«Кризис и средний класс». Часть 3

К оглавлению
«Кризис и средний класс». Часть 1
«Кризис и средний класс». Часть 2

Дать людям возможность делать нечто значимое для них и полезное для окружающих – и вполне может быть, что это их порадует не меньше покупки нового авто или сотового телефона. Как это может стать отправной точкой для строительства новой посткризисной реальности?

Сизифов труд

Утверждение, что большинство представителей среднего класса в России не видят смысла в своей работе, кажется на первый взгляд просто диким. Успешные 2000-е породили образ специалиста-профессионала, который не просто зарабатывает деньги, но при этом видит пользу от результатов своего труда, успешно самореализуется как в работе, так и в активном досуге. Здесь интересно повнимательнее присмотреться к понятию «самореализация».

В последнее десятилетие в российском менеджменте (а в западном – уже намного раньше) стало общепринятым, что денежный фактор как таковой не является главной мотивацией работников: увеличение заработной платы не влечет за собой пропорционального увеличения заинтересованности сотрудников в работе. Люди могут работать хуже из-за низкой оплаты своего труда, но они не начинают показывать сверхдостижений при увеличении зарплаты – они просто хорошо выполняют свой круг обязанностей.

С этим утверждением были согласны и практики, и теоретики, которые знали, что основой для него служила главным образом двухфакторная теория Фредерика Герцберга, появившаяся на Западе еще в 50-е годы XX века. Исследования и тесты Герцберга показали, что есть два вида мотивирующих факторов для наемного работника: факторы, удерживающие на работе (гигиенические факторы – административная политика компании, условия труда, величина заработной платы, межличностные отношения с начальниками, коллегами, подчиненными), и факторы, мотивирующие к работе (мотиваторы – достижения, признание заслуг, ответственность, возможности для карьерного роста). Добиться «прорывов», достижений и побед с помощью гигиенических факторов невозможно.

Мысль о том, что люди эффективнее работают не за вознаграждение, а «за идею», сама по себе достаточно очевидна и как подтверждается историческими фактами, так и лежит в русле всех основных мотивационных теорий – и особенно всем известной пирамиды А.Маслоу. Согласно А.Маслоу, у человека с момента рождения последовательно появляются и сопровождают взросление следующие 7 классов потребностей: 1) физиологические (органические) потребности; 2) потребности в безопасности; 3) потребности в принадлежности и любви; 4) потребность в уважении (почитании); 5) познавательные потребности; 6) эстетические потребности; 7) потребность в самоактуализации.

В учебниках по управлению персоналом пирамиду предлагалось понимать как схему для мотивации сотрудника: если во времена Маркса рабочих мотивировали кусок хлеба и крыша над головой, т. е. факторы из первых двух этажей пирамиды, то нынешние специалисты хотят получить и хороший дружелюбный коллектив, и возможности обучения, и красивый офис, и, главное, признание в качестве профессионала и поле для решения интересных профессиональных задач. Т. е. вроде бы успешная экономика дает возможность удовлетворить все запросы человека вплоть до самых высоких потребностей. Бизнес-журналы наполнились картинками, на которых улыбающиеся клерки увлеченно и заинтересованно что-то обсуждают, вглядываются в экраны мониторов, как капитаны в горизонт, а рядом дымится неизменный горячий кофе в офисной кружке. Только почему-то картинки эти воспринимались как фотографии доярок и сталеваров из газеты «Правда» застойных времен. Хотя, вполне вероятно, в тех картинках фальши было куда меньше.

Потерянный этаж

Почему, несмотря на свои вполне нормальные зарплаты, комфортные офисы и не такую уж изматывающую работу за компьютером (позволяющую, по крайней мере, целыми днями быть в интернет-онлайне в форумах и социальных сетях), те, кого Тоффлер и прочие футурологи середины XX века предполагали видеть в будущем как движимых творческими и научными интересами «интеллектуальных работников» и «информационный пролетариат», в современной реальности презрительно называют себя «офисным планктоном» и не очень-то гордятся своей жизнью? Может быть, у большинства работа слишком рутинна или зарплата мала? Думается, проблема – совершенно в другом: те же самые люди, разбредаясь в Сети по своим виртуальным интересам, могут тратить массу времени совершенно бесплатно на поддержку какого-то интересного им интернет-ресурса, обсуждения интересных им тем в форумах, бескорыстную помощь (пусть хотя бы только информационную). Просто во всех этих действиях люди видят очевидный смысл и пользу для самих себя и окружающих. А в своей ежедневной работе, за которую они получают зарплату, такого смысла они не видят. Т. е. с «гигиеническими факторами» – все в порядке: нужны деньги, поэтому и работаем. Более того, у успешных работников есть и пресловутая самореализация – можно гордиться тем, что эффективно руководишь людьми, решаешь сложные задачи, признан коллегами, доходы позволяют жить приятно и комфортно, в окружении престижных вещей. Главное – пореже думать, для чего нужно это эффективное руководство и решение задач – не себе самому, а окружающим. Можно крайне успешно, с интересом и профессионализмом заниматься продажей товаров, которые на самом деле никому не нужны, но хорошая реклама убедит, что нужны, и еще как. Или создавать эту манипулятивную рекламу. Или строить уродливые торговые центры. Или придумывать рейтинговые скандальные ТВ-передачи. Но даже последний циник при этом прекрасно понимает, что (пусть и профессионально, и с высокой оплатой) занимается, в сущности, генерацией бессмысленной пустоты. Но как же так, вроде бы самая главная потребность в самореализации вполне удовлетворена?

