О ШАНТАЖЕ, КАЗАРМЕ И «ПРАВИЛЬНЫХ» КНИГАХ

К началу

«В украинской литературе абсолютно нечего читать.
Сейчас культ бездарных Яворивских, их время, их час».
В. Стус.
«Война многих проявит».
В. Яворивский.

Администрация президента Украины Виктора Януковича хочет рассекретить архивные материалы о коллаборантах с нацистами и осведомителях КГБ, чтобы «очистить общество». Об этом заявила замглавы АП Анна Герман.
Власти Украины намерены разработать закон, который позволит разоблачить бывших агентов КГБ. Документ позволит передать архивные материалы спецслужб Институту национальной памяти, который занимается "воссозданием справедливой истории украинской нации".
Замглавы администрации президента Украины Анна Герман считает, что "правду нужно знать, какой бы горькой она ни была". По ее словам, украинское общество нуждается в "очищении".

Прогнозы сбываются: Украина действительно превращается в лабораторию по «обкатке» разного рода политтехнологических ноу-хау. Вот и Партия Регионов (говорим ПР, подразумеваем – власть) активно включилась в этот увлекательнейший процесс. На месте процветающей советской республики создается какой-то монстр. Смесь криминала и казенщины. Тут тебе и клон КПСС… в вышиванке, и возвращение «оранжевой» риторики, и теперь вот попытка под лозунгом «обретения правды» устроить «охоту на ведьм». Люстрация, рассекречивание, и как следствие шантаж… Изучив повадки «новой власти», могу с уверенностью прогнозировать полную безнаказанность истинных подлецов-доносителей из числа коммуно-бандеровских оборотней кравчуковско-руховского разлива. Бояться нужно владельцам крупных активов, не принадлежащим к «правящей группировке». Вот кто окажется «стукачем кривавого КДБ», даже если рожден в конце 80-х. А что потом? Последний акт построения «унитарной» казармы – «Ночь длинных ножей» под сенью святого Варфоломея?
Впрочем, в одном с властью можно согласиться – очень важно знать, кто есть кто, особенно если дело идет об ответственных лицах. Например, о депутатах.
Взять хотя бы культовую фигуру сегодняшних картонных украинских наци – Володымыра Яворивського. Личность по-своему интересная – как собирательный образ украинствующей национал-образованщины, попавшей в благословенное для них советское время под золотой дождь бредовой компанейщины по скоростному выращиванию «в республиках» национальных кадров, национальной интеллигенции. Развивая ударными коммунистическими темпами украинский язык, Советская власть золотым гребешком вычесывала из малороссийских и галичанских сел все мало-мальски функциональное, наспех натаскивало полуграмотных пастушков в высококлассных советских ВУЗах, и вбрасывало под видом «новой национальной интеллигенции» этот эрзац в советский тыл. Так появились мириады наци-ориентированных партийно-советских чиновников и мытцив, единственным талантом которых было их хуторянское происхождение. Вскоре вскормивший их Советский Союз был ими предан, развален. Сегодня на его могиле эти любимцы Фортуны устраивают платные танцы на костях...

Но вернемся к нашему главному герою, пану Володымыру. Письменником он стал, судя по всему по чистой случайности, скорее всего так распорядился райком. Большинство его «произведений» дальше третьей страницы мало кто читал, Однако признаюсь, одно его произведение я проглотил от корки до корки за один вечер. И дело тут не только в его небольшом объеме: при очевидной художественной посредственности, написано оно с искренней болью, в нем чувствуется стремление автора донести до нас ужасную правду. Это иногда важнее литературного таланта (которого у хлопчика с Винничины, увы, не оказалось). Речь о «Вечных Кортелисах». Повести, обрамленные в трагические тона и поэтому переживаемые по-особому. На примере отдельно взятых героев невольно приходит напоминание о всеобщей трагедии русского народа, о тотальной мобилизации всех сил, о запредельном мужестве своих предков. И за подступившим к горлу комку и застилающим глаза слезам неизбежно следует чувство упрямой гордости за свою очень несчастную, но безмерно Великую Родину. Ненависть к захватчикам и особенно – к их пособникам.
В предисловии к книге мы читаем: «Повесть воскрешает страшную трагедию волынского села Кортелисы, которая разыгралась осенью 1942 года, во время оккупации. За несколько часов 2892 жителя были расстреляны, а само село – сожжено. Автор, собрав свидетельства очевидцев, многочисленные факты, создал своего рода документ о варварских злодеяниях фашистов». (тут и далее – перевод с украинского А.К.).

