НАШИ РАКЕТЫ ШЛЁПНУТЬСЯ ПРЯМО В РАЙОНЕ КИЕВА!

К оглавлению самого интересного

О. ЖУРАВЛЁВА: Добрый вечер. Это программа «Особое мнение». Меня зовут Ольга Журавлева и у нас в гостях Александр Андреевич Проханов.
А. ПРОХАНОВ: Здравствуйте!
О. ЖУРАВЛЁВА: И наши слушатели. Как всегда, задают тон, они присылают Вам массу вопросов. И по глобальным новостям последнего времени, о том, о чем мы говорим все время в эфире. Анатолий, инженер из Ленинграда, задаёт вопрос очень просто. «Товарищ Проханов! Будет ли война между Россией и Украиной, если Украина вступит в НАТО?»
А. ПРОХАНОВ: Гипотетически это возможно.
О. ЖУРАВЛЁВА: А практически?
А. ПРОХАНОВ: Это возможно и практически в том случае, если Украина станет частью третьего позиционного района, если на Украине будут размещены антиракеты американские, если международная обстановка обострится настолько, а она может обостриться, что между НАТО и Россией возникнет военный конфликт, этот военный конфликт не будет развиваться на уровне взводов или подразделений, этот конфликт будет развиваться на уровне обмена ядерными ударами. И по существу все ухищрения направлены на то, чтобы снизить до нуля возможность ответного русского удара. И в этих случаях русские ракеты, которые будут нацелены на эти объекты американские, НАТОвские на Украине, могут шлепнуться прямо в районе Киева или Чернигова. Ракеты же будут ядерные, и тогда сбудется великая мечта англосаксов, два славянских народа обменяются ядерными ударами.
О. ЖУРАВЛЁВА: И они будут счастливы от этого?
А. ПРОХАНОВ: Конечно. Особенно, если система ПРО Англии и США не позволит русским ракетам долететь до Вестминтерского аббатства.
О. ЖУРАВЛЁВА: А Вы считаете, что они именно в таком направлении ведут сейчас свою политику?
А. ПРОХАНОВ: Мир движется в этом направлении, особенно на фоне этих непредсказуемых кризисных явлений, которые охватили мир в целом и Европу в частности. Идет смена парадигмы мирового развития и на этих сколах мир становится страшно нестабильным. Нестабильность затрагивает психики человеческие, она захватывает даже инструментарий, т.е. электронные системы.
О. ЖУРАВЛЁВА: Все компьютеры сходят с ума на фоне всеобщего безумия?
А. ПРОХАНОВ: Да. Компьютеры, особенно сложные компьютерные, они все ближе и ближе к искусственному интеллекту. И вот такая неврастения компьютеров…
О. ЖУРАВЛЁВА: Потом все закончится тем, что ракеты самонаведутся куда хотят?
А. ПРОХАНОВ: Это возможно, об этом говорят, пока что фантасты, а потом уже футурологи. Я думаю, что эти представления проецируются в генеральные штабы, в НАТОвские и русские, где точно возможно исключать этот огромный, ужасный, жуткий конфликт, в котором на разных полюсах будут участвовать украинцы и русские. Это нужно обсуждать.
О. ЖУРАВЛЁВА: То есть, Вы стоите на том, что Россия и НАТО – это враги?
А. ПРОХАНОВ: Я стою на том, что Россия и НАТО – это непримиримые враги, их вражда, которая протекает на наших глазах, каждый раз кончается победами, большими, малыми или огромными победами НАТО. Россия постоянно отступает и сейчас мы являемся свидетелями того, что очередная победа НАТО «на носу», а у России слабые альтернативы.
О. ЖУРАВЛЁВА: Вы считаете, что последние переговоры с американцами, эти мучительные, долгие компоновки документов, договоренностей, это проигрыш России?
А. ПРОХАНОВ: Я думаю, что это проигрыш России. Я вчера говорил и Лаврову в беседе с Венедиктовым на «Эхо Москвы», там были изысканные формулировки, там были дипломатические пассажи, итог этой беседы, на мой взгляд, таков. Ясно, что этот документ заключительный, эта декларация, она декларативна чрезвычайно, там нет технологий примирения, НАТО решило втянуть и Украину, и Грузию, они считают, что это дело решенное, вопрос только времени. Какого? Короткого или не слишком долгого.
О. ЖУРАВЛЁВА: Может быть, после того, как Путин проинформировал Буша по поводу того, что Украина – это не все совсем просто.
