Металлургические корпорации Украины: взлет и падение «Интерпайпа»

Экономические темы

«Интерпайп» является одной из первых украинских ФПГ и берет свое начало от созданного Виктором Пинчуком в 1990 г. одноименного внедренческого предприятия. С 2007 г. бренд «Интерпайп» закреплен за трубно-колесным направлением, а роль корпоративного штаба играет компания EastOne. К его основным активам «Интерпайпа» сейчас относятся: «Нижнеднепровский трубный завод», «Новомосковский трубный завод», «Нико Тьюб». Доля компании на мировом рынке бесшовных труб – более 2%, в сегменте железнодорожных колес – 12,8%.

На сегодняшний день компания находится в сложном финансовом положении. Еще в декабре 2009 г. рейтинговое агентство Fitch Ratings снизило долгосрочный рейтинг «Интерпайпа» до «ограниченного дефолта» и одновременно исключило все рейтинги из списка на пересмотр для возможного понижения. А на август 2010 г. приходится выплата по еврооблигациям на сумму $200 млн., которую «Интерпайп» пытается реструктуризировать. Естественно, данная ситуация негативно отражается и на производственной деятельности – ряд цехов на предприятиях компании простаивают или выведены из эксплуатации. Не удивительно, что компания до сих пор не опубликовала официальных консолидированных данных об итогах работы в 2008 г., не говоря уже о 2009 г.

Легенды эпохи «дикого капитализма»

В отличие от многих других ФПГ начало данного конгломерата было связано с реальной инновационной деятельностью. Впрочем, то, как описывает начало своего корпоративного пути, основатель «Интерпайпа» Виктор Пинчук, порой похоже на легенды о простых парнях, которые исключительно благодаря своим способностям выбились на самый верх. Итак, сначала В.Пинчук, работавший в Государственном научно-исследовательском проектном трубном институте (на тот период один из ведущих НИИ СССР), занимался внедрением (фактически, коммерциализацией) изобретений (своих и не только) на союзных металлургических предприятиях. В одном из своих интервью В.Пинчук рассказывал, что в 1987 г. договорился о внедрении инноваций на Могилевском металлургическом заводе при условии, что в течение нескольких лет будет получать 7,5% от прибыли, реально формируемой за счет внедрения: «В общей сложности они должны были мне за первый год 76 тысяч рублей, из них сразу половину заплатили – 38 ты. Пришли эти 38 тыс. рублей на счет института... Несколько недель общественность трубного института обсуждала, как эти деньги разделить и можно ли это сделать? И в результате решили... не раздавать! Заплатили, правда, премии, не очень большие. Но всю сумму руководство института выплатить нам не решилось. Я за этот урок тоже благодарен. Благодаря этому уроку я стал частным предпринимателем».

В конце 1980-х – начале 1990-х это не было чем-то из ряда вон выходящим – многие ученые с предпринимательской жилкой, ранее «выбивавшие» хозяйственные договора из министерств и предприятий для своих НИИ и КБ, в новых экономически условиях создавали небольшие фирмы. По сути, они занимались тем же что и раньше, но большая часть доходов шла самим ученым, впрочем, отчисления в фонд учреждений сохранялись. К середине 1990-х годов, когда объемы промпроизводства упали почти в два раза и промышленники думали о банальном выживании своих предприятий, большинство внедренческих фирм прекратили свое существование. Более того, существовал и психологический фактор – многим ученым претило заниматься торговлей. Выживали же те компании, кто смог переориентироваться с науки на торговлю (все равно чем), а также те, кто имел связи в органах государственной власти.
Фирма Пинчука оказалась в их числе. Вот как сам он рассказывает о диверсификации деятельности. «Как-то на одном заводе ко мне обратились с предложением: «Послушай, помоги нам с сырьем. Нужен чугун, нужен рулонный металл...». Деньги им были не нужны. Свою продукцию – трубы! - продать мне они согласны были только за сырье для производства этих самых труб. Я говорю: «Хорошо, попробую». Пошел на один металлургический комбинат, предлагаю: «Продайте мне чугун». Они отвечают: «Знаешь, мы готовы тебе продать чугун, но у нас, к сожалению, нет кокса». Я тогда пошел на коксохим, говорю: «Продайте мне кокс!» Дескать, на металлургическом комбинате мне сказали: если ты нам поставишь кокс, мы тебе тогда поставим чугун. А на коксохиме мне говорят: мы готовы тебе поставить кокс, но нам нужны коксующиеся угли, нужна шихта...В итоге, я дошел до шахтеров: «Мне нужны коксующиеся угли». Они говорят: «Вопросов нет. Но нам нужны... трубы!»…Но шахтерам нужны были еще так называемые товары народного потребления. Короче говоря, достали мы для шахтеров всякие там кухонные комбайны, телевизоры, холодильники, соковыжималки... Даже какое-то количество «Таврий»!.. Потому что попросили: «Нужны и «Таврии». Мы и «Таврии» поставили. «Таврии» тогда были в огромном дефиците... А на завод труб пошли составы чугуна! ...Мы локально, где-то на своем уровне, заменили функции Госплана. Мы начали склеивать то, что разрушилось. По-другому тогда экономика работать не могла. Она развалилась!.. И вот на это место просто приходили люди, которые как-то это склеивали. Еще никто не понимал, что такое маркетинг, что как-то нужно выстраивать все эти цепочки без Госплана». Однако, многие ли из толковых парней в тот период были вхожи к директорам, чтобы поработать для них заменителем Госплана?

