Революция на болоте

К оглавлению самого интересного

Интересные книги всегда являются на свет во время радикальных событий. Как символ времени. Четвёртая книга Олеся Бузины «Революция на болоте», как и его предыдущие три («Вурдалак Тараса Шевченко», «Тайная истории Украины-Руси» и «Верните женщинам гаремы») - не исключение. Писалась она во время пятилетней оранжевой украинской смуты, а вышла под самый ее финал.

По законам жанра, теперь нужно было бы сказать несколько слов об Олесе Бузине. Но этот человек настолько известен, что ни в каких дополнительных представлениях не нуждается. Да, для некоторых националистически настроенных деятелей он является «провокатором», «скандалистом», «малороссом», в конце концов. Для других Бузина, прежде всего, «брэндовый писатель» и «культовый публицист».

Но независимо от такой полярности оценок, он и его творчество, на мой взгляд, представляют собой лучшее литературное и, как ни удивительно, философское явление в современной Украине. Никто в такой степени, как Бузина, не подпадает под определение интеллектуала как мыслителя, настроенного непременно критически по отношению к действительности. Ведь интеллектуал – это ни что иное, как постоянный оппозиционер сущему. Под его критическим взором должно находиться все, что его окружает - от социальных переворотов и противоречивых исторических героев до цен на колбасу и качества франкфуртских путан. Если исходить из этого, Бузина – настоящий интеллектуал.

Его «Революция на болоте» состоит из трех частей. Для читателя, которого интересует история Украины последних пяти лет, самой интересной покажется первая часть, имеющая то же название, что и вся книга. «Болото» является образом, определяющим саму суть того, что принято называть украинской действительностью и оранжевой революцией. Надо быть Бузиной, чтобы так осмыслить, казалось бы, известный факт: нынешний Майдан стоит… Впрочем, лучше процитировать автора «Революции»: «На самом обычном болоте! Еще в середине XIX века оно называлось Козьим. Тут, на окраине тогдашнего Киева, находилось несколько борделей, убогих домишек, а вокруг росла осока и обыватели выходили за ворота поохотиться на уток. Только при Александре II на Козьем болоте разбили площадь, назвав Думской. Потом ее переименовали в площадь Жовтневой революции и, наконец, после тихой кончины СССР – в Майдан Незалежности. Но дух болота неистребим! Недаром проведение избрало именно это место для нового всеукраинского «свята». Ведь, что такое Украина? Болото! Сколько его ни переворачивай революциями, оно квакнет, хлюпнет гнилой тиной, пожужжит мошкарой и снова уляжется. Суша – не суша, вода – не вода. Линкором тут не поплывешь, а попьешь – козленочком станешь».

Языком литературы Бузина сказал то, что и так должно быть ясно каждому здравомыслящему человеку. «Болото» у него – символ внутренних противоречий главных фигурантов «оранжевого» лагеря. Позиционируя себя как национал-демократов, они уже превратили в пустословие все свои главные лозунги, провозглашенные на Майдане. «Оранжевая» практика сделала заявленную свободу произволом, демократию - политическим эксгибиционизмом, экономический либерализм - сплошным воровством. Что уж тогда говорить о так называемом «национальном самосознании», которое счастливо ушедшая предыдущая власть путала с пещерным национализмом, в виде языкового террора и героизации фашистов.

Опять-таки дадим слово самому автору «Революции на болоте»: «Мы живем в стране псевдонационалистов, имитаторов украинизации, успешно разрушающих все вокруг». Исходя из этого, становится понятно, почему не только Бузину тошнит от общения с этими «псевдолюдьми». Как признается писатель: «Я готов уважать офицера КГБ, если он был настоящим офицером. Я готов также уважать офицера СБУ, а не притворяющимся таковым. Но я не могу даже беседовать с мутантом». Мутантом, который никак не может определиться, кто он – националист или демократ.

