Это же Бушин!

К оглавлению "Актуальные темы" К оглавлению "Политическая безопасность"
К оглавлению самого интересного

Автор В.Бушин

Он не признает толерантность

Как же они, бедняги, погорели со своей придурковатой телевикториной «Лицо России»! Вдруг на первое место вышел вовсе не «великий» Ельцин и не «гламурный подонок», но очень юморной Павел Воля, согласно расчетцам и ЦРУ, а... «кровавый деспот», «тупой палач», «людоед» и прочая, и прочая, а именно - Иосиф Виссарионович Сталин.

«Ну почему?! Почему?!» - так и написано на мордах лица прожженных ассов подтасовок и архилжи типа Сванидзе, Млечина, Радзинского, Познера! Ну так и выпирает их на тель-авивский экран, словно дерьмо из переполненного сортира, чтоб еще и еще раз остервенело заголосить о своей патологической ненависти к советской власти!

А уж не они ли, дорвавшись до Останкинской телебашни, так бесперебойно долдонили целых пятнадцать лет про «звериный облик совдепии», скукоживая всю великую советскую историю до одних репрессий!

Ух ты, ух ты, какая она нынче раскрепощенная да смелая, вся эта тусовочно-местечковая рать! А почему?

Правдоруб Джордж Буш-старший взял да и ляпнул: «Наше самое большое достижение - развал СССР с помощью наших друзей». То есть, смекай! Диссидентуры и «агентов влияния». То есть не шибко-то вы, предатели своего народа и мои холуи, задирайте хвост! Нами, бушами-ротшильдами, все схвачено! Мы казним и милуем, назначаем и передвигаем, по нашим лекалам выкраиваете и свою так называемую «оппозицию», в том числе и новехонькую партию «Правое дело». Мы учим вашего-нашего Диму Медведева плевать и еще раз плевать на мнение народов России и бестрепетно тащить Рыжего Ваучера в качестве элитарного представителя российского бизнеса на саммиты в Европу и Вашингтон.

Война! Беспощадная, где с одной стороны многие миллионы полунищих и нищих и добиваемая армия, а с другой - «гламурники», бесноватая кодла новоиспеченных миллиардеров-миллионеров. С одной стороны - те самые насквозь «пробушенные», отменно проплаченные радзинские-сванидзе-млечины-познеры, бесстыдно лгущие во славу палачей СССР, а с другой - неподкупные, умудренные прозорливцы, истинно народные заступники. И один из них, один из самых первых, кто с молниевой быстротой бывшего фронтовика разглядел за липким туманом горбачевской трепотни о «гласности», «перестройке», «ускорении» жестокую, преподлую подставу, услыхал шорох первых вражеских снарядов, приметил подбирающиеся вплотную вражеские цепи, - был он, писатель, публицист Владимир Бушин. И бросился занимать свою высотку, чтоб засесть за пулемет и строчить, строчить по перевертышам, подлецам, выжигам. Храбрейший среди храбрых, он, Владимир Бушин (коммунист, окончил войну с немецкими фашистами под Кенигсбергом, среди других наград - медаль «За отвагу»), проявил выдающуюся стойкость в этих непрерывных, вот уже более двадцати лет, боях с так называемыми «демократами», под диктовку ЦРУ уничтожавших СССР, а теперь принявшихся и за Россию. Один из самых неистовых трудяг нашего писательского сообщества, не только умом, но всем существом своим он осознал, что отступать никак нельзя, отступать дальше некуда, «Сталинград» надо отстоять во что бы то ни стало! И стрелять, стрелять в упор по нахрапистой, звероящерной Лжи, этому главному оружию дерьмократов, с помощью которого им уже в начале девяностых удалось по сути уничтожить нашу оборонку, украсть у народа все его богатства и раздать в хваткие ручонки семи процентам прихватизаторов, выбросить на улицу без права на работу, на жилье миллионы и миллионы мужиков, и туда же, под забор, - три миллиона ребятишек, вдруг оказавшихся беспризорниками, и туда же - в беспросвет, на панель, - полтора миллиона наших девчат.

Он не признает хитрованную «толерантность». Какая, к черту, толерантность, если кровопийство возведено в принцип, если «враги сожгли родную хату»?! И он знает силу набатных слов. Вот как начинается (октябрь 2008 г.) одна из его последних статей в «Правде» под названием «Палачи и подстрекатели»: «Как они ликовали! Как визжали, верещали и хрюкали!.. Мэр столицы 10 октября, спустя неделю после кровавой бойни, на вопрос корреспондента «Московских новостей», оценивает ли он эту бойню (расстрел Белого дома. - Л.Б.) как победу, уверенно и радостно воскликнул: «Безусловно! В августе 91-го еще не было победы. Победа сейчас! Сейчас - победа!.. Сейчас мы сломали хребет и Советам, и консолидации коммунистических структур».

Какая картинка! Кому «сломали хребет»? Множеству своих сограждан и соотечественников - от 15-летнего Ромы Денисова до 75-летнего Константина Дмитриевича Чижикова...»

- А ради чего? - прицеплюсь я, чисто по-женски. - Так ведь почему б не подумать: стала бы супруга мэра, мадам Батурина, выдающейся миллиардершей, если б не те сломанные хребты?!

Холуи бушей и нынешнего режима лепят сказку про будто бы добровольный выбор нашего народа идти в кабалу к новоявленным «господам» и «госпожам». А Владимир Бушин опять и опять зовет нас всех к здравому осмыслению происшедшего и происходящего, разоблачал и разоблачает отпетых двурушников, «трехкопеечных болезненных корыстолюбцев», выдаваемых за «народ», за «цвет русской интеллигенции»! В той же статье про кровавый октябрь 1993 года, про эту вторую «оранжевую» контрреволюцию, он с убийственной точностью воспроизводит речи подлых подстрекателей, вдохновлявших и без того безбашенного алкаша Б. Ельцина уничтожать «врагов», а именно тех, кто поддерживал законную Советскую власть: «Очень нервничал и лязгал зубами пианист Николай Арнольдович Петров: «Если эта мразь придет, нам всем придется бежать, всем, кто достанет билеты! Вы, Борис Николаевич, честный, образованный, воспитанный, трезвый человек, сидите за столом с шулерами... Пора употребить власть. Канделябрами их! Канделябрами!..»

Затем - писатель Григорий Бакланов, друг Сороса: «Возьмите с собой все мужество. Все, что есть! Нужна твердая президентская власть. Очень твердая! Архитвердая! Вы меня поняли?»

Писатель Артем Анфиногенов: «Борис Николаевич, нужно использовать момент! Он может не повториться. Ловите момент...»

Об этом же умоляла и Мариетта Чудакова, тонкий аналитик творчества Булгакова: «Действуйте, Борис Николаевич! Не надо бояться социального взрыва. Его не будет! Жмите!» (Замечу, кстати: старенькая Инна Руденко, десятилетиями воспевавшая в «Комсомольской правде» истинных патриотов Страны Советов, ныне в качестве выдающейся героини вывела на авансцену вот эту самую осатаневшую горлопанку с «неженским лицом».)

И тут как тут Геннадий Хазанов из того же, ясен пень, букета «русской интеллигенции»: «Про нас кричат, что мы агенты сионизма... А прокуратура бездействует, милиция тоже. Будет поздно, Борис Николаевич, они вас и всех, кто в этом зале, не пожалеют! Не пожа... не жопа... леют».

В таком же духе выступали и писатели Анатолий Алексин (Северный, ныне гражданин Израиля. - Л.Б.), Аркадий Вайнер и другие говорящие цветы букета.