Судя по данным СМИ, «Интерпайп» в первые годы своего существования была семейным предприятием: Виктор Пинчук основал и развивал его при поддержке своего тестя Владимира Аршава, который был главой Днепропетровского облздравотдела и находился в приятельских отношениях с Павлом Лазаренко. По другой версии, на первом этапе Пинчуку помогли его родители, также работавшие в трубной отрасли. Что касается влияния на становление своего бизнеса родственных связей, то здесь Пинчук категоричен: «…разговоры о капитале «по блату», благодаря родственным отношениям и так далее – для меня это полный бред! Я сам стал сначала миллионером, потом мультимиллионером... Вот таким образом – в результате профессиональной деятельности. И я не распылялся ни на что другое!».

Еще одним фактором, способствовавшим развитию «Интерпайпа», стало сотрудничество В.Пинчука и Ю.Тимошенко. По словам самого бизнесмена, они познакомились в 1991 г. в Москве. Результатом их партнерства стало создание в 1995 г. корпорации «Содружество», в составе которой помимо основной деятельности, «Интерпайп» занимался импортом в Украину туркменского и российского газа, как дилер газовой компании «Итера».

С середины 1990-х годов начинается скупка акций трубных предприятий. «Интерпайп» тогда получал сверхдоходы. Это позволяло его собственнику покупать редкие произведения изобразительного искусства для собственной коллекции, приглашать на корпоративные праздники популярных артистов, организовывать в Днепропетровске гастроли известных российских театральных коллективов и исполнителей классической музыки, которые бы при других условиях не имели бы шансов выступить в Украине. Естественно, все это проходило на фоне обнищания большинства населения. В защиту хозяина «Интерпайпа» можно сказать, что многие отечественные бизнесмены периода первоначального накопления капитала на культуру вообще не обращали внимания, не говоря уже о финансировании каких-либо мероприятий.
В какой-то момент В.Пинчук оказался не у дел в корпорации «Содружество». Точнее, по некоторой информации, Ю.Тимошенко не без помощи П. Лазаренко оттеснила его от оперативного управления, а затем часть активов и бизнес-процессов вывела в новосозданную корпорацию «Единые энергетические системы Украины». В 1996 г. произошел странный инцидент – Пинчука выкрали и запросили выкупа в 5 млн. долл. Деньги были заплачены, бизнесмен остался цел и невредим. Однако упорно ходили слухи о том, что это был акция запугивания со стороны Лазаренко. В результате, в 1997 г. Пинчуку пришлось начинать, если не сначала, то как минимум в сложных условиях. В этом году он официально становится президентом научно-производственной инвестиционной группы «Интерпайп», делая ее базовой структурой для построения финансово-промышленного конгломерата.

В этот период В.Пинчук наращивает свой политический потенциал –в 1998 г. и 2002 г. он избирается депутатом Верховной Рады Украины, однако его активность как депутата была минимальна.

В период 1998-2004 гг. в Украине проходит большая приватизация и через парламент проходит закон об экономическом эксперименте в ГМК. Для «Интерпайпа» эти годы стали временем институализации как крупной даже по европейским масштабам трубной корпорации и одной из крупнейших и влиятельнейших украинских ФПГ.

