Энергетическое ускорение Китая

К оглавлению "Актуальные темы" К оглавлению "Политическая безопасность"
К оглавлению самого интересного

Во время визита Виктора Януковича в Китай обсуждались важные вопросы, среди них — инвестиции КНР в украинскую экономику. Украина будет неправа, если упустит возможность привлечь финансовые средства Китая, масштабы ресурсов которого подталкивают его к активным инвестициям по всему миру.

Важнейшим итогом встреч нашего президента стало также подписание украинско-китайского соглашения о совместной разработке нефтегазовых месторождений на шельфе Черного моря, а также реализации Программы экономических реформ на 2010—2014 гг. в Украине. Все это обращает наше внимание к опыту работы китайских нефтегазовых компаний, чтобы развивать и углублять сотрудничество с ними.

Китай и мировой энергетический рынок

Прогнозы развития мирового энергетического рынка представляют значительный интерес с точки зрения формирования макроэкономической политики и геополитических союзов на перспективу. К факторам, влияющим на результаты таких прогнозов, относятся: спрос на нефть и ее предложение, рост технологической эффективности добычи, переработки и потребления энергоносителей, динамика мировых цен на энергетическое сырье, эффективность транспортировки основных энергоресурсов к конечному потребителю и структура потребления энергии в экономике страны.

По данным Международного энергетического агентства (МЭА), КНР стала крупнейшим потребителем энергии в мире, обогнав США. Это следствие усиления ее экономического роста и укрепления в качестве промышленного гиганта.

Потребление энергии Китаем в 2009 г. достигло 2,252 млрд. т в нефтяном эквиваленте. Это на 4% больше, чем у США (которые использовали 2,17 млрд. т энергоресурсов), тогда как 10 лет назад соответствующий показатель в КНР составлял лишь половину американского.

Такая динамика обусловлена тем, что мировой экономический кризис в Соединенных Штатах снизил промышленную активность и потребление энергии. Между тем потребление энергии на душу населения здесь впятеро больше. По оценке экономистов, если хотя бы четверть населения Китая начнет потреблять столько же энергии, что и среднестатистический житель США, в мире наступит энергетический кризис.

Китай, который в недавнем прошлом числился экспортером нефти, в 2009 г., по данным BP Statistical Review of World Energy 2010, вышел на второе место в мире после США по объему ее потребления и импорта. Он может обогнать Штаты и стать крупнейшим импортером нефти в течение следующего десятилетия, утверждают опрошенные агентством Bloomberg аналитики. Их выводы основаны на динамике импорта нефти в обеих странах за последние 5 лет. Предполагается, что его уровень в этих двух государствах сравняется с июля 2014-го по январь 2020 г., а по мнению МЭА — не ранее чем через 15 лет.

По другим прогнозам, в КНР потребление нефти возрастет к 2020 г. до 560—580 млн. т, а к 2030-му — до 620—650 млн. т. В Штатах пик в 951,4 млн. т отмечен в 2005 г., а в последние годы наблюдалась тенденция к снижению — до 842,9 млн. т в 2009-м.

Развитие экономики Китая существенно влияет на цены мирового энергетического рынка. По данным МЭА, повышение цен на нефть в текущем году было вызвано ростом внешней торговли КНР. Например, в августе объем импорта страны увеличился по сравнению с аналогичным периодом 2009 г. на 35,2% — до $119,27 млрд. В то же время экспорт вырос на 34,4% — до $139,3 млрд.

По мнению главного экономиста МЭА Фатиха Бироля, в ближайшие 20 лет Китай будет платить за импорт нефти в среднем $600 млрд. в год — на $100 млрд. больше, чем США. Рост расходов на нефть вынуждает КНР искать пути сокращения потребления энергоресурсов и обеспечения себя ими на будущее. Китайские компании по всему миру скупают активы нефтегазовых месторождений, трубопроводов и нефтеперерабатывающих заводов.

Как и многие другие страны, Китай испытал воздействие кризиса 2008 г. Экспорт упал, и рекордный экономический рост резко замедлился. Однако благодаря продуманному государственному стимулированию экономики в объеме $586 млрд. влияние кризиса удалось смягчить, и она сохранила высокие темпы развития. В нынешнем году ожидается увеличение прямых иностранных инвестиций в китайскую экономику в размере более чем $100 млрд. (на $10 млрд. больше, чем в 2009-м).

