Россия утонула в политической галлюцинации

К оглавлению "Актуальные темы" К оглавлению "Политическая безопасность"
К оглавлению самого интересного

Интервью Дугина | "Накануне.ru" |
Россия утонула в политической галлюцинации |
Александр Дугин: "Партия эта представляет собой пустое место,
люди в ней голосуют по факту, потому что есть рука,
потому что есть урна перед ними, потому что праздник,
потому что по телевизору говорят. Более бессмысленной партии,
чем «Единая Россия», представить себе сложно" | 26.11.2010

По мере приближения к выборам 2012 года все больше обнажаются различия во взглядах на пути дальнейшего исторического бытия России у двух полюсов российской политики – полюса Дмитрия Медведева и полюса Владимира Путина

Дмитрий Медведев готовится к своему новому посланию, и накануне кремлевская администрация произвела буквально встряску в политической среде. Медведев намекнул "бронзовеющей" "Единой России" на опасность деградации, возмутившись царящим "застоем", а главный идеолог Кремля Владислав Сурков чуть ранее предрек ухудшение результатов для партии власти уже в 2011 году. Политолог, профессор МГУ и руководитель Центра консервативных исследований Александр Дугин в интервью "Накануне.ru" отметил, что "Единая Россия" представляет собой политтехнологическую загадку, смысла которой не понимает никто – ни участники, ни голосующие. "Люди голосуют по факту, потому что есть рука, потому что есть урна перед ними, потому что праздник, потому что по телевизору что-то говорят", - считает он.

"Накануне.ru": Медведев накануне использовал видеоблог, чтобы раскритиковать "Единую Россию". Действительно ли президент устал наблюдать деградацию "бронзовеющей" партии власти?

Александр Дугин: Понятно, что "Единая Россия" – это партия Путина, он ее возглавляет, это партия премьера, а не партия президента, несмотря на то, что она лояльно относится к президенту. На самом деле, по мере приближения к выборам 2012 года все больше обнажаются различия во взглядах на пути дальнейшего исторического бытия России у двух полюсов нашей нынешней политики – у полюса Дмитрия Медведева и полюса Владимира Путина. Пока еще эти расхождения во взглядах не оформлены в виде готовых сценариев и, тем не менее, можно уже предположить, что тандем будет представлять собой два приоритета, которые, несмотря на то, что они оба исходят из общей заботы о будущем России, являются несовместимыми, то есть, конкурентными.

"Накануне.ru": В чем разница?

Александр Дугин: Приоритет Медведева заключается в модернизации и вестернизации страны. Противники подобных подходов считают, что это возврат к парадигме 90-х, а сторонники – что это путь прогресса и развития. При этом, Медведев подчеркивает, что надо строить политическую систему общества по западному стандарту и что демократия должна быть универсальной, то есть, западной. Он с этой позиции критикует то, что не укладывается в эту западническую парадигму, и критикует "ЕР".

Какова идеологическая позиция Путина? Это, скорее всего, консерватизм, и если медведевские идеи, которым он (Медведев) симпатизирует, ясно изложены в докладах ИНСОРа, то путинскую позицию можно легко увидеть в евразийском манифесте просвещенного консерватизма Никиты Михалкова, и "Единая Россия" неслучайно поддержала этот манифест.

Это общие направляющие модели, при этом и Медведев, и Путин согласны с тем, что надо сохранять и укреплять суверенитет и модернизировать страну. Медведев не возражает против суверенитета, Путин не возражает против модернизации, но акценты они расставляют совершенно по-разному, и чем ближе выборы 2012 года, тем эти акценты все более и более начинают иметь принципиальное значение и выражаться в различных высказываниях, текстах, например, в критике Медведевым "Единой России". Это политический смысл того, что происходит.

"Накануне.ru": Какой еще есть?

Александр Дугин: Есть еще одна позиция, которая будет понятна, если отвлечься от того, кто такой Медведев, кто такой Путин и чья это партия. Партия эта представляет собой пустое место, люди в ней голосуют по факту, потому что есть рука, потому что есть урна перед ними, потому что праздник, потому что по телевизору говорят. Более бессмысленной партии, чем "Единая Россия", представить себе сложно.

Если отвлечься от Медведева, Путина и того значения, которым наделяется спор о "ЕР" в наших конкретных условиях, то это уродство запредельное, при том, технологическое. Это отсутствие чего бы то ни было – смысла, мировоззрения, содержания, но оно, наверное, для каких-то политических и политтехнологических целей очень полезно. То есть, это инструмент неизвестного предназначения, предмет неизвестного употребления. Точнее, оно известно, наверное, но только тем, кто его создал. Кто ее создал – тот знает, все остальные – не знают, и кто в ней участвуют – тоже не знают.

