«Экономика России: как обеспечить развитие?» Часть 1

К оглавлению

«Экономика России: как обеспечить развитие?» Часть 2

Как известно, президент Д.Медведев в своей статье «Россия, вперед!» изложил свое видение проблем и путей развития страны, призвав граждан к сотрудничеству с властью. Однако перейдет ли руководство страны к реальным и давно назревшим реформам – покажет только время. Ведь за последние несколько лет это уже не первый «призыв» к политике развития – но все они не имели значимых результатов.

Наша экономика по-прежнему носит переходной характер, сочетая при этом худшие черты неразвитого капитализма и неизжитых пережитков административной экономики. Судя по ряду признаков, эта система постепенно эволюционирует к очередному застою, только в новом, «либеральном» издании, которое умудряется отрицать как необходимое новое, так и позитивное старое. Причина такой ситуации проста: интересы значительной части элит, стремящихся к консервации созданной модели, находятся в противоречии с интересами долгосрочного развития страны.

Так воспроизводится идеальная среда отсутствия экономической и политической конкуренции – диктат сырьевой экономики и монополий закрепляется в постоянном росте цен на ресурсы, препятствуя развитию отечественного производства, сельского хозяйства, какой-либо инновационной экономики, закрепляет отсталость от Запада, делает невозможной развитие суверенной отечественной буржуазии, массового среднего класса.

Этот процесс четко связан с т. н. управляемой демократией, лишающей власть обратной связи с обществом, страну – притока новых свежих сил в политику. Вместо КПСС – новая партия власти, альтернатива которой при текущем уровне «политического» регулирования практически невозможна. Как и раньше, мы продолжаем голосовать за «предлагаемых» нам кандидатов. Срок полномочий депутатов Думы увеличен с 4 до 5 лет, президента – с 4 до 6 лет. Между тем отсутствие политической конкуренции одинаково опасно как для обладателей монополии, так и для страны в целом.

Избыточное присутствие государства по-прежнему создает благоприятную почву для коррупции и того же самого всевластия бюрократии, фактически приватизировавшей государство. Сложившаяся «рыночная» система породила армию чиновников, превышающую имевшуюся в «административном» СССР – при намного меньшем уровне ответственности, но намного большем уровне казнокрадства и коррупции. Несмотря на это, государство, даже не успев оценить полезность опыта госкорпораций, увлеклось их клонированием.

Как и в «застойное время», сейчас (за редким исключением) нами правит не критическое отношение к действительности, позволяющее идти вперед, а еще более массированная телевизионная пропаганда, создающая у массового обывателя синдром «виртуальной» России, входящий в диссонанс с ее реальными проблемами и чаяниями.

Тяжелым наследием административной экономики является общая экономическая и политическая пассивность населения, которое не может в основной массе не только проявить экономическую активность, но и предъявить адекватные требования к власти. Новые реформы не сильно изменили наш менталитет, дав только гражданские свободы.

Текущая экономическая политика неспособна преодолеть ряд важнейших последствий прошлого, не создавая фундаментальных основ будущего – население и мелкий и средний бизнес не могут в полной мере использовать национальные богатства страны. Всеми наиболее значимыми ресурсами владеет «крупняк», всем по-прежнему распоряжается вездесущий чиновник. В России так и не создан благоприятный инвестиционный климат – значительной массе предпринимателей невыгодно инвестировать, предпочтительнее сидеть в офшорах; подавляющей массе населения крайне сложно заниматься предпринимательством.

В результате мы имеем пустующую, неосвоенную территорию, не можем сформировать развитую финансовую систему. Отсюда – весь «букет»: неразвитость экономики, отсталость регионов, бедность и низкая рождаемость. Россия должна наконец преодолеть путы многовекового экономического ига – чтобы наши граждане наконец смогли почувствовать себя хозяевами своей страны, познать радость экономической свободы, творчества, созидания.

В обществе не прививаются базовые ценности, составляющие основу государственности – труд, предпринимательство, семья, служение обществу, нравственность. Всем правят погоня за золотым тельцом, пропаганда потребления. Чиновники «пилят» бюджет, процветает коррупция – «надзирающие» не «надзирают». Что касается бизнеса, то здесь многие компании (в первую очередь монополии) руководствуются принципом «урвать любой ценой». Но что посеешь, то и пожнешь – безответственность и безнравственность всегда наказываются. Может ли наш рынок обеспечить большинство граждан нормальной работой, доступным жильем, продовольствием и основными товарами отечественного производства? Престиж основы общества – рабочих профессий крайне мал. Похоже, работать за нас будут китайцы, производя все больше вещей, которые мы потребляем, а также поток иммигрантов из Средней Азии. Все это – дорога к постепенной национальной деградации.