Страшенные однако же люди сидели рядом с нами на партсобраниях! Итог их идеологической подпитки негодяя Ельцина, а по Бушину «поддержки в виде полоумных речей, истерических воплей и завываний», чудовищен, как известно. Через пять месяцев после этой «спевки» их дорогой Борис Николаевич и принялся орудовать «канделябрами», придав им вид 125-миллиметровых орудий, крупнокалиберных пулеметов и скорострельных пушек.

... Свидетельские показания о кровавой бойне тогда же в той или иной форме дали из числа известных людей Аушев, Илюмжинов, Илюхин, замминистра здравоохранения Москвичев, а также художник Набатов, журналист Болтовский, капитан 3 ранга Емельянов и многие другие.

Виктор Иванович Илюхин, видевший все из окна Дома Советов, и сейчас может повторить то, что сказал тогда: «Бэтээры, а потом танки расстреляли небольшое двухэтажное здание метрах в восьмидесяти от Дома. Там находились добровольцы сводного полка защитников Конституции. А площадь перед Домом была усеяна трупами. Здесь полегло человек двести».

И Аушев может вспомнить, как, явившись из Дома Советов к Черномырдину, сказал ему: «Виктор Степанович, мы там видели женщин, детей! Там пятьсот или шестьсот убитых. Остановите эту бойню!»

А разве Илюмжинов забыл, что поведал через две недели корреспонденту «Известий»: «Я видел в Доме Советов не 50 и не 70 трупов, а сотни. В большинстве это были люди случайные, без оружия. К нашему приходу было более пятисот убитых. К концу дня, думаю, могло оказаться до тысячи».

Я позвонил художнику Анатолию Набатову, с которым познакомился гораздо позже тех дней, и спросил, может ли он сейчас повторить то, что сказал тогда: «В коридорах Дома было полно трупов, оторванных конечностей. Убитых некуда было нести... Мы уже перешагивали через них. По моим личным подсчетам погибло несколько сотен».

«Люди! Будьте бдительны! Не позволяйте подлецам от СМИ вешать вам протухшую лапшу на уши!» - криком кричит Владимир Бушин, отстаивая и свое и наше право на полноценное чувство собственного достоинства, на святую, неизбывную ненависть к подстрекателям и убийцам Советской власти, которая утверждала приоритет социальной справедливости, а не коррумпированного жлобья!»

Любопытная подробность про тот самый роскошный «букет русской интеллигенции», присобранный в мае 1993 года для воодушевления убийц. Так ведь очень он тщательно был составлен! Из тех, кто в марте 1988 года прятался до срока под плинтусом, исправно платил партвзносы, а если и шипел на Советскую власть, то разве что в своем кухонном гетто сквозь куски непрожеванной мацы. Истинно говорю вам! Ибо я, председатель общественно-политического клуба «Судьба человека» при московской писательской организации, согласилась со своими активистами, чтоб, значит, позвать Б. Ельцина, «уволенного» из Политбюро и с поста первого секретаря Московского горкома КПСС. Мол, пусть расскажет нам про свою программу, куда и как решил вести народ. И вот он возвысился на трибуне в нашем Большом зале Центрального дома литераторов. Вечером 7-го марта. Здоровый такой мужик... И пошел считывать с бумажки... А это оказался и вовсе не мужик, а Нечто, а сама архиподлая Ложь. И поверить, будто так открыто, так нагло можно прилюдно врать, - не всякому под силу. Он лгал про то, что отказался от услуг спецполиклиники, от спецпайков, что жена его как самая простая-рядовая гражданка стоит в очередях за мылом и сахаром, что его внучок Боря для заработка моет чужие машины, что... Ну а самое-то главное, способное одухотворить, - он, став депутатом, всенепременно всех нуждающихся обеспечит бесплатным, как положено в советском государстве, жильем, обязательно покончит со всякими привилегиями для элиты, сократит разбухший чиновничий аппарат...

Зал аплодировал рьяно! Ну еще б! Но не было в зале ни одного из «цвета русской интеллигенции» типа Бакланова (Фридмана), Нуйкина, Окуджавы, Ахмадулиной, Чудаковой. Не было у них еще уверенности, что надо уцепиться за «опального» Ельцина! Это потом, потом они, эстеты, как пишет Владимир Бушин, изумят «своей шакальей свирепостью даже Ельцина и Черномырдина, Грачева и Ерина».

Между прочим, явление Ельцина в клубе «Судьба человека» снимали некие теледеятели. Однако этот сюжет ни разу не появился на тель-авивском экране. Почему? Домысливаю: мы, коммунисты, рожей не вышли! Я, например, нисколько не была похожа на Хазанова, военный писатель Борис Яроцкий - на Нуйкина, фронтовик, генерал Петр Демидович Барабуля - на Беллу Ахмадулину... И уж тем более мы никак не тянули на диссидентов и тем более «агентов влияния». Мы вполне могли, если б нас позвали на ту майскую в 1993 году «спевку Ельцина с самозваным «цветом русской нации», врубить по полной, чтоб канделябры зазвенели: «Да что ж вы такое предлагаете, сволочень поганая?! Что вы натравливаете этого отпетого лжеца и алкаша на народ?! С чьей подачи так осмелели-охамели?!» Не позвали они, естественно, и Владимира Бушина. Во имя «чистоты эксперимента»! И это опять же они, не забудем! лжеэстеты, лжегуманисты, уже после кровавой бойни, ничуть не раскаявшись, опубликовали в «Известиях» призыв к властям ни в коем случае не расслабляться, а доканывать, добивать «врагов гуманизма», то есть таких, как В. Бушин: «Хватит говорить! Пора действовать. Эти тупые негодяи уважают только силу». А дальше - воссоздает В. Бушин минувшее - следовали истошные вопли: «Распустить!..». «Разогнать!..», «Отстранить!», «К уголовной ответственности!..», «Признать нелегитимными! Съезд народных депутатов, Верховный Совет, Конституционный Суд...», «Закрыть «Правду», «Советскую Россию», «Литературную Россию», «День»... Подписали же все как есть борцы за демократию, за свободу слова тоже... Гранин, Ахмадулина, Нуйкин, Окуджава, Бакланов...

Я лично удивляюсь, отчего эти исходящие словесным поносом подручные убийц не явились прямиком к Владимиру Бушину всем скопом, чтобы лоб в лоб спросить его, почему он, такой-сякой, тупой, не осознает, какое это счастье для народа, когда его пришли душить и грабить такие благородные личности, как Гайдар, Чубайс, Немцов, Гусинский, Березовский и прочая? И зачем он, Бушин, из статьи в статью дискредитирует бла-ароднейшую задачу, поставленную Вашингтоном перед бла-ароднейшим Ельциным, а именно - превратить великую державу в сырьевой придаток Запада?

Но - не пришли. Им оказалось легче присобачить к имени неподдающегося, неукротимого публициста вроде как небрежное, вроде как впроброс: «Ну это же Бушин...» Или: «Ну он же невменяемый...»

Во время предательства

Впрочем, а чего иного было ждать от подлецов-перевертышей? От того же Бакланова-Фридмана, который так рвался в 1989 году на XXI партконференцию, но коммунисты-писатели, словно вдруг почуяв своего врага, делегатом его не выбрали.

