История с Бронзовым солдатом повторяется в Варшаве

К оглавлению "Актуальные темы" К оглавлению "Политическая безопасность"
К оглавлению самого интересного

Справка KM.RU
При освобождении Польши в ходе Великой Отечественной войны погибло более 600 000 советских солдат.

Польша нанесла очередной удар по российско-польским отношениям. А заодно – и по памяти павших в Великой Отечественной войне солдат. И советских солдат, и своих – польских. Памятник советско-польскому братству по оружию на площади у Виленского вокзала в варшавском районе Прага будет демонтирован и перенесен. Решение окончательное. Вице-мэр Варшавы Яцек Войцехович сообщил изданию Gazeta Wyborcha, что город планирует убрать монумент уже в конце этого года. Новое место для него пока не выбрано.

Как сообщают СМИ, памятник планируется либо перенести в сквер у православного кафедрального собора Марии Магдалины, либо «задвинуть» вглубь расположенного рядом парка. В любом случае, памятник появится на новом месте лишь после того, как закончатся работы по строительству участка второй ветки варшавского метро, и Виленская площадь «будет приведена в порядок». «Приведена в порядок», видимо, означает «очищена от строительного мусора и советско-польского братства по оружию». С учетом того, что памятник собираются также отреставрировать, варшавяне вновь увидят его не раньше, чем через несколько лет. Если вообще увидят. Дело в том, что члены варшавского горсовета от национал-консервативной партии «Право и справедливость», чьим лидером является брат-близнец покойного президента Польши Леха Качиньского Ярослав, требуют уничтожить памятник.

Строительство метро, на пути которого встала память погибших за жизнь и свободу поляков, – лишь формальная причина демонтажа и переноса монумента. Фактическая причина – война с «коммунистическими» памятниками, развернувшаяся в Польше сразу после распада СССР и социалистического лагеря. Причем скульптурная композиция у Виленского вокзала всегда вызывала у «декоммунизаторов» особое раздражение, если не сказать – ненависть. Памятник был открыт в год Великой Победы – в сентябре 1945-го. В народе его прозвали «четверо спящих»: у подножия постамента, как часовые, расположились фигуры четырех советских и польских солдат со склоненными головами. Надпись на постаменте на русском и польском языках гласит: «Братьям по оружию, отдавшим свои жизни за свободу и независимость польского народа, жители Варшавы воздвигли этот памятник».

В первый раз монумент попытались снести еще в 1992 году. Он устоял благодаря тому, что на его защиту встали варшавяне, однако атаки на памятник с этого момента стали регулярными. В 2007 году от уничтожения монумент спас один из его авторов – скульптор Стефан Момот, сумевший доказать, что памятник представляет собой архитектурную и историческую ценность.

На сей раз спасти не удалось. Нынешний год вообще ознаменовался обострением на «фронтах войны памятников» в Польше. Дважды – в августе и сентябре соответственно – было сорвано открытие памятника на могиле русских солдат, погибших в ходе советско-польской войны 1919–1921 гг. Идея установки памятника на месте обнаружения останков 22 красноармейцев в городе Оссуве близ Варшавы, сторонником которой был в т. ч. нынешний польский президент Бронислав Коморовский, с самого начала вызвала резкое неприятие у тех политических сил Польши, чьим смыслом существования является неприкрытая русофобия. Памятник, тем не менее, установили, после чего русофобы перешли к самому действенному, помимо разрушения, способу борьбы с могилами и монументами – их осквернению. Вандалы сначала разрисовали памятник красными звездами, а затем – надписями «Катынь-2010», «Бронек, мы не простим тебе демонтаж креста». «Бронек» – это президент Коморовский, «демонтаж креста» – перенос креста, установленного в центре польской столицы в память о погибшем в авиакатастрофе Лехе Качиньском, во внутреннюю часовню президентского дворца. Что касается памятника русским солдатам в Оссуве, то теперь его открытие перенесено на неопределенный срок. Такой же неопределенный, как и срок переноса на новое место памятника советско-польскому братству по оружию.

Примечательно, правда, что в данном случае поляки поступили хоть и не по совести, но по закону, как бы парадоксально это ни звучало. Такое иногда случается. Случилось такое и в ситуации с монументом на Виленской площади. Монумент этот находится под особым надзором, т. к. включен в список памятников, перенос которых должен согласовываться с российской стороной в соответствии с договором 1994 года. На соблюдении этого пункта и настаивал польский Совет охраны памяти борьбы и мученичества. Русофобы из «Права и справедливости» тут же встали на дыбы, заявив, что подобная позиция – «доказательство лакейства «Гражданской платформы» (партия, имеющая сегодня большинство в польском парламенте. – Прим. авт.).

На самом деле никакого лакейства здесь не было, а было именно стремление следовать букве межгосударственного соглашения. Совет не поддался нажиму, проявил принципиальность и проинформировал российскую сторону о намерении Польши перенести памятник. Знаете, какой ответ получили поляки от российской стороны? Никакого. Ноль ответа. Судьба монумента была предрешена. Молчание Москвы в Варшаве восприняли как согласие на перенос. «Мы подписали договор, в котором закреплена обязанность взаимного информирования, – говорит секретарь Совета охраны памяти борьбы и мученичества Анджей Кунерт. – Это – довольно расплывчатая формулировка. В полутора десятках подобных случаев российская сторона не высказывала никаких возражений или протестов. Так и в этот раз: в течение нескольких месяцев мы не получили ответа и решили, что этот путь уже исчерпан».

«Скажем себе откровенно: вся история – результат чрезмерного рвения польской стороны, – в свою очередь, не без удовлетворения комментирует Ольга Йоханн, заместитель председателя горсовета Варшавы от партии «Право и справедливость». – Россиян никогда не интересовало, что мы сделаем с памятником братства. И именно так следует воспринимать отсутствие ответа из Москвы. Я бы хотела получить список стратегических памятников, так что я не оставлю эту тему». Это значит, что памятник советско-польскому братству по оружию – не последний памятник нашим солдатам в Польше, который будет демонтирован и перенесен. Или просто демонтирован.

Почему же, спрашивается, молчала российская сторона? Чем ситуация с переносом варшавского памятника принципиально отличается от переноса Бронзового солдата в Таллине? Отличается она, пожалуй, только одним. В Эстонии на защиту Бронзового солдата поднялось русскоязычное население республики, люди вышли на улицы, акции протеста жестоко подавила полиция. В такой ситуации Россия не могла оставаться безучастной. Это было бы просто неприлично. Варшавский же памятник защитить некому, кроме отдельных порядочных поляков, не потерявших совести и памяти. Увы, их усилий оказалось недостаточно.

Когда тебя одновременно бьют и с фронта, и с тыла, когда с фронта бьют чужие, а с тыла – свои, устоять трудно даже людям, не говоря уже о памятниках. На днях молчание российских официальных лиц в ситуации с обнародованием русофобских взглядов министра иностранных дел Латвии Кристовскиса помогло последнему устоять и сохранить свой пост. Молчание российской стороны в ситуации с памятником в Варшаве помогает памятник убрать.

Источник: KMnews
Игорь Чебыкин

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»