По данным правительства Японии, во II квартале ее ВВП составил менее $1,29 трлн. — у Поднебесной за тот же период он достиг почти $1,34 трлн. Это позволило КНР стать второй (после США) крупнейшей экономической державой планеты. Сегодня золотовалютные резервы Народного банка страны китайское правительственное издание China Securities Journal оценивает в $2,45 трлн.

По прогнозу министерства промышленности и информационных технологий КНР, увеличение промышленного производства в стране по итогам 2010 г. составит 13%. По данным МВФ, в 2010-м рост китайской экономики будет равен 10,5%, а в 2011-м — 9,6%.

По оценке Goldman Sachs Group, капитализация рынка акций Китая к 2030 г. может подняться до $41 трлн. против $5 трлн. в настоящий момент, превзойдя уровень в $34 трлн., прогнозируемый аналитиками для США.

Необходимость реализовать значительное количество масштабных инфраструктурных и энергетических проектов побуждает Китай активизировать инновационную и исследовательскую деятельность. Его экономический рост в большой степени обусловлен также поддержкой и стимулированием (на уровне государства и компаний) развития научно-технического потенциала страны — образовательных учреждений, научно-исследовательских, проектных и конструкторских организаций.

По информации агентства Bloomberg, Китай до 2020 г. инвестирует $738 млрд. в экологически чистые источники энергии, чтобы сократить выброс вредных веществ от использования нефти и угля.

Как сообщает агентство «Синьхуа», КНР планирует сократить долю угля в общем объеме потребляемой энергии с 68% (2010 г.) до 63% к 2015 г. Здесь разработана Программа развития экологичной энергетики на период с 2011-го по 2020 г., предусматривающая развитие ядерной энергетики и использование нетрадиционных источников газа. Сегодня Китаю необходимо вкладывать $500—600 млрд. ежегодно в энергосберегающие и низкоуглеродные технологии. Во II квартале страна привлекла для этого $11,5 млрд. инвестиций, что превышает суммарные аналогичные инвестиции в США и ЕС.

Приведенные факты указывают на усиление в мире процессов глобализации и обострение конкуренции за доступ к энергоресурсам. Энергетический фактор стал действенным инструментом регулирования межгосударственных экономических и политических отношений — ввиду взаимозависимости стран и уязвимости их экономик в плане энергообеспечения.

Реформа нефтегазовой отрасли

В средне- и долгосрочной перспективе правительство Китая ставит следующие стратегические цели в энергетической области: увеличить стратегические запасы первичных источников энергии; использовать энергосберегающие технологии; диверсифицировать структуры энергопотребления; обеспечить развитие ядерной энергетики; использовать возобновляемые источники энергии; развивать национальную газовую отрасль для снижения зависимости от нефти.

Нефтегазовая промышленность КНР за последние годы подверглась существенным изменениям. Правительство реорганизовало крупнейшие государственные нефтегазовые активы; были созданы вертикально интегрированные компании — Китайская национальная нефтяная корпорация (CNPC), Китайская нефтяная и химическая корпорация (Sinopec), Китайская национальная офшорная нефтяная корпорация (CNOOC).

Для преобразования их в международные их акции были размещены на Шанхайской и международных биржах. При этом госкомпании устранили нерентабельные производства, сохранив целевые и доходные активы. В ходе первоначального размещения акций иностранные инвесторы не получили права голоса в компаниях, что оставило за государством возможность регулировать цены на внутреннем рынке. Правительство проводит политику субсидирования конечных цен для потребителя и выравнивания внутренних цен на нефтепродукты с мировыми ценами на нефть.

Наиболее крупные нефтегазовые месторождения КНР находятся в завершающей стадии разработки. Внимание энергетических компаний сосредоточено на разведке новых месторождений и увеличении добычи на вновь вводимых на западе страны и на шельфе (залив Бохай, дельта Жемчужной реки, Южно-Китайское море). Примерно 85% китайской нефти добывается в береговой зоне.