Однако, и это особенно интересно! - почему, вроде, свои, под грифом «патриоты», так поспешно открестились от Владимира Бушина? Почему писательская чиновная братия вроде как «не заметила» его ярчайшего, бунтарского выступления? Тогда еще, в далеком 1991 году? Покрытого шквалом аплодисментов делегатов VII съезда писателей России? Почему эти «страдальцы за народ» оробели включить этот «голос взъярившейся совести» в стенографический отчет? Решили, болезные, что если «неуправляемый» Владимир Бушин лезет на рожон, то они ему не попутчики, мало ли, Горбачев-то у руля?.. Это потом, потом мы ахнем, когда «главный верный ленинец» окажется не просто беспросветным болтуном, падким на цацки, а мерзавцем из мерзавцев, до срока ловко скрывавшим свое прогнившее нутро предателя, и станет хвастаться, шкура, что, вот, де, как ловко обманул 19 000 000 коммунистов и весь остальной советский народ, засекретив свою, внука двух раскулаченных дедов, мечту, - развалить СССР и КПСС. И, словно собрав воедино весь гневный протест своих соотечественников, уже брошенных фальшивыми перестройщиками в нищету и правовой беспредел, «невменяемый», неподвластный никаким кланово-кодловым хитрованным интересам Владимир Бушин шлет Меченому свое «поздравление» с писательской трибуны: «Заодно мы поздравляем вас также с индийской премией «Конвент мира», с испанской премией принца Астурийского, с итальянской премией Фьюджи, с немецкой золотой медалью Отто Хана. (Движение в зале.) Теперь, полковник, международных наград у вас больше, чем было Золотых Звезд у маршала Брежнева. (Смех в зале.) Поздравляем и с этим. Но должны отметить одну странную закономерность: чем хуже положение у нас в стране, тем более высокую и престижную премию вам дают. С чего бы это?»

Писатель-публицист призвал на помощь своей аргументации описание жестокой казни гоголевского Остапа, по счету уже тогда, в 1990 году, предъявил бесстыжему Горбачеву неумолимый обвинительный акт: «Не так ли нашу Родину возводят на эшафот ныне, не так ли ей ломают руки и ноги, не так ли и к вам, президент, несутся, заглушая ужасный хряск, отчаянные крики со всех концов державы на всех языках, что ни есть в ней: «Батько! Где ты? Слышишь ли ты?» (Гром аплодисментов.) Если раздалось бы в ответ громовое полковничье «Слышу!», то весь трехсотмиллионный народ вздрогнул бы в одно мгновение и воспрял духом. Но нет никакого ответа, и только летят над страной, словно из уст Андрия, мертвые слова: «консенсус», «приватизация», «спонсоры»...

Примечательно: после выступления Владимира Бушина попросил слова, вроде бы, мудрый из мудрых, народный депутат СССР, Герой Социалистического Труда, и прочая, и прочая В.П. Астафьев и обозвал сказанное «диким вздором».

Я не знаю, куда сейчас делась Сажи Умалатова. В последний раз я видела ее в день юбилея газеты «Патриот», которая, кстати, как и большинство патриотических изданий, жила и живет трудно. Но не могу не напомнить тот ее высокого накала гражданский подвиг, когда она, работница машиностроительного завода, 17 декабря 1990 года поднялась на трибуну Съезда депутатов Верховного Совета СССР и бросила в лицо Горбачеву все, что накипело-наболело. «Неуправляемый» Владимир Бушин восславил Сажи Умалатову и заклеймил позором молчанку многих и многих делегатов съезда: «Теперь мы знаем, что все они трусливо молчали. И 17 декабря 1990 года, когда Сажи Умалатова, бригадир с машиностроительного завода, поднялась на трибуну Съезда и сказала: «Руководить дальше страной М.С. Горбачев не имеет морального права. Нельзя требовать с человека больше, чем он может. Все, что мог, Михаил Сергеевич сделал. Развалил страну, столкнул народы, великую державу пустил по миру с протянутой рукой... Уважаемый Михаил Сергеевич! Народ поверил вам и пошел за вами, но он оказался жестоко обманутым. Вы несете разруху, развал, голод, холод, кровь, слезы, гибель невинных людей... Вы должны уйти ради мира и покоя нашей многострадальной страны.

Под аплодисменты Запада М.С. Горбачев забыл, чей он президент, и абсолютно не чувствует пульса страны... Страну захлестнула безнравственность, злость, преступность. Гибнет страна... Потому прошу внести в повестку дня Совета первым пунктом мое предложение о недоверии М.С. Горбачеву.»

«При полном молчании зала покинула Сажи Умалатова трибуну...» Вот какую странную подробность навек врубил в нашу память Владимир Бушин, расширив таким образом катастрофическое для Страны Советов количество «вменяемых», то есть приспособленцев к моменту.

Где нынче делегат того Съезда, шофер из Харькова Леонид Иванович Сухов? Есть еще идиоты, способные поверить в то, что он, прямой и честный, именно за эти качества попал в советники к Б. Ельцину, или нынче такие, как он, востребованы в Общественную палату, чтоб хоть чуть разбавить «черкизовский рынок» из бродов-сванидзей-берл-лазаров-вексельбергов? А Владимир Бушин оставил для нас, для истории, в той же своей первой, на плохонькой бумаге изданной книжке «Колокола громкого боя» память о его, Л.И. Сухова, по-своему отчаянном, атакующем выступлении против тех «представителей народа», которые пытались зашикать провидческие слова женщины: «Не нужно, товарищи, ругать депутата Умалатову. Ею нужно гордиться. У нее нам надо учиться. Очень трудно было ей сказать то, что мы услышали, но иначе это перестало бы быть правдой». И на это никто ничего не возразил. Только где-то в зале раздался смешок...»

«... Никто из тех, кто с помощью клинтонов-бушей-цэрэушников разваливал нашу великую странищу, кто, находясь во власти, позволял и организовывал массированное обгаживание советской цивилизации, нашей да, весьма нелегкой, но Победы в Великой Отечественной, кто раздувал пожары этническо-националистической ненависти к русским от Душанбе до Азербайджана, - не должны быть забыты!» - основной постулат Владимира Бушина. И он, выступающий, если копнуть глубже, и от имени миллионов своих товарищей по оружию, павших в боях, и от имени ветеранов, оплеванных уже в конце восьмидесятых «шустерами» из расплодившихся дерьмосми, - ринулся в схватку с врагами Родины, вооруженный их общей, крутой, неподкупнейшей правдой. И потому не признает дележа на живых и мертвых в том смысле, что мертвый гад - все одно гад, раз позволил тусовочной гниде из «богоизбранцев» с печатных страниц, с экрана теле-авидения обзывать ветеранов «коммуняками» и советовать презрительно, чтоб они «не гремели своими жестянками».

И потому нет от него пощады с великими почестями похороненному друганами от либерал-обирал А.Н. Яковлеву.

В. Бушин - один из тех, кто раным-рано распознал в этом и внешне уродливом старце из ЦК КПСС черты внутренней деградации. В статье за 1991 год «Азбука, арифметика, химия» он цитирует как бы уже хрестоматийное, типично яковлевское: «Мы говорим: перестройка принесла свободу». Писатель бьет сладкопевца под дых: «Не слишком ли обобщенно это сказано? Думаю, что, например, Виталий Коротич поддержит целиком тезис об обретенной свободе (редактор журнала «Огонек», превращенного в рупор диссидентуры и прочих «агентов влияния». - Л.Б.). Но поддержат ли его тысячи турок-месхетинцев, десятки тысяч русских, сотни тысяч армян и азербайджанцев, ставших в родной стране беженцами на пятом году перестройки?»

В. Бушин точнехонько отслеживает расчетливое поведение укоренелого карьериста А.Н. Яковлева: «Например, он гневно проклинает «подлую жажду власти». Очень похвально! Однако нельзя же не понимать, как это звучит в устах человека, который за два года из «рядового» директора института стал секретарем ЦК и членом Политбюро, то есть проделал головокружительную карьеру, достиг высших ступеней власти...» Цитата из Яковлева: «Руководство партии и ее чиновный аппарат на протяжении долгого времени взращивали противостояние в среде интеллигенции». В. Бушин и тут прямой наводкой: «Странновато слышать это от человека, который сам на протяжении очень долгого времени принадлежал к чиновному аппарату партии, к ее руководству. В его биографии читаем: «С 1946 года на партийной и журналистской работе, инструктор, заместитель заведующего, заведующий отделом Ярославского обкома партии. С 1953 года в аппарате ЦК КПСС, инструктор, заведующий отделом пропаганды». И это ведь не все про него. С 1973 по 1983 годы был Чрезвычайным и полномочным Послом СССР в Канаде. Там окончательно скурвился? И рассадил в СМИ «своих», по В. Бушину, «лишенных идеи и чувства Родины», способных влегкую предавать и опять же лгать. Этот зловещий старец очень хорошо знал, как прислуживать тем, кто обозвал СССР «империей зла».