Помимо приватизации, компания устанавливала оперативный контроль и над госпредприятиями. Наиболее показательный пример – «Никопольский южнотрубный завод». В 1999 г. решением Кабинета министров он был реструктуризирован, в результате чего на его промплощадке было создано 11 ЗАО, большая часть которых контролировалась интерпайповскими структурами или их бизнес-партнерами. Следующим этапом стала попытка банкротства головного госпредприятия (оно не осуществляло хозяйственной деятельности, тогда как часть долгов ЗАО списывались на него), которое инициировала компания «Днепробэнерго», также подконтрольная на тот момент Пинчуку. После затянувшегося периода санации (с 2004 по 2007 гг.), предприятие наконец-то было приватизировано: пакет акций в 96,67% был продан за 352,62 млн. грн. Были попытки обосноваться на Луганском трубном заводе (с 2003 г. постепенно переходит в собственность «Запорожстали»).

Помимо трубных заводов, в конце 90-х «Интерпайп» интересовался и другими металлургическими активами. Например, был куплен пакет акций Алчевского меткомбината и «Алчевского КХЗ, на которых несколько лет пришлось уживаться с другими собственником – «Индустриальным союзом Донбасса», пока последний в 2004 г. не стал полноправным владельцем предприятий. С 2003 г. Пинчук контролирует хозяйственную деятельность электрометаллургического завода «Днепроспецсталь», принадлежавшего российскому бизнесмену Константину Григоришину. По одной из версий, последний заручился поддержкой Пинчука в конфликте с братьями Суркисами и И.Коломойским. По другой версии, высказанной И. Коломойским в показаниях Лондонскому суду со ссылкой на Григоришина, последний вынужден был отдать Пинчуку часть пакета акций завода в обмен на личную свободу (российский бизнесмен был арестован в Киеве якобы за хранение наркотиков и огнестрельного оружия). Пинчук категорически опровергал такую трактовку событий. Так или иначе, в 2004 г. «Интерпайп» выкупил у Григоришина 60% акций «Днепрооспецстали».

В начале 2000-х гг. «Интерпайп» существенно продвинулся на пути формирования корпоративной структуры: внедрен дивизиональный принцип организации управлении, но при этом жестко консолидировались финансовые и материальные потоки. Усиление роли управленческой структуры усложняло управление, но, по мнению руководства, делало его более эффективным. В рамках корпорации был создан Институт развития, который на себя замыкал планирование, разработку и реализацию единой технологической и инновационной политики предприятий «Интерпайпа».

Рука Кучмы?

Наверно, еще не пришло время объективно оценить, насколько велико было влияние Кучмы на усиление бизнес-структур Пинчука. Наверняка, не соответствующим реальности был бы тезис, что принадлежность к семье президента открывала перед бизнесменом все чиновничьи двери. Во многих публикациях журналистов и выступлениях политиков по этому поводу видится подспудное желание увидеть прообраз некой Семьи по российскому образцу (президента РФ Бориса Ельцина). Кроме того, объяснять успехи оппонента помощью высокопоставленных родственников намного легче, чем относить свои поражения к собственной несостоятельности.

Однако неверным было бы и обратное утверждение – мол, Кучма не приложил руку к бизнес-успехам «Интерпайпа», особенно, на ниве приватизации стратегических предприятий страны. Даже если допустить, что Кучма не давал каких-либо прямых поручений, то вряд ли чиновники рангом пониже относились к бизнесам Пинчука как «равным среди равных». Кроме того, как минимум «коррупционная нагрузка» на «Интерпайп» была меньше, чем у других компаний. А это в Украине, пронизанной взяточничеством, уже немало.

По рассказам самого В.Пинчука, он познакомился с Л.Кучмой в ходе его визита на Нижнеднепровский трубопрокатный завод на открытие новой установки вакуумирования стали в декабре 1995 г. На тот период Пинчук только начал скупать акции данного предприятия, но уже имел доступ к дирекции. Как раз директор НТЗ и представил молодого бизнесмена президенту. Последний уже слышал о Пинчуке, как о человеке, подарившем Днепропетровску рояль «Стенвей», поэтому спросил только: «А-а, это ты рояль подарил?». Вошел же В.Пинчук в семью Кучмы, женившись на его дочери Елене в 2002 г. (перед этим несколько лет они прожили в гражданском браке).

