ОБСЕ напомнила о «языковом» законе

К оглавлению "Актуальные темы" К оглавлению "Политическая безопасность"
К оглавлению самого интересного

30 ноября в три часа дня в пресс-центре саммита ОБСЕ в Астане состоялся брифинг Верховного комиссара ОБСЕ по делам национальных меньшинств Кнута Воллебека. Этот норвежский политик хорошо известен в Украине, поскольку не первый год фигурирует во всех эпизодах привлечения международного сообщества к разрешению языковых противоречий в нашей стране. Роль Верховного комиссара оценивают по-разному – то он предстает обличителем националистов, то адвокатом сомнительной концепции единения вокруг государственного языка.

На мой взгляд, Воллебек не более чем осторожный дипломат, учитывающий специфику такой организации, как ОБСЕ – многие годы она была парализована «холодной войной-лайт», и лишь после ее окончания ОБСЕ начала возвращение к роли одной из главных площадок диалога безопасности.

Брифинг в основном касался таких вопросов, как результаты председательствования Казахстана в этой организации в аспекте мандата Верховного комиссара ОБСЕ по делам национальных меньшинств. Затрагивалась тема Киргизии, послевоенной ситуации в Грузии, некоторые другие.

Украина, отметим, не является оголенным нервом проблемного поля организации, хотя еще недавно обладала растущим конфликтным потенциалом. Тем не менее, мне удалось задать комиссару первый вопрос, и касался он именно Украины. Я приведу его в английской и русской версии (английская – «оригинал», поскольку несмотря на хорошее качество синхронного перевода, не хотелось, чтобы какая-то неточность исказила смысл).

«Mr Vollebaek, some time ago you’ve been involved into a discussion with Ukrainian authorities over the language issue. Does this dialogue continue under the new government and how instrumental is the OSCE overall in securing national minorities language rights? »

«Господин Воллебек, некоторое время назад вы были вовлечены в дискуссию с украинскими властями по языковому вопросу. Продолжается ли этот диалог после смены власти в Украине, и насколько ОБСЕ способствует защите языковых прав национальных меньшинств в целом?»

Отрадно, что Кнут Воллебек с ходу уловил, о чем именно его спрашивают. Он сказал, что диалог продолжается, и он уже навещал Украину после президентских выборов, что со стороны ОБСЕ были сделаны рекомендации к изменениям языкового законодательства, и он надеется, что они будут учтены. И насколько ему известно, новый закон находится в Верховной Раде, и у этой проблемы существует решение.

Конечно, несколько обтекаемо, но дипломаты иначе не могут (и не обязаны). Суть вот в чем – ОБСЕ внимательно наблюдает за процессом выполнения нынешней властью предвыборных обещаний. Следует учесть, что сам факт того, что председательствовать в ОБСЕ стали постсоветские государства и возрождение организации к жизни означает, в определенной степени, увеличение влияния ОБСЕ на континентальные дела за счет снижения влияния НАТО, которой не удалось продолжить расширения.

Языковой вопрос в нашей стране несет в себе потенциал конфликта, а недопущение такого развития событий напрямую подпадает под сферу деятельности ОБСЕ.

Таким образом, Кнут Воллебек неумышленно напомнил власти о ее предвыборных обещаниях в отношении языковой проблемы. А то обстоятельство, что обсуждаемый «языковой закон» готовился с учетом рекомендаций из ОБСЕ – делает безосновательными обвинения тех критиков, которые считают законопроект недостаточно компромиссным.

Астана
Максим МИХАЙЛЕНКО
http://news2000.com.ua/news/sobytija/v-mire/150714

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»