«Россия в реальности, созданной расстрелом Белого дома»

К оглавлению "Актуальные темы" К оглавлению "Политическая безопасность"
К оглавлению самого интересного

Справка KM.RU
Поскольку многие офицеры отказывались участвовать в кровопролитии, за наличные (их привез прямо с Гознака замминистра финансов Андрей Вавилов, будущий «олигарх» и сенатор) следующие офицеры 4-й танковой Гвардейской Кантемировской дивизии были наняты в «сводную танковую роту», стрелявшую из танков по Белому дому:
1. Ясаков Ю.В — подполковник (помимо денег, получил и орден «За личное мужество»)
2. Рудной П.К – майор
3. Башмаков С.А — капитан
4. Брулевич В.В. – майор
5. Ермолин А.В.— подполковник
6. Масленников А.И.— капитан
7. Петраков А.И — майор
8. Серебряков В.Б.— майор
9. Баканов — капитан
10. Бирченко — майор

Сегодня исполняется 17 лет кровавым событиям 4 октября 1993 года. В тот день Борис Ельцин и компания его приспешников завершили начатый 21 сентября 1993 года государственный переворот, названный «поэтапной конституционной реформой». Были убиты сотни граждан – как противников переворота, так и просто случайных прохожих. Официально все произошедшее было окрещено «подавлением коммуно-фашистского мятежа».

Сам же Борис Ельцин, встречаясь вскоре после этих событий с президентом США Биллом Клинтоном, заявил о «Российско-американской совместной революции». «Друг Билл», правда, отлично понимая всю сомнительность лавров, которых ему великодушно предлагал разделить «друг Борис», от американского соучастия в сентябрьско-октябрьском перевороте всячески отнекивался. Впрочем, вскоре от соучастия в тех событиях стали отнекиваться и в России многие.

Что, в общем-то, и понятно. Даже на минуту абстрагируясь от политической стороны событий, от ее моральной и даже уголовной составляющей (государственный переворот – особо тяжкое уголовное преступление, не говоря уж об убийствах сограждан), вся эта «реформа» или «революция» была устроена предельно глупо и бездарно. Как, впрочем, наверное, практически все, что в своей политической жизни натворил Борис Ельцин. Впрочем, достаточно подробно КМ.RU уже доводилось об этом рассказывать.

К тому материалу могу добавить только следующее. Один из комментаторов, назвавшийся «Очевидец», тогда написал: «Автор статьи как всегда нагло лжет. Был и захват мэрии, и попытка штурма телецентра. И грузовики с боевиками на улицах с красными знаменами. И провокаторы на крышах зданий, обстреливающие мирных граждан. И попрятавшаяся милиция. И призывы Руцкого бомбить Кремль. Правильно Ельцин сделал, что пресек этот путч. А что нарушил конституцию, то история рассудит, кто был прав».

С комментаторами обычно не стоит полемизировать, но поскольку в данном случае речь идет о принципиальном вопросе, необходимы все же уточнения. Захват здания «мэрии», точнее, бывшего СЭВа, демонстрантами, действительно был, и произошел он после того, как оттуда был открыт огонь по демонстрантам и сотрудникам милиции. Поскольку там, так же как и в соседнем здании гостиницы «Мир», сидели штабы верных Ельцину МВД и ГУВД Москвы, нетрудно догадаться, кто и в кого стрелял. При этом, кстати, были убиты и два сотрудника милиции, находящихся в толпе. В том числе и подполковник, требовавший по рации прекратить стрельбу.

Пресловутый же «штурм» Останкино состоял из единственного выстрела – якобы произведенного из гранатомета. Но никаких доказательств тому следствие не нашло. Зато тем же следствием определено, что убитые в телекомплексе «Останкино» оператор Красильников и боец «Витязя» Ситников не могли получить свои смертельные ранения снаружи – т. е. они были убиты «своими», «витязями».

На чьей стороне были снайперы–провокаторы? Доказательно утверждать трудно, во всяком случае, нет ни одного свидетельства их принадлежности к защитникам Дома Советов. Зато об их принадлежности Главному управлению охраны президента, которой командовал верный ельцинец Михаил Барсуков, говорили очень многие. В том числе даже отнюдь не сторонники Верховного Совета, как, к примеру, Марк Дейч и журнал «Столица», в своем № 45 (207) за 1994 год разместивший интервью сотрудника спецслужб об этих «снайперах».