Произошедшая авария на Саяно-Шушенской ГЭС, связанная с нарушением регламентов эксплуатации, неэффективностью надзорных органов, пренебрежением рисками ради прибыли, отсутствием ответственности, по всей видимости, носит знаковый характер, показывая всю глубину пропасти, в которую мы падаем. Авария на Чернобыльской АЭС накануне перестройки в 1986 г. также имела «особый» характер. Другим знаковым событием стал финансовый кризис, показавший низкую устойчивость и слабую диверсификацию российской экономики.

Война ныне идет не на фронтах: она идет в идеологии, культуре и экономике. И нет более эффективного и дешевого оружия – здесь пушки и крылатые ракеты «отдыхают». Как писал Дж.М. Кейнс, «идеи экономистов и политических мыслителей – и когда они правы, и когда ошибаются – имеют гораздо большее значение, чем принято думать. В действительности только они и правят миром».

Основные «догматы» современной либеральной доктрины являются инструментом достижения определенных стратегических задач. Жесткая денежно-кредитная политика и минимизация госрасходов – четкий путь к отсталости, особенно для развивающихся стран; «невмешательство» государства – неограниченная свобода для монополий и крупного капитала; плоская шкала подоходного налога и налога на дивиденды – уступка «верхам»; свобода движения капитала – выгода для международных спекулянтов и компрадорских элит. Непонятно, как «либерализм» может сочетаться с низкой степенью экономической свободы, всевластием бюрократии и неразвитостью экономических механизмов? При этом экономический успех Китая, отказавшегося от многих вышеуказанных «ценностей», на фоне низкой эффективности реформ в России дает серьезную почву для оценки реального содержания разных экономических стратегий.

Наши чиновники хотят сделать Россию частью мирового рынка, приобщить нас к ВТО. Международная специализация и интеграция разумна, но она не должна идти в ущерб национальным интересам страны, должна приносить не упадок, а наоборот – развитие. Мы слишком легко допустили сдачу позиций отечественных производителей, уступив свои рынки импортной продукции. Запад уже давно успешно лоббирует среди наших чиновников интересы своих производителей, имеет в России свои СМИ, телевизионные каналы, агентов влияния; вероятно, экономистов, аналитиков... Создается впечатление, что у нас по-прежнему отрабатывается «лицензия» на вход российских элит в мировое сообщество на условиях сырьевой специализации, одобренной США.

Так каков «портрет» «тормозов», консервативных элит России? Согласно президенту, это – «влиятельные группы продажных чиновников и ничего не предпринимающих «предпринимателей». Они хорошо устроились. У них «всё есть». Их все устраивает. Они собираются до скончания века выжимать доходы из остатков советской промышленности и разбазаривать природные богатства, принадлежащие всем нам. Они не создают ничего нового, не хотят развития и боятся его».

Противники прогресса прекрасно понимают, что процессы экономического развития вызовут к жизни рост экономической активности, требовательности, самосознания русского народа, стимулируют развитие гражданского общества. Но самое главное – породят совсем другие элиты, что приведет к разрушению их монополии на власть, замену «управляемой» демократии на демократию «публичную».

Но ведь можно пойти совсем по другому, более эффективному пути, проведя все необходимые реформы сверху, «вскочив» в нужный вагон «уходящего поезда». Можно идти двумя путями: затыкать дыры, топтаться на месте, как это фактически происходит с 2004 г., или хотя бы постепенно, но что-то менять принципиально. История повторяется: в XIX веке у нас так долго отменяли крепостничество, боясь оставить дворянство «без корма», что довели страну до революционной катастрофы. Конечно, сопротивление реформам со стороны консервативных слоев общества встречалось всегда. Но предназначение великих реформаторов – в движении своих народов и элит к исторически необходимому прогрессу. Например, Ф.Д. Рузвельту пришлось преодолевать огромное сопротивление олигархии, но он провел эти реформы, не используя никаких диктаторских методов.

