«Русский прорыв в технотронное будущее». Ч. 1

К оглавлению "Актуальные темы" К оглавлению "Политическая безопасность"
К оглавлению самого интересного Экономические темы

«Русский прорыв в технотронное будущее». Часть 2

События последних десятилетий убеждают, что XXI век обречен стать периодом беспрецедентного обострения глобальной, перерастающей в вооруженную борьбу конкуренции за доступ к дефицитным и к тому же быстро иссякающим природным ресурсам. Иначе и быть не может, ибо демонстрирующие непропорционально высокий уровень потребления лидеры мировой экономики, в основном, уже исчерпали собственные запасы природных ресурсов и теперь вынуждены искать доступ к недрам других стран. В частности, беспристрастная статистика свидетельствует, что в странах ОЭСР – 30 наиболее развитых государствах мира, где проживают не более 18,5% населения Земли – уровень потребления экономических благ на душу населения в 38 раз выше, чем в остальном мире. Для стран «большой семерки» этот показатель, достигнув 47-кратного (!) значения, вообще «зашкаливает»...

Специалисты убеждены, что апогеем развития цивилизации в рамках нынешней модели «20 на 80», когда менее 20% населения Земли (пресловутый «золотой миллиард») расходуют на себя более 80% всех потребляемых человечеством ресурсов, должна стать массированная агрессия «просвещенного» Запада против прочих «нецивилизованных» народов, которым природные ресурсы достались, вероятно, лишь по какому-то «странному недоразумению».

Очевидно, что в нынешний век знаний и высоких технологий выстоять в этой бескомпромиссной борьбе, сохранить свой экономический и политический суверенитет смогут только технологически развитые, а значит индустриальные, обладающие современным промышленным производством, страны. Остальным же на первых порах уготована незавидная участь «дровосеков и водоносов» – роль технологического захолустья и сырьевой провинции с деградирующим и быстро вымирающим населением. Затем такие, не выдержавшие глобальной конкурентной войны, а значит, неполноценные народы будут вынуждены сойти с исторической сцены и уйти в небытие…

К сожалению, наша великая тысячелетняя восточнославянская цивилизация вошла в это новое жестокое тысячелетие не просто разрозненной и крайне ослабленной, но попавшей под колониальное иго Запада в результате нашего нелепого поражения в «холодной войне». Современная западная Орда на правах победителя не просто обложила Русский народ – великороссов, малороссов и белорусов – данью в виде «уплывающих» под контроль «долгожданных» иностранных инвесторов активов и масштабно «бегущих» на Запад сырья, капиталов и мозгов. Она через своих апологетов еще и запустила в наших странах «рынкомор» – отработанные до мелочей социально-экономические технологии планомерного сокращения численности «лишних ртов». Более подробно о причинах «рынкомора», обеспечивающего людские потери России, Украины и Беларуси в общем количестве до 1 млн «убитыми» в год, можно прочесть в одной из предыдущих публикаций автора на сайте «Империя» (см. Байнев В.Ф. Эвтаназия для народа: западные «общечеловеческие» ценности и либерально-рыночные реформы).

При этом следует пояснить, что ведущая к прямому сокращению потребления дефицитных ресурсов планомерная депопуляция населения периферийных стран – одна из наиболее важных задач «цивилизованного» Запада в рамках реализации разработанного и активно воплощаемого им в жизнь проекта неоколонизации. Данный проект, имеющий целью обеспечить захват ресурсов и активов развивающихся и трансформирующихся стран, также подробно охарактеризован в одной из публикаций автора (см.: Байнев В.Ф., Винник В.Т. Система неоколонизации и ее функционирование как главная причина хронического кризиса стран бывшего СССР // Экономическая и философская газета (г. Москва). – 10 марта 2009 г. – № 10. – Электронная версия в Интернете http://www.eifg.narod.ru/baynevvinnik10–10.htm).

Еще одним ключевым фактором неоколонизации стран бывшего СССР в рамках описываемого в названной статье проекта выступает наблюдаемая ныне деиндустриализация территории некогда великой сверхдержавы, которая на равных соперничала с самими США по целому ряду направлений науки и техники (космос, мирный атом, лазеры, электроэнергетика и др.). Развернувшаяся на просторах нашей великой Родины деиндустриализация как беспрецедентный для условий мирного времени процесс разрушения ее научно-технического и промышленного потенциала – одно из самых иррациональных явлений нашей истории. Она позволяет Западу «убить двух зайцев» одновременно – сократить потребление дефицитных, предназначенных для употребления «золотым миллиардом» ресурсов периферийными странами и поддерживать последние в искусственно ослабленном, а значит, зависимом от метрополии состоянии.

