Доживет ли Украина до 2015 года: история болезни. Ч. 1

К оглавлению "Актуальные темы" К оглавлению "Политическая безопасность"
К оглавлению самого интересного

Доживет ли Украина до 2015 года: история болезни. Ч. 2

Формулировка такого пессимистического вопроса обусловлена длительными негативными тенденциями во внутренней и внешней политике, обострившимися с конца 2008-го.

Первые полгода президентства Януковича свидетельствуют о том, что о реформах и дальше будут только говорить. Этому есть, по меньшей мере, одно объяснение. Президенту и всей его команде нужна общественная поддержка. Без неё намного труднее сохранить сверхцентрализованную вертикаль власти, которую они строят.

Отсутствие реформ будет и дальше ухудшать благосостояние населения, что непременно ударит по рейтингу, а попытка реформ будет иметь те же последствия. Но начать реформы гораздо труднее, чем о них говорить, поэтому реформы, очевидно, будут принесены в жертву борьбе за полномочия.

Падение доверия к президенту и ко всем ключевым институтам власти, зафиксированное социологами в августе, будет продолжаться и дальше. Дилемма обеспечения легитимности, наверное, будет решена так, как и при президентстве Ющенко — по принципу «живём, пока можем».

Но такие действия властей, несмотря на личное поражение, могут иметь куда более тяжёлые последствия для страны.

Диагноз

Государство в смысле политического образования, имеющего законную юрисдикцию и контроль над определённой территорией, право на принятие решений от имени всего населения, монополию на легитимное применение силы, признанное правительство и суверенитет, всё больше лишается этих признаков и превращается в организацию по выкачиванию ресурсов. Оно теряет контроль над своей территорией, не может поддерживать свою безопасность и не может выполнять внутренние и внешние функции. По определению это «государство упадка».

Причин этого много, и они известны. Во-первых, нет Конституции, которую выполняют. Конституцию нарушали с момента её принятия, но особенно активно после внесения изменений в декабре 2004 года.

Во-вторых, ветви власти после пятилетней борьбы атрофировались и сохраняют только внешние признаки. Правительство превратилось в «исполнительный комитет» при администрации президента и занимается в основном «освоением» бюджетных средств.

Верховная Рада теряет роль законодательного органа со скоростью увеличения числа членов правящей коалиции. Если раньше противоречия между несколькими политико-экономическими группами (ПЭГ) обеспечивали какую-то динамику, то с приходом «донецких» она исчезла.

Судебная ветвь перестала выполнять функцию соблюдения законности и стала ресурсом в политической борьбе.

Президент пытается выправить эти изъяны, выстраивая гиперцентрализованную вертикаль исполнительной власти с официальной целью «наведения порядка», а в действительности стремится компенсировать все свои предыдущие поражения и установить контроль над всеми ресурсами и финансовыми потоками.

Это дорога в прошлое к восстановлению системы «патронажного президентства», опирающегося не столько на формальные полномочия, сколько на разветвлённую сеть неформальных правил, которые, однако, оказываются более действенными, чем формальные.

Президент-патрон за хорошую службу может «отдать в пользование» предприятие, отрасль или регион, или наоборот, отобрать последнюю рубашку. На Украине эта система была создана при президентстве Кучмы, но никуда не исчезла при президентстве Ющенко. Последний, однако, не шантажировал и не преследовал политических оппонентов или журналистов. С приближением конца президентских полномочий окружение может оставить патрона и поддержать оппозиционного кандидата, который, став президентом, продолжит прежнюю практику.

Несмотря на кажущуюся прочность, такие режимы нестабильны, неэффективны и чаще всего нелегитимны, но хуже всего то, что они паразитичны, поскольку основаны на рентно-ориентированной экономике.

Поскольку патрон-клиентские* отношения являются реанимацией феодальных отношений в политической сфере, рентно-ориентированное поведение элит является тем же явлением в сфере экономики.

* Под клиентелизмом понимается социальное явление, характеризующееся формированием отношений доминирования, господства и подчинения, зависимости и независимости по принципу патрон – клиентских. В этих отношениях одна из сторон – патрон – является покровительствующей, а вторая – клиент – покровительствуемой – прим. Perevodika.ru

Рентно-ориентированная экономика отличается от прибыльно-ориентированной тем, что здесь экономические игроки не инвестируют в модернизацию отраслей или технологий, а используют ресурсы и инфраструктуру, пока те могут давать выгоду. Такая экономика является истинно колониальной, независимо от того, являются колонии внутренними или внешними составляющими империи. Когда империи гибнут, колониальные институты сохраняют своё влияние, если элиты не могут или не хотят их изменить.

