Ученый совет МГУ все же «прогнулся» под Сванидзе

К оглавлению "Актуальные темы" К оглавлению "Политическая безопасность"
К оглавлению самого интересного

Справка KM.RU:
«Многолетний опыт доказывает: если Сванидзе кого-то обвиняет, то тот, кого он обвиняет, прав с вероятностью до 99,9%. В данном случае Сванидзе пытается поставить под сомнение учебник, написанный на основе надежных, многократно проверенных документов <…> Если Сванидзе пытается их оспорить, то он, несомненно, заслуживает внимания всей комиссии по борьбе с фальсификацией истории, членом которой он является, в качестве наглядного пособия». Анатолий Вассерман

Скандальное «дело историков», инициированное компанией Сванидзе-Брода-Нухажиева, все же стало предметом разбирательства и для научной общественности. 15 сентября прошло заседание Ученого совета МГУ, на котором рассматривалась ситуация, сложившаяся вокруг учебного пособия профессоров А.С. Барсенкова и А.И. Вдовина «История России. 1917-2004» и его последующих изданий.

Как сообщил «Русскому обозревателю» один из авторов учебного пособия Александр Вдовин, заседание совета прошло в целом «миролюбиво». Правда, «миролюбие», откровенно говоря, было проявлено непосредственно к авторам пособия – их не будут отстранять от преподавания. Или запрещать какие- либо их курсы. Однако, по существу вопроса – имеет ли право кто-то устраивать над не устраивающими его лично (или его заказчиков) историческими исследованиями показательные судилища, мнения разошлись. На заседании мнение Ученого совета разделилось примерно поровну –половина его участников выступила в защиту Вдовина и Барсенкова, зато вторая половина (к вящему позору отечественной профессуры), поддержала позицию Николая Сванидзе.

В результате Ученый совет принял решение создать экспертную комиссию, «включающую высококвалифицированных специалистов из МГУ, РАН и др. научных и учебных учреждений для проведения научной экспертизы учебного пособия А.С. Барсенкова и А.И. Вдовина», под председательством академика РАН, профессора Ю.С. Кукушкина. Эта комиссия в течение двух месяцев должна подготовить свое экспертное заключение, насколько достоверными являются источники, использованные при создании этого учебного пособия, и о «возможности и целесообразности» его дальнейшего использования для преподавания истории.

До получения этого экспертного заключения совет решил приостановить использование пособия Вдовина и Барсенкова в учебном процессе, и рекомендовал предпринять аналогичные действия Учебно-методическому совету по истории и искусствоведению УМО по классическому университетскому образованию. Кроме того, теперь Вдовин и Барсенков имеют возможность самостоятельно объяснить СМИ суть вопроса и характер предъявляемых им претензий – до решения Ученого совета это считалось «не этичным».

Казалось бы, проблема решена, вопрос о спорных моментах учебного пособия передан на рассмотрение профессиональным ученым, а самим его авторам кары как будто уже не грозят. Однако в резолюции Ученого Совета есть и ряд тревожных моментов, которые заставляют с тревогой отнестись к будущему национальной исторической науки.

С одной стороны, Ученый совет подтверждает, что «традиции университетской автономии и академических свобод исключают преследование ученых за их научные взгляды». Однако совет с первых же строк своего постановления спешит заверить, что «авторское учебное пособие А.С. Барсенкова и А.И. Вдовина не отражает позиции Ученого совета факультета по ряду содержащихся в издании суждений и оценок», и «в тексте пособия содержатся факты, вызывающие сомнения в своей достоверности».

А далее Ученый совет спешит заверить, что «содержание учебников и учебных пособий, используемых в учебном процессе, не должно противоречить принципам, заложенным в образовательных стандартах высшего профессионального образования по специальности «история», в нормативных актах Московского университета, ориентирующих на воспитание национального согласия в обществе, толерантное восприятие социальных, этнических, религиозных, культурных различий».

Простите, а где это в «нормативных актах» МГУ есть такое положение о «воспитании… толерантного восприятия» этих вышеупомянутых «различий»? А если такого положения в «нормативных актах» просто нет, то и этот пункт резолюции просто бессмыслен.

Дальше Ученый Совет, с одной стороны, «выражает озабоченность» из-за того, что обсуждение учебного пособия Барсенкова и Вдовина «вышло за пределы научной дискуссии, ведется в плоскости политизированных, ангажированных оценок и … стало инструментом PR-кампаний». И тут же постановляет: «Дополнительно привлекать для рецензирования независимых экспертов из различных вузов и научных учреждений, а в случае необходимости, по решению Ученого совета, – общественных организаций». То есть, все тех же Сванидзе, Бродов и Нухажиевых и им подобных.

В отличие от Ученого совета МГУ, куда больше последовательности и ответственности проявили участники состоявшихся 13 сентября открытых слушаний «Русская история ХХ века — свобода исследования или свобода преследования?». В ходе слушаний выступили известные ученые и общественные деятели: Ашкеров А.Ю. (д. д. н.), Борисов Б.А., Вассерман А.А., Галкина Е.С. (д.и.н., профессор), Гафуров С.З. (к.э.н.), Данилин П.В., Елисеев А.В. (к.и.н.), Крылов К.А., Межуев Б.В. (к. к. н.), Митина Д.А., Самоваров А.В., Сергеев С.М. (к.и.н.), Симиндей В.В., Соловей В.Д. (д.и.н., профессор), Холмогоров Е.С. («Русский Обозреватель»), Хомяков В.Е. («Народный Собор») и другие. Этот длинный список приводим специально, чтобы сразу отмести подозрения в однотипности взглядов участников слушаний.

