«Исторические предпосылки украинского федерализма»

К оглавлению "Актуальные темы" К оглавлению "Политическая безопасность"
К оглавлению самого интересного

Политический проект «Украина» изначально задумывался его «отцами-основателями» как федеративный. Не вдаваясь в оценки мотивов создания данного проекта, констатируем непреложный факт: федерализм был его базовой ценностью.

Объяснялось это в первую очередь тем, что авторы проекта всегда видели будущее Украины в объединении Малороссии с Галицией (или Галичиной) и при этом понимали, с какими трудностями придется им столкнуться, объединяя группы населения этих регионов, столь различающиеся между собой в ментальном смысле.

Как писал украинский поэт Павел (Павло) Грабовский: «Самой большой бессмыслицей является та, будто Украина была когда-либо единым неделимым телом с точки зрения национальных интересов и борьбы, как хотят заверить нас наши псевдопатриоты: такой Украины никогда не существовало и не существует».

Активная пропаганда федеративной системы государственного устройства велась еще и потому, что основной целью украинских «автономистов» (ставших в 1917 г. «самостийниками») был перевод России на федеративную модель, в которой Украина становилась бы субъектом Федерации. Несмотря на разницу в подходах к внутреннему устройству самой Украины, «автономисты» на протяжении нескольких лет (особенно в период с февраля по октябрь 1917 г.) вынуждены были превозносить преимущества федеративной модели в принципе. Поэтому цитат различных украинских деятелей относительно выгод федерализма для России и для Украины можно набрать на несколько томов.

Один из столпов украинской государственности Вячеслав Липинский писал: «Различные модные теперь у нас попытки механического объединения Украины при помощи «соборных» словесных деклараций только подчеркивают отличия и закончатся увеличением взаимного недоверия и взаимного непонимания. Еще большей катастрофой может закончиться культурная централизация Украины полицейскими средствами».

Еще один «столп» – Михаил Грушевский: «Мы признаем федеративные формы наиболее совершенным способом государственного союза с интересами свободного и естественного развития национальной жизни». И снова цитата Грушевского: «Будет ли Украинская Республика формально называться федеративной или нет, – фактически она все равно должна организоваться как федерация своих фактических республик-громад. Всякое навязывание громадам механической унитарности, принудительных связей будет большой ошибкой, которая вызовет только отпор, реакцию, центробежность, или же даст основание для новых усобиц».

Эти и другие цитаты деятелей Центральной Рады, Директории, Гетманата и т. д. хорошо известны, обсуждены современными украинскими историками и не нуждаются в дополнительных комментариях. Но современная Украина является официальной правопреемницей УССР, а не УНР. Поэтому исследователей данной проблематики должна интересовать в первую очередь позиция создателей Украинской Советской Республики относительно ее внутреннего устройства. А этот вопрос, который в течение долгих десятилетий сводился исключительно к общим фразам о «мудрой ленинской (сталинской) национальной политике», остается и поныне малоизученным.

«Мудрая» же ленинская политика вплоть до конца 1917 г. сводилась к тому, что территория современной Украины (само собой, без Галичины и Закарпатья) рассматривалась большевиками как три различных «края» – Донецко-Криворожская область, Юго-Западная область (в ноябре Свердлов сообщил о том, что партия Ленина не возражает против названия «Украина») и Юг (после долгих попыток втянуть Херсонскую губернию с Одессой и Крымом в большевистский проект «Украина» Смольный дал добро на отдельное от «Украины» существование данного региона). В итоге на территории нынешней Украины были образованы несколько советских республик: Донецко-Криворожская, Одесская, Республика Тавриды и собственно Украинская Советская Республика.

Вплоть до вторжения немцев петроградское советское правительство признавало эти советские республики как отдельные государственные образования, входящие в Советскую Федеративную Россию. Подтверждением этому служит нота Наркомата иностранных дел Советской России от 18 марта 1918 г.: «Протестуя против последовавшего через две недели после подписания мира занятия Одессы германскими войсками и настаивая на немедленном ее очищении, Народный комиссариат надеется, что если, несмотря на то, что Одесса не входит в пределы Украины, ее занятие рассматривается как наступление и занятие украинской территории, германское правительство не откажет сообщить, в каком виде оно представляет границу Украины».

Категорически не признавала себя составной частью Украины (в т. ч. советской Украины) Донецко-Криворожская республика – а это ни много ни мало территория современных Донецкой, Луганской, Харьковской, Днепропетровской, Сумской, Запорожской, части Херсонской и даже Ростовской областей.