Врага Отчизны, врага советского народа неспроста держит при себе нобелевский лауреат Горбачев - вот что рано понял В. Бушин и старался объяснить замороченным «гласностью» людям.

Услужливым лакеем ЦРУ назвал тогда же, в 1992 году, публицист и другого представителя горбачевско-ельцинского призыва, а именно «настоящего рекордсмена и чемпиона» Вадима Бакатина (давно скатившегося «за бугор». - Л.Б.): «Он не ограничился словами, рассуждениями, упованиями на ход истории. Будучи по должности руководителем службы государственной безопасности, а в душе Дедом Морозом, взял да и подарил под рождество американскому послу в Москве Роберту Страуссу схему расположения подслушивающих устройств в новом здании посольства США на Красной Пресне...»

... А итог таков: «Американцы получат знание о нашей технологии добычи информации и существенно снизят наши возможности в деле получения разведывательной информации». Но и это еще не все... Генерал Соломатин (много лет работавший советским резидентом в Вашингтоне и Нью-Йорке) пишет: «Остается только передать американцам списки личного состава разведки и контрразведки, списки зарубежной агентуры и прекратить космическую разведку». Аноним из Министерства обороны уточняет и дополняет: в сущности, в известной мере сделано и это».

Он чуял вонь

Предательство и измена. На самом верху! При растерянности миллионов и миллионов.

Завитало, как родное, красивенькое словечко «либерализация». В. Бушин уже на огневом рубеже. Он точно знает - Егор Гайдар и его сообщники типа Чубайса - ни что иное как зондеркоманда для советских людей. И сегодня, когда черная туча финансово-экономического кризиса надвинулась на Россию, весьма познавательно «хождение за три моря», в статью В. Бушина от 1991 года «Демократы, их зарплаты и мясокомбинаты». «А как Вам, Егор Тимурович, спится? - спрашивает писатель. - Если помните, Егор Тимурович, я писал, что из разных концов страны уже сообщают о голодных обмороках сограждан, конечно, не мэров или академиков, не министров и депутатов, а школьников, студентов, пенсионеров. Что будет с ними, спрашивал я, после того, как, подобно цепным псам, на них бросятся спущенные вами цены?» И приводит первые итоги авантюристичной концепции Гайдара и Ко: «16 января 1991 года в Ташкенте произошел бунт студентов. Поводом, - пишет «Комсомольская правда», - послужило повышение цен на продовольственные товары». Против голодных бунтарей бросили милицию. Итог: студент технического университета Санджар Бораджабов убит, позже скончался еще один студент, десятки раненых... Как вы чувствовали себя, Егор Тимурович, в эти дни? Кажется, не так уж плохо. Во всяком случае, вы по-прежнему предавались своему любимому занятию, фабрикации афоризмов. В эти дни наиболее выдающимся был такой: «Сейчас спекуляции нет, а есть нормальная посредническая деятельность. Надо всячески способствовать торговле и спекуляции».

И где он нынче, этот и с виду дегенеративный «жиртрест»? Этот могильщик миллионов в основном русских людей? А все там же, на Олимпе, где сплошь «свои», хотя, если бы воля ограбленных, униженных отлилась в пулю - его заплывшее жиром свиноподобие давно бы сожрали могильные черви. Праведная ненависть народного заступника Владимира Бушина к перевертышу и паскуднику не оставляет тому никакого права на помилование, и в 1999 году в статье «Харяограф» писатель дарит потомкам отменно выразительный портрет этого, прошу прощения, но подвернулось словечко! ссучившегося коммуниста, вылезшего на очередную демтрибуну и с подвизгом: «Из-под красных знамен КПРФ все чаще вылезает коричневая харя!»

Откуда? Как? В. Бушин: «Внук классиков легко поступил на экономический факультет МГУ, окончил его. ... Егорушку направили в аспирантуру, где он начал читать антисоветские книги на английском языке.

Впрочем, эти книги не помешали ему написать кандидатскую диссертацию на тему «Экономика социализма - превыше всего». Защита прошла на «ура». Оппоненты даже плакали от умиления: «ничего в жизни не видел, а как складно написал, стервец!» Тут же сочинил и докторскую на еще более острую тему: «Превыше всего - экономика социализма». Тут уж многие просто рыдали при виде такого грандиозного вклада в науку человека, который, казалось бы, умеет только чмокать. После этого перед ним с легким шелестом по очереди распахивали двери Всесоюзный НИИ системных исследований, Институт экономики и прогнозирования научно-технического прогресса Академии наук, Институт экономической политики Академии народного хозяйства, редакция газеты «Правда», редакция журнала «Коммунист». Там он, экстракоммунист, и процветал. Там его и разыскали кадровые ищейки Ельцина с отрубленными хвостами. Они его схватили, приволокли к президенту». Мол, валяй, шустрик, внедряй... ну это самое... гипнотизируй, городи...»

Раным-рано учуял писатель-публицист удушливую вонь, расползающуюся от «волчьего логова», где каждой антисоветской, антирусской твари по паре. И где совершенство в своем роде - Анатолий Собчак.

Ему, истинному петербуржцу, незабвенному «страдальцу за истину», посвятил Владимир Бушин целое анатомическо-психологическое исследование. В той же книжке за 1994 год «Колокола громкого боя». Ибо никак нельзя вскользь, впромельк! Фигура! Да и фигурант! И «гувернер» не из последних, воспитавший целую плеяду очень смышленых ребятишек, начиная от Рыжей Бестии и кончая свеженьким чернявеньким президентом.

«Хождение во власть», - так назвал А. Собчак книгу о себе, любимом. И так же - писатель свою статью об этом воспевателе «западных ценностей». Особенно актуально собчаковские, уворованные у забугорных ненавистников России сентенции звучат сейчас, когда «собчаковские мальчики» ельцинского призыва втянули страну в черную дырищу мирового финансово-экономического кризиса. «Вот его любимая песня, - цитирует Владимир Бушин. - «Частная собственность показала свою эффективность... Вернуться в лоно европейской цивилизации, следовательно признать право частной собственности... Пока частная собственность не утвердится в нашем укладе, на центральных улицах городов по-прежнему вы должны смотреть под ноги, чтобы не вступить в зловонную лужу или размазанное пятно кала».

«Размазанное пятно кала», - доказывает писатель, есть поведенческая линия самого прозападника, который вступил в партию КПСС на шестом десятке, чтобы... «находиться в передовых рядах борцов за дело социализма и коммунизма». Причем, уверяя с трибуны XIX партконференции, будто бы он вдохновился именно ею. Но - огорчает маленькая неувязка: известно, что заявление профессор подал 10 июня 1988 года, а конференция открылась 28 июня... Пробыв в партии около двух лет, профессор стремительно из нее вышел. И вот теперь он заявляет: «Я не отношу себя к антикоммунистам... Но и антифашистом себя не считаю». И вон уже «декламатор» награждает нашу жизнь, нашу советскую Родину такими эпитетами: «провинциальная держава ХХ века», «лагерный социализм», «кровавый режим», «антинародный режим», «ничего, кроме деградации», «не общество, а выкидыш». «Хорошо, - соглашается В. Бушин, - допустим, «лагерный социализм». Но кто в лагере процветает и благоденствует? Отпетые бандюги, паханы. Иногда неплохо устраиваются «шестерки». Так кто же ты сам, если сумел в этом лагерном мире попасть из Коканда в знаменитый Ленинградский университет, сделать почти оптимальную научную карьеру, еще больше преуспеть в политике - стать депутатом парламента и председателем Совета великого города? Кто ты: пахан или «шестерка»?»

