ПОСЛЕДСТВИЯ 20 ЛЕТ РАЗРУХИ – КОГДА ДЕНЬГИ УЖЕ НЕ ПОМОГУТ…

К оглавлению "Актуальные темы" К оглавлению "Политическая безопасность"
К оглавлению самого интересного

Если в ближайшие годы Украина так и не найдет своего места в мировой экономике, то соседи это сделают за нее. И тогда нынешний кризис покажется золотым веком, так как большинство отечественных производств будут закрыты в связи с тем, что их продукция окажется неконкурентоспособной как на внешнем, так и на внутреннем рынке...

С момента распада СССР прошло почти 20 лет. В странах, возникших на его руинах, за это время успело родиться и вырасти новое поколение людей, для которых Советский Союз – почти такая же история, как и Киевская Русь или Древний Рим. Но в отличие от Руси и Рима, которые знакомы нам только по историческим артефактам, граждане новых, независимых государств до сих пор пользуются тем, что создано в СССР и сейчас начинает массово выходить из строя, полностью разрушаться.

В первую очередь это касается инженерной инфраструктуры городов и населенных пунктов, а также промышленных предприятий, электростанций, дорог… Катастрофа на Саяно-Шушенской ГЭС в России ясно показала, что любая мелочь может стать причиной крупного бедствия. И если кто-то надеется, что их «минует чаша сия», то следует вспомнить, что этого не удалось даже Христу.

Мы уже сейчас стоим перед угрозой целой череды рукотворных катастроф, которые обязательно произойдут в ближайшее время. Потому как за все годы «независимости» не только ничего не было сделано для того, чтобы ситуация улучшилась, но и проводилась последовательная политика, направленная на сознательное уничтожение всего, что досталось нам в наследство.

Как последний пьяница и глупец проматывает отцовское состояние, так Украина разбазарила практически все, что осталось в ее собственности после распада СССР. Разруха – это абсолютно естественный результат хозяйствования тех, для кого работа из-под палки была единственным знакомым видом реальности.

И значительная часть Украины превратилась в декорации для съемок фильмов с апокалиптическим сюжетом отнюдь не по вине неких внешних врагов – все это результат «хозяйственной деятельности» своих же граждан.

Характерным примером может служить судьба крымского колхоза-миллионера Калинино, который за 20 лет превратился из богатейшего предприятия в руины. Руины, над созданием которых прежде всего потрудились сами его жители.

За годы независимости страна вроде бы шла по пути развития к либерализму и демократии. Но… вроде бы, и не более. Вопреки досужим вымыслам демагогов всех мастей, невозможно построить новое общество со «старыми» людьми. Путь, который Западная Европа преодолела где-то за 800 лет от появления первых парламентов и Любекского, Бреславского и Магдебургского прав до современного проекта Единой Европы, нельзя преодолеть за одно поколение. Но так бездарно потерять то, что было, – для этого тоже надо было постараться.

Но вернемся от политики к экономике, технике и инфраструктуре. На данный момент перед Украиной для преодоления последствий износа и деградации практически всех систем жизнеобеспечения и большинства промышленных объектов стоит, как минимум пять основных проблем.

К сожалению, существующая украинская элита представляет собой едва ли не классический вариант превращения «грязи в князи» и потому уверена в том, что деньги способны решить любые проблемы. Вслед за элитой наученные телевизионной сказкой об американской мечте также думает и изрядное число обычных граждан. Все они ошибаются. Деньги никак не помогут решить проблемы, о которых речь пойдет ниже.

Руководить – некому

Несколько поколений советских граждан как мантру повторяли слова, которые приписывали Ленину: «каждая кухарка может управлять государством». Но вот незадача – Ленин этого не говорил.

А говорил он вот что: «Мы не утописты. Мы знаем, что любой чернорабочий и любая кухарка не способны сейчас же вступить в управление государством. В этом мы согласны и с кадетами, и с Брешковской, и с Церетели. Но мы отличаемся от этих граждан тем, что требуем немедленного разрыва с тем предрассудком, будто управлять государством, нести будничную, ежедневную работу управления в состоянии только богатые или из богатых семей взятые чиновники. Мы требуем, чтобы обучение делу государственного управления велось сознательными рабочими и солдатами и чтобы начато было оно немедленно, т. е. к обучению этому немедленно начали привлекать всех трудящихся, всю бедноту».

Итак, первая проблема на пути любых преобразований – отсутствие грамотных руководителей. Причем это касается абсолютно всех сфер управления от государственного сектора до частного бизнеса. В Украине не учат рационально и эффективно управлять ни государством, ни бизнесом. Все существующие «академии управления», системы подготовки «МВА» и прочее – не более чем теоретические курсы на основе общих знаний о природе.

Но даже после получения сносной теоретической подготовки молодому специалисту банально негде будет набираться практического опыта эффективного руководства. В связи с перманентным выборным процессом отбор кадров на высшие и средние управленческие должности в государстве ведется не по профессиональным признакам, а как угодно, в основном по принципу личной преданности.

В бизнесе, в связи с постоянно меняющимися правилами игры, управленцы получают хороший опыт кризис-менеджмента, но понятия не имеют, что делать в стабильной обстановке.

В итоге Украина не имеет никакого кадрового резерва для свершения любых преобразований в стране. Ни на уровне госуправления, ни на уровне бизнеса. У существующих же кадров нет опыта совместного решения проблем на основе кооперации. В результате любая серьезная проблема, которая потребует консолидации усилий от всего общества, быстро перерастет в катастрофу.