Отметим, что до 2004 г. родственные связи так или иначе помогали развитию бизнеса, тогда как для Л.Кучмы, наоборот, это был повод критикам упрекнуть его в «кумовстве». С приходом же нового президента связь с семьей Кучмы несла угрозу потери собственности, в то время как отошедшему от дел президенту была нужна как материальная, так и моральная поддержка. К чести В.Пинчука, попыток пересмотра своего семейного статуса он не предпринимал и поддерживал инициативы и проекты Кучмы.

По мере разворачивания наметившейся тенденции отделения политики и бизнеса, политический фактор все меньше будет влиять на метактивы Пинчука. Определяющим станет то, насколько успешно и эффективно будет осуществлены модернизационные программы. При этом велика вероятность того, что «Интерпайп» в ближайшие годы станет объектом слияний и поглощений, и скорее всего, со стороны российских трубных компаний.

Предвыборный приватизационный спурт …и поствыборная отдышка

В 2003-2004 гг. Пинчук делает попытку кардинальным образом расширить свой металлургический бизнес. Его структуры участвуют в приватизации Никопольского завода ферросплавов (через промышленно-финансовый консорциум «Приднепровье») и КГМК «Криворожсталь» (совместно с Ахметовым и Ярославским). Для приватизации «Криворожстали» Пинчук объединил свои усилия с Р.Ахметовым. В результате 14 июня 2004 г. их консорциум «Инвестиционно-металлургический союз» купил у ФГИ 93,02% акций меткомбината. Летом 2004 г. совместно с российской компанией «СУАЛ» «Интерпайп» покупает «Запорожский алюминиевый комбинат». Есть версия, что здесь компания выступала посредником и гарантом сделки.

Все это создало достаточно негативный фон в общественном мнении. Негатив катализировали и президентские выборы 2004 г. Активы Пинчука стали объектов атаки как стороны государства под видом реприватизации, так и стороны других ФПГ. Уже в феврале 2005 г. Печерский суд Киева отменил свое решение (от 25 августа) 2004 г. о законности приватизации «Криворожстали». После реприватизации предприятие было вновь выставлено на продажу. Если ситуация с реприватизацией «Криворожстали», хоть и вызвала общественный резонанс, но прошла достаточно спокойно, то НЗФ стал эпицентром противостояния государства (Фонд госимущества), структур «Интерпайпа» и «Привата». «Зайти» в ферросплавный бизнес «Интерпайп» пытался еще в середине 1990-х, однако ему удалось лишь получить блокирующие пакеты акций (25%) в Орджоникидзевском и Марганцевском ГОКах. На этих предприятиях, а также на Запорожском и Стахановских ферросплавных заводах, закрепился «Приват». Приватизация НЗФ, где до продажи госпакета были доли как Пинчука, так и Коломойского, активизировала тлеющий конфликт – приватовские структуры размыли пакеты «Интерпайпа» на ГОКах и прекратили поставку сырья на НЗФ.

Реприватизационные планы Кабмина Ю.Тимошенко катализировали противостояние вокруг НЗФ. Некоторые эпизоды конфликта – когда трудовой коллектив вывели для защиты заводской территории от возможного захвата – транслировались на всю Украину телеканалами, принадлежащими Пинчуку.

В СМИ тиражировалось мнение, что ФГИ в деле НЗФ действовал в интересах «Привата». На самом деле это был ситуативный союз – каждый из фигурантов действовал в своих интересах: распределение акций было таково, что Фонд госимущества вынужден был блокироваться с «Приватом». Но в результате проиграло именно государство,когда конфликтующие ФПГ договорились о разделе влияния. В одном из интервью И. Коломойский подтвердил, что у Пинчука сохранилась возможность влиять на НЗФ («опосредовано, не сильно может влиять…в пределах 20%»). Принимая во внимание, что «Приват» реализует планы создания крупного международного ферросплавного холдинга (пока условного, без юридической формализации), можно предположить – Пинчук получил в нем определенную долю.
Таким образом, от попытки реприватизировать НЗФ выиграли, прежде всего, приватовские структуры. В числе выигравших оказались компании, близкие к российским бизнесменам Александру Бабакову (депутат Госдумы РФ) и Михаилу Воеводину (VS Energy). Они якобы выступили посредниками в урегулировании конфликта между «Интерпайпом» и «Приватом» и гарантом достигнутых договоренностей, благодаря чему получили 9% НЗФ. Пинчук категорически отказывался комментировать подобную информацию, а Коломойский заявил «Между нами с Пинчуком гарантов быть не может – мы сами себе гаранты». Так или иначе, 14 марта 2007 г. Верховный суд Украины отменил решения о признании приватизации НЗФ недействительными,тем самым поставив точку в конфликте вокруг предприятия.