Хотя В.Путин в течение двух сроков почти в каждом своем послании бичевал пороки нашей экономики и ставил новые цели, но в итоге, хотя и была выполнена важная задача сохранения и укрепления государства (пусть и не в лучшем формате), принципиально у нас мало что изменилось. Как была у нас экономика бюрократов и сырьевого капитала, таковой она и осталась.

Призывы начать активное развитие страны, прозвучавшие еще в послании В.Путина весной 2007 г., закончились «топтанием на месте», длительным обсуждением, кто будет следующим президентом и кем будет тогда действующий президент. Бурная предвыборная осень 2007 г., начавшаяся «знаковой» речью Д.Медведева в Красноярске, «планом Путина» или «Стратегией-2020», закончилась «планом Кудрина» по остужению нашей экономики и реверсией многих предвыборных обещаний (например, снижения НДС), перешедшей затем в кризис. Программа 2020 г. на текущий момент является абсолютно невостребованной – и дело здесь совсем не в кризисе. «Мутная вода», не имеющая целевых ориентиров развития страны, национальной идеи и идеологии (а, следовательно, ответственности), исключительно выгодна консервативным элитам.

Наиболее важные вопросы: кто будет опорой и проводником реформ, как убедить элиты в их необходимости? Сможет ли кто-нибудь из наших лидеров пройти по пути, по которому не побоялся пройти Ф.Д. Рузвельт? От этого зависит, будет ли наше будущее определяться четырьмя «И» Д.Медведева (институтами, инфраструктурой, инновациями, инвестициями) или тремя «К», порождающими отсталость (коррупцией, казнокрадством и кумовством).

Так чего нам не хватает для развития?

Центральная задача искусства управления – умение создавать правильную мотивацию. Особенное значение это имеет для государства, ибо, как гласит пословица, рыба гниет с головы. Что мотивируем, то и имеем. Мотивируем профессионализм и нравственность – получаем развитие, мотивируем неэффективность – получаем застой. Наше государство должно научиться создавать мотивацию для всех сфер общества – промышленников, сельхозпроизводителей, ученых, самых простых граждан, а не только для сырьевых отраслей и торговли. И нет никаких сомнений, что тогда инновации польются, как из рога изобилия. Но если не сделать самого важного шага – создания адекватной мотивации для успешной работы управленческих элит, все прочие проблемы останутся.

Сейчас управленческая элита представляет совершенно замкнутую касту, лишенную конкуренции и заметного обновления, что хорошо видно на примере ряда министров, занимающих свои посты достаточно давно – и чья деятельность либо бездеятельность внесла вклад в отставание страны и потерю неиспользованных возможностей. Это же касается ряда руководителей не столь успешных регионов. Вносятся ли адекватные инициативы и предложения с целью улучшения ситуации? Может, стоит что-то изменить? Хотя руководители страны жалуются на дефицит профессиональных управленцев, сейчас в России полно профессионалов, имеющий богатый практический опыт, многие из которых мотивированы на вывод страны из тупика. Не будем забывать, что одним из факторов успеха реформ Ф.Д.Рузвельта стал его «мозговой трест», включивший лучших ученых и практиков своего времени. Сможет ли Д.Медведев создать его эффективный аналог?

Во-первых, необходимо переориентировать чиновников с «кормления» за счет казнокрадства и коррупции к мотивации, основанной строго на их личном вкладе в развитие экономики. Это возможно сделать только путем создания институтов государственного планирования, четко определяющих экономические показатели развития страны в разрезе отраслей и регионов и жесткой персональной ответственности за их исполнение. Руководители экономически успешных регионов и министерств, а также их администрации, успешно развивающие экономику, исполняющие и перевыполняющие планы, должны получать такие премиальные, чтобы их общий уровень доходов мог конкурировать с доходами менеджеров аналогичного уровня в частном секторе. Неэффективные менеджеры должны четко отсеиваться. Эффективные руководители должны получать и «моральную» мотивацию – их опыт должен всячески пиариться во всех СМИ и на телевидении.

