ДОМОЙ, В СИЗО

К оглавлению "Актуальные темы" К оглавлению "Политическая безопасность"
К оглавлению самого интересного

Подходит к концу лето, собираются на зимние квартиры птички, а правительство Юлии Тимошенко постепенно перекочевывает в следственный изолятор. Некоторые там уже неплохо обжились. Макаренко, например, играет в шахматы со Зварычем (судьей-колядником), а Диденко, говорят, перестукивается с Лозинским. Арестованные дамы резко заболели. В такую погоду неудивительно. Скучает в Днепропетровске, оторванный от светского общества «резервист» Синьковский. И только Турчинов куда-то исчез. Злые языки говорят – укатил на курорт, пока братаны парятся на шконке. Нехорошо, не по понятиям…

Больше всего арестантов на сегодняшний день дало дело «Нефтегаза»–«РосУкрЭнерго». Помимо экс-главы Государственной таможенной службы Анатолия Макаренко, бывшего замглавы НАК "Нефтегаз" Игоря Диденко и экс-главы отдела энергетической таможни Государственной таможенной службы Тараса Шепитько, по нему арестована главбух таможни Марина Кушнир, которая сейчас находится в больнице.

И возобновлены уголовные дела в отношении экс-замминистра юстиции Евгения Корнейчука, открытые еще в 2009 году, когда Генеральная прокуратура инкриминировала ему превышение служебных полномочий в сфере вопросов, связанных с НАК "Нефтегаз" и представлением ее интересов в иностранных судах.

Интересно, что Кушнир и Шепитько – уже опытные арестанты. В прошлом году их даже наградили: за личное мужество при аресте. И Макаренко заодно с ними.

Я не прикалываюсь, а цитирую proUA, от 5.03.2009 г.

«Кабинет министров за значительный вклад в обеспечение энергетической безопасности Украины наградил отличиями и грамотами правительства заместителя начальника отдела Энергетической региональной таможни Тараса Шепитько и заместителя главного бухгалтера НАК «Нефтегаз Украины» Марину Кушнир. Об этом на заседании правительства сообщила премьер-министр Юлия Тимошенко. Такие отличия правительства получил и руководитель таможни Анатолий Макаренко.

«Я хотела бы наградить тех, кто сделал все для государства, невзирая на преступное давление, и обеспечил страну природным газом по очень умеренной цене, растаможил газ и донес его людям», – сказала Тимошенко.

По словам премьера, на данный момент Шепитько находится в СИЗО, невзирая на то, что суд постановил освободить его. Бухгалтер «Нефтегаза», по ее словам, находится сейчас в больнице в предынфарктном состоянии».

Читая, я плакал, а ночью мне снился Шепитько в облике Данко, который, вместе с Кушнир тащит людям ГАЗЗЗЗ!

Кроме Кушнир, по центральным делам (если не брать Киев) арестована только одна дама – экс-первый заместитель главы Государственного казначейства Татьяны Грицун. После задержания госпоже Грицун было предъявлено обвинение по ч.2 ст. 364 Уголовного кодекса Украины («злоупотребление властью или служебным положением, повлекшее тяжкие последствия»), ей грозит наказание в виде лишения свободы на срок от 3 до 6 лет.

По данным следствия, госпожа Грицун, как первый замглавы казначейства, с сентября прошлого года по апрель нынешнего давала указания подчиненным не перечислять 800 млн. грн. конкурсных гарантий участникам приватизации Одесского припортового завода (ОПЗ) – компаниям «Нортима» и «Фрунзе-Флора».

Она препятствовала возвращению средств вопреки платежному поручению Фонда госимущества. Адвокаты госпожи Грицун просили избрать меру пресечения в виде подписки о невыезде или в виде залога в размере 51 тыс. грн., однако суд отказал.

Дав санкцию на арест Грицун, Печерский райсуд также разрешил Генпрокуратуре провести обыск на квартире бывшего первого зама главы Государственного казначейства Александра Даневича в те времена, когда премьером была Тимошенко. Генпрокуратура возбудила против господина Даневича уголовное дело, обвиняя его в злоупотреблении властью, что причинило ущерб участникам приватизации ОПЗ.

Тревожные дни настали для профессора Богдана Данилишина. Еще когда он был министром экономики, мои знакомые из аппарата министерства откровенно посмеивались над своим неопытным шефом, изумляясь, какие опасные бумаги он собственноручно подписывает. Правда, потом стало известно, что книжный червь приобрел недвижимость на 2 млн. «зелени», и смеяться над ним перестали.

Сейчас Данилишину грозит «квартирка» с маленьким зарешеченным окошком и без кондиционера. Говорят, что его арест – дело времени и следственной процедуры. Недавно Генеральная прокуратура и КРУ провели обыск в Министерстве экономики и допросили должностных лиц.