Тем не менее, при всём различии своих общественных и политических позиций, выступавшие и участники слушаний сумели выработать совместные подходы к большинству поставленных «Делом историков» вопросам.

В первую очередь, всеми было признано, что устроенная Сванидзе кампания, в ходе которой тот перешел от публичных нападок к угрозам привлечения к делу прокуратуры, создает опасный прецедент ограничения конституционных прав свободы слова, мысли и научного исследования. Причем кампания эта развернута хотя и частным лицом, но злоупотребляющим вверенными ему общественными статусами (в данном случае члена ОП и члена президентской комиссии по противодействию фальсификации истории). Более того, в ходе этой кампании были грубо попраны и законодательство страны, и регламент Общественной палаты, превращенной в судилище, и нормы элементарной человеческой порядочности.

Как выяснилось, 6 сентября во время заседания Комиссии по межнациональным отношениям и свободе совести Общественной палаты, которое «осудило» учебное пособие, многие члены этой комиссии не только не присутствовали, но и узнали о вынесенном «вердикте» лишь задним числом. В ходе этого «заседания» творились откровенные манипуляции – учебное пособие выдавали за учебник, хотя «учебник» по действующим в РФ правилам должен содержать только безоценочную информацию, в то время как «учебное пособие», каковым и является издание профессоров Вдовина и Барсенкова, содержит изложение авторского курса. Согласно письму Минобразования: «В отличие от учебника, пособие может включать не только апробированные, общепризнанные знания и положения, но и разные мнения по той или иной проблеме».

Более того, те отрывки, на основании которых Сванидзе, Брод, Нухажиев и прочие делали выводы об «экстремистской направленности» пособия, были просто передернуты. Например, вызвавшая столь нервную реакцию фраза: «В Советском Союзе из 70 лет его истории значительная часть приходится на годы правления, когда лидерами страны были лица нерусской национальности». Она была вырвана из абзаца, имеющего противоположный смысл: «В некоторых аспектах «советский империализм» давал «младшим» партнерам даже большие возможности, чем западные модели. Трудно представить, например, индийца премьер-министром Соединенного Королевства, а вьетнамца — президентом Французской Республики. В Советском Союзе из 70 лет его истории значительная часть приходится на годы правления, когда лидерами страны были лица нерусской национальности». То есть, слова, говорящие о повышенной толерантности нашего общества в советский период, была извращена Сванидзе Н.К. до прямой противоположности.

Особую тревогу у всех участников общественных слушаний, опять же, не взирая на разницу политических взглядов, вызвала попытка устроителей кампании использовать «чеченский» метод давления на «обвиняемых». Речь идет о том, что после заявления чеченского омбудсмена Нухажиева о том, что он готовит в суд обращение по поводу этого пособия, якобы клевещущего на чеченский народ, исторический факультет МГУ посетил адвокат Мусаев М.А.. Последний прямо пригрозил Вдовину и Барсенкову судебным процессом в городе Грозный и принудительной доставкой на этот процесс. На слушаниях отмечалось, что подобное действие противоречит ст. 32 УПК РФ, о чем адвокат не мог не знать (то есть прибег к заведомо ложной угрозе). «Подобное использование юрисдикции судов Чеченской республики, то есть судов, находящихся в зоне повышенной террористической опасности, как средства давления и запугивания — исключительно настораживающая и антиправовая тенденция»,— отмечается в резолюции, принятой на общественных слушаниях.

В связи с вышеуказанными обстоятельствами и еще рядом других участники слушаний обратились к Генеральному прокурору РФ Ю.В. Чайке с просьбой пресечь попытки использования прокуратуры как «дубинки» при решении идеологических и политических споров. А председателя Верховного Суда РФ В.М. Лебедева участники слушаний убедительно просят изучить правовое положение судов Чеченской республики с тем, «чтобы исключить антиправовое расширение их юрисдикции на всю территорию Российской Федерации».

К руководителю администрации Президента РФ и председателю Комиссии по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России Нарышкину следует обращение рассмотреть вопрос о целесообразности дальнейшего пребывания Сванидзе в составе данной комиссии. А к секретарю Общественной палаты — Велихову и всем членам Общественной палаты — просьба не допускать «трибуны и авторитета Общественной палаты для организации идеологических преследований и «охоты на ведьм». И также рассмотреть вопрос о целесообразности пребывания Сванидзе во главе комиссии по межнациональным отношениям и свободе совести.

Участники слушаний сочли необходимым обратиться и к главе Чечни Р.А. Кадырову с просьбой устранить перекосы в деятельности республиканского уполномоченного по правам человека Нухажиева Н.С. Они отмечают, что последний уже не первый раз вместо защиты прав человека в Чеченской республике заявляет претензии защищать интересы всех лиц чеченской национальности на территории России, «причем не только в случаях, когда были нарушены их права человека».

Рамзану Ахматовичу откровенно говорится, что «использование мнения чеченского народа, юрисдикции судов ЧР и т. д. в качестве пугала в интересах «заказывающих», являются средством разжигания межнациональной розни. А проще говоря, только усиливают в российском общественном сознании негативное отношение к чеченцам вообще, чего, очевидно, Рамзану Кадырову вовсе не хочется.

Максим Хрусталев, 16.09.2010
Читайте также:

Либералы против истории России
С русскими историками расправились руками чеченцев

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»