По оценкам зарубежных экспертов, резервов нефти хватит на 11 лет добычи, газа — на 32 года. При этом газ составляет лишь 4% в структуре потребления энергоносителей в КНР, на уголь приходится 68%, на нефть — 19%. Для сравнения: в Украине в 2007 г. доля природного газа среди используемых первичных источников энергии составляла 41%, угля — 24,3%, нефти — 18,4%.

По подсчетам специалистов, потенциальные ресурсы природного газа в Китае могут достигать 46,2 трлн. куб. м. Крупнейшие запасы (около 80% общего количества) расположены в северо-западном и центральном районах, на шельфе Восточно- и Южно-Китайского морей, менее крупные — на северо-востоке и юго-западе.

Газодобывающие районы географически не совпадают с наиболее индустриально развитыми. Десять лет назад общенациональная система газопроводов в КНР отсутствовала, а потребление было сосредоточено в районах добычи газа и составляло только 3% общего потребления энергии.

До недавнего времени природный газ использовали прежде всего как сырье для промышленности и в химпроизводстве. В последние годы его все более широко применяют в городах в целях улучшения экологической обстановки. С 2000-го по 2007 г. добыча газа возросла с 24 до 69,2 млрд. куб. м. При этом потребление его промышленностью увеличилось с 6,0 до 20,5 млрд. куб. м, а населением — с 3,3 до 13,8 млрд. куб. м. Для сравнения: в Украине в 2007 г. — соответственно 25,8 и 16,95 млрд. куб. м.

В связи с ростом промышленности и необходимостью диверсифицировать потребляемую энергию правительству КНР предстоит решить задачу распределения газовых потоков внутри страны и строительства магистральных газопроводов. Сейчас создается национальная газотранспортная сеть (ГТС) из пяти магистральных газопроводов пропускной способностью до 150 млрд. куб. м в год, газосборных центров и подземных хранилищ газа (ПХГ) мощностью до 17 млрд. куб. м. ГТС позволит соединить западные и северные газодобывающие районы с конечными потребителями на востоке и юге (с возможностью подключения к экспортным газопроводам из РФ и Средней Азии). За последние годы введено в эксплуатацию более 7000 км газотранспортных магистралей.

В 2005 г. страна приступила к формированию нефтяных резервов. Национальная комиссия по развитию и реформам Китая (NDRC) приняла закон «О национальном стратегическом запасе нефти». Созданы четыре участка общей вместимостью 102 млн. баррелей нефти, где будут храниться 30—90-дневные запасы.

По некоторым оценкам, в 2010 г. собственная добыча нефти в Китае возрастет до 193 млн. т (ожидается повышение внутреннего спроса на 5% — до 427 млн. т), а газа — до 100 млрд. куб. м. При этом в прошлом году по сравнению с 2008-м добыча нефти упала на 3,1% (до 189,0 млн. т), а газа — возросла на 6,1% (до 85,2 млрд. куб. м).

Согласно прогнозам компании PetroChina, его потребление в КНР к 2020 г. по сравнению с 2009-м вырастет втрое и составит 300 млрд. куб. м. Это побуждает Китай широко внедрять современные технологии добычи. В результате, сообщает Financial Times, к 2020 г. объемы импорта сжиженного природного газа (СПГ) сократятся вдвое, вследствие чего многие международные энергетические компании, для которых Китай — самый перспективный клиент, могут в течение следующего десятилетия потерять миллиарды долларов. Однако для освоения собственных запасов КНР нуждается в помощи иностранных компаний, поэтому сотрудничество с ними продолжится, но его центр тяжести сместится с импорта сырья на технологическую кооперацию.

Китайское правительство активно привлекает иностранный капитал к разведке и добыче углеводородов. Однако полномасштабной реализации таких проектов препятствует несовершенное законодательство в сфере ценового регулирования и налогообложения для иностранных компаний. В совместном предприятии участие иностранных инвесторов ограничено 49%. Тем не менее, к примеру, англо-голландский концерн Royal Dutch Shell и CNPC планируют совместно разрабатывать газовое месторождение в провинции Сычуань в течение 30 лет.