А. ПРОХАНОВ: Нет, НАТО приняло решение втягивать в свои зоны Украину и Грузию. Решение принято на уровне стратегическом.
О. ЖУРАВЛЁВА: А НАТО и Америка – это одно и тоже сейчас?
А. ПРОХАНОВ: НАТО – меньше чем Америка, НАТО – это часть Америки. Это зафиксировано в декларации, зафиксировано также то, что американцы будут развертывать ПРО на ближних подступах к Смоленску и Пскову, это тоже зафиксировано. Что интересно в нашем ответе, в ответе Лаврова, во всяком случае.
О. ЖУРАВЛЁВА: В его интерпретации нашего ответа?
А. ПРОХАНОВ: Лавровские ответы на наши с Венедиктовым вопросы. Он сказал, это, конечно, замечательно. Пускай в слегка обтекаемой форме, но достаточно понятной, что в случае безоговорочного решения этого стратегического подтягивания Украины в НАТО, Россия будет вправе запустить такие технологии на Украине, которые могут привести к распаду и расколу Украины. Тогда НАТО получит в свою организацию осколки Украины, часть этих осколков будут частью РФ. Это было сказано, это сильный ход. Будет ли на это политическая воля и обладает ли сегодняшний Кремль этими имперскими технологиями – это другой вопрос. Очень интересное было заявление, я тоже так считаю, оно было сделано. Лавров, о том, что наш ответ на размещение радаров и антиракет у наших границ и будет связано с симметричным размещением на Кубе или где-нибудь даже в Белоруссии. Мы будем решать эту проблему военно-техническими средствами. Грубо говоря, мы будем разрабатывать, или это уже у нас есть, системы, которые будут преодолевать эту противоракетную американскую оборону. А что это значит? Это значит, либо наши ракеты нового поколения, «Тополь М», или следующая за ним какая-то «Булава Ф-22», они будут с таким количеством носителей и помех, что эти ракеты американские не смогут их поразить на активном участке траектории. Либо мы создадим такие системы поражения этих антиракет, будем возить по смоленской дороге какие-нибудь фуры, замаскированные под перевозчиков мяса или картофеля, а внутри будут небольшие, портативные ракеты, направленные на Словению, Чехию и Польшу.
О. ЖУРАВЛЁВА: Такую картину нам набросал Александр Проханов..
А. ПРОХАНОВ: А что Вы от меня хотели-то?
О. ЖУРАВЛЁВА: Я хочу, чтобы Вы ее еще и развернули в какой-то момент, у нас еще будет время…
А. ПРОХАНОВ: Я разверну, как ПРО американцы разворачивают.
О. ЖУРАВЛЁВА: Обязательно! Александр Проханов развернет свой вариант ПРО через пару минут, никуда не уходите, это программа «Особое мнение», скоро встретимся.

РЕКЛАМА

О. ЖУРАВЛЁВА: И мы снова с вами. Это программа «Особое мнение». Ольга Журавлева и Александр Проханов. Давайте продолжим. Завершить-то нужно тему российской военной угрозы миру, скажем так. Вы обрисовали эту нашу техническую задумку.
А. ПРОХАНОВ: Я не трактую, как российская военная угроза миру, это попытки России предотвратить мировую угрозу в адрес России. Кстати, один момент тоже присутствует, кроме чисто военных и технических ответов, здесь возможен другой, геополитический ответ, а именно, более интенсивное сближение к Востоку, т.е. к Китаю. Уход России из сферы европейских интересов, где перед Россией захлопывают двери, где движется этот каток, заматывая в себя традиционные русские территории, как Украина, перемещение на Восток. Туда мы тянем стремительно трубу, она может вот-вот подойти к Находке. Мы углеводородами сейчас начинаем сращиваться с Тихоокеанским регионом, усиление своей роли в ШОС, заключение с Китаем стратегических соглашений на фоне тибетских событий, которые в Китае абсолютно интерпретируют, как американское вмешательство во внутренние дела. Мы в состоянии выстроить новую военно-политическую концепцию наших отношений с Китаем.
О. ЖУРАВЛЁВА: Хорошо, а вообще, в данный момент наши вооруженные силы, наши технические возможности, соответствуют этим амбициям и заявлениям?