Близкие к Администрации президента СМИ только упомянули тот факт, что в прошлом Данилишин визировал документы, позволявшие закупку продукции и товаров за государственный счет. Потом стало более четко понятно, за что Данилишину «плетут лапти»: за «Борисполь».

Отдельная «опера» у крымской группировки: Сенченко, Велижанский, Денисова, Котельников и другие. У народных депутатов Андрея Сенченко и Сергея Велижанского потихоньку «отжимают» их собственность – яхтенный клуб «Золотой символ» в Балаклаве.

Пресс-центр управления СБУ поясняет, что яхт-клуб «Золотой символ» ведет хозяйственную деятельность «с грубыми нарушениями действующего законодательства».

В частности, в Балаклавской бухте незаконно установлены пять понтонов, которые используются в коммерческих целях – для стоянки 200-250 маломерных судов. Эксплуатация плавпричалов, сообщает пресс-центр управления СБУ, осуществляется «Золотым символом» без разрешительных документов Министерства транспорта и связи и без освидетельствования регистром судоходства Украины.

Экс-министру труда и соцполитики Людмиле Денисовой, скорее всего, будет предъявлено обвинение в некорректном использовании бюджетных средств (мягко говоря). Отправят ли ее за решетку – неизвестно. По слухам, Денисова уже выехала из Украины.

Пока из всей группировки Сенченко сидит лишь Александр Котельников – экс-начальник Евпаторийского торгового порта. Порт специализируется на перевалке песка, обработке судов стамбульского направления или на так называемом челночном бизнесе. Имеет собственное месторождение на озере Донузлав.

Против Котельникова в марте были возбуждены два уголовных дела: одно по статье 364 (злоупотребление властью или служебной должностью), второе по статье 202 (нарушение порядка занятия хозяйственной деятельностью). В тюрьме здоровяку Котельникову стало плохо с сердцем, открылась ишемия, он попал в больницу.

Ну и последний крутой подследственный – бывший заместитель главы Госрезерва Николай Синьковский. Он был арестован за хищение имущества в особо крупных размерах и находится под стражей еще с апреля 2010-го.

По словам председателя СБУ Валерия Хорошковского, после ревизии в Госрезерве было выявлено разворовывание и нецелевое использование фондов Госрезерва на сумму почти 7 млрд. грн. На «группе Синьковского» висит исчезновение материальных ценностей на сумму свыше 530 млн. грн.

Арестованный зампред считается одним из самых опытных специалистов по материальным резервам. Имел дело и с зерном, и с нефтепродуктами и даже с ватой. На должность заместителя председателя комитета назначен еще 30 августа 2007 года, а уволен с должности 7 апреля 2010 года в связи с переездом в днепропетровский СИЗО.

Что можно сказать в заключение (пардон за тавтологию) о заключенных? Конечно, во всех этих делах есть политическая составляющая. Оно и понятно: когда в некомфортных тюремных условиях находятся столько «языков», язык не поворачивается (о, блин, опять тавтология!) болтать лишнее о своих оппонентах.

Поэтому каждая из группировок БЮТ, которая «потеряла» собрата в СИЗО, озабочена не глобально-политическими вопросами, а сугубо прикладными: как спрятать деньги, сколько заплатить следователям, как не дать уворовать лишнего адвокатам. Потому и заявления от того же Сенченко и Велижанского исключительно конкретного характера. Они, например, протестуют против нарушения правил передачи продуктов, назначения Котельникову.

Не говорит лишнего и Леди Ю. Сидит тихонечко на пляже и ботокс чешет. И друг ее верный Александр Турчинов тоже сидит на пляже, в далеком зарубежье, и тоже что-то себе чешет, молясь, чтобы и его не повязали. Потому, что в СИЗО и среда не та, и обстановка не для снобов, и кормят чуть хуже, чем в ресторанах Жени Карр.

Вообще, на плохой рацион жалуются все: и Диденко (у него от еды зубы болят), и Макаренко (не похоже на кухню ресторана «Эгоист»), даже ко всему привыкший Шепитько. Не голодает, похоже, только Лозинский.

Он вообще, судя по всему, доволен и следствием, и условиями содержания. Щечки – как у хомяка. Читает свое дело. Прочитал первые пять томов. Осталось еще 34. Не знаю, какой там у Лозинского прейскурант, но, по слухам, в деле все так мутно, что даже у бывалых следаков голова кругом идет. И пистолет у сельского дурачка Олийныка якобы был, и факт борьбы между ним и Лозинским признали.

Все к тому ползет, что из бомж-сафари дело будет переквалифицировано в тяжкие телесные в результате спарринга. А Лозинский, освобожденный от партийной принадлежности и материальных ценностей, отсидит лет пять и поедет в свое бывшее собственное лесничество – кабанов стеречь. Потому что из всей братии «политических» «бютовцев» он один – уголовный.

Егор Смирнов, Версии

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»