«Россия нужна НАТО больше, чем сам Альянс — России»

К оглавлению "Актуальные темы" К оглавлению "Политическая безопасность"
К оглавлению самого интересного

В Институте актуальных международных проблем Дипломатической академии МИД РФ прошла конференция на тему «Россия и НАТО – союзники или партнеры?». Она высветила новые стороны в нашем диалоге с НАТО. Как известно, 19–20 ноября в Лиссабоне на саммите НАТО будет находиться Дмитрий Медведев. Естественно, что согласие нашего президента поехать на саммит, прямым участником которого Россия не является, вызывает вопросы, в первую очередь – с точки зрения того, для чего нужна такая поездка, каковы ее цели и к чему она может привести. Напомню, что в апреле 2008 года Владимир Путин уже ездил в Бухарест на саммит НАТО со вполне определенной целью – не допустить ускоренного приема в Альянс Украины и Грузии.

Ослабшая Америка нуждается в поддержке со стороны России

И надо сказать, что тогда эта цель была достигнута. Хотя натовское руководство и заявило о том, что прием Украины и Грузии в НАТО на каком-то этапе все равно состоится, оно отказалось пойти навстречу Виктору Ющенко и Михаилу Саакашвили, которые очень активно добивались чуть ли не моментального приема своих стран в Североатлантический альянс.

В чем же смысл нынешней поездки? На мой взгляд, сегодня возникли новые условия, при которых НАТО в большей степени нуждается в России, чем раньше. Прежде всего это связано с продолжением «мусульманских войн», которые США и НАТО ведут на Среднем Востоке (в Афганистане и в Ираке), а также возможностью возникновения новой войны – США и Израиля против Ирана. Далее: Соединенные Штаты относительно ослабли и уже больше не способны добиваться выполнения своих целей с узкой когортой союзников. Вот почему Америке сегодня нужна поддержка и других стран, в т. ч. и России, которая является постоянным членом Совбеза ООН. Наконец, выход на авансцену Китая, который, по многим прогнозам, через 10 лет по объемам ВВП вплотную подберется к США, также ставит перед Вашингтоном и его союзниками вопрос, каким образом можно удержать лидирующую роль в современном мире и как успешно вести «мусульманские войны», а также противостоять растущему и в политическом, и в экономическом плане Китаю. Кроме того, еще не ясно, каким образом можно бороться с глобальными кризисами – будь то экологический или энергетический кризисы, которые, как я думаю, тоже не за горами.

Американцы ожидают от нас поддержки своих резолюций в ООН

Когда на Западе ищут ответы на эти и другие вопросы, то политики приходят к выводу, что в такой ситуации нужно привлекать на свою сторону Россию. Последняя должна быть с Западом потому, что, как говорил Киссинджер, главная проблема США в XXI веке – это не Россия, а Китай и мусульманский мир. Т. е. НАТО сейчас делает все возможное (на уровне приглашений, внимания и риторики), чтобы вовлечь Россию в более широкий и углубленный диалог.

Проблема, однако, состоит в том, что, на мой взгляд, Россия больше нужна Альянсу, чем тот – России, потому что от нас есть совершенно конкретная помощь. Она может состоять в косвенной или даже прямой поддержке военной акции США в Афганистане, или в поддержке все более жестких санкций против Ирана. А в случае, если будут начаты военные действия против этой страны, – по крайней мере, может занять нейтральную позицию в этом конфликте в рамках Совбеза ООН. Наконец, наша помощь может состоять в поддержке той или иной американской резолюции по поводу разного рода международных кризисов, которая будет легитимизировать действия США и НАТО.

Барак Обама сегодня – это «хрустальная ваза» во время «политического урагана»

В свою очередь, НАТО не может оказать для России непосредственной помощи в тех вопросах, которые стоят перед ней. Совершенно очевидно, что Альянс не будет помогать восстановлению Абхазии и Южной Осетии. НАТО также не способно оказать воздействие на потоки инвестиций в нашу страну, чтобы таким образом содействовать ее модернизации, поскольку бизнесом на Западе управляют не руководители стран НАТО. Мы видим пример Китая, который никак не сотрудничает с НАТО, но при этом является рекордсменом по привлечению западных инвестиций, потому что там создан такой климат, который делает их выгодными. В России же такого климата нет. Так что усиленное сближение с НАТО не поможет решить задачи, стоящие перед российской экономикой. Поэтому, как мне кажется, нашей стране предстоит понять, каковы выгоды от сотрудничества с НАТО для нее лично, в то время как выгоды для НАТО, повторюсь, понятны.