А. ПРОХАНОВ: Нет, наши вооруженные силы находятся в плачевном состоянии и я очень надеюсь, что эта новая ситуация в Европе подстегнет наконец к долгожданному насыщению нашей армии новыми образцами техники, к реконструкции структуры подразделений армейских.
О. ЖУРАВЛЁВА: А Вы выступаете за призывную или профессиональную армию в России?
А. ПРОХАНОВ: За победную армию. Если победную армию можно сформировать на основе добровольцев или контрактников, я за нее. Если победную российскую армию можно сформировать на основе кузнечиков, божьих коровок и бабочек-капустиц, я за нее. Но я убежден, что российская армия, в том виде, в каком она существует – служба один год, мамы ездят в казармы.
О. ЖУРАВЛЁВА: Они же не просто так ездят.
А. ПРОХАНОВ: Это конец армии! Мамы не поедут на поле боя, они не поедут в окопы. Армия разложена, она превращена…
О. ЖУРАВЛЁВА: А чем она разложена? Отсутствием практики?
А. ПРОХАНОВ: Она разложена либеральными представлениями о солдате, о войне, о доблести, о чести. Армейская профессия с нуля. Офицеры – это витошки.
О. ЖУРАВЛЁВА: У нас недавно Министр обороны вдруг открыл, что у нас очень много офицеров. Вообще, слишком много офицеров в армии, а толку никакого.
А. ПРОХАНОВ: У нас очень мало министров обороны, это огромный дефицит. И обилие офицеров.
О. ЖУРАВЛЁВА: Если бы министром обороны был Александр Андреевич Проханов, что бы он предпринял?
А. ПРОХАНОВ: Я? Конечно, крупные танковые прорывы на западном направлении.
О. ЖУРАВЛЁВА: А если серьезно?
А. ПРОХАНОВ: Возвращение наших танков на Одер. Зачем мне-то становиться Министром обороны, когда есть квалифицированные, мощные, интенсивные военные в Генеральном штабе? Я бы, прежде всего, запретил заниматься этой омерзительной коммерциализацией армии, переведения Академии Петра Великого, которая занимается всей ракетно-ядерной проблематикой, столь насущной. Ее до сих пор хотят вывести за пределы Москвы, продать эти прикремлевские территории за 4 или 5 млрд долларов. Это свинство!
О. ЖУРАВЛЁВА: Я Вам больше скажу! Уже в русле того, что Вы говорите по поводу армии. Верховный суд постановил оправдать военнослужащих, дезертировавших по уважительной причине.
А. ПРОХАНОВ: Это хорошее решение. Я за это.
О. ЖУРАВЛЁВА: Тяжелые обстоятельства.
А. ПРОХАНОВ: Я бы, например, награждал дезертиров, которые покидают подразделение, я бы всем дезертирам, которые 5 раз совершат побег из армии, я бы давал Героя России. Это в русле сегодняшней либеральной концепции армии. Представляете!
О. ЖУРАВЛЁВА: Если человек дезертирует по той причине, что он не может сохранить свою жизнь в части, то его могут оправдать. Вот так стоит вопрос.
А. ПРОХАНОВ: Я бы ещё дальше пошел! Вот если солдат, который пошел воевать в 1941 году, не может сохранить свою жизнь при отражении немецкого наступления..
О. ЖУРАВЛЁВА: Но тут-то жизни его угрожают в казарме его товарищи!
А. ПРОХАНОВ: Вы знаете, солдат идет служить в армию для того, чтобы рисковать своей жизнью.
О. ЖУРАВЛЁВА: Это если он идет сознательно, а не если его в подъезде поймала милиция и отнесла в армию.
А. ПРОХАНОВ: Если это такие солдаты, то такими солдатами должны руководить сержанты из Эстонии, горячие эстонские парни должны стать командирами русских частей. Повторяю. Все, что делается по отношению к армии – это деморализация армии.
О. ЖУРАВЛЁВА: Так что нужно? Ужесточить это?
А. ПРОХАНОВ: Я считаю, что суд, например, этика, должна позволить призывнику, вновь прибывшему, если по отношению к нему совершается насилие, позволять ему убить насильника в казарме, защитить себя, свою честь, своё призыв от такого насилия. А не призывать…
О. ЖУРАВЛЁВА: Это же эскалация насилия.
А. ПРОХАНОВ: Это ответ насилия на насилие.

О. ЖУРАВЛЁВА: А потом он не сможет доказать, что на него кто-то посягал.
