Как Путин с Туском президента «убивали»

К оглавлению "Актуальные темы" К оглавлению "Политическая безопасность"
К оглавлению самого интересного

Долго же они собирались с мыслями. Долго возились, вошкались, подступались, примеривались, прочищали горло, набирали в грудь воздуха, чтобы звонко выпалить то, что вертится на языке: «Президента Качиньского убил Кремль!».

«Они» – это антироссийские силы в Польше, которые почему-то так долго – аж полгода – не решались публично озвучить единственно удобную и выгодную для себя версию причин катастрофы польского президентского самолета под Смоленском в апреле этого года. Не шушукаться, не изъясняться осторожными полунамеками и гипотетическими рассуждениями, не толочь воду в ступе «технических неисправностей», «нелетной погоды», «ошибок пилотов или диспетчеров», «тайн следствия», а объявить громко и четко с высокой политической трибуны о «кровавой операции Москвы». Ведь для сил, заинтересованных не в улучшении исторически сложных российско-польских отношений, а как раз в обратном, апрельская катастрофа стала шикарной возможностью вывести антироссийскую риторику, которая была и есть неотъемлемой составной частью и внешней, и внутренней польской политики, на качественно новый уровень. И, разумеется, поиметь с этого политический дивиденд.

Но молчали долго. Видимо, несмотря на подступающий зуд, понимали: столь очевидная поспешность и суетливость у гроба могли вызвать возмущение рядовых поляков и обратить потенциальный дивиденд в пшик. А то и в перечеркивающий собственные политические амбиции минус. Но вот пауза выдержана, и то, что ожидалось, напрашивалось, диктовалось логикой польской внутриполитической борьбы, свершилось. Наконец-то!

Анна Фотыга, бывший министр иностранных дел и бывший же шеф канцелярии президента Польши, в интервью газете Polska, по сути, напрямую обвинила премьера России Владимира Путина в причастности к гибели Леха Качиньского. Точнее, к его ликвидации. Впрочем, Путин действовал не один. У него был сообщник – его польский коллега, премьер Дональд Туск. Вот как, по словам Фотыги, они все это провернули.

«Polska: «В Польше действует российская пятая колонна?» (здесь и далее по тексту вопросы корреспондентов выделены полужирным шрифтом. – Прим. авт.). Фотыга: «Не только российская». – «Еще и немецкая?». – «И много других. В каждом государстве действуют разведки, но не в каждом они настолько сильны. Россия, бесспорно, усиливает свою позицию и влияние (в Польше. – Прим. авт.)». – «Нынешнее правительство поддается этому влиянию?». – «Да». – «Почему?». – «Потому что это – гарантия хорошего имиджа. Это делается для аплодисментов, для пиара, для удержания власти. Власть – это наркотик. Они сделают все, чтобы понравиться». – «Это Путин вел с Туском игру, целью которой было убрать Леха Качиньского из политики, или Туск – с Путиным?». – «Они оба вели игру. Но думаю, главным в этом дуэте был Путин». – «Слово «игра» подразумевает целенаправленные действия». – «Да». – «Раз вы полагаете, что Туск вел игру против президента Польши, можно ли говорить об измене?». – «Это – ситуация, близкая к измене. Несомненно, действия противоречили Конституции. В ней записано, что в вопросах внешней политики польские органы власти – президент, премьер, министр иностранных дел – должны действовать внутри страны, согласовывать общие позиции, и лишь потом вести игры за ее пределами. Дональд Туск это нарушил». – «Т. е. Дональд Туск изменил польским интересам?». – «Я так считаю». – «Лех Качиньский был более неудобным политиком для Путина или для Туска?». – (Долгое молчание) «Более неудобным для Путина». – «По вашему мнению, польский премьер был готов на все, чтобы убрать из политики Леха Качиньского?». – «Это был очень сложный процесс. Туск и его окружение создали такую атмосферу ненависти, что со временем каждое очередное решение было принимать все легче. Уже не знаешь, когда вступаешь на зыбкую почву, когда теряешь человечность». – «Что вы имеете в виду?». – «Хотя бы разделение поездки в Катынь на две делегации. Я всегда была спокойна, когда президент летел с Туском. А в тот раз я беспокоилась (Туск прилетел в Смоленск на другом самолете за несколько дней до Качиньского. – Прим. авт.). Я даже пыталась несколько раз вмешаться: я звонила главе президентского кабинета Лопиньскому. У меня было впечатление, что идет игра в какой-то отвратительный пинг-понг». – «Если бы не эти действия, трагедии бы не произошло?». – «Возможно. Как говорил глава «Права и Справедливости» (эту польскую партию возглавляет экс-премьер Польши, брат-близнец покойного президента Ярослав Качиньский. – Прим. авт.), такие действия внутри страны придавали смелости противникам за ее пределами». – «Какие действия?». – «Демонстративная, публичная дискредитация президента. Если уменьшается престиж, то уменьшается и охрана. Я много раз видела, как ведет себя охрана президента США или Германии. Если какого-то политика у себя в стране воспринимают как второй сорт, то потом так и выглядит безопасность. Вроде президент есть, но ведь это – не такой же президент, как Квасьневский» (президент Польши в 1995–2005 гг. – Прим. авт.). – «Смоленская катастрофа могла быть покушением?». – «Да, это могло быть покушением. Этого нельзя исключить. В любой другой стране это была бы первая версия, которая бы рассматривалась, и которую бы не отодвинули на второй план до ее исключения. Всюду могут существовать такие центры, которым выгодна дестабилизация. Например, исламисты, которым нужно было, чтобы самолет упал на территории России, или какая-то группа в самой России, которая хотела смены власти в Польше. Эта версия должна рассматриваться серьезно и анализироваться лучшими центрами польских служб». – «Польское правительство продало смоленское следствие?». – «Да». – «Вошли ли мы уже в российскую сферу влияния?». – «Да. Смерть президента это, несомненно, ускорила». – «Мы видели, что объятия Туска и Путина – это был человечный жест. Вы видели что-то большее?». – «Человечные жесты – это была реакция российского общества, настоящая и очень живая. Сложно отказать в наличии человеческих реакций бывшему высокопоставленному сотруднику КГБ, но нужно отдавать себе отчет, что он способен отлично управлять своими эмоциями и языком тела». – «Путин разыграл Туска, как ребенка?». – «Да». – «И премьер Туск все еще остается в объятиях Путина?». – «Туск остается в этих объятиях, и я не знаю, выберется ли он из них. Это будет за ним тянуться. Как премьер он себя не оправдал. Он слишком поверил в себя, решил, что он сам создает собственные нормы». – «Мы теряем суверенитет?». – «Да, безусловно».