И кто вы, В.В. Путин? Точно ли доктор тяжело больной России? Так хочется верить! Но тогда почему вы, появившись на тель-авивском экране в честь НТВ, вот уже пятнадцать лет хлещущей в лицо миллионам отменно зловонными русофобскими помоями, с удовольствием пожали руку Т. Митковой? Да, той самой, известной в народе как самая заслуженная ненавистница Советской державы, как оголтелая участница первой «оранжевой революции» 1991 года, когда она внаглую отказалась прочитать перед народом Обращение ГКЧП (Государственной комиссии по чрезвычайному положению). То есть, по сути, участвовала в «расстреле» Закона во имя торжества уже выстроившихся у кормушек абрамовичей, невзлиных, кохов и тому подобных прохиндейцев-«прихватизаторов» и спевшихся с ними «членов КПСС», спешно изжевавших и еще не до конца проглотивших свою «хлебную карточку», то есть партбилет.

Видела картинку: крысы улеглись эдакой розеткой, впритирку друг к другу и в середке так переплелись хвостами, что не разъять. Называется эта отвратность - «крысиный король». Назовите, кто из ельцинско-собчаковской «розетки» выпал, исчез, наказан, заклеймен позором за то, что участвовал в войне с собственным народом, за то, что врал ему бесперебойно?! А ведь еще в 1993 году Контрольно-бюджетный комитет Верховного Совета РСФСР на железном основании фактов и цифр подвел итоги жизнедеятельности «крысиного короля»: «Вся структура органов приватизации, созданная Чубайсом, способствовала хищническому раздроблению России». А Ричард Морнингстар (США) открыто объяснил успехи «собчаковщины» так: «Если бы мы не финансировали Чубайса, мы не смогли бы выиграть битву на приватизацию». Доказано - горбачевско-ельцинско-собчаковские преступления уже давно не соизмеримы с тем, что сотворил гитлеризм на нашей территории! И что им, любимчикам ЦРУ, остается? То же самое, с чего начинали - архинагло лгать, лгать и лгать, а особо отличившихся в глумлении над нашими отечественными святынями, над социалистическими завоеваниями, над самоотверженностью истинных патриотов, над И.В. Сталиным - поощрять всячески. И любой телеканал - тому подтверждение. И прилавки ломятся не только от ядовитых, сфальсифицированных, так называемых продуктов питания, но и от наскоро сварганенных книжонок, где от наворота блудливой полуправды, беспросвета циничных подтасовок и оголтелого вранья - не продохнуть. И сейчас, слава Богу, дают отпор холуям-брехунам, мерзавцам-«интернационалистам» наши талантливые, энциклопедически образованные, страху не имущие публицисты, не способные ни на миг смириться с гнусным, кагальным ором воспевателей капиталистических прелестей. Назову лишь некоторых из них - Михаил Антонов, Николай Кузьмин, Иван Болтовский... И подчеркну - Владимир Бушин был один из самых первых, кто стремительно сориентировался в хаосе воплей о «правах человека», о «проклятом русском шовинизме», от которого будто бы жутко пострадали нацменьшинства, а так бы как расцвели, будучи независимыми и от русских толковых голов, и от русских, украинских, белорусских рабочих рук. Сей «расцвет» в том же «независимом» Таджикистане налицо. Мне в сердце, к слову, ударило даже не то, что опять, как «до русских шовинистов», заплесневели мозги тысяч молодых голодающих таджиков, бросивших учебу ради рабского труда, а тот старый человек, приютившийся где-то около Москвы средь хламья, Герой Социалистического Труда... чтоб вам ни дна, ни покрышки, «первые ласточки перемен»!

Бой с гнуснейшей ложью

Спасибо тебе, Володя Бушин, за то, что раным-рано четко выверил и выставил на всеобщее обозрение основные доблести Галины Старовойтовой - опять же из того же собчаковского лупрозория, где смертельную заразу принято обозначать «животворящей энергетической сущностью», где на нее, Г.С., прикупленная пропагандистская орава митковых-курковых-познеров-хозьнеров не жалела поначалу пропагандистских сладких соплей, называя ее «неутомимой деятельницей», мол, ну вся, как есть, извелась на почве высоких идей. И за то пострадала! И вдруг выясняется, что отнюдь не за особое романтичное благородство души и чистоту помыслов судьба оказалась немилостива к ней, а деньги, большие деньги примагнитили к ее «сумочке» воровские взоры... Лицемерие, фальшь в «собчаковской петербуржке», чья вредоносная роль выявится в разжигании армяно-азербайджанского конфликта, стоившего стольких жизней! И тут Владимир Бушин неумолим и верен раз навсегда выбранной позиции: расстреливать Ложь, не щадить врагов растерзанной державы, предъявлять читателям, истории на реальных фактах основанное расследование, где ни убавить, ни прибавить: «Она такое же порождение и неотъемлемая деталь горбачевско-ельцинской эпохи, как гайдаризация цен, очереди за «ножками Буша», эротика без предела...

Да, Галина Васильевна до ужаса скромна и застенчива. Она никогда не ставила себя рядом ни с Орлеанской девственницей, ни с Беллой Курковой. Однажды лишь позволила уподобить свою участь участи Светланы Горячевой. Когда за смелую критику начальства республики эта известная депутатка России и ее семья подверглись травле. Старовойтова заявила: «Что же, на мою семью, на моего ребенка тоже есть нападки». И это была святая правда. С тем только маленьким уточнением, что сын Горячевой действительно ребенок: ему тринадцать лет, он школьник. А сын Галины Васильевны, Платоша, уже без мамы ездит за границу, под руководством папы, Михаила Вениаминовича Борщевского, успешно занимается на родине Шекспира бизнесом».

Памятник, говорите, ей водружен? За особые заслуги перед страной? Надо бы, однако, уточнить, перед какой именно. И Владимир Бушин уточняет, за какие, к примеру, умствования в чубайсовской России ставят памятники. «Заявило о себе и с каждым днем набирает силу такое движение, которое раньше существовало только на Западе. Имею в виду антикоммунизм. Это слово не является более ругательным, оно обозначает реальное течение общественной мысли». Писатель в восторге: «Очень глубоко! Но в интересах полноты и ясности следовало бы отметить два непустячных обстоятельства.

Во-первых, кандидат исторических наук Старовойтова знает, конечно, что названное ею «течение общественной мысли» наибольшего расцвета и воплощения в жизнь (вплоть до Освенцима и Дахау) достигло в фашистской Германии. Почему же она об этом умалчивает? Почему не хочет наглядным примером конкретизировать свой постулат?»

Вывод Владимира Бушина: «Такие люди позарез нужны российскому начальству». И он готов встретить с пониманием назначение Г.В. Старовойтовой министром обороны и прикинул, как она ответит на столь лестное предложение: «мол, если народ потребует, если Родина позовет, если мама Раиса Исааковна не возражает, то... я не против, я готова».

«Смиритесь, смиритесь перед нами, супернаглецами, суперлжецами!» - вопит в последнее время телеэкран как-то особенно агрессивно. - И веруйте, веруйте во что угодно, только не в то, что мы вас с помощью «бушей» так ловко втянули в криминально-бандитский капитализм! И молитесь, молитесь за кого угодно, хоть за челюсть неандертальца, хоть за берцовую кость Тутанхамона, только не за миллионы полегших в могилы соотечественников, не за сотни тысяч пропадающих из года в год и не найденных детей, подростков, молодых мужчин, девушек, стариков!

