О национальной кротости великороссов (Б. Сарнов)

К оглавлению

И вдруг меня осенило: "лицо еврейской национальности" – это то же самое, что бывшая "жидовская морда". Б. Сарнов

У критика Бенедикта Сарнова три больших влечения: любит порассуждать на военную тему, неутомим в борьбе за культуру вообще, за русскую в особенности, за русский язык в частности, и, конечно, не может жить без обличения антисемитизма. Во всяком случае, именно эти "три кита" резвятся в его последних книгах "Перестаньте удивляться!" (М., Аграф, 1998) и "Наш советский новояз" (М., Материк, 2002).
Андре Жид мне рассказывал...

Обе книга представляет собой многолетнее собрание сногсшибательных сюжетиков, соленых и кислых анекдотиков, пахучих побасенок, замшелых побрехушек, завиральных версий и т. п. Еще десять лет тому назад знаменитый эстетик нашего времени Юрий Борев выступил с подобным сочинением "Фарисей", предвосхитив и названные труды Сарнова и "От Ильича до лампочки" Аркадия Арканова. По странной случайности все эти авторы примерно одного возраста и одного прекрасного цвета глаз.
На страницах книг Сарнова то и дело мелькает: "С. Я. Маршак однажды рассказал мне...", "В. Б. Шкловский рассказал мне однажды...", "С. И. Липкин однажды рассказал мне...", "А. А. Бек рассказал мне однажды...", "А. Г. Зархи однажды рассказал мне...", "А. Я. Каплер рассказал мне однажды...", "Наум Коржавин однажды рассказал мне..." и т. д. И тут же в качестве источников забористых анекдотов, пахучих баек и других блистательных текстов мельтешат главным образом Аграновский, Алешковский и Чуковский, Гроссман, Шульман и Эрдман, Ваксберг, Замдберг и Слиозберг, Галич, Агранович и Войнович, Арканов и Бакланов, Рязанов и Хазанов, а также Николай Евреинов и Андре Жид. Всех не перечислишь! Вот как широк и разнообразен диапазон творческих интересов автора, сколь богата среда его духовного и физического обитания. Жаль только, что эти "источники" за редчайшим исключением (Яковлев, Коржавин, Войнович,- кажется, и все), увы, ушли в лучший мир. Сарнов пережил их почти всех. Это лишает нас возможности при желании что-то уточнить или проверить, не злоупотребляет ли сочинитель своим долголетием.

Маршал Троцкий

С двумя последними из названных трех страстей все понятно: первая объясняется литературным образованием и профессией, вторая - национальностью. А вот страсть к военной теме в самых разных ее аспектах - от довоенных знаков различия до вопроса о профессионализме наших военачальников и событий Великой Отечественной войны - весьма загадочна. В армии человек не служил, на войне не был, а вот поди ж ты, судит-рядит.
Хотя бы со знаков различия и начать. Они, читаем в "Новоязе", были до войны такие: четыре кубика - капитан, одна шпала - майор, две шпалы - подполковник, три шпалы - полковник... И кто это ему сказал, Войнович, что ли, знаток армии? Ведь здесь все - чушь. Четырех кубиков вообще не существовало, а остальное было так: капитан - одна шпала, майор - две, подполковник - три, полковник - четыре...
В другом месте, не моргнув прозорливым глазом, пишет, что у нас "вчерашний полковник становился маршалом". Это кто же? Когда? Приведи хоть один пример. Где тот таинственный полковник? Сказать он ничего не может. А ведь опять чушь! Даже Булганин прошел необходимую иерархическую лестницу: будучи членом Военного совета Западного фронта, он, естественно, 6 декабря 1942 года получил звание генерал-лейтенанта, затем, оставаясь на фронте членом военных советов других фронтов, стал 29 июля 1944 года генерал-полковником, 17 ноября 1944-го - генералом армии. И только 3 ноября 1947 года, после того как был назначен министром Вооруженных Сил СССР, ему присвоили звание Маршала Советского Союза. А Берия стал маршалом, будучи наркомом, членом ГКО. Даже Брежнев попал в маршалы не из полковников, а все-таки из генералов. Нетрадиционны были пути к маршальскому званию у Буденного, Ворошилова, Егорова, Тухачевского, но они же достигли в армии высокого положения в революционные годы гражданской войны, а в такие времена традиции нарушались не только в России. Молчит же Сарнов о том, что никогда не служивший в армии Троцкий был наркомвоенмором да еще председателем Реввоенсовета страны, т. е. занимал, в сущности, маршальские должности. Однако есть пример, когда не "полковник" даже и не "поручик", а рядовой стал "маршалом": артист Сергей Бондарчук, сыграв роль Тараса Шевченко в одноименном фильме, сразу получил звание Народного артиста СССР. И разве Сталин здесь ошибся?
Ворошилова критик объявил малограмотным, а Тимошенко и Буденного - вообще неграмотными. Какая лихость! Но я думаю, что они, не говоря уж о военном деле, даже литературу и русский язык знали лучше Сарнова. Уверен, что никто из них не написал бы, как он, о Мандельштаме и его жене, которых конвойные сопровождали в ссылку, так: "...двое разнополых (!) людей под конвоем трех солдат". Тут хочется спросить: "А солдаты были однополые или разнополые?" Никто из маршалов не сказал бы, как он, "обмундиренные генералы" или "цивильное (вместо "мирское") платье митрополита", никто из них не употреблял слов, смысла которых, как он, не знал, и, уж конечно, ни один не стал бы глумиться над знаменитым партизанским командиром дважды Героем Советского Союза, не кончавшим Литературный институт, который однажды будто бы допустил орфографическую ошибку в слове "читал". Тем более что над этим уже всласть похихикал раньше писатель Г. Бакланов, и Сарнов трусит по чужому следу.