А. ПРОХАНОВ: Если суд будет на его стороне, если этика будет на его стороне, все докажут, все будет прекрасно. А если задачи либералов постоянно внушать солдату, даже не солдату, а просто молодому человеку, что армия – это ГУЛАГ, это смерть, это конюшня, это мерзость, вообще армия не нужна, в России победы не было. Я же помню, как началась деградация армии со времен Афганистана! Ведь огромные массивы..
О. ЖУРАВЛЁВА: А что, не было ни ГУЛАГа, ни конюшни в последние годы?
А. ПРОХАНОВ: Конечно! Армию надо раскассировать, она должна быть уничтожена! Военно-промышленный комплекс уже уничтожен. Это огромная победа либералов. России не нужен военный комплекс, он должен быть только у Америки. России не нужно оружие, у нас же есть одна империя – Америка. У них есть идеология.
О. ЖУРАВЛЁВА: У нас есть определенная ситуация, армия нужна, это все прекрасно знают.
А. ПРОХАНОВ: Нет. Никто, все не признают. В России действует мощнейшая антивоенная пацифистская, по существу, прозападная, проамериканское лобби, которое считает, что армия в России не нужна. Любой шаг по дискредитации русского офицера, солдата, военной силы…
О. ЖУРАВЛЁВА: А мало офицеров дискредитируют сами себя?
А. ПРОХАНОВ: Мало офицеров дискредитируют сами себя. Если офицеров каждый день называть холуями, коррумпантами, людьми, которые только и ждут, как бы попытать или избить солдата, или изнасиловать, конечно, они превращаются в деморализованных людей.
О. ЖУРАВЛЁВА: Вы говорите, что это либеральная концепция, которая идет на разрушение армии. Вот спрашивает наш слушатель Владимир: «Верховный Главнокомандующий либерал по-Вашему?»
А. ПРОХАНОВ: Кого он имеет ввиду? Путина или Медведева?
О. ЖУРАВЛЁВА: Путина.
А. ПРОХАНОВ: Я думаю, что Путин во-многом либерал.
О. ЖУРАВЛЁВА: А Медведев тогда кто будет?
А. ПРОХАНОВ: А посмотрим, кем он будет. Может, он будет ультра-либералом.
О. ЖУРАВЛЁВА: То есть, он будет все дальше разрушать по-Вашему?
А. ПРОХАНОВ: А вдруг наоборот, его либерализм будет такой, что он перейдет черту и превратится в противоположность? И он станет кадровым военным, любителем парада, огня, огненных атак. Посмотрим. У нас будет парад очень скоро, поглядим, какую технику нам покажут.
О. ЖУРАВЛЁВА: А Вы выступаете за то, чтобы проводить? Были протесты по поводу парадов в Петербурге?
А. ПРОХАНОВ: В Петербурге? Парад-то в Москве будет.
О. ЖУРАВЛЁВА: Нет, там тоже хотели провезти военную технику и были протесты, что город древний, музеи, если там техника пройдет, то будет все очень плохо. Как Вы считаете? Стоит поднять дух ценой повреждения некоторых архитектурных памятников.
А. ПРОХАНОВ: Разрушение Зимнего Дворца, например. Стоит ли поднять дух петербуржцев снесением с лица земли центра Петербурга, бросив там атомную бомбу и показать, как она действует?
О. ЖУРАВЛЁВА: То есть?
А. ПРОХАНОВ: Не доводите дело до абсурда. Я помню времена, в Петербурге военные парады никогда не проводились. Там проводились прекрасные парады на Неве. Я помню, как великолепно смотрелись такие студеные, темные, черные ноябрьские ночи, корабли Балтийского флота, лодки, эскадры и миноносцы, они вдохновляли петербуржцев, ленинградцев тогда. Парад будет проведен в Москве. Вопрос только в том, что мы будем показывать? Будем ли показывать танки образца 1969 года или мы покажем, хотя бы один экземпляр танка Т-95. Вот в чем вопрос! И что над нами полетит в небесах? Полетят ли воздушные шары с надписью «Нет НАТО» или полетят новые стратегические бомбардировщики.
О. ЖУРАВЛЁВА: А они у нас есть?
А. ПРОХАНОВ: Есть только старые, к сожалению. И как пройдут наши танковые колонны, как они пройдут по этим скульптуркам Церетели на Манежной площади. Будут объезжать каждого медвежонка и мышонка или пойдут напрямую.
О. ЖУРАВЛЁВА: А Вам бы хотелось, чтобы они сходили напрямую?
