Саура (Великое восстание)

К оглавлению

Седьмой доминион

20-30-ее годы прошлого время стали временем жестокой войны народов Азии, Африки и Америки против колониальной тирании империалистических стран. Мы мало знаем о тех битвах. Что нам известно о восстании Сандино, о многолетней Рифской войне, о выступлениях в Индии, о сопротивление эфиопов итальянским захватчикам? А ведь по своему размаху некоторые из этих битв не уступали сражениям Второй мировой.

Ведущие империалистические державы мира собравшиеся на Версальскую мирную конференцию в 1918 году нагло нарушили свои обещания, щедро раздаваемые народам колоний во время Первой мировой войны. Это касалось и арабских стран. Арабское государство, обещанное принцу Файсалу, так и осталось пустым звуком. Ведь еще в 1916 году Ближний Восток был поделен между Францией, Россией и Великобританией согласно соглашению Сайс-Пико. После 1917 года Россия выпала из числа участников колониального дележа, в результате чего англичане с французами получили еще большую добычу.

Палестине в этой схеме колонизаторы отводили особое место. С 1917 года англичане дали согласие на ее колонизацию еврейскими эмигрантами, которые должны были стать верными защитниками интересов империи на Ближнем Востоке. Английские сионисты типа Джосайи Веджвуда хотели, чтобы евреи «гордились тем, что они англичане. Целью должен быть седьмой доминион».

Хотя по целому ряду вопросов между правительством в Лондоне и евреями-сионистами имелись серьезные разногласия, стратегическое партнерство Британского империализма и сионизма существовало с момента оккупации Палестины англичанами в 1917 году и до конца Второй мировой войны.

Надо отметить, что, несмотря на союз между империей и сионистами, английские колониальные администраторы не делали большой разницы между еврейским и арабским населением. Для них Палестина была колонией, а евреи и арабы - презираемыми туземцами. Англичане говорили: «Арабы вероломны, им нельзя доверять. Евреи жадные, а когда освобождаются от преследования, становятся агрессивными». Палестину они описывали как: «Надоедливое стадо черных и евреев». Жена одного английского чиновника писала: «Когда араб грязен, он живописен, а когда еврей грязен, он мерзок». Став правителями страны, британцы жили обособлено. Охотились на шакалов, собирались в спортивных клубах и играли в гольф в клубе «Содом и Гоморра» на главный приз: мраморную статуэтку под названием «Жена Лота». Впрочем, иногда, сионисты за большие заслуги перед британской короной удостаивались особых комплиментов, их называли: «аборигенами-прислужниками» и «миссионерскими мальчиками».

Сразу после окончания Первой мировой войны, в страну хлынул поток евреев колонистов. В 1919-1923 гг. из Восточной Европы в Палестину приехало 40 тыс. евреев. Поселенцы не скрывали своего намерения создать в Палестине собственное государство, выдвигая территориальные претензии 2000 летней давности. Впрочем, для Европы 20-30 гг это не было чем-то удивительным. Однако, арабы-палестинцы, коренное населения страны, не испытывали никакого желания отправляться в изгнание или становится рабами колонизаторов. На протяжение 20-хх годов недовольство арабского населения британским гнетом и еврейской колонизацией постепенно вышла за рамки разговоров в кофейнях и приняла форму политических организаций и массовых выступлений протеста.

Крупные арабские выступления 1928 года показали, что коренное население Палестины не намерено безропотно разделить судьбу американских индейцев и аборигенов Австралии. Это поставило сионистский проект перед лицом серьезного кризиса. Еврейские колонисты внезапно поняли, что палестинцы будут сражаться за свою землю, что повергло их в уныние. Учитывая весьма скромные людские и материальные ресурсы евреев в Палестине, было очевидно, что противоборство с арабским большинством не сулит ничего хорошего. Поселенцев защищали только британские штыки. К тому же, Великая депрессия подорвала основы колониальной экономики. В 1929 году еврейская эмиграция из Палестины впервые превысила число приезжающих в страну колонистов. За короткое время уехало около 30 тыс. человек. Казалось, что сионистский проект ждет крах, но тут Ишуву (еврейской общине) протянул руку неожиданный друг.

