ДВА МИФА «МНОГОВЕКТОРНОЙ» ПОЛИТИКИ УКРАИНЫ

К оглавлению "Актуальные темы" К оглавлению "Политическая безопасность"
К оглавлению самого интересного

В последнее время слова «многовекторность» и «сбалансированная политика» являются правилом хорошего тона в политическом дискурсе современной Украины. Переключившись с безоглядной ориентации на Запад на «взвешенный подход» к построению отношений со всеми партнёрами, киевские власти повторяют слово «многовекторность», словно мантру, призванную убедить все население страны в безальтернативности поиска иных решений внешнеполитических вопросов.

Многовекторность выдаётся за современное изобретение, опробованное Леонидом Кучмой, которое наиболее полно отвечает интересам страны. Безусловно, нынешняя политика Киева куда более прагматична и взвешена, чем виляние хвостом у ног дядюшки Сэма при президенте Ющенко.

Тем не менее, сегодня Украина впадает в другую крайность, когда единственным вариантом построения отношений с Западом и Востоком признаётся только механизм игры на противоречиях обеих сторон. В этой мутной воде Киев надеется ухватить свою рыбку. Но в таком случае Украине грозит зависание между двух лагерей, которое не может длиться вечно.

Леонид Кучма испытал это на собственной шкуре, когда американцам надоела его многовекторность, и при очередном вираже в сторону России Леонид Данилович был ловко сбит прозападными революционерами.

Но наивно полагать, будто «многовекторная политика» является в действительности изобретением Кучмы. Принципы политической многовекторности прослеживаются на Украине с момента образования на её территории института гетманщины и лихорадочных поисков казачьей старшиной источника стабильного дохода, в качестве которого рассматривались и католическая Польша, и мусульманская Порта, и лютеранская Швеция, и православная Русь.

Отстранившись от навязываемых современных стереотипов о «мудрой и взвешенной» политике Киева после обретения суверенитета, хотелось бы развенчать два основных мифа, на которых зиждется сама идея многовекторности.

Миф первый

Многовекторная политика Украины обусловлена динамикой её развития и является современной внешнеполитической концепцией, позволяющей отстоять интересы государства.

Ряд экспертов связывает появление многовекторной внешнеполитической доктрины с распадом Советского Союза и попыткой постсоветских государств выстроить на международном уровне ровные и самостоятельные отношения со всеми партнёрами.

Другие видят в этом руку Запада, заинтересованного в дроблении единого евразийского пространства на кучку удельных княжеств, находящихся в процессе вечного соперничества.

Конечно, последние очень близки к правде, но на самом деле многовекторность Украины отнюдь не новомодное изобретение с европейским душком.

Основы этого стиля правления заложили украинские гетманы, долго размышлявшие, к кому выгодней прилепиться. Многие исторические фигуры украинской истории, даже те, кто рассматривается как поборники объединения с Россией, первоначально пытали счастья в иных землях.

Тот же Богдан Хмельницкий верой и правдой служил сначала польской короне, затем вместе с татарами эту самую корону грабил, а потом долго размышлял, с кем же лучше быть. Вернуться к польскому королю на поклон? Заключить долговременный союз с магометанами? Податься под власть православного русского царя?

Долго размышлял Богдан, пока не решился, что быть выгоднее всё-таки с Москвою. Только после этого кричали казаки на площади в Переяславе: «Хотим под царя белого, московского!» Потом Хмельницкий не любил вспоминать о своём участии в осаде Смоленска вместе с польскими войсками и иных походах под красно-белым знаменем польского орла.

Гетманы Иван Брюховецкий, Иван Выговский, Иван Мазепа, Петр Дорошенко, сын Богдана Хмельницкого Юрий и прочие, не раз бывали в союзниках у крымского хана и Оттоманской империи, у Речи Посполитой и Шведского королевства, заложив тем самым основы современной многовекторности.

Этим они привнесли «ген» политической измены в стиль правления украинской элиты и сформировали в ее среде извечное стремление «и рыбку съесть, и на шарабане покататься», что мы видим и сейчас.

Миф второй

Многовекторность – самый эффективный способ внешнеполитического дискурса украинского государства.

Говорится это в оправдание шкурной политики современной украинской власти, где личные амбиции превыше всего, а для публики выдумываются сказки об «інтересах нації». К сожалению, под интересами нации наши политики зачастую подразумевают свои личные выгоды.

Многовекторность Украины приводит лишь к усилению влияния Запада в регионе и сползанию Украины в лагерь атлантизма. Периодические реверансы в сторону Кремля воспринимаются Белым домом до поры до времени. Именно прикрываясь многовекторностью, украинское руководство имеет возможность вставлять палки в колёса любым начинаниям, нацеленным на объединение трёх славянских государств в единое геополитическое пространство, если на данный момент будет выгоднее отсидеться в стороне или примкнуть к США.

В действительности же многовекторность – тупиковый путь развития для Украины и по причине её евразийской сущности. Страна евразийского пространства, подпадая под власть стран атлантизма, обрекает себя на участь буферного государства – лимитрофа без надежды на будущее.

Чем характеризуется многовекторность украинской внешней политики, всем хорошо известно.

. Во-первых, это постоянное метание между двумя центрами силы, окончательно не принадлежа ни к одному из них.

. Во-вторых, это нарушение взятых на себя ранее политических обязательств и откровенное заигрывание со вчерашним врагом против своего вчерашнего друга.

В-третьих, это по-торгашески бессовестное ведение государственных дел и необременённость моральными принципами, когда одна идеология с лёгкостью меняется на диаметрально противоположную.

В-четвертых, это изоляционизм правящего класса, бегающего от одной кормушки к другой, и всё более дистанцирующегося от нужд народа.

Таким образом, приходим к выводу, что у элит независимой Украины могут быть две концепции внешней политики – либо многовекторная, либо прозападная. Причём, частенько украинскую многовекторность не отличишь от украинской прозападности – настолько похожи внешнеполитические ходы украинского руководства в обоих случаях.

Предвижу гневные окрики «національно свідомих», не согласных с подобной трактовкой. Однако существует геополитическая реальность, от которой не уйдешь. В геополитике также есть свои законы и принципы, как в любой науке. Отказываясь строить свою политику в соответствии с ними, мы заранее обречены на неудачи и «многовекторность».

Странно, что все понимают бесперспективность и невозможность жить в пренебрежении к законам физики, которыми управляются явления нашей жизни. При этом находятся те, кто, выдавая своё невежество за критическое несогласие, призывает жить вопреки законам геополитики, навязывая другим маршрут в политическую бездну.

К сожалению, славянство не является геополитической категорией из-за своей разнородности и политической разобщённости. Однако русские, украинцы и белорусы на протяжении веков делили общие радости и общие горести и не раз плечом к плечу добывали себе в бою право на жизнь, объединившись в мощное государственное образование.

Тысячелетняя история наших этносов настолько тесно переплетена и соткана воедино многовековыми духовными и культурными узами, что разделение на три народности кажется не совсем корректным. Объединительные процессы между нашими народами всегда увенчивались созданием мощного государства, что не всеми воспринималось с радостью.

В таких случаях зараза многовекторности подходит как нельзя лучше для ослабления евразийского славянства. Хуже может быть только безоглядная и от этого ещё более преступная ориентация на Запад.

Сергей Маньшин, Сегодня. Ру
Комитет

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»