Киллер компартии стал главным чекистом страны

К оглавлению "Актуальные темы" К оглавлению "Политическая безопасность"
К оглавлению самого интересного

Больше тридцати лет всесильный Эрих Мильке возглавлял Министерство госбезопасности ГДР. При нем "штази" стало государством в государстве. Кто был этот человек? Как он достиг вершин власти? И что с ним стало потом?

Книга немецкого историка Хериберта Швана (Heribert Schwan) "Человек, который был штази" рассказывает об Эрихе Мильке - министре госбезопасности бывшей ГДР, который занимал этот пост больше 30 лет, до самого конца ГДР. Под его руководством МГБ стало государством в государстве, во многом определяя политику страны. Более 90 тысяч штатных сотрудников "штази" и 173 тысячи внештатных стукачей собирали досье даже на школьников и глубоких стариков, обучали террористов, шпионили за западными политиками и учеными, добившись здесь таких успехов, которым завидовали даже их учителя из советского КГБ.

В октябре 1993 года Эрих Мильке (Erich Mielke) был приговорен к шести годам заключения - но не за преступления, совершенные им в качестве главы тайной полиции ГДР, а за убийство берлинских полицейских, совершенное еще в 1931 году. Так он начинал свою карьеру - киллером.

Объяснение в любви

Кстати, полного срока в 90-е годы он тоже не отсидел. Его выпустили раньше, потому что медицинская экспертиза признала Мильке негодным к отбытию наказания в тюрьме. У него тряслась голова, передвигаться он мог только на инвалидной коляске, не мог вспомнить даже своих бывших заместителей, поминутно хватался за сердце... На свободе, правда, это всё чудесным образом прошло. Симулировал? Трудно сказать. Мильке прожил еще пять лет и умер в почтенном возрасте, немного не дотянув до 93-летия.

Он доживал свои дни в маленькой двухкомнатной квартирке, уже не опасаясь суда за преступления против собственного народа. Он не ответил ни за то, что инструкторы "штази" учили стрелять и обращаться с взрывчаткой западногерманских террористов из левацкой "Фракции Красной армии", ни за то, что укрывал террористов в ГДР, не сидел на скамье подсудимых за подписанный вместе с другими членами Совета обороны приказ открывать огонь на поражение по тем, кто пытается бежать из ГДР.

И все же возмездия Эрих Мильке не избежал. Таким возмездием было его последнее публичное выступление на заседании Народной палаты ГДР в ноябре 1989 года, всего через несколько дней после падения Стены, которую он строил и охранял. Вчера еще боявшиеся его до дрожи в коленках депутаты смеялись над потерявшим всю свою власть шефом "штази". А он, как обиженный ребенок, растерянно кричал с трибуны: "Мы работали в очень тесном контакте с трудящимися... Да... Я же всех люблю, всех людей... Люблю".

Темное дело, белые пятна

Эрих Мильке вырос в Берлине в семье столяра. В школе проучился лишь до седьмого класса. Он писал позже в анкетах: "Пришлось бросить школу и пойти работать, так как надо было кормить семью". Однако найденные уже после объединения Германии документы говорят о другом: он учился с трудом и уровню гимназии просто не соответствовал. Между прочим, противоречивы и данные о том, когда Эрих Мильке вступил в компартию Германии. В одних гэдээровских публикациях называется 1925-й год, в других - 1927-й, а сам министр госбезопасности как-то утверждал, что стал членом КПГ уже в 24-м году. Достоверно известно, правда, что в начале 30-х годов, когда КПГ возглавил верный сталинец Эрнст Тельман (Ernst Thällmann) и она превратилась в полностью зависимую от Москвы партию, Эрих Мильке был бойцом одного из так называемых "отрядов самообороны", входивших в нелегальную военную организацию немецких коммунистов.

Начало 30-х годов было в Берлине особенно горячим. Общество поляризовывалось, радикалы (национал-социалисты и коммунисты) призывали к революции и свержению "гнилой буржуазной демократии". Вблизи площади Бюловплац, где КПГ организовывала свои митинги, то и дело происходили столкновения с полицией. 9 августа 1931 года, когда один из патрулей подошел к группке молодых людей, раздались выстрелы. Два полицейских были убиты, третий тяжело ранен. Стрелявшие, одним из которых был Эрих Мильке, скрылись.

Мильке никогда не раскаивался в содеянном. Наоборот - гордился. Протоколы следствия 30-40-х годов и берлинского суда, который заочно (Мильке скрывался в СССР) приговорил его к смертной казни, министр госбезопасности бережно хранил в личном сейфе в штаб-квартире "штази". Кстати, на свою беду хранил. Там их и нашли после его отставки, и документы эти - в частности, показания свидетелей - позволили осудить его через шесть с лишним десятилетий после совершения убийства берлинских полицейских: по немецким законам, убийство не имеет срока давности.

