ЧАМУ Ж МНЕ НЕ ПЕЦЬ, ЧАМУ Ж НЕ ГУДЗЕЦЬ!..

К оглавлению "Актуальные темы" К оглавлению "Политическая безопасность"
К оглавлению самого интересного

Прекратить нападки на братскую Белоруссию!
«Кровавый режим»
ЧАМУ Ж МНЕ НЕ ПЕЦЬ, ЧАМУ Ж НЕ ГУДЗЕЦЬ!..
ЧАМУ Ж МНЕ НЕ ПЕЦЬ – 2
ЧАМУ Ж МНЕ НЕ ПЕЦЬ, ЧАМУ Ж НЕ ГУДЗЕЦЬ!..

Часть третья

Мы долго не приступали к третьей части повествования не потому, что выжидали, а хотелось проанализировать реакцию на первые публикации. Ознакомившись внимательно с многочисленными "отзывами" на различных форумах, получив сотни писем и сообщений, мы не нашли ни одного откровенно ругательного или с угрозами. Самым убийственным было обвинение нас в том, что мы насмотрелись про "кубанских казаков" и на большее не способны. А оскорбительным: Врете! Такого при Лукашенке быть не может! Написано это было латиницей, значит, явно не из Белоруссии.

Разноцветье осенней листвы еще остающейся на деревьях вдоль дороги за чуть горбатым мостом через гордость белорусов - реку Неман приковывало взгляд и радовало почти девственной красотой нетронутых посадок берез, кленов, дубков в соседстве с соснами и елями, в зелени которых кленовые яркокооранжевые до багровых листья казались новогодними елочными украшениями. Обратили бы мы внимание на эту красоту, если бы в своей поездке столкнулись с ожидаемым нами "разлекламированным" произволом белорусских властей и запуганным народом этой удивительно непохожей на нашу республики? Конечно нет! Мы уезжали от Ядвиги с настроением явно не в пользу лидерам и пособникам БНФ. Особенно врезалось сказанное приютившей нас полькой: у нас не было плохих руководителей страны, все были из простых и честных, рядовых партизан и пулеметчиков. Был, пся крэв, адзин казел белавежский, дык не без урода жа, гэта - каб гэтаких не хацелася болей.

Березовка раскрылась неожиданно, и сразу - заводскими корпусами. Всемирно известный стеклозавод с почти стодвадцатипятилетней историей - цель нашей поездки. Именно здесь, как трубили антилукашенковские голоса, против власти выступил трудовой коллектив. Наша газета комментировала эти события, и неожиданный приезд на завод Президента Белоруссии Александра Лукашенко. Мы тогда связались по телефону прямо с цехом завода и, кажется, стеклодув объяснил нам все по-рабочему, приняв за провокаторов от БНФ (дословно прямую речь рабочего привести не можем, а желающим дадим послушать запись на диктофоне).

Проехав по красивым, чистым и нарядным фасадами домов улицам города, мы подъехали к заводоуправлению. Нас бы очень удивило, если бы навстречу нам никто не вышел, а то, что встретить нас соизволил сам директор завода в сопровождении заместителя, подтвердило ставшее для нас уже убеждением: всякая революция (или ее завоевания) лишь тогда чего-нибудь стоит, если умеет защищаться. Мы не видели и не замечали "сопровождения", мы никому не говорили о цели нашей поездки, но о нас, оказывается, знали.

- Здравствуйте, как доехали? Я директор Игорь Батян, а это заместитель директора - Владимир Погодский.

Батян. Именно так и должны были прозвать прадеда Игоря, а приметные для регистрации имена давали в Империи по внешним признакам и почету. Батян - от Бати. Будь он в армии, за глаза так бы и звали - Батя. И ростом вышел, доброту во взгляде не растерял, и ручища не показывала силу в рукопожатии, а снисходительность к слабому.

- Что ж вы, товарищи и соседи, не предупредили о приезде? Приглашаю в кабинет. Там и расскажете о своих планах и проблемах. Владимир Николаевич, - обращаясь к заместителю, - распорядитесь насчет пропусков.

- Даже с Вами нужно пропуск? - спрашиваем у директора.