А. ПРОХАНОВ: Если бы я был бы танкистом, я бы нарушил бы все уставные нормы.
О. ЖУРАВЛЁВА: Да Вы экстремист просто!
А. ПРОХАНОВ: Я бы своим танком поплясал на этих фигурках.
О. ЖУРАВЛЁВА: Вы не любите искусство?
А. ПРОХАНОВ: Я не люблю искусство Церетели, размещенное на великолепной, пустой, чудесной Манежной площади, где всегда собиралось народное вече патриотическое. Они же это сделали для одной цели, чтобы наш брат там больше не собирался. Устроили там подземный супермаркет, по существу, этот супермаркет снес с лица земли гостиницу «Москва», застроили подъезды на Красную площадь, туда могут одни стрельцы только ходить, туда въедет одна единица бронетехники.

О. ЖУРАВЛЁВА: Может быть, стрельцов с бердышами тоже можно ради поднятия духа, красиво просто. Вспомнить прошлое.
А. ПРОХАНОВ: Я считаю, что для того, чтобы напугать НАТОвцев…
О. ЖУРАВЛЁВА: Так у нас цель стоит – напугать НАТОвцев?
А. ПРОХАНОВ: Конечно! Остановить. Очень интересно там, воевода Шенин, по-моему, забыл, вылетело из головы…
О. ЖУРАВЛЁВА: Первый Генералисимусс?
А. ПРОХАНОВ: Нет, это был еще Алексей Михайлович, сразу после смутного времени. Там он вел стрелецкие полки под смоленском, выбивал оттуда супостата, я бы сейчас туда привел отборные российские стрелецкие полки, в красных жупанах.
О. ЖУРАВЛЁВА: Так их нужно держать в чистых казармах и хорошо кормить, тогда они, знаете, какие бравые будут! И не обижать.
А. ПРОХАНОВ: Стрельцам Петр Первый всем головы отрубил.
О. ЖУРАВЛЁВА: И с тех пор ничего хорошего не было?
А. ПРОХАНОВ: Реформа армии, возникли Преображенский и Семеновский полки и они выиграли Нарвскую битву и выиграли Полтавскую битву. Эти полки стали основой новой российской армии. Я бы сейчас создал новый Семеновско-Преображенские полки. Они бы иначе назывались бы, конечно.
О. ЖУРАВЛЁВА: Но все равно ведь, армия должна быть…было же уважение, были уважаемые, элитные какие-то части войск, рода войск, в которые хотелось бы попасть.
А. ПРОХАНОВ: Это потому, что была элитная страна, была огромная империя.
О. ЖУРАВЛЁВА: А может, просто подход к армии был другой?
А. ПРОХАНОВ: Был имперский подход. Страна защищалась, страна любила свои территории, страна не отдавала Крым, не топила свой флот, в который уже раз, Севастопольский. Возвращение в сегодняшнюю Россию имперского самосознания все поставит на свои места – и военно-промышленный комплекс, и барышень наших, меньше проституток станет. Имперское сознание – это огромный комплекс представлений о Родине, о стране, о миссии народа, о задачах.
О. ЖУРАВЛЁВА: А вне империи люди не живут хорошо?
А. ПРОХАНОВ: Мы разрушили нашу русскую империю. Посмотрите, как живет Средняя Азия, что там творится! Все сюда едут за заработками. Разрушение империи российской или советской, красной империи – это огромная трагедия, даже Путин об этом сказал.
О. ЖУРАВЛЁВА: Мы продолжим тему глобальных и менее глобальных проблем в программе «Особое мнение», у нас Александр Проханов в гостях. Меня зовут Ольга Журавлева, никуда не уходите, мы скоро вернемся.
НОВОСТИ
О. ЖУРАВЛЁВА: Добрый вечер еще раз. Программа «Особое мнение». Меня зовут Ольга Журавлева и напротив меня ласково улыбается Александр Андреевич Проханов.
А. ПРОХАНОВ: Вам нравится мой оскал?
О. ЖУРАВЛЁВА: Ну почему? Вы очень мило улыбались, безо всякого оскала.
А. ПРОХАНОВ: Спасибо, дорогая Ольга!