Уже упомянутый Маслоу в 1971 году, спустя 17 лет после публикации своей работы со знаменитой пирамидой, написал книгу под названием «Дальнейшие рубежи развития человека», в которой «надстроил» в пирамиде потребностей еще один этаж и назвал его «Self-transcendence» – потребности, выходящие за рамки самоосуществления, в чем-то «большем, чем мы сами». Это может быть религия, помощь другим людям, построение более справедливого общества… Одним словом, что-то, дающее смысл. Во многих учебниках этого 8-го этажа пирамиды нет, и приводится лишь первоначальный вариант. При современном экономическом устройстве наблюдается крайний дефицит такого смысла, дефицит осмысленной полезной деятельности. Есть профессии, в которых такой проблемы нет – те, кто учит, лечит, спасает, изначально отчетливо видят свои цели. Остальные чаще всего просто за деньги делают то, что умеют – лучше или хуже.

Можно предположить, что именно дефицит реальных интересных задач и целей для собственной деятельности часто приводит людей в экстремальный спорт, компьютерные игры, виртуальные проекты. Как ни странно, «настоящую жизнь» люди теперь ищут за пределами физической реальности или, по крайней мере, своего рабочего места.

Двигатель вместо свистка

При всех своих декларациях и нацпроектах государство и власть не могут предложить гражданам сегодня внятного стратегического направления для реальной деятельности. Просто живите и зарабатывайте на хлеб, у кого получится – с маслом. И всё. Но этого мало, особенно этого мало молодым. Возможность чего-то добиться в жизни сейчас понимается исключительно как шанс упорным (или не очень) трудом разбогатеть. Но вполне вероятно, что найдутся люди, которых интересует вовсе не бесконечное улучшение своего материального состояния, а, например, участие в социальных проектах. Сейчас уровень реального гражданского общества и демократического участия в нем – это голосование в ТСЖ или садовом товариществе о том, в какой цвет покрасить забор или сколько платить консьержке. Выше – сплошная мутная стена чиновничества, сквозь которую удается пробиться лишь отдельно взятым людям исключительной энергии и активности. Такая же ситуация – с участием в коллективных проектах: единственная социализация у многих – это виртуальные сообщества, а в реальной жизни о каких общественных или политических организациях можно говорить, когда люди никаких общих дел не имеют даже с соседями? Это – предельная атомизация, замаскированная жизнью в виртуальном социуме. Если есть какая-то энергия, силы и желание заниматься продуктивной деятельностью помимо работы, со всех сторон ее предлагают направить исключительно в область развлечений – научись водить параплан, освой подводную охоту, танцуй на клубной вечеринке.

И все бы это было хорошо, если бы вокруг наблюдался исключительно рост благополучия и стабильности. Однако оказалось, что это – иллюзия. Вполне вероятно, что для построения посткризисной реальности понадобятся инициативы и энергия самих граждан. (Кстати говоря, в мировом масштабе это тоже так – по крайней мере, в недавней работе Жака Аттали о мировом кризисе открыто говорится, что даже в мировой экономике без «разбавления» мотива чистого обогащения хотя бы какими-то социальными задачами и моральными ценностями о выходе из кризиса не может быть и речи.) Но на сегодняшний день в России ни государственных социальных лифтов, ни программ для реализации этих инициатив не создано, не заявляют об этом и политические партии. Да, собственно, если бы и заявляли, доверие россиян к ним настолько мало, что будь у них желание организовать даже самый полезный и интересный проект, успех его был бы весьма сомнителен.

Более того, с кризисом у нас борются путем отрицания его наличия – с новым телевизионным сезоном мы, несомненно, увидим еще больше поющих, танцующих и веселящихся «звезд» на коньках, в цирке или где-нибудь еще, и новые сериалы о жизни каких-то несуществующих россиян. Сергей Петрович Капица в недавнем интервью рассказал о том, как еще во времена премьера Касьянова на заседании кабинета министров он высказался о таком телевидении: «Если вы будете продолжать такую политику в отношении общественного сознания, у нас будет страна дураков. Вам этой страной будет легче править, но будущего у такой страны нет». Можно добавить, что править легче страной сытых дураков, а когда нужно искать пути не просто выхода из кризиса, а явного переформатирования системы и построения этого самого будущего, то неиспользование потенциала собственных граждан, сознательное его направление исключительно в «свисток» эскапистских развлечений крайне недальновидно.

А этот потенциал есть – помимо зарабатывания денег и обустройства комфортной жизни себе и близким, у многих людей есть потребность творчески реализовать себя в чем-то действительно нужном и важном для окружающих, а не просто поучаствовать за вознаграждение своим трудом в абстрактном увеличении чьей-то прибыли. Открытым остается вопрос, появятся ли в России механизмы такой реализации, и как они могут появиться – в качестве общественных инициатив «снизу», части каких-то политических проектов или на уровне государственной стратегии?

Окончание

Часть 1 см. здесь
Часть 2 см. здесь
Источник: Глобоскоп
Маринэ Восканян
Журналист