На самом деле, "Единая Россия" представляет собой политтехнологическую загадку, смысла которой не понимает никто – ни участники, ни голосующие, но, конечно, она может быть опознана, если будет кто-то кроме Путина, например, Медведев, тогда это будет партия Путина и смысл она приобретет такой, что она за Путина, а, например, не за Медведева. Пока она и за Путина, и за Медведева, она не имеет никакого смысла. В то же время, в том состоянии, в котором она находится, ее можно наделить любым смыслом – ее можно распустить в течение 15 минут и сказать: "До свидания", а можно сделать вечной, сказав: "Вы будете всегда". Все это легко сделать, потому что во внеполитическом обществе политические институты могут выполнять любую функцию.

А когда Медведев говорит про застой, то там нечему даже стоять – там мертвенная залежь, несмотря на то, что, с внешней стороны, участники куда-то рвутся, суетятся, что-то отрывают, кого-то толкают.

"Накануне.ru": Совсем недавно, 18 ноября, Владислав Сурков на встрече с американскими студентами также высказывался о политической системе. Пожалуй, что-то из сказанного им созвучно тому, о чем говорил Медведев в своем блоге. Он, например, предрек, что "Единой России" сложно будет удержать конституционное большинство, и после выборов 2011 года, возможно, придется вступать в коалиции.

Александр Дугин: Владислав Сурков относится к очень влиятельным, весомым и высокоэффективным политическим деятелям, но то, что он говорит, может иметь самое разнообразное значение. Может быть, он это говорит для того, чтобы сказать то, что он имеет в виду, а может быть – для прямо противоположной цели. Иногда люди настолько высокого полета говорят не для того, чтобы что-то обнаружить, а чтобы что-то скрыть или чтобы дезинформировать.

"Накануне.ru": Поясните, пожалуйста.

Александр Дугин: В нашей политике слова любого весомого политического деятеля имеют такое большое количество возможных смыслов, что это утрачивает какое бы то ни было значение – американцам можно говорить одно, либералам – другое, оппозиции третье, патриотам – четвертое. Каждый мыслит в этом что-то свое, но делает все равно по-другому, да еще и не так, как начинает. И это все, тем не менее, как-то работает. Возможно, это просто форма сокрытия всего – речь в обратном направлении, как больная кровь, которая течет в обратную сторону. Если обычные люди через речь что-то сообщают, то политики через речь что-то скрывают. Это такая многослойная модель шифровки, которая стала привычкой наших политических деятелей.

Раньше еще можно что-то было прочесть между строк – один что-то говорит, а что-то при этом скрывает, но когда все пространство строк превращается в "между строк" и надо читать между "между строк", то здесь нетрудно ошибиться. Ни одно высказывание Суркова не является прямолинейным и само в себе несет собственное отрицание. В романе "Околоноля", о котором много говорилось, на мой взгляд, лежит ключ к этому дискурсу, который сам себя отменяет.

"Накануне.ru": То есть, все это могло делаться для того, чтобы запутать на какой-то момент политическую систему?

Александр Дугин: Да, могло иметь этот смысл, но могло и прямо противоположный, в этом и видится сейчас искусство политики – так упаковывать содержание в речах, чтобы между ними не было никаких прямых корреляций. Возможно, это связано и с самим Путиным, который, будучи в свое время профессиональным разведчиком, выработал такие модели, в которых каждое высказывание – есть сокрытие реальности, и его команда переняла этот стиль. Я не исключаю, что это форма разведполитики, когда главное – не проговориться.

"Накануне.ru": А действительно ли мы наблюдаем, как Сурков уходит от тезисов суверенной демократии к тезисам демократии западной, ну, или даже прозападной? О той же "вестернизации" все чаще можно услышать.

Александр Дугин: Это было бы слишком просто, потому что Сурков, когда провозглашал суверенную демократию, он заложил туда такую модель, которую можно толковать по-разному, поэтому я думаю, что он ни от чего не отходит именно потому, что он ни к чему не подходил. Все, что делает и говорит Сурков – очень сложная гамма, игра даже не на полутонах, а на четвертьтонах. Те, кто возмутились или восхитились суверенной демократией, восхитились или возмутились собственным галлюцинациям. Сурков всегда может сказать, что этого ничего и не было (официального подтверждения переданной в СМИ речи Суркова на закрытом съезде "Деловой России" в 2005 году так и не появилось, – прим. "Накануне.ru").

Если сейчас изменится лента Мебиуса русской жизни – то и никакой демократии не будет. Касьянов же был у нас высокопоставленным политиком, а сейчас говорят: "Безработный придурок Касьянов опять поехал в Штаты к своим кураторам из американской разведки", и также туда едут, к тем же кураторам, наши нынешние министры и так далее. Мы живем уже в потустороннем политическом процессе, где такие "прямые" демократии просто не проходят. Как во сне – попытки понять, с кем мы имеем дело, ни к чему хорошему не приводят. Россия утонула в галлюцинации.

Беседовал Cергей Хурбатов

"Накануне.ru", 25.11.2010
http://evrazia.info/modules.php?name=News&file=article&sid=4444

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»