Сатанинский альянс

Не секрет, что нацистское движение имело немало горячих поклонников среди еврейской правой. Абба Ахимеир, лидер ревизионистов Палестины (и кумир нынешних израильских правых) писал: «Да, мы ревизионисты восхищаемся Гитлером. Гитлер спас Германию... Иначе она бы погибла за четыре года. Когда он оставит свой антисемитизм, мы пойдем с ним».

В том же духе высказывался и журнал американских ревизионистов «Betar Monthly» в 1931 году: «Когда местечковые лидеры левого мелкотравчатого сионизма, такие как Берл Локер называют нас ревизионистами, а «Бейтар» гитлеризмом, мы не возражаем... Локеры и их друзья хотят создать в Палестине колонию Москвы с арабским, а не еврейским большинством , с красным флагом вместо бело-синего, с «Интернационалом» вместо «Хатиквы» ... Если Герцель был фашистом и гитлеристом, если еврейское большинство на двух берегах Иордана, если еврейское государство в Палестине, которое решит экономические политические и культурные проблемы еврейской нации, это гитлеризм, значит мы - гитлеристы».

Приход Гитлера к власти дал сионистам возможность продемонстрировать на практике свои политические симпатии. Как писал израильский исследователь Хаим Брешет в статье «Сионизм и Холокст»: «Сразу же после захвата власти нацистами в 1933 году, евреи по всему миру поддержали или организовали бойкот германских товаров. Эта компания дестабилизировала нацисткий режим и немецкий власти искали путь для срыва бойкота. Было ясно, что если евреи и еврейские организации отступят, то компания рухнет. Проблема была решена при помощи СФГ (Сионисткой Федерации Германии). В письме, направленном нацистам не позднее 21. 6. 1933 года, она подчеркнула существующие между двумя организациями согласие в вопросах расы, нации и характера «Еврейского вопроса» и предложила свои услуги для сотрудничества с новым режимом».

Новый режим благосклонно отнесся к реверансам сионистов. В газете СС - «Дас Шварце коп» появляются статьи, сочувствующие сионистскому проекту. Организации сионистов заняли особое положение в рейхе. В 1937 раби Иоахим Принц писал, что «Каждый в Германии знает, что только сионисты могут представлять евреев в контактах с нацистским правительством». С ним соглашался Адольф Эйхман, говоривший, что «Сионизм - единственное рациональное решение еврейского вопроса».

Это сотрудничество нашло свое практическое выражение в договоре о трансфере («ха-авара»). Он был подписан между Еврейским Агенством («Сохнутом») и минфином рейха в августе 1933 года. Согласно этому договору евреям предоставлялось право свободной эмиграции в Палестину вместе со своим имуществом. (Эмигрируя в другую страну, евреи должны были оставлять свое имущество в рейхе). Человеком, подписавшим договор с еврейской стороны, был Хаим Арлозоров, глава политического отдела еврейского агенства (Сохнута) и, по странной иронии судьбы, бывшей любовник Магды Геббельс.

Надо сказать, что евреи Германии не ринулись всею массою в палестинские пески даже после заключения этого договора. Жизнь в Германии под Гитлером им казалась предпочтительней, чем участие в сионистских экспериментах. Но все-таки в рамках нацистско-сионистского договора в Палестину эмигрировала около 60 тыс. человек. Еще более существенным оказалось экономическое значение соглашения. Это был глоток воздуха для сионистского проекта.

Из Германии в Палестину вывезли товаров на 100 млн. долларов (1.7 млрд. по ценам 2009 года). Сионисты получили монопольное право на импорт в Палестину германской продукции. Немецкие экспортные товары оплачивались из средств Сохнута в местной валюте, а евреи, выезжающие в Палестину, получали соответствующие их состоянию компенсацию в твердой валюте после реализации вывезенных из Германии товаров. В Палестину шел немецкий уголь, железо, металлическая продукция и опреснители для воды. Германия стала крупнейшим экспортером промышленных товаров в Палестину

Экономический ландшафт страны радикально изменился. В 1935 году евреи контролировали 872 из 1212 промышленных предприятий Палестины. На них трудилось 13678 рабочих. Еврейские инвестиции в экономику Палестины составляли 4 391 000 палестинский фунт, тогда как палестинские инвестиции не превышали 704 000 палестинских фунта. Еврейский капитал контролировал 90% концессий, предоставленных британским колониальным правительством.