О. ЖУРАВЛЁВА: Мы продолжаем наши обсуждения всевозможных глобальных тем, в том числе, наши слушатели пишут, что в Петербурге и Ленинграде парады проходили регулярно. Видимо, жители Ленинграда какие-то парады имели, но не такие глобальные, против которых сейчас протестуют. Тем не менее, мы вернемся в Москву. У нас есть еще одна любопытная новость. Мэр Москвы Юрий Лужков может покинуть свой пост и возглавить Совет Федерации. У нас часто за последние годы появлялась мысль, слух, что Лужков уходит и уже никто не верит, что он вообще когда-нибудь уйдет, так опрос показывает на улицах Москвы. Лужков навсегда! А Вы как считаете?
А. ПРОХАНОВ: Я думаю, что Лужков уйдет.

О. ЖУРАВЛЁВА: Просто синхронно с Путиным.
А. ПРОХАНОВ: Он уйдет. Моя интуиция говорит мне, что он должен уйти очень скоро, в мае, а может быть, и в апреле, потому, что вокруг него все время идет какое-то копошение. Не только в прессе, а аппаратное копошение, вокруг него не спокойно. Есть ощущение, что его сначала ослабляли, убрав от него его друга Шанцева, а теперь его просто убирают. Это будет непростая процедура для Москвы, очень непростая, потому, что Лужков создал московский централизм и такую на него одного замкнутую сложнейшую систему управления этим городом. И в этом городе, который управляется из лужковского кабинета, такое количество неподдающихся управлению тенденций, такое огромное количество мафий, экономических, этнических, и весь этот огромный конгломерат держится на Лужкове, потому, что он его создавал, он знает модель этой машины, он ею управлял, если он уйдет отсюда, с этого кресла, придет другой человек, из Тюмени…
О. ЖУРАВЛЁВА: С Чукотки. Там очень хорошие у нас управленцы.
А. ПРОХАНОВ: Они не смогут управлять этой машиной.
О. ЖУРАВЛЁВА: И что тогда произойдет?
А. ПРОХАНОВ: Более того, мне кажется, что вдруг Юрий Михайлович почувствует себя обиженным, что его незаслуженно устранили или устранят его таким образом, что он будет уязвлен. А кто ему помешает взять и в какой-то момент ухода не нажать ту или иную кнопку, которую необходимо нажимать каждый день, чтобы машина функционировала нормально? Поэтому уход Лужкова из Москвы процедура очень сложная.
О. ЖУРАВЛЁВА: Это как войска выводить? Нужно медленно и осторожно?
А. ПРОХАНОВ: Нет, это как пересаживать сердце. С человека в обезьяну или наоборот. Это сложнейшая трансплантация. Замена Лужкова на этом посту кем-то другим сложнейшая трансплантация, потому, что пациент может не выдержать, он может взорваться, на операционном столе начать дрыгать всеми конечностями и прибить хирурга бедного. Это действительно так, я не иронизирую. Это очень сложный политологический, политический и мировоззренческий процесс.
О. ЖУРАВЛЁВА: Я понимаю, если люди уже не представляют себе Москвы без Лужкова, даже те, кто в Москве проездом, то наверное да.
А. ПРОХАНОВ: Я не говорю о московских обывателях, я говорю о Ресине, с его строительным комплексом, говорю о колоссальных Восточных рынках, где управляют люди других стран и других регионов, я говорю о таинственных деньгах, которые не учтенные двигаются.
О. ЖУРАВЛЁВА: Это хорошо или плохо будет для Москвы?
А. ПРОХАНОВ: Я – московский обыватель. Я считаю, что я противник Лужкова, глубинный противник Лужкова. Я считаю, что на нем висит несколько огромных зон московских, на нем висит 1993 год, когда Москва, в центре Москвы был запален этот страшный костер Парламента.
О. ЖУРАВЛЁВА: Кстати, наши слушатели реагировали на Ваши танкистские фантазии, они говорят, что наши танкисты могут стрелять по Белому Дому.
А. ПРОХАНОВ: Да, они стреляли по Белому Дому, но я думаю, что Белый Дом лишался тепла, электричества, его окружали этими машинами, это всё не без санкции нашей мэрии драгоценной происходило.
О. ЖУРАВЛЁВА: Кроме мэрии там были и более высокие санкции.
А. ПРОХАНОВ: На нем лежит ответственность за московские события в 1993 году. Этого ему никто не простит. Я сам был под дубинками московского ОМОНа, я знаю, как безжалостно и страшно избивали ветеранов, женщин.
О. ЖУРАВЛЁВА: С этих пор московский и привозной ОМОН уже столько всяких случаев применял дубинки, в том числе и против женщин, и против детей, и против прохожих.