«Отцы-основатели» советской Украины (в первую очередь – Николай Скрыпник, затем ставший идеологом дикой советской украинизации) приложили максимум усилий для того, чтобы правдами и неправдами убедить Донбасс объединиться с ЦИК Украины. На 4-м съезде Советов Донецко-Криворожской области, провозгласившим создание ДКР, Скрыпник, уговаривая не создавать республику, от имени руководства советской Украины торжественно провозгласил: «Выделение Донецкого бассейна означало бы подрыв Советской власти и усиление Генерального секретариата. Автономия необходима, но как части, входящей в состав Украинской Федерации».

Мне удалось обнаружить в архиве резолюцию, которую Скрыпник написал собственноручно на этом съезде: «Донецкий бассейн и Криворожский район составляют автономную область Южнорусской Украинской Республики как части Всероссийской Федерации Советских Республик».

Поскольку тот регион, который теперь принято называть Востоком Украины, категорически отказался от вхождения в состав Украины, Скрыпник стал забрасывать Москву жалобами, а донецко-криворожских товарищей – обещаниями автономии и федерации в случае их присоединения к Украине. 7 марта 1918 г. Скрыпник прислал в Харьков телеграмму, текст которой в тот же день был в экстренном порядке официально одобрен Центральным исполкомом Советов Украины. В этой телеграмме Скрыпник от имени советской Украины, убеждая ДКР примкнуть к Украине, торжественно клялся:

«1. Мы никогда не рассматривали Украинскую Советскую Республику как национальную республику, а исключительно как советскую республику на территории Украины.
2. Мы никогда не стояли на точке зрения полной независимости Украинской Народной Республики, рассматривая ее как более или менее самостоятельное целое, связанное с общероссийской рабоче-крестьянской республикой федеративными узами.
3. Одновременно мы не возражали против образования различных советских объединений, оставляя разрешение вопроса о взаимоотношениях их как с краевой, так и центральной общефедеративной Советской властью до более подходящего времени».

Эту телеграмму Скрыпник с завидной регулярностью рассылал по всем органам власти (в т. ч. в Москву) в течение нескольких недель. Именно на этих условиях Донецко-Криворожская Республика согласилась присоединиться к союзу, который так и назывался – Союз Обороны Южно-Русских республик!

3 апреля 1918 г. руководство Советской России, заслушав доклад Скрыпника, официально приветствовало создание Федеративной Советской Украины. Все документы главнокомандующий войск Союза Обороны Южных республик Антонов-Овсеенко подписывал как «главковерх Федеративной Украины».

Таким образом, можно утверждать, что Украинская Советская Республика создавалась именно как федеративная! А Донецко-Криворожская Республика (т. е. нынешний Восток Украины) согласилась войти в состав Украины исключительно на жестких условиях:

1. Украина остается составной частью Советского Союза;
2. Украина не носит характер национальной республики;
3. Украина имеет федеративное устройство;
4. Донецко-Криворожский бассейн имеет внутри этой федерации широкую автономию и сам определяет свой уровень взаимоотношений с Москвой и Киевом.

Мало того, существует немало документов центрального руководства России и советской Украины, обещающих жителям Донецко-Криворожского бассейна и других регионов референдум по поводу собственного самоопределения. Как известно, условия, на которых Донбасс стал частью Украины, не были выполнены, а референдум не состоялся.

Когда речь шла о нарушении первого, основного пункта данных условий (т. е. о выходе Украины из СССР), «отцы-основатели» новой самостийной Украины также обещали нам федерализм. Заблуждением является мнение о том, что Вячеслав Черновол, провозгласивший идею федеративной Украины, ограничился лишь речью по этому поводу на Галицкой Ассамблее в 1989 г. Он затем неоднократно возвращался к этой теме и заявил на съезде Великой Рады Народного Руха в октябре 1990 г.: «Я думаю, что в дальнейшем мы придем к идее федеративного устройства Украины. Эта идея не будет работать на развал Украины, потому что речь идет не о национальной федерации... Иначе мы будем иметь замену этого опостылевшего нам московского централизма на киевский централизм. Это будет широкое самоуправление, и некоторые проблемы, в т. ч. и культурно-языковые, будет легче решить в пределах федеративной земли. И много проблем будет снято. И это будет служить, как показывает опыт и США, и ФРГ, только укреплению украинского государства и его широкому разнообразию».

Знал бы Черновол, что за такие слова через 15 лет в независимой Украине будут возбуждать уголовные дела!

Источник: «Материк»
Владимир Корнилов
Директор Украинского филиала Института стран СНГ

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»