Именно благодаря союзу с нацисткой Германией сионистский проект сделал последний шаг, отделявший утопию и авантюру от реальной политики. Теперь колонисты могли начать борьбу за свое государство.

Согласно официальной статистике в 1937 году средний еврейский рабочий получал на 145% больше чем палестинский араб. За одну и ту же работу на текстильной фабрике еврейская работница получала на 433% больше чем арабка. На 233% зарплата евреев была выше на табачных фабриках.

Причины восстания

Причины Великого восстания не вызывают разногласий у большинства исследователей.

Золотой дождь нацистских инвестиций пролился только над еврейским сектором, но не затронул арабское население Палестины. К 1936 году арабы окончательно осознали степень нависшей над ними угрозы. Один английский наблюдатель с возмущением писал, как его арабский оппонент, «заглядывающий в помойные ямы истории», вспомнил о судьбе туземцев Тасмании, которая, по его словам, грозила коренному населению Святой земли.

Если в 1920-хх годах еврейская эмиграция не превышала естественный прирост арабского населения Палестины, то в 30 -хх годах ситуация изменилась. Союз между сионистами и нацистами привел к эмиграции в Палестину 60 тыс. евреев из Германии. Так же в страну приезжали евреи из других государств. Прежде всего, речь тут идет об эмиграции из Восточной Европы, где торжествовали антисемитские настроения. Если в 1931 году евреи составляли 17% от населения Палестины, то к 1935 году они уже составляли 27% от числа населения страны.

Еврейская колонизация, проводившаяся под покровительством англичан, не только ставила под угрозу план создания Палестинского государства. Она оказывала ежедневное катастрофическое влияние на повседневную жизнь нееврейского населения страны. Еврейское Агентство энергично скупало земли у арабских феодалов, что влекло за собой изгнание населения целых деревень, веками живших в тех местах. Между 1921 и 1925 гг Сохнут скупил 50 тыс. акров земли в Изреельской долине - у арабских феодалов живших в Бейруте. В результате этой сделки население 21 деревни района было изгнано из своих домов новыми хозяевами. Но и без того положение арабских землевладельцев в Палестине было нелегким. Как писал сэр Джон Хопе Симпсон в своем докладе по ситуации с эмиграцией в Палестине «из 86980 семей арабов проживающих в деревнях ... 29.4% не имели своей земли». В то время, когда 250 феодалов-землевладельцев владели 4 миллионами дунамов земли, 25,000 крестьянских семей ее не имели вообще, и еще 46,000 имели меньше 100 дунамов.

Тяжелый налоговый гнет, установленный англичанами, так же не способствовал процветанию арабской деревни. С момента установления британского мандата над Палестиной (в 1917 году) к 1936 году средний налог вырос с 11% до 26% в. Налог на сахар вырос на 110% , на табак на 149% , на бензин на 208%, на машины на 400% и на кофе 26%. Налоговая система, установленная англичанами, действовала в интересах богатых: при годовом доходе в 22.37 палестинских фунта налог составлял 25%, тогда как налог на доход в 1,000 палестинских фунтов, не превышал 12%.

Покровительствуя еврейским поселенцам, британские власти равнодушно взирали на попытки палестинцев развивать культуру и образование в своем секторе. С начала оккупации, правительство ни разу не выделяло фонды на строительство хотя бы одной школы. В 1935 году правительство отклонило 41% обращений палестинских арабов об открытии школ.

Вопреки сионистским мифам о колонистах, которые привели к процветанию бесплодную пустыню, успехи хозяйственной деятельности еврейских поселенцев были весьма скромными. Не знавшие местные природно-климатические условия и сельскохозяйственные циклы, привыкшие к высокой оплате труда или никогда не работавшие в сельском хозяйстве люди, не могли конкурировать с арабскими рабочими-феллахами. Даже первые еврейские поселенцы, приехавшие в Палестину в конце 19 века, предпочитали нанимать на работу арабских батраков, а не своих соотечественников. Масштабные работы по мелиорации пустынь и осушению болот, которые сионисты с присущей им скромностью приписали себе, начали после 1918 года не они, а британские власти, располагающие техническими и материальными ресурсами для подобных проектов.