Кроме того, мы должны смотреть в будущее. А будущее, увы, не так уж и безоблачно. Во-первых, США с большим трудом расстаются со своей ролью гегемона. Такое самовосприятие империи по-прежнему господствует в США. Расставание с этим образом будет очень долгим и противоречивым. Уже очевидно, что Барак Обама сегодня – это «хрустальная ваза» во время «политического урагана». Т. е. любой порыв ветра может ее опрокинуть.

На диалог с НАТО следует идти с широко открытыми глазами

2 ноября пройдут выборы в американский Конгресс, и уже можно быть практически уверенными, что в ходе них демократы потерпят поражение от республиканцев. Вопрос лишь в том, насколько серьезным оно будет. Популярность самого Обамы сейчас достаточно низка, так что возникает вопрос: будет ли он в Белом доме через два года? От этого очень многое зависит. Потому что если туда придут люди, которые будут выступать с позиции возвращения Америке ее роли единственного гегемона, как это было при Буше-младшем (с этой же позиции выступали и Джон Маккейн, и Сара Пейлин – т. е. политики, которые, между прочим, получили на выборах 46% голосов американских избирателей), то мы увидим и конец «перезагрузки» в отношениях с Россией, и, я думаю, более жесткую политику НАТО, в т. ч. и в отношении нашей страны. Мы должны иметь в виду, что нынешняя «оттепель» может обернуться изменением политической ситуации. Вот почему слишком активно идти навстречу НАТО было бы преждевременно. Безусловно, диалог лучше, чем конфронтация, но идти на него следует с широко открытыми глазами.

Москва должна определить, что ей нужно от сближения с НАТО

Надо сказать, что наше сближение осложняет и то, что постсоветское пространство со всей очевидностью остается сферой соперничества. Да, администрация Обамы уже не делает Грузию, Украину и Среднюю Азию своим приоритетом, как это делала администрация Буша. Но совершенно очевидно, что в США постсоветское пространство все равно воспринимается как зона, в которой нужно ослабить влияние России и усилить влияние Америки.

Просто сейчас те инструменты, которые использует американская дипломатия, стали более тонкими. Речь уже не идет о прямой конфронтации с интересами России, но, в любом случае, соперничество и борьба за влияние здесь продолжаются, что также осложняет полноценное сближение России и НАТО.

Таким образом, если подводить итог, Москва должна определить, что ей нужно от сближения с НАТО. В то время как хорошо понятно, что нужно НАТО (предоставление российского воздушного пространства для переброски военных грузов в Афганистан, возможность иметь базы в Средней Азии и поддержка в ООН), по-прежнему не ясно, чем Альянс может оказаться полезным нам. Это – серьезный вопрос. Тем более что в ходе последней встречи Медведева, Саркози и Меркель нам было ясно сказано, что визы в ЕС не будут отменены на протяжении еще ближайших 10–15 лет. Было также сказано, что совместная концепция европейской безопасности появится у России и Европы тоже примерно к 2020–2025 гг. Т. е. разрыв достаточно значителен.

Запад настаивает на т. н. натоцентристской концепции европейской безопасности, когда утверждает, что безопасность в Европе должна основываться на НАТО. Россия же настаивает на том, что поскольку в Альянс не входят многие европейские государства (причем не только на постсоветском пространстве), то знак равенства между НАТО и европейской системой безопасности ставить нельзя, потому что тогда получается, что есть лишь «безопасность для некоторых». Вот почему Россия настаивает на новой системе коллективной безопасности в Европе. Однако не только США говорят о том, что для них это – малоприемлемый подход: сейчас с той же позиции выступают и наши европейские партнеры.

Еще раз повторю: сближение с НАТО – это процесс, который может дать России определенные выгоды, но только в том случае, если Россия будет хорошо понимать, ради чего она это делает, ставить конкретные цели и обуславливать сотрудничество с НАТО тем, что Альянс будет считаться с нашими интересами, а не кормить нас обещаниями, как Запад это делал последние 20 лет.

Источник: KMnews
Алексей Пушков
Директор Института актуальных международных проблем Дипакадемии МИД РФ

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»