В мае 2008 г. «Интерпайп» вышел и из другого спорного актива – «Днепроспецстали». Пакет акций был продан структурам, близким все к тем же Коломойскому и Бабакову. Время продажи пакета было удачным – сделка состоялась на пике стоимости метактивов.

Корпоративное «очищение»

В 2006 г. «Интерпайп» был реструктуризирован – его очистили от непрофильных активов (выведены в самостоятельные бизнесы), а сама группа стала трубно-колесной компанией (гендиректором стал Александр Киричко). Управление бывшими активами «Интерпайп» стало осуществляться по принципу фонда прямых инвестиций на основе общей портфельной стратегии. Для этого в 2007 г. была создана управляющая структура – инвестиционно-консалтинговая группа EastOne с офисом в Лондоне (президент – Геннадий Газин). В. Пинчук из бизнесмена, занимающегося стратегическим управлением своими активами, стал стратегическим инвестором. Кроме этого, главной целью бизнесмена стало уменьшение доли тяжелой промышленности в своих активах: «у меня доля индустриального бизнеса будет значительно уменьшаться и составит точно меньше половины…меня больше интересует сбалансированность собственного портфеля и его эффективность, чем надувать щеки и говорить: «Вот я тут главный начальник!». Скажу откровенно – у меня нет мечты стать, например, трубным королем».

В 2006-2007 гг. на рынке упорно циркулировала информация о возможной продаже «Интерпайпа». Так, в 2007 г. имели место переговоры с российской «Трубной металлургической компанией» (Дмитрий Пумпянский). Камнем преткновения стала цена – россияне готовы были заплатить $2 млрд. тогда как украинцы настаивали на $2,5 млрд. Кроме того, Пинчук должен был получать 20-25% акций в объединенной компании. Не договорившись с россиянами, компания акцент в стратегии своего развития сделала на привлечение заемного капитала (выпуск еврооблигаций, кредиты международных банков). Кроме того, «Интерпайп» стали готовить к выходу на IPO. Этим путем планировалось получить до $1 млрд., но кризис 2008 г. перечеркнул эти планы.

«Интерпайп» и экономический кризис

Трубные заводы «Интерпайпа» одни из наиболее пострадавших от экономического кризиса 2008-2009 гг. Во-первых, в целом отечественная трубная отрасль, спрос на продукцию которой чувствителен к малейшим колебаниям конъюнктуры на рынках потребляющих отраслей (нефтегазовый сектор, строительство, жилищно-коммунальное хозяйство), продемонстрировала глубокое падение. Во-вторых, основным рынком сбыта трубной продукции предприятий «Интерпайпа» была Россия. Соответственно, политические и экономические трения между странами 2005-2009 годов опосредовано негативно влияли и на позиции компании Пинчука.

В-третьих, кризис застал «Интерпайп» в разгар техперевооружения, для чего использовался заемный капитал. Уже в конце 2008 г., компания, работая на опережение, досрочно выкупила часть еврооблигаций с дисконтом в 50% к номиналу. В 2009 г. «Интерпайп» безуспешно пытался реструктуризировать долги по облигациям. А в феврале 2010 не выплатила полугодовой купон по еврооблигациям на сумму 8,75 млн., - это говорит не столько о неспособности компании оплатить долг, сколько о попытках повлиять на переговорный процесс с держателями ценных бумаг компании.

Из-за кризиса были существенно уменьшены темпы строительства на территории Нижнеднепровского ТПЗ нового электросталеплавильного предприятия – «Интерпайп Сталь» (известно в СМИ как «Днепросталь»). Его ориентировочная производственная мощность – 1,32 млн. т стали в год. Проект должен был закончен к концу 2009 г., а стоимость – $610 млн. Из-за кризиса сроки были перенесены, а смета расходов – расширилась из-за увлечения стоимости заемного капитала.

