Годовщина Переяславской рады прошла без торжеств

К оглавлению "Актуальные темы" К оглавлению "Политическая безопасность"
К оглавлению самого интересного

Справка KM.RU
По итогам социологического опроса, проведенного группой «Рейтинг» (Украина) и «Левада-Центр» (Россия) граждане Украины жалеют о распаде Советского Союза меньше, чем жители РФ — если в России сожалеют о развале 56% опрошенных, то на Украине таких лишь 46%. При этом о распаде Союза не сожалеют 36% украинцев и 30% россиян. В то же время на Украине в региональном аспекте сожалеют о распаде СССР больше всего на Донбассе (65%), Юге (58%) и Востоке (55%), а менее всего — на Западе Украины (18%).
При этом 53% опрошенных жителей России и 41% жителей Украины считают, что распада Советского Союза можно было избежать. В том, что распад государства был неизбежен, уверены 32% россиян и 34% украинцев.

357 лет назад, 8 (по новому стилю 18) января 1654 года на главной площади древнего Переяслава «собралося великое множество всяких чинов людей, учинили круг пространный».

К этому собранию гетман Войска Запорожского Богдан Хмельницкий и обратился со следующей речью:

- Паны полковники, есаулы, сотники и все Войско Запорожское и вся православнии християне! Ведомо то вам всем, как нас Бог освободил из рук врагов, гонящих Церковь Божию и озлобляющих все христианство нашего православия восточного. Что уже шесть лет живем без государя в нашей земле в безпрестанных бранех и кровопролитиях з гонители и враги нашими, хотящими искоренити Церковь Божию, дабы имя русское не помянулось в земле нашей. Что уже велми нам всем докучило, и видим, что нельзя жити нам без царя. Для того ныне собрали есмя Раду, явную всему народу, чтобы есте себе с нами обрали государя из четырех, которого вы хощете.

Первый царь есть турский, который многижды через послов своих призывал нас под свою область; вторый — хан крымский; третий — король полский, который, будет сами похочем, и теперь нас еще в прежнюю ласку приняти может; четвертый есть Православный Великия Росии государь, царь и великий князь Алексей Михайлович, всеа Русии самодержец восточной, которого мы уже шесть лет безпрестанными молении нашими себе просим. Тут которого хотите избирайте! Царь турский есть бусурман: всем вам ведомо, как братия наша, православнии християне, греки беду терпят и в каком суть от безбожных утеснении. Крымский хан тож басурман, которого мы по нужди и в дружбу принявши, каковыя нестерпимыя беды приняли есмя. Какое пленение, какое нещадное пролитие крови християнския от полских панов утеснения, — никому вам сказывать ненадобеть, лучше жида и пса, нежели християнина, брата нашего, почитали.

А православный христианский великий государь царь восточный есть с нами единого благочестия греческого закона, единого исповедания, едино есмы тело Церкви православием Великой Росии, главу имуще Иисуса Христа. Той великий государь, царь християнский, зжалившися над нестерпимым озлоблением Православныя Церкви в нашей Малой Росии, шестьлетних наших молений безпрестанных не презривши, теперь милостивое свое царское сердце к нам склонивши, своих великих ближних людей к нам с царскою милостию своею прислати изволил, которого естьли со усердием возлюбим, кроме царския высокия руки, благотишнейшаго пристанища не обрящем. А будет кто с нами не согласует теперь, куды хочет — волная дорога.

По свидетельству очевидца, «к сим словам весь народ возопил: «Волим под царя восточного, православного, крепкою рукою в нашей благочестивой вере умирати, нежели ненавистнику Христову, поганину достати!» Потом полковник переяславской Тетеря, ходячи в кругу, нас на все стороны спрашивал: «Вси ли тако соизволяете?» Рекли весь народ: «Вси единодушно». Потом гетман молвил: «Буди тако! Да Господь Бог наш сукрепит под его царскою крепкою рукою!» А народ по нем, вси единогласно, возопил: «Боже, утверди! Боже укрепи! Чтоб есмы во веки вси едино были!».