Как частенько оправдывают свои злодеяния убийцы? А, мол, что я, что я, а вон Семка даже бабку родную не пожалел. За счет чего «легитимная власть» мамутов-вексельбергов-познеров решила прихоронить, умалить свою озверелую страсть к бриллиантовым яйцам, украденным у народа? Какая пропагандистская страшилка пошла в ход, чтоб отвлечь внимание обираемых, унижаемых, у которых украдено не только право на бесплатное жилье, на доброкачественное бесплатное лечение, но сама Родина! Именно Родина! Это не только право распоряжаться своими природными ресурсами, но и не иметь возможности десяткам миллионов, как прежде, «при отсутствии свобод» и всяких иных «прав человека», ездить по стране хоть с севера на юг, хоть с востока на запад. Хоть к родственникам, хоть просто посмотреть хозяйским глазом, какие просторы, какая красота принадлежит тебе. Это при «проклятом социализме с его проклятой уравниловкой» в одиночку и семьями народишко влегкую «мотался» куда хотел. Билеты-то стоили дешево! А кто теперь дернется в дальние края, чтоб похоронить родственника? Если вся-то твоя, нищего, «свобода» и «правда» не более чем «в шаговой доступности»? Если новоявленные «господа» враз отобрали советские накопления с помощью грабительской гайдаровско-чубайсовской реформы, возведя в закон не совестливость, не ответственность перед страной, а чисто мошенническую, юркую «целесообразность». Если спецпрохиндейцы из Совета Федерации опять единодушно благословили глад и мор в России, одобрив приостановку законов о возмещении «дореформенных» вкладов в Сбербанке, сделанных до 20 июня 1991 года? Если, как выразилась одна не слишком оппозиционная газета: «Ну надо же! Вот как олигарху отвалить четыре миллиарда долларов на выплату кредитов - это пожалуйста, нет проблем. Или банку помочь, крупной корпорации. А люди что? Пешки!.. Зато государство, как водится, подсластит обиду крохотной, замызганной в кармане конфеткой. С 1 марта следующего года, сообщили нам, базовая часть пенсии вырастет на 8,7 процента, то бишь на 156 рублей».

Ну, значит, самое время опять и опять, «большая Берта», к бою! Опять и опять тель-авивский экран с утроенной наглостью обгаживает социалистические завоевания, растлевает национальное сознание народа и вбивает, вколачивает в мозги «страшную правду» о 37 годе, когда будто бы позабирали в тюрьмы и лагеря самых честных, самых достойных.

«Э, нет! Залгались, господа!» - встал в полный рост еще, повторюсь, в конце восьмидесятых «неуправляемый» Владимир Бушин и погнал взашей из храма злоумышленников-фарисеев и расплодившихся торговцев своей припомаженной, прилизанной биографией. О, как востребован стал и в демиздательствах, и на телевидении «патриарх советской литературы» Лев Разгон! Как весьма кстати для ЦРУ он выскочил в передовые очернители и фальсификаторы прошлого своей страны! И как же врезал ему по первое число Владимир Бушин! И эта его прокурорская речь от имени народа опять - образец точности, железной логики, приправленных самоценным, истинно бушинским «зловредным» остроумием. (Отмечу: писатель помимо диплома Литературного института имеет диплом юриста.)

Итак, Лев Разгон, «как зеркало необоснованных гонений», по В. Бушину: «Лев Эммануилович начал свою трудовую жизнь с важного поста в Центральном бюро юных пионеров. Уже тогда был своим человеком в семье Свердловых и частенько навещал их в Кремле. Дочь А.И. Рыкова - его приятельница. Видимо, через нее или через Свердловых любознательный пионервожатый был, на наше счастье, в курсе всех кремлевских новостей и сплетен. Например, о том, что «железный Коба» вдруг неожиданно «размягчился» и стал «предаваться изнеженности нравов», то есть, грубо говоря, «у него появилась любовница, а может, и не одна». Может, не меньше дюжины: по одной от каждой республики. Скорей всего это «размягчение» на пятьдесят третьем году жизни явилось непредвиденной самим Сталиным реакцией на успешное выполнение первого пятилетнего плана, в результате которого, например, производительность труда в промышленности выросла на 41 процент.

Видимо, по причине именно охватившей его «изнеженности нравов» тиран начал тогда, по данным Разгона, истязать свою тридцатилетнюю красавицу жену, бить смертным боем малолетних детишек Свету и Васю. Слышал, как Клавдия Тимофеевна Свердлова, сокрушаясь о жене Сталина, «хваталась за голову и говорила: «Бедная, бедная женщина!» «... буквально не в силах отлипнуть от того же Сталина, он уверяет читателя: «Когда в 1919 году Юденич уже стоял под самым городом, Зиновьев впал в состояние истерического страха и требовал, чтобы его немедленно первым вывезли из Петрограда. Ему было чего бояться: перед этим он и приехавший в Петроград Сталин приказали расстрелять всех офицеров, зарегистрировавшихся согласно приказу. А также много сотен бывших политических деятелей, адвокатов и капиталистов, не успевших спрятаться».

Не вдаваясь в подробности, заметим, однако, как «под самым городом» Юденич оказался во второй половине октября, а Сталин ни «перед этим», ни вообще после 2 июля в Петрограде не был. Как член Военного Совета Западного, а затем Южного фронтов, он мотался между Москвой, Смоленском, Минском, селом Сергиевским, где находился штаб Южного фронта, и Серпуховом. Что же касается Григория Евсеевича Зиновьева, то у него и без всяких выстрелов, бесспорно, имелись достаточно веские причины не желать личной встречи с Николаем Николаевичем Юденичем: ведь Зиновьев был первым лицом в городе - председателем Петроградского Совета. А уж если отвечать за расстрелы, то рядом с ним должны бы прежде всего встать Г.И. Бокий, председатель Петроградской ЧК, и И.М. Москвин, который, по словам Л. Разгона, «после 1917 года занимал в Петроградской организации партии посты первой величины и выдвинулся со временем на второе место после Зиновьева».

То есть одним из первых наших советских писателей-публицистов В. Бушин «дал очередь» по гнуснейшей лжи фальсификаторов истории, что будто бы отнюдь не троцкие-бронштейны-зиновьевы-бокии организовали беспощадное уничтожение русского культурного слоя, то есть интеллигенции, дворян, священников, а извольте верить! - Иосиф Сталин и - тема закрыта!

«Так почему же автор, так легко взвалив вину на Сталина, - принародно допытывается В. Бушин у творца всяческих домыслов, - который не был в Петрограде почти четыре месяца, совершенно обошел молчанием Бокия и Москвина, все время находившихся здесь, на столь решающих в подобном деле постах? Есть основания полагать, что это сделано совсем не по незнанию. А скорее всего потому, что оба они - близкие родственники Льва Эммануиловича: он был женат на дочери первого из них, которая позже стала падчерицей второго.

В огромной столичной квартире Ивана Михайловича Москвина, что находилась в роскошном правительственном доме на Спиридоновке, бинарный зять жил много лет одной с ним семьей, а с Глебом Ивановичем Бокием порой предавался уже известной нам ежовской усладе (Водку пили-с. - Л.Б.)... Лев Эммануилович уверяет, что Глеб Иванович был обаятельнейшим человеком, «зимой и летом ходил в плаще и мятой фуражке», обожал искусство... Бокий был знаменит. Его именем называли морские суда, о нем слагали стихи и песни. Так, заключенные, которых направляли на Соловецкие острова, с энтузиазмом пели:

Трюм наш тесный и глубокий,

Нас везут на «Глебе Бокий»,

Как баранов...