По косвенным признакам, премьер-министр Ю.Тимошенко не только не способствовала, но и мешала реализации проекта. В частности, возникли проблемы с обеспечением электроэнергией предприятия. Минимизировать негативное влияние личного конфликта Пинчука-Тимошенко на проект «Днепростали» помогло посредничество главы Днепропетровской облгосадминистрации Виктора Бондаря

Впрочем, Пинчук не избежал конфликта вокруг «Днепростали» и с местными властями. Причиной его стала не политика, не кризис и даже не коррупция, а…глобализация. Дело в том, что генеральный подрядчик строительства объекта итальянская компания «Даниэли» обычно для возведения своих объектов привлекает рабочую силу из стран Юго-Восточной Азии. Так, она поступила и с заводом в Днепропетровске – были привезены рабочие из Таиланда и Вьетнама. Однако местная власть резко выступила против этого – ведь в разгар кризиса упала занятость населения и, особенно, в строительном секторе. После жарких дискуссий – иностранные рабочие, конечно, остались, но при этом увеличена квота местных специалистов.

На основных предприятиях «Интерпайпа» ситуация остается сложной. С одной стороны, в первой половине 2010 г. по сравнению с АППГ выпуск ими труб вырос на 95,5%, до 395 тыс. т. С другой - ряд производственных цехов простаивают либо выведены из эксплуатации. В частности, по неофициальной информации, на Новомосковском трубном не работает трубный цех №1 (выпускал ТБД 1020 мм), а цех №2 работает с перебоями (часть оборудования законсервирована), на Нижнеднепровском - трубопрокатный цех №1 выведен из эксплуатации, трубоэлектросварочный цех №2 законсервирован, в трубопрокатном цехе №3 работает только участок холоднодеформированных труб. «Нико Тьюб» работает строго под заказ – из-за этого «скачут» ежемесячные показатели работы предприятия.

«Интерпайп» после президентских выборов 2010 г.

Перспективы метактивов, входящих в «Интерпайп», не ясны. После «оранжевой революции» В.Пинчук неоднократно заявлял, что ни он, ни его супруга, ни Л.Кучма не планируют возвращаться в политику. Что касается каких-либо официальных должностей, то так оно и произошло. Однако Пинчук продолжает оказывать большое влияние политическую жизнь. Прежде всего, можно предположить, что структурами близкими к Пинчуку осуществлялось финансирование «Партии регионов». Соответственно, победа В. Януковича для перспектив «Интерпайпа» была бы позитивом. В окружении нового президента в числе чиновников, которых можно отнести к лоббистам Пинчука, прежде всего, можно назвать Сергея Левочкина (бывший помощник Л.Кучмы). Подчеркнем, что речь не идет о каком-то монопольном влиянии на чиновника или его безусловной лояльности к бизнесмену или бывшему руководителю.

Отметим, что Пинчук делал ставку не только на команду Януковича. В 2006 г. в СМИ ходили упорные слухи о его поддержки блока «Пора-ПРП» и «Вече». Впрочем, сам бизнесмен эту информацию опровергал.

На выборах 2010 г. поддержкой Пинчука пользовался Арсений Яценюк и его партия «Фронт перемен». При этом речь шла не столько о прямой финподдержке, сколько о предоставлении доступа к СМИ, подконтрольным бизнесмену: «Что касается прямой финансовой поддержки, редакции «Украинской правды» не удалось получить по этому поводу убедительную информацию. Люди из окружения кандидата говорят о «спонсорстве в виде эфиров». Источники УП на телеканалах, контролируемых Виктором Пинчуком, также утверждают, что у руководства есть негласное указание поддерживать Арсения Яценюка. В то же время, недавно один из источников УП близких к В. Пинчуку, рассказал, что владелец EastOne весьма скептически стал отзываться о перспективах молодого политика. По словам собеседников редакции, на одной из встреч в узком кругу В. Пинчук с досадой сказал, что не до конца верит в успех президентской кампании А. Яценюка» (июль 2009).

Так или иначе, лоббистская поддержка на самом высоком уровне понадобилась «Интерпайпу» уже в апреле 2010 г. Тогда закончилось действие договора о добровольном самоограничении (квотировании) компании поставок своей трубной промышленности в РФ. Соответственно, украинские трубы стали облагаться таможенными пошлинами. Но уже спустя две недели – на майской встрече президентов В. Януковича и Д.Медведева вопрос был урегулирован и квотирование для «Интерпайпа» было возобновлено.

По мере разворачивания наметившейся тенденции отделения политики и бизнеса, политический фактор все меньше будет влиять на металлургические активы Пинчука. Определяющим станет то, насколько успешно и эффективно будет осуществлены модернизационные программы. При этом велика вероятность того, что «Интерпайп» годы станет объектом слияний и поглощений, и скорее всего, со стороны российских трубных компаний.