Так совершился исторический акт воссоединения Великой Руси и Малой. Или же, ближе к современной терминологии - России и Украины. Многие поколения украинских националистов с тех пор рассказывают ( причем и сами в них свято верят) басни о том, как в XVII веке украинский народ «великим восстанием добыл себе свободу», но, ища помощи против Польши, «неосмотрительно связался с Московским царством», которое «потихоньку поработило его». Это версия наиболее образованного из «украинствующих», профессора Грушевского, так называемого «першего президента» самостийной Украины в 1918 году, а впоследствии вице-президента АН УССР. Его предшественники и последователи просто перепевали тот же мотив, правда, обычно, куда более бездарно. Впрочем, разбору разных вывертов националистической трактовки Переяславской рады КМ.RU уделил отдельный материал.

С другой стороны, признаем честно, официальная историография и царской, и советской эпох тоже была слишком прямолинейна, да, к тому же, все таки перебарщивала с патокой и елеем, разливаемыми по поводу этого, действительно, крупного исторического акта. Пожалуй, как ни странно это прозвучит, наиболее объективную картину событий 1654 года нарисовал Николай Костомаров в своей монографии «Богдан Хмельницкий». Этот русско-украинский историк XIX века Советской исторической энциклопедией был охарактеризован как один из основоположников «украинского буржуазного национализма». Украинские же националисты, не читавшие его книг, обычно тоже заносят его в свои предтечи, а почитавшие — называют его «продавшимся москалям».

На самом деле Костомаров действительно не испытывал особых симпатий к Московскому государству. Еще более негативное отношение у него было к Речи Посполитой. При этом, конечно, он был патриотом Малой Руси, но будучи порядочным человеком и стараясь сохранить объективность, он не идеализировал и своих земляков, и без прикрас описывал вечные их измены, метания, взаимные пакости и интриги. А всего этого в семнадцатом веке было ничуть не меньше, чем, скажем, в 1917-1922 гг. или в миныувшие два десятилетия «незалежности» Украины.

Вот, к примеру, вышеупомянутый полковник Тетеря и сейчас вполне органично смотрелся бы в украинском политическом бомонде. Тетеря этот, будучи еще задолго до Преряславской рады направленным в Москву с соответствующим челобитьем, слезно умолял дьяков бояр и самого царя явить божескую милость и принять Малую Русь под свою руку. Затем, как мы помним, в Переяславле склонял народ к присяге царскому величеству. Но, едва Хмельницкий умер, как Тетеря перебежал к полякам, и получил от них звание наказного гетмана. А когда русские воеводы и восставшие казаки низложили изменившего России Юрия Хмельницкого, Тетеря присвоил себе титул гетмана Войска Запорожского (только теперь не «царского величества» а «его королевской милости»). Затем он состряпал ложное обвинение против Ивана Выговского — еще одного «героя» эпохи, несколько раз предававшего то Речь Посполиту, то Российскую Державу, организовал его расстрел, украл войсковую казну и удрал в Молдавию. По одним данным, там он и помер, а по другим, был казнен еще одним гетманом — Брюховецким. Этот тоже, как и вышеупомянутые персонажи, успел и послужить, и предать и русских и поляков, а потом был убит своими же казаками.

Собственно, хорош гусь был и сам Богдан Хмельницкий: как убедительно доказал все тот же Костомаров, спустя год (!) после Перяславской рады он продолжал в переписке с турецким султаном именовать себя султанским «верноподданным». Впрочем, к его чести, на прямой мятеж против России Хмельницкий так и не пошел — подбивавшим его к этому он заявил, что не нарушит присяги православному государю. Тем не менее, представляется справедливым замечание историка Николая Ульянова в его работе «Происхождение украинского национализма»: «Насчет истинных симпатий Хмельницкого и его окружения двух мнений быть не может - это были полонофилы. В московское подданство шли с величайшей неохотой и страхом. Пугала неизвестность казачьих судеб при новой власти. ...Казачья аристократия не думала ни о независимости, ни об отделении от Польши. Ее усилия направлялись как раз на то, чтобы удержать Украину под Польшей, а крестьян под панами любой ценой. Себе самой она мечтала получить панство».

Собственно, то же подтверждает в своих работах и Костомаров. При этом, хотя он негативно ( и предвзято) оценивает и политику Москвы, Костомаров все же признает, что простой народ, рядовые казаки и духовенство, и большая часть мещанства однозначно предпочитала быть поданными его царского величества. А пресловутые «вольности»( то есть возможность без оглядки на Москву управлять простонародьем) интересовали преимущественно подражавшую шляхетству старшину, и церковную верхушку.