- А как же. Я ведь не хозяин, а всего-навсего директор, а хозяева - акционеры, они меня и назначили обеспечить производство и порядок на нем.

Отдали в бюро пропусков командировки, удостоверения и через несколько минут были в кабинете директора.

- Я оставляю вас Владимиру Николаевичу, а сам я сегодня с утра с общественными контролерами проверяю все четыре общежития и

профилакторий. Потом диспетчерская планерка, потом и еще потом…

Вечером встретимся.

- Но, хотя бы один-два вопроса…

- Вечером, в нерабочее время.

Время "до вечера" было насыщено таким объемом информации, что на переваривание и расшифровку аудиозаписей понадобилось несколько дней. Как-то разделить или классифицировать увиденное и услышанное по отдельным темам невозможно, потому что как в огромном цветном калейдоскопе менялись мозаичные картинки красоты, профессионального таланта и гордости, чарующие звуки творения чуда, мелодичный перезвон изделий, о возможном существовании которых мы и не могли представить.

Главный художник завода Василий Дмитриевич Самохвалов - еще одно из чудес стеклозавода "НЕМАН". Его рассказ - тема отдельного повествования. А то, что он нам поведал и показал - было не только познавательным. В хранилище и запасниках завода сберегается около двенадцати тысяч "сигнальных" экземпляров оригинальных изделий, которые отнесены к произведениям искусства. Там же хранятся макеты и эскизы изделий, выполненных в единственном экземпляре для вручения государственным и политическим деятелям, царям и императорам, маршалкам сейма и канцлерам. Есть и для королевы, и Отца народов, маршалов, полководцев,

Ворошилову, Брежневу, Хрущеву, Мазурову, Машерову, Якубу Коласу и Янке Купале,

Песнярам, Папе Иоанну Павлу II, Назарбаеву,
Кочаряну, Гагарину и Терешковой… Музей завода - как выставочный зал мирового масштаба.

Впечатляют и цеха завода, как и состав рабочих. Мы увидели много молодежи, среди которых - практиканты Технического училища. А те, кто уже закончил обучение, работают рядом с опытными наставниками-мастерами.

- Владимир Николаевич, - спрашиваем у сопровождавшего нас заместителя директора (кстати, когда мы говорили Игорю Батяну: "Ваш заместитель", он нас вежливо поправлял: "У меня нет замнестителя, он заместитель ди-рек-то-ра"), - а можно мы поговорим с рабочими.

- Сейчас не нужно. Будет технический перерыв, тогда и поговорите, а сейчас это небезопасно. Большие температуры, и есть определенные правила техники безопасности.

- Тогда расскажите нам о рабочих. О старых и молодых.

- Видите эту девчушку? Еще прадед ее работал на заводе. У нас много работает представителей семейных и родственных династий. Особенно среди выдувальщиков. Есть и инженерная династия - Шалли с корнями от самого основания завода, Шевчики и Шиманские от довоенных времен, Богинские, Брили, Валевские, Германовичи, Козаки, Клюкевичи, Кисляки, Коломыцкие, Михалькевичи, Иванюки, Павловские…

- Вы по памяти знаете все эти фамилии…

- Еще бы, каждая династия - своя школа, свой стиль, иногда неповторяемый, как рука художника, как голос певца, как пение птицы.

После обеда в заводской столовой, где нам пришлось заплатить за обед, который для рабочих был бесплатным, мы познакомились с органами местного самоуправления города и узнали много интересного в деятельности Березовского городского исполкома. Председателем горисполкома В.А.Еводик бала любезно предоставлена информация о ходе внедрения в городе Государственных социальных стандартов. Социальные стандарты в обслуживании населения свидетельствуют об уровне деятельности местных органов власти в выполнении программы правительства и государства по обеспечению достойных условий жизни в городе, поселке, селе и стране. Государственные стандарты в области жилищно-коммунального хозяйства, образования, связи, транспорта, здравоохранения, торговли и бытового обслуживания, и даже - уличного освещения. При обеспечении тридцати Государственных стандартов, только по одному горисполком сам не может выполнить норматив - по плотности телефонных аппаратов на 100 человек: нужно 27, а есть только 16. Нам бы хоть столько!

