Продажные против продажных: внутренняя борьба в КПРФ

К оглавлению "Актуальные темы" К оглавлению "Политическая безопасность"
К оглавлению самого интересного

События, связанные с противоречиями между руководством Московской и Санкт-Петербургской организаций и ЦК партии стали знаковыми для актива КПРФ, окончательно прояснили внутриорганизационную политику ее руководства.

Что такое КПРФ? В обществе в отношении этой старейшей в России партии сущесвуют разнообразные мнения, в том числе полярные: замшелые остатки советского прошлого, бабушки которым разрешили поорать; угроза самому святому – частной собственности и личной свободе; кагал кровавых евреев – ненавистников России и Православия с сатанинским учением Карла Маркса (Мордехай Леви Строс); великая партия Ленина и Сталина, единственная надежда трудового народа; оплот русской нации и Православия; продажные подлецы-соглашатели, предатели трудового народа; сторонники социал-демократии, социализма с человеческим лицом; а чаще безразличие. Несмотря на потерю влияния, КПРФ – политическая реальность России, и реальность парадоксальная.

На самом деле КПРФ – партия рыночного пути развития России, национализма и господства буржуазии; недаром руководство КПРФ расхваливает китайский путь – это и есть его истинная ориентация. При этом оно не чуждо гуманизма и признает советское прошлое, что свойственно и китайской власти, но в рамках буржуазного проекта. КПРФ – партия идей Перестройки, идей Горбачева в их конструктивном понимании. Если действительность диктует несостоятельность капитализма, КПРФ признает это, но продолжает лавировать чтобы достичь своих классовых интересов. Об этом говорит ее история – когда она пользовалась успехом, была востребована обществом – это была респектабельная националистическа партия, когда поддержка сжалась до электорального гетто – вернулась к протесту и левым лозунгам. Избиратели КПРФ – националисты, социал-демократы и коммунисты – люди в основном умеренных взглядов, не готовые к решительным действиям. Остальная часть протестного электората не ходит на выборы, либо поддерживает ЛДПР и Справедливую Россию. В партии состоят как радикалы-коммунисты и националисты, так и неисправимые соглашатели, к которым относятся большинство руководителей, видящие партию только как придаток правящего класса, дрейфующие в сторону власти, если есть возможность. Между этими двумя группами пока мир, но перые выражают интересы пролетариата, вторые – буржуазии, неизбежно возникновение классовой борьбы. Мир между патриотами буржуазными и пролетарскими был возможен из-за экономико-политической обстановки в стране, сейчас, по мере нарастания трудностей, она меняется. Программа КПРФ удовлетворяла и тех и других, а в организационном размежевании радикальные коммунисты не видели смысла в том числе из-за иллюзии внутрипартийной демократии.

В КПРФ существует противоречие между ее буржуазной природой и советской формой организации, в отличие от других партий, где все зависит от политического заказа: воли руководства и финансирования, в КПРФ есть слой «бесплатных» функционеров среднего звена, которые создают дополнительную интригу. Это обычные гражданские активисты, в основном непрофессионалы, и нередко не слишком адекватно оценивающие ситуацию, что еще в большей степени подходит активу – людям пожилым, часто путающим руководство КПРФ с «непогрешимым» руководством КПСС. Эти люди все же приносят доход руководству партии, бесплатно участвуя в выборных компаниях и массовках, и поэтому структуру надо держать под контролем, не дать ей развалиться, а при угрозе конкурентов манипулировать мнением членов. Руководство КПРФ имеет большой авторитет среди пожилого актива партии, и пропаганда при помощи партийных газет неизменно приносит ему успех в борьбе с противниками; также активисты слушаются своих секретарей, в совершенстве владеющих приемами манипулирования еще с советских времен. Многие члены партии уверены что ЦК обладает «божественной благодатью», а Зюганов – «русский царь, помазаник божий». В таком религиозном сознании естествененно есть место и «больным членам тела Святой Матери-Церкви», «еретикам-неотроцкистам».

После установления монополии «Единой России» КПРФ потеряла поддержку правящего класса, но не почву под ногами, превратилась из влиятельного политического игрока в маргинальную партию, что вызвало полевение ее идеологии, ориентацию на уличные акции. Режим стал все менее заинтересован в существовании КПРФ, она могла потерять статус системной партии, если бы не ухудшение экономической ситуации, принесшей рост поддержки избирателей. При этом левое движение стало интересно антироссийским «либеральным» силам, политическое «хозяйство» которых потерпело крах. Каспаровцы начали с гражданской демагогии, но убедившись что народ их не поддерживает, предприняли покупку маргинальных левых. Левые стали вновь пользоваться спросом. В этом отношении положение руководства столичных организаций КПРФ оказалось в выгодном положении: кроме городской администрации могли появиться и другие клиенты. Доказывает это ряд фактов: попытка провести в Москве совместный митинг с оранжевой оппозицией, соглашательская позиция Комитета защиты прав граждан во главе с С.В. Никитиным, сговор с Лужковым во время выборов в Мосгордуму, продажа Юго-Восточного окружкома, защита авантюристов Басанца и Милосердова. Эти возможности привели к разногласиям с верхушкой партии, стремящейся сохранить управление своей структурой. Бизнес-конкуренция сопровождается на этот раз идеологической борьбой, оппозиционеры, подчеркивая свой отход от националистического проекта КПРФ рядятся в тогу «марксистов», что находит отклик многочисленных «леваков» в движении, что с их стороны весьма наивно. КПРФ вынуждена бороться с этими «вражескими агентами», грозящими отобрать хлеб, всеми средствами, позабыв про стыд и совесть.

Внутрипартийная борьба приняла форму, которая может показаться многим членам партии, питающим иллюзии о внутрипартийной демократии, циничной. Руководство партии показало, что не уважает мнение региональных организаций, вмешитваясь в их внутренние и дела, и нарушая при этом не только внутрипартийные нормы и нормы морали, но и официальный устав. Редакцию сайта comstol.ru, сторонников руководства Московской организации, настигла клеветническая компания, развязаная ЦКРК, они были принуждены закрыть свой сайт, бывший весьма популярным и содержательным. Предательский, соглашательский облик руководства КПРФ выступил как никогда ясно, вкупе с отвратительной мракобесной демагогией, вызывая протест у радикально настроенных членов партии. Иллюзии о внутрипартийной демократии в рамках КПРФ уходят в прошлое, всем ясно, что она – лавочка буржуев, на смену приходит классовая демократия и самоорганизация коммунистов. Такая самоорганизация возможна в виде создания «подводного течения», «теневой» фракции, которая будет организовывать борьбу на основе своих принципов, и ни в каком другом.

Положить конец нездоровому интересу к партийным склокам и бомжовским партийным ставкам по 15-20 тыс. рублей среди молодежи! Время вырасти из коротких штанишек зюгановской бюрократии! Противоречие между двумя бандами оппортунистов разрешить нельзя, восстановить в партии демократию можно только придавив буржуйских прихвостней, бороться не за интересы оппортунистов, а за интересы пролетариата!

Автор: Роман Довольнов
http://pravda.info/kompromat/80995.html
2010.08.31

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»