Кстати сказать, примечательны фигуры и других родственников свидетеля. Например, Мерик Горохов. Он работал заместителем «знаменитого Вуля» - начальника МУРа, «грозы московских воров и бандитов». «Мерик был тихим евреем с русыми волосами и нестеровскими синими глазами, прелестным и добрым человеком». Однажды Разгон зашел к тихому братцу на работу. Тот сидел за столом, а перед ним лежала кипа бумаг в несколько сот листов. «Не прерывая разговора со мной, - вспоминает Лев Эммануилович, - Мерик синим карандашом подписывал внизу каждый лист рядом с другой какой-то подписью. Изредка прерывался, чтобы потрясти уставшей рукой». Что же это он делал? Оказывается, добрый братец был членом «тройки» и вот теперь, не моргнув синим нестеровским глазом, подписывал приговоры об изоляции «социально вредным элементам».

«Вот такие вот «родственнички», - втолковывает нам Владимир Бушин, - и были призваны к ответу за свое палачество, за свою сладкую жизнь в хоромах, где царила обжираловка, в 1937 году. Пострадал «ни за что» и Л.Э. Разгон - отнюдь не старший дворник при детском садике, а майор ОГПУ со всеми вытекающими...»

Русский против «интернационалистов»

Невинные жертвы в 37 году? Были. Но... - и это доказывают не трепачи-провокаторы с тель-авивских программ, а документы, - схвачены были за руку и валютчики, проворовавшиеся торгаши, грабители, убийцы. Этих, последних, как бы не замечают! Невыгодно! Без устали ваяют «киношедевры», призванные добить правду о ярких, самобытных личностях социалистической эпохи и - опять же - залить чернухой образ И.В. Сталина, да, ненавидевшего сионизм, прохвостничество, духовное убожество корыстолюбцев и тем более - предателей. И потому Владимир Бушин снова и снова - «За Родину! За Сталина!» На этот раз его конкретная задача - разоблачить гнусность замысла и убожество исполнения «фильмов ужасов» - «Сталин» (трехчасовой голливудский Ивана Пассера), еще более художественную картину «Ближний круг» нашего соплеменника Андрея Кончаловского и семисерийную телемахину «Монстр» тоже соплеменника, Александра Иванкина - плод содружества заокеанских и наших демократов.

Характерная особенность фильмов - интернациональный состав создателей. Скажем, режиссер «Сталина» Иван Пассер - чех, ставший американцем; оператор Вилмош Зигмонд - венгр, ставший американцем, композитор Станислав Сиревич - поляк, ставший американцем. Режиссер «Ближнего круга» Андрей Кончаловский - русский, ставший американцем, и т.д.

Надо, правда, признать, что среди создателей «Монстра», во всяком случае среди наших блистательных литераторов, - с ненавязчивым сарказмом уточняет Владимир Бушин, - одаривших его своим талантом, нет столь богатого разнообразия ни в национальном, ни даже в партийном смысле. Здесь почти сплошь бывшие члены КПСС, причем иные из них с замшелым ветеранским стажем: Борщаговский, Габрилович, Разгон, Новогрудский.

И где же «блистательный плод» их интернациональной ненависти к Сталину? В. Бушин пользуется рецензией Леонида Кузуба: «...Большая, почти на два с половиной часа картина. Профессиональная до скуки. Ближний круг Сталина кажется бутафорским. Неужели за годы работы в Голливуде горькая история нашей страны стала для Кончаловского чужой?.. Примитивный комикс.»

О картине Пассера тоже скажу чужими словами - Ал. Авдеенко. Это кинокритик, сын писателя А.О. Авдеенко, считает себя кровно причастным к данной теме. По его словам, Сталин, «исковеркав судьбу отца, которого лично казнил и миловал», был главным злом, трагедией их семьи. Однако это не помешало бывшему беспризорнику, потом шахтеру в двадцать пять лет стать писателем, опубликовать и при жизни Сталина, и после его смерти что-то около тридцати книг, издать собрание сочинений, получить немало больших наград, ну и, конечно, иметь прекрасную квартиру, благополучно здравствовать, несмотря на лютую сталинскую казнь, вот уже девяносто лет.

...Так или иначе, а сын уверен, что имеет полное моральное право не скрывать «собственное злорадство», с коим описывает сатанинский шабаш, учиненный американской компанией «Эйч Би Оу» и съемочной группой Пассера на кунцевской даче Сталина сразу после завершения там съемок своего фильма...

Для всех сегодняшних и завтрашних правдоискателей выписал Владимир Бушин из А. Авдеенко сверхциничную сцену безнаказанного глумления над тем местом, где И.В. Сталин принимал всемирно-исторические решения, приближавшие нашу да, многими жизнями, неисчислимыми лишениями оплаченную, но Победу: «Дом ходил ходуном. Прямо у входа давали всем в бумажных стаканчиках виски и шампанское; на пиршественном и одновременно политбюровском столе в гостиной валялись пустые банки из-под пива; под немыслимые в этих стенах рок-н-ролльные ритмы отплясывала развеселая молодежь, кто-то нежно целовался в углу; кто-кто лежал поперек коридора; кто-то развалился на ЕГО диване, где издал он последний хрип... И невозмутимый стоял Роберт Дювалл, исполнитель роли Сталина, уже разгримированный, в красном пуловере с натуральным орденом Ленина на груди. Потом давали гамбургеры, воздушные куски торта, вкатили огромный торт из мороженого, по-моему, с надписью «Сталин» и, кажется, с его головой, не хватало только 112 свечей, а заодно и помела, рогов и копыт, приличествующих этому случаю». Автор заканчивает описание, аж захлебываясь от восторга: «Вот что значит соединить американскую деловитость с американским же размахом!»

Ну как же без размаха-то! Без оголтелого, архинаглого экстремизма! Без пуль, отлитых хоть из застарелого пропагандистского дерьма, но способных слабонервных недоучек сбить с толку, припугнуть аж до диареи? На войне ведь как на войне! И завопили как всегда «самые обижаемые», «самые разнесчастные» евреи, мобилизованные орать и вопить о страшенном: антисемитизме русских, об их готовности уничтожить поголовно всех иудеев за просто так, о погромах, которые вот-вот и прокатятся и унесут в небытие богоизбранную нацию!

С тех давних пор, это еще когда Горбачев по указке дядей из Вашингтона уничтожал нашу оборонку, сколько пятилеток минуло? И где эти погромы? Зато сколько сотен тысяч русских, татар, башкир, чеченцев и т.п. полегло во имя процветания абрамовичей-фридманов-вексельбергов-кохов? И сколько наших «писучих патриотов святой Руси» смолкло, заткнулось из страха чего-то потерять, не добрать, ежели тебя ушлые «богоизбранцы» занесут в свой «черный список»?

Из статьи Владимира Бушина «Стая ельцинских оводов»: «4 октября в гневной, взволнованной речи на митинге у Дома правительства по случаю пятой годовщины расстрела кровавой ельцинской бандой сотен москвичей генерал А. Макашов употребил слово «жиды». На другой день в программе новостей министр юстиции П. Крашенинников пригрозил генералу санкциями по обвинению в разжигании межнациональной вражды.

Какая оперативность! Но где ж были вы или ваши коллеги, мусье, когда, скажем, московские евреи, благодаря содействию тогдашнего министра иностранных дел А. Козырева, еврея по происхождению, широко справляли свой религиозный праздник близ религиозных святынь русского народа, его древнейших соборов? А ведь это не слово, это оскорбление действием... А неужели вы не видели ту знаменитую телепередачу, где при участии евреев на глазах зрителей зарезали свинью, на которой было намалевано имя нашей Родины? Или вы считаете, что это всего лишь юмор, который способствует пищеварению и укрепляет дружбу народов? А не приходилось ли вам слышать о книге группы соавторов-евреев, озаглавленной ими «Распродажа Российской империи»? Или взять примеры совсем свежие. Еврей Сванидзе объявляет в своем «Зеркале»: «Сегодня - день памяти жертв фашистского террора». А дальше идет телесюжет, в котором жертвами представлены только евреи, одни евреи, никто, кроме евреев... Вот вам тепленький еврейский националист, разжигающий межнациональную вражду, ежедневно входя в каждый дом. И все это зная, все это видя, вы ловите на слове Макашова! И вы сидите в кресле министра юстиции!»