Но в 20-ее годы 20 века, массовая эмиграция евреев в Палестину привела к возникновению новой политики насильственного вытеснения арабской рабочей силы с рынка труда. Грязная роль в этой компании называвшейся «Авода Иври» (еврейская работа) принадлежала «левым сионистам» и их профсоюзу «Гистадрут». Будущий президент Израиля Исаак Бен Цви писал: «в настоящей исторической ситуации национальные интересы должны превалировать над классовой солидарностью... организованные и классово-сознательные еврейские рабочие в Палестине имеют право требовать, чтобы дешевый и неорганизованный арабский труд был изгнан из поселений (Мошавот) и из еврейского сектора в целом». «Гистадрут» был закрыт для не-евреев. Отряды боевиков задерживали на дорогах «чуждых», «дешевых» и «неорганизованных» арабских рабочих и не допускали их до их мест работы.

В Апреле 1936 года в Наблусе (Шхеме) был сформирован первый национальный комитет палестинских арабов. Вскоре национальные комитеты были сформированы в каждом арабском городе и деревне. Именно они стали инициаторами восстания, в котором их роль была гораздо значительней, нежели роль Верховного арабского комитета (ВАК), возглавляемого иерусалимским муфтием Хадж Амином аль Хусейни. ВАК начал свою деятельность 25 апреля 1936 года. Через него палестинцы выдвинули три свои основные требования:

1. Прекращение еврейской колонизации

2. Прекращение продажи земель евреям

3. Установление демократического правительства

В ответ на эти возмутительные, наглые и варварские требования, англичане будучи последовательными демократами предложили создать законодательный совет, в которых у мандаторных властей было бы право последнего голоса. Это предложение было отвергнуто как арабами, так и сионистами. Мирные пути для разрешения конфликта были исчерпаны.

Первым шагом в борьбе палестинцев стала всеобщая забастовка, начавшаяся в апреле 1936 года.

«Мы чувствовали, что надо что-то сделать, дабы заставить британцев изменить их политику, из-за которой мы могли потерять Палестину. Поэтому мы решились на всеобщую забастовку. Это был важный шаг для нас, мы надеялись взять верх над Британской империей, можете ли Вы себе это представить? Но мы верили, что забастовка приведет к мирной революции» - говорил первый секретарь верховного национального комитета, который возник в Наблусе, Ахрам Заятер.

Эта пролетарская форма сопротивления в преимущественно аграрной страны, произвела больше впечатление на очевидцев. Но вот что писал журналист болгарской русскоязычной газеты А.П. Ладинский:

«Действительно, во многих отраслях палестинской жизни забастовка арабского населения не достигла своего результата. Хайфский порт продолжал функционировать, железнодорожное движение, хотя и затрудненное, не прекращалось, всеобщая забастовка в городах провалилась. Бастовали только торговые предместья, арабские магазины и рынки, арабские автобусы и порт в Яффе. Почти на все сто процентов остановилась работа в каменоломнях, на которых работают исключительно арабы, и поэтому в значительной мере остановилось домостроительство. Хотя остановилось оно и по другим причинам, более общего характера. Одним словом, как будто арабы понесли моральный ущерб. Понесли они, без всякого сомнения, и ущерб материальный. В то время как еврейские лавки торговали, арабские купцы несли крупные убытки. В то время, как яффский порт впал в летаргический сон, в Хайфе становились на работу еврейские грузчики, а под носом у Яффы строился новый тель-авивский порт, очень опасный соперник для древнего порта Соломона. Но это обстоятельство и заставляет призадуматься. Конечно, известную роль сыграло принуждение. Крайние арабские националисты не останавливались даже перед террором, чтобы заставить своих единоплеменников упорствовать в забастовке. Бывали случаи убийств и насилий, иногда бросались бомбы в лавки арабских купцов, открывших свои заведения. С другой стороны, среди арабов Палестины нет рабочих в нашем значении этого слова. Араб работает, пока есть работа. Работы нет, он возвращается к себе в деревню, чтобы снова кормиться от того куска земли, который достался ему в удел. Но как бы то ни было, откуда у арабского населения хватило силы в течении нескольких месяцев продолжать забастовку?»

Как читатель наверное уже понял из этого отрывка, всеобщая забастовка палестинцев в конечном итоге оказалась неудачной. Англичане смогли опереться на уже достаточно развитую инфраструктуру и предприятия еврейских колонистов, чтобы минимизировать ущерб от стачки. Более того, сионистские организации воспользовались забастовкой, чтобы начать вытеснение арабов из всех сфер экономики, заменяя их приезжими еврейскими рабочими - штрейкбрехерами.