История небольшой деревни, уничтоженной огненным дыханием войны – вот та Троя, которую Яворивский взял за основу для своей «Красной Илиады». Да-да, не удивляйтесь, именно красной. Наш, за последних два десятка лет радикальным образом поправевший писатель, описывал трагедию волынского села, где на его примере популяризировал советский образ жизни.
Дадим, однако, слово автору: «А затем наступила оккупация. Буржуазно-помещичьей Польши. И село, казалось, провалилось в летаргический сон истории. Еще бы, по ним даже отслужила «молебен» варшавская газета тех времен: «Кортелиси живут в каменном веке. Нет ни больницы, ни фельдшера. Лечит их необразованный знахарь. Считать умеют лишь до пяти. От этой картины волосы становятся дыбом».
Итак, польское иго надолго придавило свободолюбивых волынян. Но XX век дал деревне надежду: перебродивший призрак коммунизма (сегодня Яворивському он видится именно таким) в 30-х добрался-таки до Кортелисов. К своему немалому удивлению я не обнаружил в строках г-на Яворивского ни намека на то, что с приходом Советской власти одна оккупация сменилась другой. А ведь сегодня его ночью подыми, ответит как из пулемета – да, панове добродии, одна оккупация сменилась другой. Но тогда пламенному коммунисту писалось иначе: «В 1935 в Кортелисах своя ячейка КПЗУ, а в 1937-ом – большая партийная группа коммунистов... Следовательно, в Кортелисах умеют считать больше, чем до пяти: в группе КПЗУ семнадцать лиц. Веками Кортелиси шли к воссоединению, до сентября 1939-го. Ради этого и жили, берегли свой язык, обычаи, ради этого и душу свою берегли, гордое мужество пращуров, и вчерашних коммунистов-подпольщиков, и память и веру свою берегли. Сразу же создаются органы Советской власти, и впервые за четыре века кортелисцы отправили детей в украинскую школу. [Ну это вообще уже ересь москвофильская!] Впервые есть изба-читальня и бесплатный медицинский пункт. Впервые кортелисцы-младенцы родились…в белой больничной палате, и сразу же увидели мир белым». Советская власть оказывается, по мнению пана Яворивского принесла Западной Украине пользу. Уж не под дулом ли автомата писал? Не иначе пытали мытця в застенках «ненавистного КГБ».