Маршал Будённый и критик Сарнов - разнополые люди

С. М. Буденный, как известно, с двадцати лет, т.е. с 1903 года, служил в армии, там не было лекций профессора Асмуса по эстетике. Но вот что сказано в его аттестации 1921 года: "Прирожденный кавалерист-начальник". Я не слышал, чтобы о Сарнове кто-то сказал, что он прирожденный критик. Дальше: "Обладает оперативно-боевой интуицией". А где у Сарнова интуиция, если он даже известные цитаты из Пушкина и Шолохова приводит неверно? Дальше: "Кавалерийское дело любит и хорошо знает". А что Сарнов любит и знает хорошо? Ну, Галича ("знаменитый!"), Войновича ("замечательный!"), Алешковского ("прекрасный!"), Жаботинского ("мировая история идет не по Ленину - по Жаботинскому"), а также, разумеется, Израиль ("песок, на котором возвел свое национальное государство Израиль, стал камнем").
Что дальше? "Недостающий общеобразовательный багаж С. М. Буденный усиленно и основательно пополняет и продолжает самообразование". Тогда ему было 37 лет, а позже, пополняя помянутый багаж, он окончил Особую группу при Военной академии им. Фрунзе. А Сарнов, как мы видели и еще увидим, из рук вон плохо пополнял свой багаж после окончания средней школы, а к старости многое и растерял из него. Наконец: "Буденный с подчиненными мягок и обходителен". Даже с подчиненными! А упоминавшийся выше герой-партизан в подчинении у Сарнова никогда не находился, но критик считает возможным вместе с Баклановым поглумиться над покойным героем.
Ну а в итоге почти семидесяти лет своей службы в русской армии и участия во многих войнах Буденный был награжден четырьмя Георгиевскими крестами, четырьмя Георгиевскими медалями, стал Маршалом Советского Союза, трижды Героем, кавалером ордена Суворова первой степени, восьми орденов Ленина, шести орденов Красного Знамени и многих других наград. А Сарнов? Где его хоть какие-то медальки, звания, премии, наконец, аплодисменты? Как получил при окончании института одну литературную лычку, так с ней и ходит. Видимо, этим и объясняется тот странный факт, что критик особенно взъелся на Семена Михайловича, почившего в бозе тридцать лет тому назад. В последней книге, как уже сказано, объявил покойника совершенно неграмотным, а в предыдущей не поскупился даже на отдельную клеветническую байку о нем.