Вообще, в сейфе главного чекиста ГДР обнаружили много интересного. Секретные донесения. Документы, касающиеся обслуживания (закрытых распределителей, спецмагазинов и тому подобного) высшей партийной номенклатуры ГДР. А, главное, - множество документов, фотографий, старых газет и писем, рассказывающих о жизни Мильке. Выяснилось, что в биографии главы "штази" оказалось немало противоречий, неясностей, "белых пятен". Это касается, например, его участия в гражданской войне в Испании против Франко и борьбе в подполье во время Второй мировой войны во Франции и Германии. Мильке был очень тщеславен. Однако в книге Хериберта Швана приводятся свидетельства самых разных людей, часто общавшихся с ним, и все они подчеркивают: когда речь заходила о военном времени, Мильке отделывался односложными формулировками типа: "Выполнял задание партии".

Спасибо товарищу Сталину

Кое-что все же известно, хотя сведения очень скупы. Так, в Испанию Мильке прибыл из Москвы, где после бегства из Германии несколько лет проучился в знаменитой коминтерновской школе. Автор книги "Человек, который был штази" приводит такую версию: похоже, что Эрих Мильке был направлен в Испанию НКВД. Он охотился на местных "троцкистов", арестовывал их и допрашивал.

Сталина Мильке обожал и всегда преклонялся перед ним. Глава "штази" не скрывал своих пристрастий и с одобрением отзывался о беспощадной борьбе с "врагами народа", которую вел Сталин. Автор книги рассказывает о том, как в 1970 году Мильке поднял тост, "выражая глубокую благодарность товарищу Сталину". Было это, кстати, на пирушке после одной из охот в замке Воллец, которым Эрих Мильке распоряжался как своей собственностью. Собственно, от феодала министра госбезопасности ГДР и члена политбюро отличало только одно: упомянутые охотничьи угодья и поместье, национализированные еще нацистами, принадлежали государству и на государственные средства они и содержались.

С 1966-го по 1988-й годы из бюджета восточногерманского Министерства госбезопасности на "объект Воллец" (так он именовался в секретных отчетах) было выделено 22 миллиона марок ГДР. Построили сауну и бассейн, гаражи, более десятка различных подсобных помещений, провели центральное отопление... А как же! Мильке приглашал сюда только самых избранных, начиная с генсеков. Леонид Ильич Брежнев тоже лично здесь охотился и остался доволен.

И наградил верного сына партии. Полный список наград, которых был удостоен Мильке, здесь привести невозможно. Перечень орденов, медалей, памятных значков, почетных грамот и тому подобного занимает в приложении к книге "Человек, который был штази" 12 страниц! Товарищ Мильке получил, среди прочего, пять орденов Карла Маркса и четыре ордена Ленина, золотую звезду Героя ГДР, две звезды Героя социалистического труда ордена Красного Знамени, Октябрьской революции и (не участвуя в войне) Отечественной войны 1-й степени... У него были также болгарские, чешские, венгерские, кубинские, вьетнамские, монгольские ордена и медали, значок "Заслуженный динамовец", звания почетного железнодорожника, заслуженного строителя и заслуженного мастера спорта ГДР, золотое перо Союза журналистов ГДР...

За что боролись?

После ареста Мильке на его счетах обнаружили более 750 тысяч марок ГДР, а еще около четверти миллиона заведующий секретариатом министра успел снять с книжки, и они пропали. Столько среднестатистический гражданин ГДР мог заработать лет за шестьдесят - если, конечно, не есть, не пить, не покупать одежду и не платить за квартиру. Рядом со служебным кабинетом шефа "штази" располагалась кладовая подарков, всего 286 предметов: портреты Ленина, бюсты Дзержинского, красные знамена, мейсенский фарфор, множество дорогих ковров...

Со временем Мильке стал членом Политбюро, но на заседаниях обычно молчал. Зато после них часто оставался, чтобы побеседовать с генсеком Эрихом Хонеккером (Erich Honecker) с глазу на глаз. Эти доверительные беседы порой длились до двух часов. Вот когда решалось очень многое не только в судьбе отдельных диссидентов, политзаключенных или отказников, но и вообще в судьбе ГДР! Впрочем, как рассказывают многие близкие сотрудники Мильке, он не раз открыто признавался в том, что не говорит Хонеккеру всей правды, чтобы не расстраивать генерального секретаря и не разрушать его представлений о счастливой жизни в ГДР и замечательных достижениях социализма. Как бы там ни было, но Хонеккер возлагал вину за "гибель" ГДР не только на империалистов, перестройку и Горбачева, но и на Мильке. В 1990 году, когда Хонеккера и Мильке арестовали, они проходили медицинскую экспертизу в одной тюремной больнице. И, встречаясь в коридоре, никогда друг с другом не разговаривали, даже не здоровались.

Вряд ли и сам глава "штази" реально оценивал происходящее в стране. Летом и осенью 1989 года десятки тысяч жителей Восточной Германии почти открыто бежали на Запад, почти во всех крупных городах шли демонстрации протеста, но мирная революция и падение Берлинской стены застали главного чекиста ГДР врасплох. Он приходил, молча отсиживал в своем кабинете положенные часы и никаких распоряжений не давал. Его власти и власти его министерства пришел конец.

Автор: Ефим Шуман
Редактор: Дарья Брянцева

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»