«…еще и сейчас я не могу до конца понять тайны их духа. Кортелисы были советскими лишь двадцать месяцев. Новое, советское, щедро посеялось в душах кортелисцев, но ему бы хоть несколько лет солнца и покоя, чтобы обильно взойти».
«И вдруг такое испытание. Испытание Кортелис именно на то – советское, наисвятейшее в котором – патриотизм». Тут конечно, спорить сложно. Патриотизмом в те трудные годы советские люди были обеспечены гораздо лучше, чем продовольствием. Сейчас все наоборот: хлеба и зрелищ в достатке, а место патриотизма заняла ненависть подколодная.
«Покорными перед завоевателями Кортелисы не были никогда. Победим и фашистскую сволочь. Сотни живых и сейчас, которые пережили здесь оккупационную зиму сорок первого и отсюда пошли в партизаны, утверждают: Кортелиси были». И тут – правда! Все-таки были времена когда молодой и неопытный Яворивский писал правду.
Многим Яворивский видится хамелеоном, в неразберихе «перестройки» сноровисто сменившим комсомольский значок на трызуб, партбилет – на вышиванку, советскую риторику – на националистическую. Но вот как сам писатель описывал подобных себе сегодняшнему людей:
«При первой Советской власти преподавала в Ратени. Данилевич, шкура, был тогда директором, взял ее. Видно, хорошо угождала старому (Данилевич, вероятно, одногодок старого дьяка Зенюка), потому что и Николая Зенюкового поставил учителем в Сильцях Кортелиских. А пришли немцы — Данилевич сразу стал районным комендантом. А Зенюк был при Польше почтальоном, сажником и...— это при оккупации и открылось — агентом тайной польской полиции — доносчиком на коммунистов. Не знаю, какое ремесло главное у него. Пришли наши в 39-м — вывернуло оно шкуру наизнанку. Данилевич учителем его поставил… Организовал Зенюк даже комсомольскую ячейку в Сильцях Кортелиских. Только зашли в Ратень немцы, Данилевич (уже комендант районной полиции!) не забыл о брате своей наложницы. Зенюк вернулся в Кортелисы сельским комендантом, в полицейской форме, при оружии. И первое, что сделал, - публично расстрелял весь комсомол в Сильцях Кортелиских». Слава Богу, пан Яворивский не добрался до автомата. Но в послужном списке Яворивского и без автомата хватает «подвигов». Помните Василия Стуса, чья цитата вынесена в эпиграф? Так вот, Яворивский, видимо немало оскорбившись тем, что именно его Стус избрал в качестве обобщенного образа всей тогдашней литературной бездарности, недолго думая побежал подписываться под доносом на Стуса. "Мы, украинские советские писатели, решительно осуждаем действия ТАК НАЗЫВАЕМЫХ литераторов Светличного, Стуса, Сверстюка, Караванского, братьев Горыней, Мороза, Черновола, Осадчего, математика Плюща, Некрасова и др. Нет и не может быть прощения им, замахнувшимся на самое святое – на социализм, на вековечную дружбу между русским и украинским народами. Их писания будут отброшены народом и историей. Заверяем Вас, что никаким отщепенцам не удастся рассорить нас с ленинизмом, с Коммунистической партией, с Законом.
Павлычко, Драч, Яворивский"

Товарищ Бендер в подобных случаях говаривал: «Старик – порядочная сволочь».
Но, возразят мне, не бывает же так, чтобы у человека не было хоть каких-нибудь принципов, отступить от которых он не позволит себе никогда. Думаю есть. «Родина там, где платят больше». Вот он и любит ту частичку Украины, где сосредоточено в данный момент максимум материальных благ. Раньше – советскую, с ее «союзписательской» халявой, спецраспределителями и материальными благами «вне очереди». Теперь – желто-синюю или, скорее, красно-черную, с натовскими грантами.
Сегодня он говорит о том, что признание эсэсовцев героями – это восстановление исторической справедливости. Что ОУН-УПА боролись за Украину не меньше (эх, еще пару избирательных кампаний и мы наверняка услышим, что и больше) советских партизан и Красной Армии. А вот что возмущало коммуниста Яворивского еще совсем недавно.