А. ПРОХАНОВ: Я просто помню эти дни, когда лилась кровь по улицам Москвы. И Москва была окутана пожаром. В центре Москвы сгорела демократия.
О. ЖУРАВЛЁВА: А Вы демократ?
А. ПРОХАНОВ: Я-то? Я, конечно, демократ. Я христианский демократ.
О. ЖУРАВЛЁВА: А Путин либерал!
А. ПРОХАНОВ: Типа Штрауса, помните? В общем, я демократ. Бооольшой демократ! Этого Лужкову не простит народ московский. Раз. Потом, Лужкову не простят огромный, страшный, такая раковая опухоль, Москва, как финансовая раковая опухоль, где крутится гигантское количество мерзких, чудовищных, неправедных мафиозных денег.
О. ЖУРАВЛЁВА: На этих деньгах люди какие-то невинные живут очень неплохо. Пенсионеры, которым доплачивают.
А. ПРОХАНОВ: На этих деньгах погибает Россия. Это деньги, которые Москва высосала из России. За пределами Москвы, не на 101-ом, а на 70-ом км кончается благополучие и начинается смерть. Россия ненавидит Москву.
О. ЖУРАВЛЁВА: Это правда.
А. ПРОХАНОВ: Москва была иконой России, на Москву молились, Москву шли защищать сибирские полки, Москва была примером для подражания. Сейчас Москва утратила свою моральную и метафизическую роль для России, благодаря тому, что здесь такие правители. Потом, во что превратилась Москвы этнически! Из-за коммерческих интересов здесь создали огромные загадочные анклавы.

О. ЖУРАВЛЁВА: А то в Москве никогда не было Китай-города, никогда не было Татарской слободы.
А. ПРОХАНОВ: Да нет! На 10 млн москвичей всегда было 7 млн иногородних.
О. ЖУРАВЛЁВА: 10 млн тут и не было.
А. ПРОХАНОВ: Во времена Грозного.
О. ЖУРАВЛЁВА: Немецкая слобода.
А. ПРОХАНОВ: Москва заминирована этими огромными, таинственными агломератами. Кто там? Триады китайские управляют? Кто там, какие боевые организации зреют? Они уже есть!
О. ЖУРАВЛЁВА: И это все Лужков?
А. ПРОХАНОВ: А кто? Это национальная политика города. Это огромный.
О. ЖУРАВЛЁВА: Но есть же еще федеральная политика. Город же не сам по себе существует!
А. ПРОХАНОВ: Наводнить Москву этими рынками азербайджанскими?
О. ЖУРАВЛЁВА: У нас президент ездит каждый день мимо наших окон, он что, не видит, что происходит здесь?
А. ПРОХАНОВ: Дальше продолжаю. Теперь Москва лужковская, она лишилась колоссального количества исторических памятников, здесь прошла такая страшная метла, здесь уничтожались…
О. ЖУРАВЛЁВА: Да и до Лужкова она много чего лишилась.
А. ПРОХАНОВ: И при Сталине, и при Пушкине, и при Наполеоне. Были снесены колоссальное количество памятников, там были снесены памятники советской эры, советского периода. Почему уничтожили гостиницу «Россия», «Москва», «Москва» - сталинская, та – хрущевская. Сейчас уничтожают Дом Художника. Это памятники эпохи, это эра целая. Они идут под снос. И, наконец, Москва – это не город для жилья. Видит Бог. В Москве нельзя жить, нельзя ездить. Москва Лужкова – это одна огромная, трагическая пробка, где сидят миллионы людей и ненавидят. Это фабрика ненависти, эти все московские пробки – они создают такой чудовищный климат в городе! Там сидят олигарх, застрял, или бомж застрял, или Вы застряли.
О. ЖУРАВЛЁВА: Есть люди, которые никогда не застревают. У них есть мигалки, у них все в порядке. Есть люди, которым в Москве жить неплохо.
А. ПРОХАНОВ: Я думаю, что Юрий Михайлович к ним относится.
О. ЖУРАВЛЁВА: Но мы с Александром Андреевичем Прохановым к ним не относимся. Меня зовут Ольга Журавлева. Спасибо. Всего доброго.
А. ПРОХАНОВ: Очень приятно. Приходите ко мне чаще.

http://echo.msk.ru/programs/personalno/506484-echo/
А. ПРОХАНОВ:

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»