Злоба 80-летней выдержки

Рассказывает, будто критик Г. Мунблит... Что за Мунблит? А тот самый, которого в свое время учил уму-разуму Шолохов, и сосед Сарнова по подъезду из квартиры 122 (соседи у него - главный источник знаний и впечатления бытия). Будто бы этот Мунблит, впервые придя по какому-то делу к знаменитому адмиралу Ивану Степановичу Исакову, будто бы увидел у него в кабинете портрет Буденного и вопросил: "Почему у вас здесь висит этот портрет?" Адмирал на такую бесцеремонность мог бы ответить пришельцу: "А какое ваше собачье дело? Мой кабинет - что хочу, то и вешаю. В чужой монастырь..." Но Иван Степанович сдержался и вежливо сказал будто, что это подарок самого Буденного. "Казалось бы,- пишет Сарнов,- вопрос исчерпан. Но не таков был Мунблит". Он продолжил свое хамство:
"- Дело в том, что у нашего брата-литератора свой счет к этому человеку. Мы не можем простить ему Бабеля".
Во-первых, какое дело адмиралу до каких-то неизвестных братьев? Еврейских, что ли? Так бы и сказал. Пусть не вешают у себя портреты маршала, а ему-то что до них. Во-вторых, что же такое ужасное Буденный сделал с Бабелем, после чего его невозможно братьям простить даже спустя много лет,- голову снес шашкой на всем скаку или отправил в лагерь? Да нет, оказывается, в начале 1924 года он выступил в журнале "Октябрь" с резкой критикой повести Бабеля "Конармия". Так ведь тот написал свою повесть, побывав в Первой Конной журналистом, а Буденный был создателем и командующим легендарной армии. Это, что, лишало командарма права на критику книги? Кто лучше знал армию - ее создатель и командующий или корреспондент?
Дело в том, пишет младший брат Сарнов, что Буденный "изничтожил" книгу старшего брата Бабеля. То есть действительно срубил на всем скоку... и книгу запретили, что ли, не издавали? Ничего подобного! В ее защиту выступил сам Горький, и не где-нибудь, а в "Правде". И с 1926 года по 1933-й "Конармия" переиздавалась 7 раз отдельной книгой и дважды в 1934 и 1936 годах включалась в сборники. Другие писатели могли об этом только мечтать. Но Сарнов обо всем этом - ни слова.
Что же было у брата Мунблита с Исаковым дальше? Автор сообщает, что тот "провел пропагандистскую работу" с адмиралом. О, это братья умеют! Разыскал где-то статью Буденного, притащил и "заставил прочесть, буквально ткнув адмирала носом". Подумать только, дело-то кончилось вполне благополучно, даже весьма успешно для писателя, и прошло уже лет 30-40, а Мунблит все не может забыть и успокоиться, землю роет. Но - "адмирал никак не прореагировал". Прошло какое-то время, брат Мунблит опять у адмирала и видит - портрета нет. Он "с чувством глубокого удовлетворения" будто бы сказал:
"- Я вижу, мой рассказ все-таки произвел на вас впечатление.
- Нет, я снял портрет не поэтому.
- А почему же?
- Семен Михайлович утверждал (!), что у него было четыре Георгия, но оказалось, что это липа. Я не счел возможным держать в своем кабинете портрет этого человека".
Поразительно! Ведь если средний брат пылал ненавистью к Буденному и мстил ему спустя лет 40 после его статьи, то младший так же пылает и клевещет, когда прошло уже почти 80 лет. Какая неуемная злобность!.. Нам при нашей русской кротости не понять ее.
И.С. Исаков умер в 1967 году. С.М. Буденный - в 1973-м. Я решил позвонить Мунблиту, но, оказалось, что и он не так давно преставился. Как почти во всех байках и побасенках, что Сарнов рассказывает, в живых остался он один. Тогда, негодуя за клевету на покойного маршала, я раздобыл фотографию Буденного, где он был в 1916 году запечатлен со всеми крестами и медалями, и послал любезному однакашничку по Литературному институту с письмецом, в котором советовал: "Повесь, Беня, у себя этот портретик С.М. Буденного и молись на него ежедневно утром и вечером, как на своего спасителя, и проси у него прощения".
Скажите на милость, можно после такой подлой клеветы литературной штафирки на славного русского маршала верить ей хоть на семишник и уважать хоть на алтын? Даже при том, что перепечатать свое вранье в новой книге, где много перепечаток, брат Бенедикт не решился...