Тема причастных к авиакатастрофе «исламистов» дальнейшего развития в интервью, больше похожего на допрос с подсказками, как видим, не получила. Можно предположить, что они были упомянуты экс-министром исключительно для проформы, для придания ее заявлениям внешней «объективности». А вот схема «убийства Путиным и Туском президента Качиньского» выписана детально и скрупулезно, сочными мазками. Хотя отдельные шероховатости и кляксы в виде непоследовательных и нелогичных умозаключений Фотыги тоже присутствуют. Например, когда экс-министр подтверждает, что Путин, выражая соболезнование Туску в связи с гибелью польской правительственной делегации, на самом деле разыгрывал его, как ребенка. Ведь у Путина и Туска, по словам Фотыги, была общая цель – убрать Качиньского. Чего ж разыгрывать сообщника? Цель достигнута, и, по фотыгиной логике, Туск, не скрывавший своих слез на месте крушения президентского Ту-154, на самом деле в тот момент тоже ломал комедию перед публикой, умело управляя языком тела и ликуя в душе.

Для того, чтобы адекватно оценивать сей «разоблачительный» спич, необходимо понимать, кто такая Анна Фотыга. Это человек, который, как и ее соратники по партии «Право и Справедливость», всегда стоял на жестких антироссийских позициях. Это человек, который, будучи министром иностранных дел Польши, принял активное участие в раздувании скандала вокруг запрета на поставки некачественного польского мяса в Россию. В частности, когда в 2007 году главный ветеринарный врач Польши отправил российскому коллеге письмо с согласием открыть для ветеринарных инспекций из России польские мясоперерабатывающие предприятия, Фотыга тут же заявила, что ни о каких инспекциях не может идти и речи до тех пор, пока Россия не отменит эмбарго, и демонстративно отказалась от сделанного руководителем МИД России Лавровым предложения о встрече. В августе этого года Фотыга столь же демонстративно ушла с поста главы представительства Международной организации труда в Тбилиси в знак несогласия с взглядами вновь избранного президента Польши Бронислава Коморовского на отношения с Грузией. Коморовский, напомню, в интервью газете Rzeczpospolita дал понять, что Саакашвили не сможет на него рассчитывать, как в свое время – на Качиньского, заявив: «Я не поеду за границу из-за того лишь, что так захотел президент Грузии». Более того, он заметил, что Польша должна однозначно высказаться за право всех народов на самоопределение и независимость, хотя и подтвердил, что его страна по-прежнему выступает за территориальную целостность Грузии.

Свои старые счеты у пани Анны и с Дональдом Туском и его партией «Гражданская платформа», к которой принадлежит и Коморовский. Туска Фотыга, будучи шефом президентской канцелярии, яростно клевала в связи с его «медлительностью» и «несговорчивостью» в вопросе размещения американской ПРО в Польше. Своего преемника на посту главы МИД Радослава Сикорского, который некогда был членом «Права и Справедливости», а нынче состоит в «Гражданской платформе», неистовая пани обвиняет в том, что он готов принять Россию в НАТО – лишь бы самому стать генсеком Североатлантического альянса... В общем, оснований и поводов для антироссийской истерии у Фотыги – пруд пруди. Тем более сегодня, когда «Гражданская платформа» верховодит в Сейме, победив «Право и Справедливость» на парламентских выборах 2007 года. Следующие выборы должны состояться в будущем году. Самое время подсуетиться, разыграть антироссийскую карту.

Неслучайно поэтому, что антироссийская кампания в Польше, поутихшая было после гибели Качиньского, в последние недели возвращается на круги своя – и на высшем, и на низовом уровнях. В городке Оссуве вторично сорвана церемония открытия памятника на братской могиле красноармейцев, погибших в ходе советско-польской войны 1919–1921 гг.: памятник снова осквернили. Против его установки, кстати, активно выступала та самая партия «Право и Справедливость», чей лидер Ярослав Качиньский в сентябре отправил зарубежным послам и членам Европарламента письмо с призывом остановить Россию в ее попытках расширить сферы влияния. Так что и заявление Фотыги о том, «как Путин и Туск Леха Качиньского убивали», вполне понятно и предсказуемо.

Непонятно только, почему, загоняя российско-польские отношения в тупик, Польша всякий раз спешит обвинить в этом Россию. Притом, что характер этих отношений с польской стороны определяют в т. ч. такие люди, как Фотыга и Ярослав Качиньский. Не пора ли перестать навязывать России роль «вечно виноватой», вынуждая ее вечно оправдываться? Вместо того, чтобы самим разобраться со своими польскими комплексами и демонами.

Источник: KMnews
Игорь Чебыкин

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»