Должно создаваться правовое поле, жестко препятствующее любым злоупотреблениям. И если реальный уровень доходов чиновников будет четко контролироваться службами экономической безопасности государства, то чиновники будут менять модель своей мотивации, при которой их личное «обогащение» станет возможным только при «общественном». В этом случае векторы их личных интересов, интересов государства, инвесторов и общества будут совпадать, а не противоречить друг другу. Они будут замотивированы на развитии среднего и малого бизнеса, стимулировании предпринимательской активности населения и привлечения инвесторов. Резко изменится и кадровая политика – им в спешке потребуется набирать в свою команду настоящих профессионалов, а не заниматься «рассадкой свояков». Администрация будет заинтересована не в создании бюрократических препон, а в максимальной эффективности и простоте всех процедур. И тогда почва у «коррупции» будет таять, а эффективность чиновников и государственного управления резко возрастет. Конкуренция и открытость – основа прогресса.

Второй аспект – повышение уровня экономической свободы, улучшение инвестиционного климата. Население должно перейти от пассивности к экономической активности, что позволит гражданам начать нормально зарабатывать и наконец позаботиться о себе и своих потребностях. Но этому процессу резко противоречит неблагоприятный инвестиционный климат – монопольная экономика, высокие барьеры на вход в рынок, бюрократизация, низкая степень экономической свободы, отсутствие каналов кредитования, откровенное засилье рейдерства, птичьи права собственности и исторически сложившийся за последние 90 лет антипредпринимательский менталитет большинства населения. Чтобы экономика стала не олигархической, а социальной, ориентированной на человека, она должна изменить свою структуру и ориентацию, кардинально усилив позиции инновационных секторов, а также предпринимателей и фермеров, имеющих институты доступной собственности. И если не будет минимизирована коррупция, не снизятся высокие барьеры на вход в бизнес, не будут защищены права собственности – значимого успеха не достигнуть.

Необходимы стратегические программы развития тех отраслей, где с точки зрения международного разделения труда мы могли бы лидировать; нужна грамотная, осмысленная промышленная политика, направленная на меры по повышению конкурентоспособности наших товаров, поддержки экспорта и инновационных секторов в соответствии с общепринятой практикой. Не менее важная проблема – обеспечение развития конкуренции, введение жесткого антимонопольного законодательства с целью ограничения экономической власти монополий. Возможно, излишняя дешевизна ресурсов не стимулирует эффективность, но так же верно, что постоянный рост тарифов и цен на сырье – тормоз развития и источник инфляции. Нужна золотая середина. Страна, обладающая ресурсами, должна реализовывать свои естественные преимущества, а не наоборот. К тому же, продавая не сырье, а готовую продукцию, можно заработать намного больше.

Важнейшая задача власти – не только формирование среднего класса (ведь «средняя» часть чиновников, работников банков и успешных компаний – тоже средний класс), а формирование массового класса мелких собственников – владельцев земли, средств производства и недвижимости. Это – именно та задача, которую обязана решить любая цивилизованная капиталистическая экономика, и которую в царской России так и не смогли решить, что и стоило ей революции. Конечно, можно считать, что эти процессы будут идти эволюционно. Возможно, 30–50 лет нам хватит. Но имеем ли мы их? Поэтому здесь следует использовать более форсированные методы. Нужно создавать фермерскую, коттеджную Россию на манер модели США.

Не будем забывать, что до революции Россия была одним из крупнейших поставщиков сельскохозяйственной продукции в мире. На этом фоне засилье импортной сельскохозяйственной продукции выглядит странным. Несмотря на не столь благоприятные климатические условия, Россия обладает наибольшим объемом пахотной земли, может стать одним из лидеров по производству многих видов сельхозпродукции. Для решения этой задачи нужна осмысленная политика развития национального сельского хозяйства, субсидирования производителей, их затрат, в т. ч. инвестиционных, подобно тому, как это существует в ЕС. Развитие этой отрасли, наряду с мерами по развитию регионов, позволит вернуть нашей стране ее утраченные корни и дать массу новых возможностей.

Известно, что уровень развития производительных сил и науки находится в полной взаимозависимости. За время проведения реформ уровень финансирования науки резко сократился, престиж научной работы снизился, лучшие специалисты уехали за рубеж. Возможно, ряд проектов, направленных на развитие научных исследований, сейчас могут иметь низкую эффективность. Нужно серьезно увеличить объем финансирования научных исследований при обеспечении их прозрачности и эффективности использования. Инновационной экономике необходима серьезная научная база. При этом в системе образования следует прекратить непонятные эксперименты с экзаменационной системой, приводящие к снижению качества отбора поступающих студентов.