Агентство «Рейтер» сообщает, что Китай до 2015 г. планирует потратить $36,71—44,05 млрд. для увеличения добычи углеводородов на шельфе. Первые шельфовые скважины и подводный трубопровод появились в КНР в начале 80-х. Некоторые из них используются уже более 20 лет. В разведке и добыче участвуют крупнейшие энергетические компании мира.

Особое внимание, по информации китайских источников, уделяется оценке запасов и добыче газа из нетрадиционных источников (сланцевый газ, метан из угольных пластов), где ключевую роль будет играть корпорация CNPC. Американская энергетическая компания Exxon Mobil ведет переговоры с PetroChina о совместной разведке и добыче сланцевого газа в КНР. Государство рассчитывает к 2015 г. довести его добычу до 500 млн. куб. м в сутки.

Чтобы обеспечить растущую экономику энергоресурсами, Китаю приходится импортировать значительные объемы углеводородов. Согласно данным НИИ корпорации CNPC, в 2010 г. ожидается рост импорта нефти на 9,1% по сравнению с 2009 г., когда было импортировано 55% потребляемой нефти. Совокупный ввоз нефти и нефтепродуктов должен возрасти на 8,3% (до 234 млн. т). В 2009-м КНР импортировала нефть с Ближнего Востока (около 40,7% общего объема поставок), из Африки (24,8%) и Азиатско-Тихоокеанского региона (15,6%).

В дополнение к расширяющейся внутренней инфраструктуре трубопроводов в стране реализуются проекты по строительству межгосударственных нефтегазопроводов с соседними странами.

Например, в июле 2006 г. сдан в эксплуатацию китайско-казахстанский нефтепровод, а в конце августа 2010 г. состоялось официальное открытие 64-километрового участка на российской территории нефтепровода Восточная Сибирь — Тихий океан. С 2006 г. ОАО «Газпром» и CNPC ведут переговоры по строительству газопровода «Алтай», который планируется запустить в 2015—2018 гг. Основная задержка для начала строительства — установление цены российского газа для Китая. Но переговоры по этому вопросу до сих пор не завершены, а КНР нашла новых крупных поставщиков газа — страны Средней Азии. В декабре 2009-го введена в эксплуатацию первая очередь Азиатского газопровода, который соединил месторождения Туркменистана, Узбекистана и Казахстана с Китаем и Юго-Восточной Азией.

Кроме того, в ближайшем будущем намечено реализовать международный проект газопровода, который соединит ГТС России с Китаем и Южной Кореей, от нефтегазового месторождения «Ковыкта» около Иркутска.

Кроме трубопроводов, Китай строит терминалы для импорта СПГ. В 2011 г. будут запущены два терминала суммарной мощностью 15,3 млрд. куб. м в год, построенные с участием компании PetroChina. Это обусловлено ростом спроса на газ и заменой им нефтепродуктов в связи с введением новых стандартов по атмосферным выбросам, а также необходимостью диверсификации поставок газа.

В 2009 г. Китай, согласно информации BP Statistical Review of World Energy 2010, импортировал 7,63 млрд. куб. м СПГ из 11 стран Ближнего и Среднего Востока, Юго-Восточной Азии, Африки и России, но около 62% поставок пришлось на Австралию. (В 2008-м — 4,44 млрд. куб. м из 6 стран). В 2011-м спрос на СПГ в Поднебесной, по экспертным данным агентства Bloomberg, возрастет на 45%, а к 2020 г. CNOOC планирует импортировать 30 млн. т СПГ в год.

Работают глобально

Современная внешнеэкономическая политика крупнейших государств свидетельствует о приоритетности энергетического сектора экономики для любой страны. Поэтому на планете усиливается конкуренция за сферы геополитического влияния в энергетическом пространстве.

Поскольку запасы углеводородов распределены по регионам крайне неравномерно, это существенно влияет на самообеспеченность экономик. Значительная доля запасов сконцентрирована в странах Ближнего и Среднего Востока, Центральной Америки, Африки и СНГ. Сотрудничеству с ними в области разведки и использования углеводородных месторождений КНР придает особое значение.