Ах, Бушин! А ты не знаешь, почему Медведев не побрезговал сванидзой и именно этому организму позволил сварганить книжку о себе, о своем «хождении во власть»? Может, он, Медведев, вовсе не в курсе, с каким поганцем связался? Или у них обоих застрял победительный вопль «примадонны» Пугачевой, взвившийся до потолка православных кремлевских покоев: «Евреи, веселитесь!»

И евреи веселятся, ибо - в их руках главное - премногие банки и пресса, дорогущие дворцы и особняки в лондонах и монрепо. У них, «воров в законе», прямо в гульфике, опять же самое мощное, самое психотропное современное оружие информационной войны с народами России - телевидение. Какую программу не выщелкнешь - они, родимые, все свои, из одной тусовки: явлинские, немцовы, берл-лазары, киссинджеры, ясины, жириновские, петровские, добровольские, шпигели, соловьевы, трахтенберги, барщевские, резники, митковы, осокины, милявские, ароновы, познеры, гордоны, архангельские, цекало, мамуты, кудрины, фрадковы, дворковичи, лошаки, литвиновы, маркзахаровы, любовиуспенские, собчаки всех сортов и т.д. и т.п., воспевалы той самой «свободной страны», о которой недавно с трудом различаемый в надвигающихся сумерках кризиса обмолвился Д. Медведев.

А вот почему они, особо именитые, всенепременно украшавшие своим присутствием похоронные ритуалы даже весьма незначительных для истории единокровников и единоверцев, не пришли постоять у гроба А.И. Солженицына? Вроде, уж так он им помог (вспомним правдоруба Д. Буша!) «в развале СССР» и клеветой на социалистические достижения, и на И.В. Сталина! Так расшаркивался перед любезной им Америкой! Владимир Бушин не забывает его, «русского патриота», взывание к американцам: «Говорю вам, пожалуйста, вмешивайтесь в наши внутренние дела! Мы просим вас: вмешивайтесь!» (Там же). Это у такого-то гуманиста, который мечтал: «Подождите, гады!.. Трумэн бросит вам атомную бомбу на голову!» (Архипелаг, Париж, YMCA-PRESS. 1975. T.3, c. 52). Это у такого-то русофила, который, как выяснилось как раз в эти дни, в 1978 году принял участие в антисоветском фильме «Цена мира и свободы», созданном американским «Комитетом по существующей опасности». Там он выходит на сцену и, обращаясь к американским властям, говорит о своей родине: «Это мировое зло, ненавистное к человечеству, полно решимости уничтожить ваш строй. Надо ли ждать, когда американская молодежь будет гибнуть, защищая границы вашего континента?!»

И не пришли, и не почтили... А зачем в своем двухтомнике «Двести лет вместе» перечислил вождей и подвождечков того самого «красного» террора с их, увы, «местечковыми» фамилиями? Посягнул даже рассекретить фамилии начальников ГУЛАГа, тоже, как оказалось, «местечкового» разлива... А еще в конце жизни вдруг взял да и покрыл нехорошими словами «достижения» чубайсовско-сванидзевской «зондеркоманды»... Нехорошо-о!

Но у Владимира Бушина свой счет к лауреату Нобелевской премии, чье имя ныне приляпано, опять же предполагаю, не без ернического прихихикивания все той же отпетой, циничной тусни, к Большой Коммунистической улице. И счет немалый. В 2003 году вышел его сборник статей-исследований «Александр Солженицын». В этой книге - отповедь нобелианту, его изворотливому, «антихристианскому уму и поведению». Он приводит разящие строки из письма Михаила Шолохова о Солженицыне, в частности о его пьесе в стихах «Пир победителей» и «В круге первом»: «Поражает, если можно так сказать, какое-то болезненное бесстыдство автора... Все командиры русские и украинец либо законченные подлецы, либо колеблющиеся и ни во что не верящие люди. Как же при таких условиях батарея, в которой служил Солженицын, дошла до Кенигсберга? Или только персональными стараниями автора?

Почему осмеяны солдаты-русские и солдаты-татары? Почему власовцы - изменники родины, на чьей совести тысячи убитых и замученных наших, прославляются как выразители чаяний русского народа?»

Не дает Владимир Бушин ни нам, ни потомкам забыть и то, с какой неправедной истовостью, безнадежной канителью А. Солженицын пробовал доказать, будто гениальный русский писатель Михаил Шолохов взял и переписал «Тихий Дон» с чужой тетрадки...

- Это Чубайс-то оппозиция нынешнего коррупционного олигархического верха? Это Немцов-то?! - спрашивает меня по телефону очередной читатель-поклонник Владимира Бушина и тирански требует запредельной ясности. - Почему, ну почему на телеэкране нам подсовывают одних и тех же убогих болтунов? Почему вместо клоуна Жирика или масона Богданова не поставить «к барьеру» с Путиным или Медведевым или Чубайсом Владимира Сергеевича? Им что, вовсе неинтересно, как их «великие деяния» оценивает один из самых талантливых, высокообразованных писателей-публицистов? Им слабо принять открытый бой на глазах у многомиллионной аудитории?

* * *

...24 января 2009 года Владимиру Сергеевичу Бушину исполнится 85 лет. За годы «катастройки» он написал и напечатал более 200 статей. Его книги идут нарасхват. Вот говорящие названия некоторых из них: «Измена», «За Родину! За Сталина!», «Гении и прохиндеи», «Сталина на вас нет!», «Классики живые и мертвые»... «Он защищал Родину в грозные сороковые, когда враг стоял под Москвой. Сражается за нее, разгромленную и униженную, теперь, когда захватчики уже в самой столице». (Из аннотации к книге «Измена: знаем всех поименно».) Поименно во всех своих статьях и книгах писатель называет тех, кто сдавал и сдает наше Отечество на съедение космополитическому капиталу и кого (он верует!) рано или поздно народный гнев заставит сесть на скамью подсудимых. «Жалких, смешных и омерзительных». И нельзя не подивиться этой агромадной череде доморощенных лицемеров, циников и кровососов, кого острейшее перо яростного ненавистника лжи навек пригвоздило к пусть пока виртуальной скамье «нюрнбергского процесса», кроме уже названных: Г. Бурбулис, С. Сорокина («Пожар в бардаке во время наводнения»), В. Костиков, А. Коржаков («Переписка скорпиона с тарантулом»), Ю. Карякин, Б. Немцов («Гробокопатели», «Стая ельцинских оводов» (министр юстиции П. Крашенинников об антисемитизме), С. Степашин, Г. Явлинский («Осанка благородства»), В. Черномырдин, А. Руцкой («Два оплеушника»), С. Шустер («В этой речке утром рано...»), Л. Млечин («При слове «русский» он хватается за пистолет»), М. Ростропович и Г. Вишневская («Филимон и Бавкида удивительного вида»), академик А.Д. Сахаров («Борец за права человека или узурпатор чужих прав?») и...

Я спросила:

- Володя, но ведь ты работаешь чудовищно много! А ведь, прости меня, годков-то, годков-то сколько бежало и набежало!

В ответ как всегда отчетливым, звонким юношеским голосом:

- Видишь ли, если бы я не работал, не писал обо всем этом, не сопротивлялся гнусности и лжи - у меня разорвалось бы сердце.

Лилия БЕЛЯЕВА

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»