Третий аспект – обеспечение экономики адекватным развитием финансовой системы: насыщение деньгами, обеспечение доступности финансовых ресурсов и кредитования, особенно в регионах страны. Обеспечить развитие бизнеса, индивидуального строительства жилья при текущих кредитных ставках, превышающих 15-20%, и низкой доступности кредита (да и всех финансовых услуг в целом) практически невозможно. Отметим, что рост экономики после кризиса без восстановления кредитования невозможен. Может, в Москве, где сосредоточено около 60% всех денежных ресурсов, много денег и банков (около 50%), но в целом по России это не так. Уровень монетизации экономики РФ (степень насыщения деньгами – отношение денежной массы М2 к ВВП) невысок – около 40%. В развитых странах он составляет 80-100%, в Китае – около 150%.

Отношение активов банковской системы к ВВП составляет около 60%, а в развитых странах – свыше 100%. У нас есть регионы, где практически нет банков, денег, да и экономики как таковой. Необходимо развивать банковскую и финансовую инфраструктуру страны, закачивать деньги в наиболее отсталые регионы, увеличивать предложение денег и госрасходы адекватно экономическому росту, кредитовать под активы, создавать эффективные механизмы рефинансирования банковской системы. Не следует ставить препоны для развития небольших банков путем ввода ограничений на их уставной капитал в регионах – их функционирование следует, наоборот, поощрять.

Существенная причина отставания экономики и финансовых рынков – отсутствие рыночной капитализации и вовлечения в рыночный оборот значительной массы ресурсов страны, прежде всего земли, доставшейся нам в наследие от административной экономики. При этом активы банковской системы в стране, имеющей огромное, бесценное, фактически мировое национальное богатство, не превышают $0,9 трлн. Собственность является базисом экономической свободы, формирует активы, капитал, накопления, инвестиции, порождает спрос и предложение, а в итоге – экономическое развитие. Нет собственности – не может быть инвестиций, кредитования, развития. Экономика не может усвоить деньги, отсюда и инфляция, бедность и неразвитость.

Наша структура собственности не соответствует развитым рыночным отношениям и, более того, выступает тормозом в их развитии. Капитализация и эффективное использование этих ресурсов со временем позволят увеличить емкость финансовых, в т. ч. фондовых рынков, а также объем ВВП в разы. Следует понять, что чем больше собственности находится в руках граждан, тем богаче государство. Доступная массовая частная собственность способна решить задачу формирования начального капитала в регионах, создания школы предпринимательства, ликвидации бедности и роста рождаемости.

Следует четко понимать, что деньги – главная движущая сила экономики. Не нужно бояться дефицита бюджета: в США бюджет уже давно стабильно дефицитен, такая же картина – в Китае. Доминирование догматов монетаризма в нашей финансовой политике является основным препятствием к развитию страны, сохранению инфраструктурной отсталости. Наши денежные власти должны наконец понять, что деньги – это не инструмент инфляции, а инструмент развития. Но чтобы они стали таковыми, необходимо развивать предпринимательство и улучшать инвестиционный климат, позаботиться об эффективности использования бюджетных ресурсов, а также создании мер, обеспечивающих доминирование национальной валюты – рубля против любых альтернатив использования иностранных валют в качестве средства накопления и обращения. Особенно хорошо это видно в процессе развития кризиса, когда массированное бегство в иностранную валюту приводит экономику в состояние денежного дефицита, способствуя еще большему усугублению ситуации.

Кому нужно наше избыточное либеральное валютное законодательство, создание которого преподносят как величайшее достижение? Сырьевикам, «крупняку» и части компаний, которым выгодно выносить часть своего бизнеса и финансовых потоков за пределы страны? Мировому спекулятивному капиталу, который может делать все что угодно на наших финансовых рынках? Бизнесу, который не хочет инвестировать в Россию? Кто может сильно обеднеть от неспособности купить валюту в неограниченном количестве? Если вопрос стоит о развитии страны – необходимо делать выбор. Нет такого уровня либерализма в финансовой сфере в Китае, поэтому страна успешно развивается, а рынки ее достаточно защищены. При этом для всех иностранных инвесторов, готовых вложить не «горячие», а «длинные» ресурсы в реальный сектор экономики, двери должны быть абсолютно открыты, подобно тому, как это сделано в том же Китае.

Источник: «Теория империи»
Александр Смирнов
Экономист

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»