Посетив одно из четырех заводских общежитий, в конце рабочего дня мы вернулись на завод. В ожидании директора, у которого заканчивалась встреча с иностранной делегацией в заводском профилактории, мы делились впечатлениями, а Светлана "добивала" диссидента.

- Ну, что, Гуцул, где и в какой нашей звездной гостинице такие условия? Где и в каком общежитии стоимость проживания за месяц менее сорока гривен? И в какой нашей гостинице нет тараканов и клопов при стоимости ночи в 120-140 гривен?

- Отстань, достала! - Гуцол поднял руку, задержал ее на весу и отмахнул. Всеми этот жест был воспринят как капитуляция.

Вообще-то мы все любим Гуцола, он отзывчив, коммуникабелен, способен на некоторые жертвы для дела и друзей и ему нравится, когда его называют Гуцолом. А вообще-то его зовут Владимир Ильич.

Почти через час после окончания рабочего дня в приемную прибыл Игорь Батян и пригласил всех в кабинет.

- Завод посмотрели? А музей? С рабочими поговорили? Пообедали? Доложили мне, что и в общежитии побывали. Значит, все? Если что не так, то уж не сердитесь. - И директор встал со стула у приставного столика, протягивая руку для прощального рукопожатия.

- Простите, но Вы обещали ответить на несколько наших вопросов, и мы очень просим Вас выделить для этого несколько минут. Ну, хотя бы два-три вопроса.

- Давайте три ваших вопроса. - Директор прохаживался вдоль длинного стола заседаний на котором мы выложили диктофоны, блокноты и ручки, а Сергей разложил весь арсенал фотоаппаратуры.

- Вам, безусловно, известны высказывания украинских политиков и поддержка ими Резолюции "по Беларуси", как Вы - белорус оцениваете это и как, по Вашему мнению, реагируют на такие антибелорусские выпады граждане Вашей страны?

- Я не политик, а директор завода, на плечах которого жесткий план и забота о людях. Мне незачем осуждать или обсуждать что там у ваших и других политиков за причуды. Главное - нужно всегда уметь "на себя оборотиться", а уж потом крутить головой по сторонам...

- И все же, Вас разве не задевает то, что Ваши ближайшие соседи нехорошо отзываются о Белоруссии и ее Президенте?

- Наши ближайшие соседи - это рядовые украинцы, русские, литовцы, поляки, которые часто приезжают к нам на завод, и я никогда ничего плохого о нашей стране и ее Президенте от них не слышал. А что касается их отзывов, то они действительно восхищаются нашими достижениями, завидуют зарплате наших рабочих и даже просятся к нам на работу.

- И какая же у Ваших рабочих зарплата?

Во-первых, не у моих, а у рабочих завода, а во-вторых, все зависит от характера труда и его сложности, личного вклада в производство,

профессионального уровня, таланта, стажа работы и многих других показателей. Рабочие основных профессий, которые заняты непосредственно на производстве, получают в среднем в перерасчете на условные единицы - не мене 250-300, служащие - до 200-250, уборщица - до 130-150.
Но это еще не все, у нас существует программа социальных выплат, работникам завода предоставлены и созданы условия для пользования детсадами и яслями на льготных условиях, есть заводской профилакторий, Дворец культуры на заводском обеспечении. При выходе на пенсию мы выплачиваем единовременное пособие около полутора тысяч условных единиц.

- Выходит, что у вас здесь как при Советской власти?

- Кстати, это уже четвертый вопрос, он я отвечу и на него. Я бы так не говорил: как при Советской власти. У нас - как в Республике Беларусь! А это значит, что даже и лучше, чем было!

- Спасибо, мы расскажем все нашим читателям. Мы получили огромное удовольствие от нашей встречи и желаем Вам и всему братскому народу процветания и стойкости.

Гуцол первым подошел к Игорю и крепко, как мог, пожал необъятную ладонь белорусского директора, покорившего даже нашего Владимира Ильича.

Петро ХАВКАТЫЙ
www.og.com.ua
16 декабря 2005

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»