Несколько пассажей: «Вся здешняя сволочь, мерзость людская – полицайщина, смылась в банды бандеровские. А куда же им от люда честного было прятаться?»
«Банды бандеровцев кишели в лесах». «Многих «чернорабочих» полицаев поразыскивали наши «ястребки» в бандах бульбашей и бандеровцев, куда прятались все фашистские собаки. Некоторые вышли с повинной, отбыли свое наказание (кто какое заслужил)». А ведь власовцев Сталин расстрелял.
В эпилоге Яворивский добивает антисоветчиков признанием о полученной из-за рубежа анонимке. «Следующей «ласточкой» из-за границы была…анонимка». Под доносом на Стуса Яворивский подписаться не постеснялся. Тут к нему претензий нет.
Билл Бэрроуз в одном из интервью как-то сказал, что «Задача писателя – заставить людей осознавать то, что они уже и так знают». Поэтому я хочу сказать уроженцу Крыжопольского района Винницкой области господину Яворивскому спасибо. Я действительно не зря потратил время за чтением его опусов. Я стал свидетелем трагедии маленького героического волынского сельца – одного из тысяч и тысяч на нашей необъятной Советской Родины. Я своими глазами увидел жуткую картину человеческого падения подонков-полицаев. И превращение поначалу искреннего и правдивого комсомольца Вовчика Яворивського в пособника живодеров-бандеровцев. Того самого, сначала написавшего «Вечные Кортелисы», затем подписанта под доносами на своих товарищей по цеху. Я видел его, цинично скулившего о них же, преданных товарищах: «У нашей нации столько мучеников и великомучеников, что их хватило бы на несколько народов. Хотелось бы думать, Василь Стус в этом ряду – последний». И сделавшем на этих подлостях карьеру.
Кто-то может сказать, дескать, была страшная советская власть и советскому писателю, нельзя было ее не восхвалять и не обличать врагов ее. Но вот «подопечный» Ваш Стус выбрал другую роль. Кто из вас двоих прав, кто виноват – рассудит История. Одно знаю наверняка – Ваше, господин Яворивский, депутатство и почести литературного мэтра в уважающем себя государстве немыслимы.
Мало ему. Он не только упорно продвигает «затхлую дияспорянскую полуанглийскую мову» (по его же собственному определению), он стал одним из апологетов героизации Бандеры-Шухевича. Бандеризацию Украины проталкивает организм, сам написавший об их нечеловеческой сущности в своих «Вечных Кортелисах». Он знает все, но ради жирной депутатской пайки и заокеанских подачек делает ЭТО. Есть ли предел падению подобных перевертышей!?
В конце подобных статей обычно говорят «Покайтесь!». Не буду. Я не верю в покаяние Яворивського, он уже давно за Чертой. После всего, что он натворил на этой земле, у него есть только один Судья. Может, Он простит. Преданные яворивськими Кортелисы – нет, не простят.

Вряд ли сама по себе фигура этого перевертыша стоила бы столь пристального внимания. Мы вытащили на свет Божий все это с одной лишь целью – разъяснить людям, причастным к раскрытию архивов КГБ и разоблачению стукачей из уже далекого советского прошлого, что с яворивскими и им подобными нам все более-менее понятно. И документы эти архивные пригодны лишь для того, чтобы властьимущие всласть пошантажировали друг друга очередными «чемоданами компромата». Общественность же куда более интересуется сегодняшними социально опасными элементами. Не секрет, что сегодня Украина превратилась в рай для западных спецслужб. Не забудьте, занимаясь публичными разоблачениями агентуры 50-летней давности, разобраться и с сегодняшними «тихарями», отравляющими нам жизнь. Хотелось бы поподробнее узнать о деятельности, например, Романа Зварыча, о котором только ленивый не пишет, как об агенте иностранной спецслужбы. О деятельности, гриценковского минобороны, бывшим в ту пору, по сути, придатком военного ведомства чуждого нам военно-политического союза, это ли не измена? Очень интересно узнать о мерах, принятых к В.Наливайченко по факту сдачи им целого выпуска разведшколы послу вражеского, де-факто, государства. О роли иностранных спецслужб в государственном перевороте, именуемом на црушном сленге «оранжевой революцией», и причастности к этому преступлению украинских граждан. Особенно высокопоставленных. Четы Ющенко-Чумаченко, например. Не очень высокая репутация вашей службы значительно подрастет в глазах граждан, если путчисты и НАТОвский подрывной элемент будет разоблачен сегодня, по горячим следам, а не через 50 лет…

В надежде быть услышанным, Антон Карамазов

P.S. На днях свет увидел очередной русофобский донос подельников пана Яворивского, предателей Кортелис президенту Януковичу. Диячи-свидомиты-еще вчера коммунисты сегодня привычно требуют «разобраться» и «наказать». Но уже не «бандеровских недобитков» и «врагов родной Советской власти», а русских и украинцев, «посмевших» на своей земле разговаривать на родном для них русском языке. Ату их! Всех вслед за Стусом в лагерную пыль! Необычайным цинизмом можно считать присутствие среди «подписантов» очередного доноса все тех же Секретарей Союза Писателей УССР, «интеллигентов в штатском» – Павлычко, Драча… А что же пан Яворивський? Или опять «товарищ»? Времена меняются, похоже наш мытець опять на своих подельников по Майдану донос пишет. С него станется…

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»