Насчет «грузовиков с боевиками» и красными знаменами только укажем, что этот «очевидец» не видел, наверное, настоящих боевиков. Поверьте, разночинные демонстранты, вооруженные флагами (и не только красными), что приехали в «Останкино», на боевиков не тянут. К тому же во всей их толпе из нескольких тысяч было не более двух десятков стволов оружия. Это так же, как и все вышеперечисленные данные, подтверждается как материалами следствия, так и парламентской комиссии по расследованию событий 21 сентября – 5 октября 1993 года. Они опубликованы, к примеру, здесь.

Ага, скажет кто-нибудь, значит, вооруженные все-таки были! А это уже преступление! Таковым ответим, что вооруженные люди были оформлены как сотрудники департамента охраны Верховного Совета и разрешение на ношение оружия им было выписано. И даже если кто-то и завладел оружием незаконно, то, согласно Уголовному кодексу РФ того времени (точнее, ст. 13 о необходимой обороне), «не являются преступлением действия… совершенные в состоянии необходимой обороны, то есть при защите интересов Советского государства, общественных интересов… от общественно опасного посягательства». Это, кстати, касается и других защитников конституции, которых тогда ошельмовали как «коммуно-фашистов».

Ну а что касается последнего пассажа, что «история рассудит, кто был прав», так разве 17 лет — это мало для взвешенной оценки? Ведь режим, в котором мы все сегодня живем, фактически родился и получил конституционное оформление именно в результате тех кровавых октябрьских событий. Начиная от нынешней конституции, дающей президенту фактически неограниченные полномочия – которая и состряпана была в те дни. И пропихнута на последующем вскоре референдуме – притом что большая часть населения страны не пришла за нее голосовать. Но это, впрочем, отдельная история. Просто напомним, как правящая элита подчеркивает всю важность (в первую очередь, для нее) этой конституции. И единственные поправки, что в ней за эти годы произвели, – увеличили президентский срок в полтора раза. Как на днях вполне резонно резюмировал Михаил Делягин, «Россия и сейчас всецело живет в реальности, созданной расстрелом Белого дома».

Он же следующим образом охарактеризовал черты возникшего тогда и существующего и по сей день режима:

1. Нелегитимность, беззаконие и вседозволенность как норма жизни и норма власти. Десакрализация власти.

2. Формирование «оккупационного режима» — внешне демократической диктатуры, по сути — самодержавия, опирающегося на глобальные корпорации и российскую медиакратию (отсюда столь возбуждающая журналистов трогательная любовь Ельцина к СМИ).

3. Превращение политической деятельности в предательство (Зюганов стал единоличным лидером КПРФ, как можно понять, именно благодаря публичной поддержке Ельцина).

4. Обнажение и закрепление звериной сути антироссийской части интеллигенции.

5. Стратегия уничтожения России ради обогащения кучки коррупционеров и олигархов.

6. Переломный момент: народ был окончательно лишен реального влияния на власть, и продолжающаяся и по сей день русская Катастрофа стала необратимой.

Справедливости ради отметим, что, очевидно, сознавая всю неприглядность происходивших 17 лет назад событий, правящая власть не стала делать их своим официальным праздником. Действительно, такой «день рождения» отмечать как-то неудобно. К тому же «героев» тех дней во властной элите давно нет. А те, что оставались, вроде Юрия Лужкова, уже давно старались избегать напоминаний об их участии в делах того кровавого октября. По большому счету нынешние руководители могли бы и вовсе отмежеваться от тех событий – мол, было это задолго до нас. И мы тут ни при чем… И продолжать спокойно пользоваться плодами основанной тогда модели управления Россией. Но они предпочитают вообще забыть об этих событиях. Вслед за ними молчат и практически все основные телеканалы – столь активные тогда, 17 лет назад. Впрочем, особо не вспоминает об этих событиях и оппозиция — ни коммунистического, ни «либерастического» толка. Впрочем, им, действительно, за последние 17 лет нечем и похвастаться, так стоит ли еще и вспоминать события тех дней, где политики из всех, пожалуй, лагерей, выглядели не очень красиво. Остаются только убитые и их родственники, да еще и искалеченные в те дни. Но их не так много, чтобы они имели «предвыборную ценность». Поэтому политикам всех направлений проще о них забыть. А люди – да жили же они как-то все эти годы. Так и дальше проживут.

Источник: KMnews
Максим Хрусталев

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»