Саура

Стачка палестинцев потерпела неудачу, но параллельно с ней развернулась вооруженная партизанская борьба. 15 апреля 1936 года партизанский отряд, которым раньше командовал легендарный герой палестинцев Шейх Аз-ад-динн аль-Касам, атаковал машины на дороге Тулькарем-Наблус. Первыми целями атак были еврейские колонисты и арабские коллаборационисты, прежде всего помещики, продававшие колонизаторам землю, но затем атакам повстанцев подверглись и британские вооруженные формирования - полицейские и военные. Так началось самое серьезное антиколониальное восстание в промежуток между мировыми войнами.

Как указывает палестинская исследовательница Соня Намир, конфликт 1936-1939 можно назвать «крестьянским восстанием». Из 196 лидеров восстания 71% были выходцами из деревень и лишь 22% - горожанами. Большинство повстанцев так же были крестьянами, которые днем работали на полях, а ночью закладывали на дорогах мины и обстреливали опорные пункты англичан и колонистов. Хасан альХай Юсиф так рассказывал о тех днях: «Мы обычно приходили и атаковали английский патруль около школы или главной дороги ночью. Мы их обстреливали и отступали; и утром мы возвращались на наши поля убирать урожай». Английская пропаганда именовала повстанцев сборищем «безумных мул», помещиков-оппортунистов, иностранных коммунистов и уголовников. Эта пропагандистская картина далека от реальности. Лишь двое лидеров повстанцев - Фауд Нассар и Муххамед Нимр Уда были коммунистами. Как правило, отряды повстанцев возглавляли местные национальные комитеты, которые действовали автономно друг от друга. В этом была и сила и слабость движения. С одной стороны не существовало единой организации, которую английские спецслужбы могли бы разрушить. С другой стороны, повстанцы не могли предпринять скоординированные атаки на хорошо укрепленные объекты. Как любая другая крестьянская армия, палестинские партизаны предпочитали не удаляться от своих деревень.

Добровольцы из других арабских стран составляли только 2% от общего числа повстанцев. Самый известный среди них был Фаиз эль Калужди , легендарный командир партизан в 1936-1939 гг.

Партизаны минировали дороги, обстреливали машины на дорогах, устраивали акты саботажа на железных дорогах и трубопроводах. Атаке подвергся даже аэропорт в Лодде. Газета Интернешенал Пресс Кореспондент от 30 мая 1936 года сообщала, что с началом герильи в Палестине поезда не ходят по ночам и прерывается телефонная связь. В Газе английские семьи переселились на территорию армейских бараков.

Восстание достигло пика летом 1939 года. Бывший служащий британской полиции Р. Мартин так описывал ситуацию: «В течение 1938 года, восстала действительно вся страна... Они (палестинцы) контролировали всю страну, кроме главных городов. Правительство Палестины и английские силы удерживали главные города и военные лагеря, в которых они могли останавливаться, но за их пределами была земля повстанцев, контролируемая повстанческими армиями». Даже Хеврон, Беер-Шева и Хан-Юнис были, на какое-то время полностью оккупированы силами повстанцев. В октябре 1938 года они на пять дней взяли под свой контроль старый город Иерусалима. Англичане, прославленные своим бесстрашием и уважением к правам человека, смогли отбить его, наступая под прикрытием «живого щита» из арабских заложников...

Вопреки измышлениям сионисткой пропаганды, арабские повстанцы не ставили своей задачей поголовное истребление евреев. Еще в 1935 году шейх Аз ад-дин аль-Касам говорил, что восстание будет «не против еврейских женщин и детей, но против британского империализма». Впрочем, крестьянская армия порой допускала неоправданные жестокости. Так в октябре 1938 года в Тверии во время еврейского погрома было жестоко убито 19 евреев, включая 11 детей. Но и арабское население становилось жертвой погромов со стороны. Так 17 апреля 1936 года несколько дестков арабов и англичан (!) было избито толпой на улицах Тель-Авива. На протяжение восстания, подобные столкновения, вызываемые паническими слухами стали обычным делом. Христиане сравнивали атмосферу ненависти в Иерусалиме в те дни, с той «которая царила во время распятия Христа».