В качестве иллюстрации ускоренной деиндустриализации стран бывшего СССР в годы их либерально-рыночного «оздоровления» (1990-2008) приведем лишь некоторые характерные факты. Так, наукоемкость ВВП анализируемых стран в указанный период сократилась в 2–10 раз и сегодня сохраняется на недопустимо низком уровне 0,5–1,3%, который в несколько раз ниже не только аналогичного показателя технологически развитых стран, но и даже критического, порогового уровня. Если так называемые новые индустриальные страны за последние полтора-два десятилетия нарастили объемы промышленного производства в 2–10 раз (Китай – в 9,1 раза, Южная Корея – в 3,6 раза, Индия – в 2,8 раза), то в большинстве постсоветских стран этот показатель, «обвалившись» в 2–4 раза «в лихие 1990-е», до сих пор остается существенно ниже дореформенного уровня (исключение составляют лишь Беларусь и Казахстан). Наряду с ухудшением количественных показателей функционирования промышленного комплекса налицо и его качественная деградация. Так, если в СССР удельный вес инновационно-активных предприятий достигал 50%, то сегодня в регионе он не превышает 10-15%. Это в 3–4 раза ниже, нежели в лидирующих странах. Общая доля стран СНГ на мировом рынке наукоемкой продукции по мере перехода к рыночной экономике уменьшилась как минимум в 20 раз – с 8 до 0,3–0,4%. Доля в их экспорте продукции машиностроения – отрасли, где максимальна концентрация наукоемких и высокотехнологичных производств – сократилась в 3–5 раз и сегодня не превышает 6-8%. Это также в 4–6 раз хуже аналогичного показателя технологически развитых держав. При этом удельный вес сырьевых товаров и полуфабрикатов в экспорте стран СНГ кратно возрос и на рубеже веков достиг значений от 57,5 (Украина) до 85% (Туркменистан) стоимости вывозимых за границу товаров.

Все это позволило экспертам российского журнала «Экономист» (2008, № 3, с. 30-40) дать следующую обобщенную оценку итогам нынешнего либерально-рыночного разгрома промышленного комплекса бывшего СССР: «Глубочайший кризис поразил лучшие наукоемкие отрасли индустрии: машиностроение, ВПК, электронную, радиотехническую промышленность. На грани исчезновения самолетостроение, станкостроение… Сектор обрабатывающей промышленности также находится в глубочайшем кризисе… В регионе сложилась не просто сырьевая, а зависимая экономика, управляемая ценами сырьевых бирж».

Таким образом, Россия, Украина, Беларусь, другие страны региона сегодня демонстрируют колоссальное отставание от тех держав, которые имеют шансы выжить и развиваться в условиях обостряющейся глобальной конкуренции XXI века. Это означает, что сегодня вновь стали не просто актуальными, но жизненно важными слова И.В. Сталина, произнесенные им в речи «О задачах хозяйственников» на конференции работников промышленности 4 февраля 1931 г.: «Мы отстали от передовых стран на 50–100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в 10 лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут!» (см.: Сталин И.В.. Соч., т. 13, с. 39). Этот гениальный руководитель мог только предвидеть, зато нам это теперь доподлинно известно, что в то время мир точно также находился накануне глобальной битвы за ресурсы и мировое господство.

Важно отметить, что обозначенная задача Русского технико-технологического прорыва России, Украины и Беларуси в технотронную эпоху XXI века отнюдь не невыполнима. В 1925–1940 гг. мы уже воочию явили всему миру русское чудо прорыва в XX век, после того как на XIV съезде ВКП (б) в декабре 1925 г. был официально провозглашен курс на индустриализацию СССР. Концепция промышленного развития страны в тот куда более сложный период была сформулирована И.В. Сталиным следующим образом: «Существо индустриализации состоит не в простом росте промышленности, а в развитии тяжелой индустрии и прежде всего ее сердцевины – машиностроения, ибо только создание тяжелой индустрии и собственно машиностроения обеспечивает материальную базу социализма и ставит страну социализма в независимое от капиталистического мира положение» (см.: Краткая биография И.В. Сталина. – М.: Госполитиздат. 1947. – С. 107).

Сущность русского прорыва в XX век состоит в том, что «лапотная» самодержавная Россия к середине прошлого века превратилась в мощную индустриально развитую державу, которая в годы Великой Отечественной войны (1941-1945) доказала свое экономическое превосходство над хозяйственными системами Германии и, соответственно, всех походя порабощенных ею «цивилизованных» европейских стран. Так, за годы индустриализации в СССР было введено в действие 9 тыс. крупных государственных промышленных предприятий, оснащенных передовой техникой. Коренной реконструкции подверглись тысячи других предприятий. Созданы новые отрасли промышленности: тракторная, автомобильная, станкостроительная, авиационная и др. Быстро увеличивался выпуск промышленной продукции. К 1940 г. валовая продукция промышленности СССР возросла по сравнению с 1928 г. в 6,5 раза, в том числе производство средств производства увеличилось в 10 раз. Промышленность стала преобладающей отраслью народного хозяйства. Кратно возрос удельный вес продукции машиностроения. И все это свершалось в то время, когда по прямому указанию «не догадывавшегося о назревающей войне» И.В. Сталина за Уралом и в Сибири активно готовились и оснащались коммуникациями 1,5 тысячи площадок, которые затем в 1941–1942 гг. были использованы для базирования эвакуированных из европейской части СССР оборонных заводов… Уже в 1937 году свыше 80% всей промышленной продукции было получено с новых (а не просто с инновационно-активных «старых», как это фиксируется ныне) предприятий. В результате по объему промышленной продукции СССР к 1937 г. вышел на 1-е место в Европе и 2-е в мире.