Китай с его динамично развивающейся экономикой нуждается в современных технологиях и источниках сырья и ищет их по всему Земному шару. В 2007 г. был основан Государственный инвестиционный фонд (China Investment Corp. — CIC) с бюджетом в размере $200 млрд., а в 2010-м его бюджет достиг $332 млрд. CIC инвестирует в 84 проекта в США $10 млрд., в Канаде объем инвестиций в 2009 г. составил $3,54 млрд. (см. рис.).
Направления инвестиций китайских компаний

Скоро этими яркими символами на карте мира будет отмечена и Украина

По итогам 2009 г. КНР переместилась на 5-е место в мире (с 12-го, которое занимала в 2008-м) по объемам прямых инвестиций в экономику других стран (табл. 2, 3). По данным минторговли КНР, это средства в размере $56,5 млрд. Китайские капиталовложения в прошлом году составили 5,1% совокупного объема инвестиций в мире, достигшего $1,1 трлн.

Только в Гонконге по состоянию на июль 2010 г. зарегистрировано 547 предприятий с объемом капиталов $350 млрд. По прогнозам иностранных экспертов, прямые зарубежные инвестиции китайских компаний в этом году могут составить около $50 млрд., а к 2013 г. — возрасти до $100 млрд.

Потенциал зарубежных инвестиций КНР оценивается в $500 млрд. Это только начало — в ближайшем будущем Поднебесная станет безусловным лидером в большинстве отраслей мировой экономики.

В 2009 г. объем зарубежных инвестиций Китая уменьшился на 14,1% по сравнению с 2008-м, но был в 1,5 раза больше, чем в 2007 г.

Экономический кризис 2008 г. вынудил большинство западных компаний воздерживаться от крупных инвестиций в зарубежные проекты (из опасений, что рецессия окажется продолжительной и объем мировых продаж нефти снизится). Китай же, напротив, активизировал инвестиционную деятельность для обеспечения своих растущих энергетических потребностей. Сейчас Пекин развивает стратегическое партнерство и экономическое сотрудничество с государствами, которые могут обеспечить страну энергоресурсами.

Правительство КНР предложило долгосрочные кредиты под низкий процент национальным добывающим компаниям (чтобы помочь им в борьбе за зарубежные активы), а также правительствам других государств, выразившим желание допустить Китай до своих природных ресурсов. Банк развития Китая выдал пятилетний кредит в $30 млрд. CNPC для поддержки ее международной деятельности; эта корпорация до 2020 г. намерена инвестировать дополнительно $18 млрд. в иностранные нефтяные и газовые активы. Одновременно банк выдал кредит $10 млрд. бразильской компании Petrobras на разработку глубоководных месторождений на атлантическом шельфе в обмен на поставки в Китай 160 тыс. баррелей нефти ежедневно.

В настоящее время корпорации CNPC, CNOOC и Sinopec стали международными лидерами по инвестициям в нефтегазоносных районах мира. Например, в I квартале они участвовали в 20% всех совместных мировых проектов в нефтегазовой отрасли и в этом году собираются потратить $18,8 млрд. на заграничные активы. Международные дочерние компании PertoChina у CNPC и CNOOC International Ltd у CNOOC активно скупают активы в Анголе, Иране, Казахстане, Нигерии, Судане и Венесуэле.

Общее зарубежное производство нефти корпорациями CNPC, Sinopec и CNOOC в 2010 г. впервые превысит 1 млн. баррелей в сутки. Компания PetroChina собирается, как сообщило агентство «Синьхуа», в предстоящие 10 лет направить до $60 млрд. на разработку зарубежных нефтегазовых месторождений и довести ежегодную добычу углеводородов до 200 млн. т в нефтяном эквиваленте.

Таким образом, как показывает анализ развития событий на мировом энергетическом рынке, тесное сотрудничество украинских предприятий и организаций с китайскими компаниями привлечет в нашу страну значительные инвестиции, что позволит существенно ускорить развитие и модернизацию нефтегазовой отрасли и в целом экономики государства.

Евгений БАКУЛИН, Ярослав ЯРЕМИЙЧУК, Игорь ШВАЧЕНКО

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»