Империя наносит ответный удар

Подавление восстания в Палестине оказалось одним из крупнейших военных мероприятий британской армии между двумя мировыми войнами. В страну было отправлено 20 тыс. солдат британской армии. Против повстанцев были брошены регулярные части, вспомогательные отряды еврейских колонистов, а так же отряды арабов-феодалов коллаборационистов, так называемые «банды мира». Территория страны покрылась бетонными блокпостами и укрепленными полицейскими фортами, которые сыграли важную роль в дальнейшей военной истории Палестины. Авиация бомбила контролируемые повстанцами районы. Английский историк Пирс Брендон писал, что «Британская армия первой использовала технику, которую Государство Израиль в дальнейшем применяло против арабов. Людей размещали в загонах, окруженных заборами и долговременными огневыми сооружениями. Происходили атаки с воздуха, набеги на деревни, взрывы домов». Значительная часть домов старой Яффы была взорвана. Англичане цинично объяснили, что так они занимаются городским планированием.

Как обычно, англичане действовали с холодной жестокостью, свойственной их стилю правления. Новый верховный комиссар сэр Гарольд Макмайл «творил правосудие не дрожащей рукой», он «никогда не колебался, никогда не прощал» и считал себя наследником римских прокураторов.

6 сентября 1938 после гибели четырех солдат из отряда Королевских Ольстерских фузелиров, английские стрелки, загнали 50 человек из ближайшей христианской деревни Аль-Басса в автобус и заставили его ехать на минное поле, где он и взорвался. Обычным явлением была практика использования заложников.

На территории Палестины было создано несколько концлагерей, которые назывались «Арабские центры по дознанию». Там работали ветераны английских карательных отрядов, душивших революцию в Ирландии. Содержащихся в «Центрах по дознанию» заключенных избивали, пытали электрическим током и топили в воде. Для пыток из Южной Африки даже были выписаны доберман-пинчеры, которых натравливали на живых людей. Один английский полицейский говорил: «Мы... лупили каждого араба, которого только видели, мы разгромили все магазины и кафе, неся разорение и разрушение, кругом лилась кровь... Переехать через араба - это то же самое, что сбить собаку в Англии, только мы это не регистрируем».

Палестинская компания стала тренировочным полигоном для многих британских офицеров второй мировой войны. Так будущий «герой» Дрездена, маршал авиации Артур Харрис, тренировался на бомбежках палестинских деревень. Когда англиканский епископ Иерусалима, в ужасе обратился к командующему 8-й дивизии Бернарду Монтгомери, жалуясь на зверства его солдат, в ответ на каждый свой вопрос он слышал только слова: «Я их [арабов]пристрелю»

Но наиболее «прославленной» фигурой из числа занимавшихся подавлением восстания, был Орд Вингейт, личность легендарная. Вингейт родился в Индии в семье британского военного. Его военная служба проходила главным образом в колониях, где он снискал себе громкую славу создателя первых отрядов специального назначения. Судан, Палестина, Эфиопия, Бирма - вот этапы его жизненного пути. Вингейт чем-то похож на своего великого предшественника - Лоуренса Аравийского. (Его иногда даже называли «Лоуренс Палестинский») Сходство проявлялось не только в военных талантах и бесстрашии, но и в странностях двух великих героев империи. Вингейт был склонен к эксгибиционизму, любил раздавать приказы рекрутам, выйдя из душа в костюме Адама, в купальной шапочке и потирая спину мочалкой. На руке он постоянно носил неработающий будильник, а вокруг шеи у него висела связка луковиц, от которых он периодически откусывал. Во время торжественного ужина он мог начать массировать большие пальцы ног карандашом или беседовал с людьми, лежа голый на кровати, расчесывая волосы на теле зубной щеткой. Капитан был большим поклонником Ветхого Завета. Однажды он вообразил себя Иисусом Навином и потребовал трубы из бараньих рогов, чтобы трубить в них у стен вражеской деревни. В дальнейшем, Вингейт стал протеже Черчилля, но как пишет историк Макс Хастингс, английский премьер всегда осознавал, что «Вингейт слишком безумен для высоких постов».