Следует пояснить, что сталинская индустриализация осуществлялась на основе фундамента, заложенного в 20–30-е годы прошлого века в процессе воплощения в жизнь гениальной ленинской двуединой формулы развития советского общества – «индустриализация на базе полной электрификации страны». Именно в годы электрификации и базирующейся на ее основе индустриализации был заложен фундамент научно-технологического могущества СССР, которое позволило ему впоследствии выиграть Великую Отечественную войну, восстановить разрушенную фашистами экономику, первым запустить в космос спутник, человека и луноход, послать зонды на Марс и Венеру, строить атомные электростанции и ледоколы и т. д.

Сегодня, в процессе очередного рецидива хронической болезни мировой финансовой олигархии с ее характерными симптомами – претензиями на мировое господство, наша восточнославянская цивилизация остро нуждается в точно таком же прорыве. Учитывая, что отнюдь не сектор услуг, не сфера обмена, не «всемогущий» рынок, не «сверхинновационный» малый бизнес, а именно крупная машинная индустрия является основой экономического, технологического и военно-технического могущества современных лидеров, на повестку дня России, Украины и Беларуси должна быть поставлена задача их НЕОИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ. Концептуальные основы неоиндустриализации изложены в программной статье С.С. Губанова (см. «Экономист», 2008, № 9, с. 3-27).

Сегодня нашим братским странам жизненно необходимо резкое, скачкообразное наращивание объемов производства и качества промышленной продукции, прежде всего, средств производства. Последнее абсолютно верно, ибо место государства в иерархии технологически развитых держав ныне всецело определяется уровнем развития промышленности – отрасли, где максимальна концентрация наукоемких и высокотехнологичных производств, поставляющих прогрессивные средства производства в прочие отрасли и сферы жизнедеятельности современного общества. Иными словами, странам СНГ, ЕврАзЭС и прежде всего Союзного государства, словно воздух, необходимо сосредоточить все усилия на разработке амбициозной, скоординированной, межгосударственной ПРОГРАММЫ НЕОИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ. В том случае, разумеется, если они желают остаться на политической карте мира в третьем тысячелетии.

Нетрудно догадаться, что одолевшая нас в «холодной войне» современная Орда в лице «цивилизованного» Запада предусмотрительно позаботилась о том, дабы предотвратить не только возможность неоиндустриализации, но и даже исключить само желание ее осуществления в колониальных странах. Для этого идеологами современной Орды специально для нас сочинен целый ряд типовых рыночных мифов, которые навязчиво тиражируются в колониях через систему образования и СМИ, «оккупированные» нашими местными представителями интересов глобальной метрополии. Понятно, что важнейшим условием указанного Русского прорыва в третье тысячелетия на основе неоиндустриализации является развенчание этих разрушительных мифов, ибо разруха в головах страшнее любого кризиса.

Первый и, наверное, самый главный рыночный миф, который, к сожалению, находит безоговорочное понимание при его поверхностном восприятии большинством обывателей, гласит, что свобода (либерализм и, соответственно, либеральный рынок) обеспечивает подлинное равноправие, а значит, равенство возможностей для всех. Однако обывателю все-таки следовало бы уяснить себе, что либерализм не только не создает равных конкурентных возможностей, но и, наоборот, до предела усугубляет неравенство, давая возможность изначально более сильному безнаказанно пользоваться своей силой для подчинения и даже полного уничтожения слабого. Так, например, полная свобода действий льва и кролика, их реальное равноправие в желании справедливо конкурировать друг с другом еще не означают, что у обоих есть равные возможности реализовать задуманное. Для льва свобода оборачивается произволом, вседозволенностью и сытным обедом, а для кролика она тождественна «почетной» участи стать провизией для царя зверей.

Вырвавшиеся далеко вперед технологически развитые страны потому столь искренне и пропагандируют, навязывают остальному миру открытость и прочие «ценности» либерального рынка, что прекрасно осознают – они как изначально более сильные смогут без труда подчинить себе, колонизировать развивающиеся и трансформирующиеся страны. При этом главный рыночный миф о равенстве конкурентных возможностей в условиях либерального рынка свой основной удар наносит по промышленности периферийных стран, о чем Западу было хорошо известно еще в позапрошлом веке. Так, еще в 1844 г. в английской прессе было заявлено: «…при господстве ничем не сдерживаемой конкуренции мы прогоним иностранцев с их же рынков. Превосходство старого промышленного государства при открытой пробе сил не может не быть фатальным для каждого юного конкурента» (см.: Янжул И.И. Свободная торговля. Исторический очерк развития идей свободной конкуренции и начал государственного вмешательства. – М.: Типография Миллера, 1882. – c. 268).

Продолжение следует...

Источник: «Теория империи»
Валерий Байнев
д-р экон. наук, профессор Белорусского государственного университета

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»