ИТР отсутствует как класс

Сказки о постмодерне, которыми СМИ и политики очень увлекались на протяжении последних десятилетий, агрессивная пропаганда культа потребления, идеализация воровской романтики и бум потребительского кредитования, которые последовательно обрушились на украинцев после распада СССР, привели к тому, что среди молодежи работать стало не модным. Модным стало «делать деньги».

В принципе ничего плохого в желании «делать деньги» нет. Но этот процесс обязательно должен сопровождаться производством материальных ценностей, иначе «делать деньги» скоро будет просто не на чем – все, имеющиеся в наличии, быстро распродадут. Однако модную тенденцию быстро уловил рынок образования, и количество предложений по подготовке юристов, экономистов и менеджеров стало расти в арифметической прогрессии.

В результате через 10 лет после получения независимости наступил кризис перепроизводства никому не нужных специалистов гуманитарного профиля, причем зачастую очень плохо подготовленных, так как за это время чуть ли не каждое советское ПТУ обзавелось статусом института или университета.

По инерции технические ВУЗы продолжали, конечно, готовить инженеров, но и для них работы не было – в 90-е годы заводы массово перепрофилировались в торговые центры и «доходные дома», сдавая корпуса под супермаркеты и бизнес-центры.

К началу нового, 21 века, ситуация с востребованностью инженеров несколько улучшилась, но к этому моменту оказалось, что готовить их практически некому и не на чем. Старая советская профессура постепенно уходит на пенсию, а заменить ее некем.

Научно-производственная же база для подготовки инженеров за время «независимости» стала напоминать экспонаты политехнического музея. Теоретически же подготовленный инженер – это вообще не специалист, его надо учить и учить, но вот деньги на такое послевузовское обучение далеко не всегда есть у работодателя, да и сам процесс вложения средств в подготовку молодого специалиста на производстве никак законодательно не регламентирован.

В итоге всегда есть риск, что выучившийся инженер благополучно уволится с предприятия и тем самым принесет предприятию значительные убытки, ведь средства на его подготовку никто не вернет.

Существует миф о том, что использование компьютеров в обучении очень помогает при подготовке специалистов, а знание современных пакетов прикладных программ для инженеров - ну просто обязательное условие. Но вот незадача, такие «компьютеризированные специалисты» в реальных условиях работать не могут и не смогут, так как не обладают в большинстве случаев ни пространственным мышлением, ни знанием материалов, ни представлением об общей технологии производственных процессов.

В лучшем случае они будут себя неплохо чувствовать в достаточно комфортных условиях какого-то предприятия за рубежом, но ни малейшей пользы от них в необходимом для Украины процессе модернизации промышленных предприятий не будет. Привычка постоянного использования «интеллектуальных костылей» служит надежным тормозом на пути к использованию полученных теоретических знаний на практике.

Квалифицированных рабочих нет, и появиться им неоткуда

Система профтехобразования в Украине приказала долго жить. Переориентация предприятий в торговые центры, мода на безделье и существенное превышение количества мест в ВУЗах над числом выпускников школ сделало профтехучилища и техникумы практически невостребованными.

Несмотря на то, что уровень предлагаемых зарплат для представителей рабочих профессий был и остается намного выше средней по стране, найти слесарей, столяров, токарей, фрезеровщиков и т.д. младше 30–35 лет практически невозможно.

Несколько лучше ситуация в строительстве, где кредитный бум последних лет вызвал рост новостроек, но и там квалифицированных рабочих очень мало, все больше – подсобные. С 1990 г. по 2010 г. число поступающих и выпускников профтехучилищ и техникумов неуклонно снижается.

Такими темпами Украина вскоре вообще утратит систему подготовки рабочих кадров. И тогда придется забыть не только о модернизации производства, но и о всякой производственной деятельности вообще.

Украина не имеет своего места в капиталистическом распределении труда

За 20 лет независимости Украина так и не смогла найти свое место в международном капиталистическом распределении труда. Обладая промышленным потенциалом на уровне ведущих стран мира, за последние два десятилетия на внешний рынок она оказалась способной предложить лишь химическое сырье, листовой прокат, зерновые и масличные культуры. То есть организовала у себя колониальный тип экономики, став придатком более развитой Европы.

С каждым годом очередное новое правительство прилагает массу усилий для дальнейшего уничтожения еще работающих высокотехнологических производств. Отсутствие условий для получения дешевых и «долгих» кредитов, глупая и неэффективная фискальная политика, попустительство рейдерству – все это приводит к постоянному уменьшению в украинском экспорте доли готовой продукции с высокой добавочной стоимостью.

Если в ближайшие годы Украина так и не найдет своего места в мировой экономике, то соседи это сделают за нее. И тогда нынешний кризис покажется золотым веком, так как большинство отечественных производств будут закрыты в связи с тем, что их продукция окажется неконкурентоспособной как на внешнем, так и на внутреннем рынке.

Коллапс – не за горами?

Уничтожение собственного производства, переориентация на потребление импортного ширпотреба, варварская эксплуатация промпредприятий, электростанций и инженерной структуры населенных пунктов привело к закономерному итогу: среди всех европейских государств Украина занимает первое место по ухудшению условий жизни после начала мирового финансового кризиса.

Первое место по падению производства. Первое место по инфляции. Первое место по девальвации национальной валюты. Первое место по падению ВВП. Такое первенство уже отражается на всех жителях страны. Но дальше ситуация будет лишь усложняться. Запаса прочности, который страна имела в 90-е годы, уже нет.

Сможет ли Украина самостоятельно справиться с названными выше проблемами? Возможно, и да, но на данный момент такой вариант развития событий представляется нереальным.

Юрий ГАВРИЛЕЧКО, ОДНА РОДИНА

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»