Что значительно хуже, Вингейт был, по словам израильского историка Тома Сегева, не только «абсолютно безумным», но и возможно, садистом. Наверное, для сэра Лоуренса, с его мазохистскими комплексами, он был бы идеальным начальником, но для палестинцев он стал безжалостным убийцей. В мемуарах Моше Даяна можно найти откровенные описания эпизодов боевой деятельности Вингейта. Так, во время операции отряд под его командованием Вингейта поймал пятерых арабов. Задержанные бурно уверяли Вингейта и его людей в своей невиновности и тогда «Вингейт нагнулся и поднял немного земли и гравия; он засунул их в рот ближайшего араба и вдавливал их до тех пор, пока последний не задохнулся». Затем Вингейт приказал одному из своих солдат пристрелить агонизировавшего пленника. Как сказано в издании израильского министерства обороны «Учения Орда Чарльза Вингейта, характер его руководства были краеугольным камнем для многих командиров Хаганы , и его влияние можно наблюдать в боевой доктрине IDF». * (Хагана - еврейские полувоенные отряды, ставшие основой израильской армии. IDF - Israel Defense Force - Армия Обороны Израиля)

Кроме официальных и полуофициальных формирований, против арабов действовали террористические организаторы еврейских фашистов, последователей Зеева Жаботинского. 11 ноября 1937 они взорвали бомбу на автобусной остановке на улице Яффо в Иерусалиме. Погибли два человека. Далее последовали более кровавые теракты: 6 июля 1938 года 21 араб был убит и 52 ранено в результате взрыва на рынке в Хайфе. 25 июля новый взрыв на том же месте убил 39 и ранил 70 человек. 26 августа взрыв в Яффо унес жизни 24 человек, 39 получили ранения.

Общее число жертв среди англичан и колонистов превысило 500 человек. Еще примерно такое же количество людей было ранено. В свою очередь во время подавления восстания было убито 5000 арабов, а 12622 человек отправлены в концлагеря.

Итоги восстания

Важным успехом восстания 1936-1939 года стало признание в Белой книге выпущенной британскими властями в мае 1939 года основных требований повстанцев. Англичане согласились с тем, что Палестина должна получить самоуправление, причем большинство в ее правительстве должны иметь арабы, а не евреи. Еврейская эмиграционная квота была установлена на уровне 75 тыс. человек в год. Были приняты меры против скупки арабских земель еврейскими колонистами. Но эти решения, главным образом, остались только на бумаге. Палестина так и не получила самоуправления, а еврейская эмиграция продолжала расти, причем английские власти закрывали на это глаза.

Позиции палестинского населения были ослаблены. Всеобщая забастовка и великое восстание привело к вытеснению не-евреев из многих областей промышленности и торговли. Политические лидеры повстанцев бежали за границу. В то же время, еврейский Ишув окреп за счет британской помощи. Его вооруженные силы превратились в боеспособные отряды. С дозволения англичан создавались новые поселения.

В 1937 году на повестке дня впервые встал вопрос о депортации арабского населения Палестины, причем инициативу в этом вопросе проявили не сионисты, а англичане. Комиссия под руководством лорда Пиля предложила разделить Палестину на еврейскую и арабскую часть. Евреям, контролировавшим 5% земли предполагалась передать треть страны. Это подразумевало изгнание 49 % арабского населения. План был отвергнут и арабами (по вполне понятным причинам) и евреями. Последним нужна была вся Палестина, желательно и с Заиорданьем.

Поражения восстания еще не было катастрофой для палестинцев, но оно стало предзнаменованием грядущей трагедии Накбы - изгнания сионистами миллиона палестинских арабов.

Список литературы:

1/Брендо П. Упадок и разрушение Британской империи М.2010

2/Kanafani G. The 1936-39 revolt in Palestine,

http://www.newjerseysolidarity.org/resources/kanafani/kanafani4.htm

3/Lenni Brenner Zionism in the Age of Dictators, http://www.marxists.de/middleast/brenner/

4/Quinn Rod The First Palestinian Intifada, 1936-1939,

http://www.whatnextjournal.co.uk/Pages/Back/Wnext24/Intifada.html

5/ Ладинский А.П. Путешествие в Палестину

http://ricolor.org/arhiv/redkie_knigi/ladinsky/

Артем Кирпичёнок
http://forum-msk.org/material/fpolitic/4610296.html

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»