Особое место в первой части книги занимает анализ духовного состояния украинской интеллигенции. Объективно рассуждая, украинская интеллигенция – это сборище бывших апологетов одной системы, быстро переметнувшихся к другой системе ценностей. Если это можно назвать ценностями. Бесхребетные индивидуумы, обернутые в оболочку мещанской «духовности», для которых личное состояние и красивая жизнь – превыше всего. Идеология тут не при чем, важны только гранты. Советские рублики или американская и прочая «зелень» - не имеет значения. Бузина говорит: «То, что назвало себя «интеллигенцией»… не является сей субстанцией, с какого ракурса ни посмотри». Для такой интеллигенции, конечно, Бузина, живущий на свои кровные, то есть – от своего писания и показывающий жесткую принципиальность в делах не только литературных, страшнее вируса чумы. Для него же, они – не что иное, как «инвалиды творчества, живущие за счет западных гуманитарных грантов». Поэтому на вопрос, сложно ли «убивать» украинскую интеллигенцию, Бузина отвечает: «Проще простого. Как кофе выпить. Когда я слышу «украинская интеллигенция», моя рука сразу тянется к мухобойке». Жестоко? Вовсе нет, ведь, по убеждению автора, «это такой же мифический представитель фауны, как русалка или снежный человек. Его нет». То есть – нет в том единственном обличье, в каком он должен существовать.

В заключительном разделе «Моя философия» Бузина вторгается в суть некоторых вечных проблем человеческого мышления и бытия. При этом, то, что Бузина называет «философией», ни в коем случае не совпадает с классическим, западным терминологическим определением ее как научной системы или целостного учения. Бузина как «философ» больше напоминает древнегреческое понимание философа не как мудреца, а как следопыта в поисках мудрости, истины. А истина – она повсюду: в мелочах, в размышлениях о вечном, о боге, даже в диалоге с каким-то негром о цвете африканского черта. «А какого цвета он у вас?» - спрашивает Бузина негра. «Черного!» - неожиданно засмущавшись, признается его собеседник. И эта деталь, и другие статьи из раздела «Моя философия» четко показывает, что Бузина не боится стереотипов – поэтому он охотно атакует их. «Не бойтесь Голиафа, - подчеркивает автор. – Бойтесь стереотипа, утверждающего, что Голиаф непобедим».

Для Бузины, стереотипов быть не должно. По его мнению, стереотип и всевозможные устоявшиеся мнения – не что иное, как объект обсуждения или рефлексии. Он не признает неприкосновенных исторических героев. Поэтому целями его атак являлись и являются все едущие герои мировой и славянской истории. И Наполеон, и Шевченко, и Петр Великий… Так называемая «дегероизация героев» по Бузине – это демонстрация маленьких человеческих слабостей великих людей, тем самым он делает их ближе к массам, очеловечивая их – но при этом не отрицая их выдающуюся роль в истории. Ведь кому-кому, а автору «Вурдалака Тараса Шевченко» и «Тайной истории Украины-Руси» понятно, что «дегероизировать» исторических героев, если они таковыми являются, невозможно.

И, наконец, чтобы ни у кого не возникало излишних вопросов, нужно что-то добавить о Бузине как о белогвардейце. Не только потому, что подзаголовок «Революции на болоте» носит название «Взгляд белогвардейца», и даже не потому, что Олесь любит иногда сфотографироваться в форме офицера Добровольческой армии. Для него белогвардеец – это не только пример для подражания. Олесь прекрасно понимает, что историю буквально не повторишь, да и сам неоднократно критически выражался по отношению к их поведению и исторической роли.

Белогвардейство для Бузины – символ возможного возрождения некоторых важных исторических ценностей в их онтологическом и прагматическом выражении. Возрождение религии, свободы, моральных ценностей. Возвращение русскости в Русь. Независимо, как эту Русь назвать. Поэтому в возрождении ценностей Белой гвардии Бузина видит едва ли не единственный возможный исторический путь на всем пространстве от Карпат до Тихого океана. Наверняка, его из-за этого кто-то станет называть предателем или контрреволюционером. Но, прочитав эту книгу, они поймут, что их труд будет излишним. Ведь еще в предисловии к ней Бузина написал: «Я благодарен Майдану за то, что он дал мне возможность стать контрреволюционером. А настоящая революция еще впереди. Великий Богдане, вставай – работы непочатый край! Когда он встанет, нынешние контрреволюционеры станут революционерами».

Подытоживая столь небольшой очерк о новом творении господина Бузины, можно сделать несколько выводов. Бузина является прямым доказательством того, что, к счастью, «ще не вмерли» истинные писатели и интеллигенты на Украине. А, если брать во внимание, с каким успехом расходятся его книги, это означает, что и народ Украины, вопреки тяжести жизни, не разучился читать хорошие книги, наставляющие на праведный путь духовного возрождения.

Митар Роченович, “Салон”

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»