К месту будет добавить, что Буденный получил даже не четыре креста, а пять. Он рассказывает в своих воспоминаниях "Пройденный путь" (М.,1958): "За бой под Бжезинами все солдаты моего взвода были награждены медалями "За храбрость", а меня наградили Георгиевским крестом 4-й степени". А позже, говорит, произошла ссора с вахмистром Хестановым, который "пнул мне в лицо кулаком. Не стерпел я обиды, развернулся и ударил Хестанова. Он упал и долго лежал неподвижно. Солдаты молчали, пока кто-то не предложил свалить вину на коня Испанца".
А дальше произошло вот что:
"Полку приказано было выстроиться в каре. На середину вынесли штандарт. И вдруг я слышу команду:
- Старшему унтер-офицеру Буденному на середину полка галопом, марш!
Адъютант полка зачитал приказ по дивизии, что я подлежу полевому суду и расстрелу.
- Но, учитывая его честную и безупречную службу, решено под суд не отдавать, а ограничиться лишением Георгиевского креста!"
Это, дорогой, посерьезнее, чем твое исключение в Литинституте из комсомола в 47-м году. Никакой вахмистр Хестанов тебе по физиономии не врезал и расстрел тебе не грозил, хоть ты и намекаешь на что-то подобное, да и восстановили вскоре. А сейчас ты сам в роли вахмистра Хестанова, только тот один раз ударил молодого унтер-офицера, а ты без конца плюешь на могилу старого маршала.
Вновь крест 4-й степени Буденный получил на Кавказском фронте в бою за город Ван, во время второго его 3-й взвод 5-го эскадрона 18-го Северского драгунского полка захватил батарею из трех пушек. Георгием 3-й степени Семена Михайловича наградили за участие в нескольких атаках под Менделиджем; 2-й степени - за 22-дневный рейд по тылам противника; наконец, 1-й степени - за ночную разведку, во время которой были взяты в плен шесть турецких солдат. А высокие советские награды были естественным продолжением и развитием этих Георгиевских... А вы-то с Мунблитом сколько пушек захватили, сколько турок в плен взяли? Вы только по тылам советской истории шастаете... Впрочем, возможно, что лгал здесь Мунблит, а Сарнов выступил в роли хранителя и популяризатора грязной лжи. Разделение труда между братьями...
После убийства в сентябре 1911 года русского премьер-министра Столыпина евреем Богровым отец убийцы публично заявил, что гордится сыном, а В. Розанов в декабре 1912 года писал в письме М. Гершензону: "После Столыпина у меня как-то все оборвалось к ним (евреям). Посмел ли бы русский убить Ротшильда или вообще "великого из ихних"?
И вот спустя 90 лет еврей срывает четыре Георгиевских креста с русского героя. И представьте себе, вместо того чтобы встать на защиту национальной чести, ему помогают в подлом русофобском деле русские работники издательства: О. Разуменко, 3. Буттаев, М. Сартаков, Р. Станкова... А посмел бы русский, допустим, сорвать две Золотых Звезды с покойного генерал-полковника танковых войск Давида Абрамовича Драгунского, дескать, дали не по заслугам, посодействовал брат Мехлис и т. п.? Если бы и сыскался такой негодяй, перед ним несокрушимой стеной встали бы те же станковы-сартаковы, разуменко-буттаевы...
После фекальной попытки относительно Буденного и других наших маршалов Сарнов, естественно, попытался проделать то же самое с почетными званиями нашей страны.

"Слово "герой" стало официальным званием: "Герой Советского Союза", "Герой Социалистического Труда". Введение такого звания уже самой процедурой его присвоения предполагало, что героем человека можно назначить".
Да, конечно, можно "назначить", но - после того, как человек совершил нечто героическое. Тут поражает не столько злобность ума, сколько его бедность, полная неспособность к аналогиям и ассоциациям: ведь во всем мире существуют подобные почетные звания! Например, английская королева взяла и назначила супруга Галины Вишневской рыцарем. Она присвоили ему звание "Рыцарь Британской империи". Чего ж Сарнов молчал? Почему не вышел с Мунблитом на Красную площадь с плакатом "Долой назначенных рыцарей!"? Чего молчал, когда звание Героя давали Михаилу Ромму, Сергею Юткевичу или, не так давно, Даниилу Гранину?
Тут же читаем, что звание Героя у нас давалось "далеко не всегда заслуженно". Ну, об этом не тому судить, кто не имеет даже медальки "Восьмисотлетие Москвы". Но, конечно, бывало и так, что незаслуженно. Так где ж этого не бывает! И в Союз писателей, случалось, незаслуженно принимали, и даже на работу в "Пионерскую правду". У Бога всего много...

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»