Однако, все ж это дела минувших веков, хотя определенное сходство с нынешней украинской жизнью без сомнения ощущается. Любопытно другое — на сегодняшнюю дату никто особого внимания и не обратил, причем как на Украине, так и в России. Ни Государственная дума, ни Совет Федерации, не говоря уж о правительстве или администрации президента России поздравительных телеграмм своим украинским коллегам в честь годовщины направлять не стали. С украинской стороны о дате вспомнили только националисты — разумеется, чтобы в который уж раз предать ее проклятию. В украинском МИДе туманно заметили, что и «дата не та»( непонятно - то ли она не «круглая» то ли вообще не праздничная), и что вообще это скорее по линии администрации президента Виктора Януковича. А того вообще на Украине сегодня нет — улетел в Японию выбивать кредиты, так что ему не до Переяславля.

Русскоязычные организации не празднуют тоже. Глава Совета ВОО «Правозащитное общественное движение «Русскоязычная Украина» и депутат ПР Вадим Колесниченко сообщил, что никаких мероприятий, посвященных Переяславской раде, не будет. По его словам, празднование не добавит позитива в и без того «хорошие и дружеские отношения с Москвой, которые установлены президентом Януковичем в последнее время».

А руководитель киевского Института стран СНГ Владимир Корнилов, которого националисты регулярно клеймят как одного из главарей «пятой колонны» Москвы на Украине, напомнил, что Переяславскую раду не отмечали и во времена СССР, если это дата была не круглая. «Хотя это та дата, которую бы стоило отмечать на государственном уровне каждый год. Важно наблюдать за практическим действиями в отношениях двух стран», - все таки отметил он.
Максим Хрусталев

В Донецке вспоминали о Переяславской Раде

18 января 1654 года состоялась Переяславская Рада, положившая начало воссоединению двух частей Русского мира – Малороссии-Украины и Великороссии-России.

В этот день в Донецке активисты организации «Донбасская Русь» и партии «Русский Блок» торжественно возложили цветы к памятнику гетману Богдану Хмельницкому, а затем провели небольшой «исторический ликбез» раздав дончанам специально выпущенные к данной дате листовки и газеты. Не обошлось и без курьезов. По словам одного из участников акции «какая-то чиновница из местного райисполкома увидев группу ребят с флагами около памятника гетману, прибежала выяснять кто мы такие и зачем пришли. Долго требовала показать разрешение на проведение массовой акции, выясняла личности собравшихся. В общем перепугалась женщина не на шутку… Видимо мелькнула у нее мысль, а вдруг это экстремисты какие приехали власть свергать… Пришлось объяснять что сегодня за день. «Ладно, праздник, зачем сюда пришли!?», - допытывалась она. И как объяснить женщине связь между Богданом Хмельницким и Переяславской Радой. В конце концов одному из пришедших активистов «Донбасской Руси» пришлось предъявить свои депутатские корочки и попросить не портить людям праздник. С возгласом: «Ну и отмечали бы у себя в районе, зачем сюда приехали!» чиновница покинула площадь».

В общем боятся чиновники у нас мероприятий, к которым они не причастны…

Думаю, будет не лишним напомнить всем, перипетии событий того славного времени. Казацко-крестьянское восстание против польской власти под руководством Богдана Хмельницкого началось в 1648 году. После ряда военных побед гетману удалось очистить от оккупантов значительную часть современной Украины. После чего, понимая, что поляки рано или поздно сумеют восстановить свою власть над всей Малороссией, Хмельницкий стал настойчиво просить русского царя принять казаков в подданство. Вопреки распространенному сейчас мнению, Москва вовсе не горела желанием брать под свое крыло Малороссию. Она отказала в этом киевскому митрополиту Иову Борецкому в 1625 году, не спешила она идти на встречу и Хмельницкому. Все же 1 октября 1653 года был созван Земский собор, на котором вопрос о принятии Богдана Хмельницкого с войском запорожским в московское подданство был решен. Тогда же боярин Василий Бутурлин был направлен в Переяславль (встречается и написание Переяслав). В этом городе должны были собраться представители всех слоев малорусского народа на Раду. По всему пути русских послов встречали хлебом-солью. Наконец 8 января 1654 года была собрана рада, которую Богдан открыл словами: «Вот уже шесть лет живем мы без государя, в беспрестанных бранях и кровопролитиях с гонителями и врагами нашими, хотящими искоренить церковь Божию, дабы имя русское не поминалось в земле нашей…» Затем гетман предложил народу выбрать себе монарха из числа владык четырех соседних стран: Польши, Турции, Крымского ханства и Московского царства. Народ в ответ закричал: «волим (то есть желаем) под царя московского»! Переяславский полковник Павел Тетеря стал обходить круг, спрашивая: «Все ли так соизволяете?» Собравшиеся отвечали: «Все единодушно!»