В политически и экономически слабых обществах политико-экономические группы способны определять формирование «правил игры» путём покупки чиновников и политиков. Бизнес всегда тяготеет к власти и наоборот, но там, где нет эффективных механизмов сдерживания этого движения, бизнес сливается с властью, и государство становится «захваченным» кланами (captured state).

Украина является почти типичным примером постколониальной экономики, которая стала жертвой рентно-ориентированных политико-экономических групп.

Что является эмпирическими признаками «захвата»?

Во-первых, это регуляторное законодательство, во-вторых — процент теневой экономики и, наконец, показатель коррупции. Последнее является не просто «смазкой», что облегчает бизнесу возможность влиять на законодательство, а неотъемлемым институтом политической и экономической систем.

В рейтинге уровня сложности налоговых систем за 2010 год Украина оказалась на 181 строчке из 183 стран. В рейтинге благоприятности условий ведения бизнеса — на 142 месте из 183 стран, а в рейтинге экономической свободы стала 162 из 179 стран и 43 из 43 из тех, которые были включены в рейтинг в Европе. Какой процент экономики находится в тени? Как признаются сами работники налоговой службы, «в тени — не 30, не 50, а все 90 процентов экономики».

По индексу восприятия коррупции Украина стабильно находится среди наиболее коррумпированных стран Европы. По состоянию на 2009 год мы были на 146 месте из 180 стран. По состоянию ещё на 1999 год по индексу захвата государства из 22 посткоммунистических стран, вошедших в анализ, Украина оказалась на третьем месте рядом с Россией, после Азербайджана и Молдовы.

Существуют ещё два индекса, о которых вспоминают реже. Это индекс «недееспособности» государств (Failed State Index — FSI), составляемый американской исследовательской организацией «Фонд Мира» (Fund for Peace) и индекс «хрупкости» государств (State Fragility Index — SFI), который определяется коллективом американских учёных в рамках проекта исследования динамики политических систем — Polity IV, охватывающего период с 1800 по 2009 год. По рейтингу «недееспособности» государств по состоянию на 2010 год Украина остаётся на 110 месте из 177 стран с 69,7 баллами из 120 (чем выше индекс — тем хуже ситуация).

Мы попали в самую большую группы государств со значительным потенциалом возникновения внутреннего конфликта или упадка. Для сравнения — наихудшая ситуация в Сомали (1 место со 114 баллами), где фактически нет государства и продолжается гражданская война, а лучшая — в Норвегии (177 место с 18,7 баллами).

В течение пяти последних лет Украина демонстрирует улучшение своего индекса — с 88,8 баллов (39 место) в 2005 до 69,5 баллов (110 место) в 2010. В анализе динамики показателей страны авторы обзора отмечают положительные последствия Оранжевой революции, однако, страна и дальше находится в зоне риска.

По индексу «хрупкости» государств мы находимся в верхней части группы стабильных стран с показателем 6 из 25 (чем выше балл, тем выше нестабильность).

Эти два индекса прямо указывают на стабильность государства, но они удивительно контрастируют с десятком других индексов, где Украина выглядит намного хуже. Или у нас действительно не всё так плохо, или индексы неправильные.

Дело в том, что эти, как и другие индексы, составлены с целью общего сравнения стран и групп стран по определённым показателям. Они лишь фиксируют положение страны и ничего не говорят об изменении ситуации в будущем. Эти индексы не являются политически мотивированными или субъективными оценками, но и не является абсолютно корректными относительно особенностей той или иной страны. Они лишь дают общее представление о мировой динамике по определённым показателям.

Если внутриполитическая составляющая всего периода президентства Ющенко отмечалась усилением политического соперничества, что вылилось в несколько политических кризисов, то с приходом Януковича соперничество исчезает и наступает период консолидации элит вокруг нового «патрона».

Экономика в условиях политической нестабильности оставалась «на плаву» (что является парадоксом с точки зрения рыночной экономики), пока сохранялся спрос на продукцию химической и металлургической промышленности. Как только спрос упал, украинская экономика упала чуть ли не сильнее всех в Европе.

Теперь политический кризис сменился экономическим. Но мы не видим политических решений, которые бы способствовали выходу из кризиса. Мы видим централизацию власти под лозунгами «преодоления кризиса». Настоящего восстановления контроля над государственным управлением так и не достигнуто. Вместо этого «выдавливание» политических оппонентов из всех ветвей и уровней власти представляется признаком эффективного управления.

Нынешняя власть, как и предыдущая, не признаёт принципа достижения стабильности — построение национального консенсуса путём отказа от идеи «победитель получает всё».

До тех пор пока «элиты» на Украине не поймут, что победа на выборах не может быть абсолютной, как и поражение, выборы будут проходить в условиях постоянной опасности изменения «правил игры».

Юрий Мациевский, Украинская правда
Источник: Переводика.ру

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»