возвеличивания, как Владимир Путин и Александр Лукашенко, и попытка сотворить из него «отца нации» может быть осмеяна, причем частью его собственного электората. Если, конечно, «преподавание основ» не является «пробным шаром» для замера настроений общества или же, что не исключено, провокацией кого¬-либо из представителей недовольных олигархических групп.

НОВЫЙ ЯНУКОВИЧ
Что дальше. А дальше — пока рейтинг высок, а сопротивления практически нет, повышение тарифов на жилищнокоммунальные услуги, отмена моратория на приватизацию земли (что неизбежно приведет к расколу с коммунистами и вообще нивелирует поддержку левых) и местные выборы. Кстати, регионалы вполне выиграют от перестройки избирательной системы. Планируется, что на выборах в местные советы будет внедрена смешанная система. Также возможен переход на смешанную систему при выборах в парламент, то есть возвращение к кучмовским временам.
Подобные реформы, будучи необходимыми с точки зрения выхода из кризиса, неизбежно радикализируют общество, причем в первую очередь консервативную и возрастную часть электората юга и востока, служащую самой верной опорой Януковича. В связи с этим можно ожидать, что процесс реформ будет растянут на несколько лет и для начала, для вида, будут проведены лишь некоторые, паллиативные, реформы, дабы продемонстрировать «нового Януковича». На более серьезные изменения власть пойдет (если захочет), только максимально укрепившись, после местных выборов, в «межсезонье» 2011–2012 годов. Но и тогда эти реформы существенно подорвут социальную поддержку режима. В условиях ближайших четырех лет неизбежно появятся новые политические силы, а также «раскроются» заново некоторые уже известные фигуры, которые будут пользоваться всеми возможными подлинными и мнимыми ошибками Януковича для продвижения на политическую сцену. От степени и методов противостояния этому сопротивлению, от роли и места России в этом процессе и от того, какую позицию займут отечественные олигархи, будет зависеть прочность и популярность режима, основы которого уже вполне сформировались в первые сто дней президентства Виктора Януковича.

Текст: Павел Серов, Контракты

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»