Впрочем, среди казачьей старшины были и противники присоединения к Москве. Наиболее яркими из них были Богун и Сирко, не желавшие подчиняться какой-либо централизованной власти вообще. Тем более, что в Московском царстве дворянство не имело и сотой части тех прав и вольностей, которыми обладала польская шляхта. Но выступить открыто против царя означало быть растерзанными многими тысячами простонародья. Ведь что означало воссоединение с Московским царством для простого казака? Этот значило, что как только из-за пригорка со свистом и криками «Алла!» появятся татары и атаман скомандует: «К бою!», плечом к плечу с казаками станут государевы ратные люди. И степняки, кроме казачьих пик, испытают на себе убийственный огонь московских стрельцов и драгунские сабли. Кто из простых казаков будет возражать против такого? А вот для гетмана и старшины это означало, что к ним будет приезжать боярин и проверять, куда тратятся государственные средства. Кроме того, любой обиженный старшиной сможет пожаловаться в Москву на несправедливость, и даже гетману придется держать ответ перед царскими посланцами. Признание власти царя означало ограничение своеволия старшины законом. Так что Хмельницкий и его окружение шли в московское подданство без энтузиазма. Не зря же они пытались получить от царя подтверждения своих привилегий и прав собственности. Старшина даже попыталась потребовать, чтобы и царь, по примеру польских королей, присягнул им. На это Бутурлин жестко заявил, что такого «николи не бывало и впредь не будет!», и казаки как новые подданные должны были безоговорочно присягнуть на верность царю и впредь во всем подчиняться царской воле. Для русских людей сама возможность о чем-то предварительно договариваться с царем, тем более требовать от него что-либо, казалась кощунственной. Подданный обязан был служить, не ожидая наград, а царь мог по своей милости одарить его за труд. Подчеркну, мог, но вовсе не был обязан. Это была особенность Московского царства. На западе земли дворянам давали в качестве платы за службу, на Руси князь, а затем царь жаловали своих слуг для того, чтоб они могли служить. В Польше король обязан был отчитываться перед Сеймом, и любой, даже самый худородный, шляхтич мог оспорить королевскую волю. В Московском государстве царь, будучи самодержавным владыкой, отвечал за свои действия только перед Богом. В Речи Посполитой король был по своей сути наемным менеджером, на Руси же царь был отцом и хозяином.

Естественно, казачья верхушка согласилась признать суверенитет русского царя только из страха перед простым народом, который они привыкли презрительно именовать чернью, опасаясь утраты власти над крестьянами, уже давно видевшими в запорожском войске не защитников, а обычных «панов», готовых к тому же в любой момент продать своих соплеменников в татарский плен. В Переяславе наши предки перед Крестом и Евангелием дали клятвенное обещание верности Российскому самодержцу, царю Алексею Михайловичу. Государю присягали не как некой отвлеченной личности, но именно как символу русской государственности. Присяга была принесена навечно, за себя и за все последующие поколения.

Еще в течение нескольких месяцев царские бояре с казачьей старшиной объезжали все малороссийские города, объявляя населению о решении Собора, и предлагали присягнуть Государю Алексею Михайловичу. Отказавшимся объявляли, что они люди вольные, и могут, забрав свое имущество, перейти на польские земли. По своему представительскому составу Переяславская Рада была самым легитимным собранием за всю историю Малороссии. Ни выборы гетманов, осуществлявшиеся лишь горсткой казачьей верхушки, ни пресловутая центральная Рада, созванная в 1917 году жалкой кучкой самозванцев, не могут сравниться с полнотой народного представительства в Переяславле.

После Переяславской Рады царь удовлетворил практически все поступившие к нему просьбы. Казачество было сохранено, а его реестр расширился до шестидесяти тысяч человек; города сохраняли Магдебургское право; духовенству и шляхте были подтверждены права на все бывшие под их властью имения; налоги, собираемые в Малороссии, оставались в ведении гетмана.

Переход Малороссии в 1654 году под «высокую руку» царя имел решающее значение для хода освободительной войны. С таким мощным союзником малороссам уже не угрожала полная или частичная реставрация польской власти.

Сергей Бунтовский

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»